Эта жизнь была пламенным подвигом в изумлении останавливаешься сочинение

Обновлено: 04.05.2023

Сочинение-рассуждение ЕГЭ по тексту В. Г. Распутина

В приведенном отрывке из текста Валентина Григорьевича Распутина поднимается важная, злободневная и актуальная во все времена проблема отношения человека к природе. Несомненно, на эту тему можно и нужно много рассуждать, ведь бережное отношение к природе – прямая обязанность каждого из нас. В. Распутин рассказывает нам о красоте такого чуда природы, как Байкал. Державная красота, заповедный воздух, чудодейственная вода – все это бесценное богатство Байкала. Но получать от всего вышеперечисленного пользу люди смогут лишь тогда, когда

перестанут засорять воду и воздух, губить все живое вокруг Байкала.

Авторская позиция мне ясна, она заключается в мысли о том, что безвозмездно будет дарить природа свою красоту и богатство людям лишь тогда, когда они научатся все это ценить и беречь. Я полностью согласна с В. Г. Распутиным и считаю, что взаимоотношения “человек-природа” очень важны и мы – люди должны делать со своей стороны все, чтобы эти отношения сохранить. Проблема отношения человека к природе – важная проблема любого времени. На эту тему рассуждали многие писатели и поэты. Например, в романе Л. Н. Толстого “Война и мир” тема

природы занимает далеко не последнее место, об этом рассуждали многие герои романа.

Вспомним Наташу Ростову и ее размышления о красоте летней ночи. Девушка любила природу и понимала, что все вокруг: и небо, и звезды, и кусты, и деревья – это чудо. Также в жизни Андрея Болконского произошла “встреча” с природой, а точнее с небом, лицом к лицу.

Будучи раненым, лежа на земле, он, глядя на небо, понял, как оно прекрасно, как прекрасно все вокруг. Это подтолкнуло героя сделать шаг навстречу к новой жизни, любви, счастью. В жизни каждого человека природа играет важную роль.

Она учит нас ценить красоту и жизнь, любить и радоваться. Каждый человек, любящий природу, обязательно будет счастлив. Вспомним роман И. С. Тургенева “Отцы и дети”. Евгений Базаров – нигилист, он отрицает любовь, искусство, красоту природы. Герой говорит: “Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник”.

Он видит окружающий мир только как объект для изучения. Но герой, отвергая красоту природы, искусство и прочее отверг и любовь, и поэтому был несчастен. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что необходимо ценить природу, обдуманно использовать ее дары.

И только тогда, когда мы будем разумно использовать природные ресурсы и бережно любоваться ее красотой, она будет нам помогать.

Байкал, Байкал… В. Г. Распутин

Эта жизнь была пламенным трудовым подвигом. В изумлении останавливаешься перед неисчерпаемой огромностью того, что сделал Тимирязев.

Работа до краев наполняла эту жизнь.

Работая, он напевал.

Но действительно была в нем и подтянутость, привитая еще воспитанием в родительском доме и сохранившаяся на всю жизнь, как ненависть ко всяческой внутренней и внешней распущенности и неряшливости, как уважение к труду и умение работать.

После Октябрьской революции Тимирязев не мог равнодушно слышать никакого упоминания о саботаже.

Самые жесткие меры по отношению к саботажникам он оправдывал и готов был предложить сам. И ему ли, чья наука и вся жизнь были служением народу, ему ли было мириться с презренным нежеланием работать для народа?

Быть может, никто во всей истории мировой науки не умел с такой отчетливостью, как именно Тимирязев, показать гражданственность науки, убедить, что наука не есть дело одних ученых и что интересы ее сплетаются с самыми важными интересами общества.

Французский писатель Флобер говаривал, что он хотел бы укрыться от житейской суеты в башне из слоновой кости. Такую башню Тимирязев ни за что не счел бы подходящим местом для великих открытий.

Он мечтал о типе гармоничного человека (и всей своей жизнью пытался воплотить его). Он вспоминает о Юнге, основателе оптики, который взял за правило, что человек должен уметь делать все, что делает другой человек.

Его собственный опыт показал, что развитие науки не безмятежная идиллия. Это жестокая борьба. Он видел, что многое на деле происходило не так, как пишут в учебниках, многое неосновательно забыто, и он создает ряд замечательных этюдов по истории науки, десятки страниц, которые и посейчас не превзойдены. Он создает жанр боевой публицистической биографии — каждому независимо от специальности стоит прочесть, что он написал о Лебедеве, Вырубове, Бертло, Пастере и о более старых — Сенебье, Пристли, Лавуазье, Роберте Майере.

Однако для него задача заключалась не только в том, чтобы устанавливать научные истины, но и в том, чтобы сделать их общим достоянием.

Впервые и, быть может, единственный раз в истории науки была формулирована равноценность задач ученого и популяризатора.

В 1884 году он написал замечательные строки:

Перечитывая мастерские образцы тимирязевской популяризации, поражаешься, как умел этот человек писать о самых, казалось бы, сухих и скучных вещах, как умел показать, что они касаются всех и должны быть интересны всем. Он избегал псевдоученого жаргона. Он не боялся (как и в своих научных работах) процитировать Шекспира, Некрасова. Общедоступности он достигал высочайшим культурным уровнем своей популяризаторской работы.

Науку он изображал не как некий недосягаемый храм, в котором облеченные чудесным всезнанием жрецы совершают таинственные обряды, приоткрыв только краешек завесы для непосвященных. Нет, Тимирязев не устает повторять: наука — это мастерская, учись работать, тебе найдется место в ней!

Он умел заражать радостью научного творчества, поэзией науки. Он учил понимать и потому любить науку.

Мало кто так писал о людях и их деле, как писал Тимирязев. Его ученик вспоминает, что люди избирали специальностью биологию, прочтя Тимирязева. И это веская похвала для пропагандиста науки.

Тимирязев не уставал подчеркивать: кто ясно думает, тот ясно пишет. И много раз напоминал, какое значение придавали великие натуралисты старых времен языку своих произведений.

Говорят: это было возможно во времена Аристотеля, какого-нибудь средневекового Гессиера, даже, скажем, Александра Гумбольдта.

Тимирязев доказал, что это возможно в наше время и что это тип научной работы, который не только не препятствует глубокому овладению какой-либо специальной областью в науке, но, наоборот, позволяет увидеть и открыть другим самые широкие горизонты и в этой области, и во всей науке.

Три качества он считал безусловно необходимыми для большого ученого: творческое воображение, которое соответствует воображению художника; трудолюбие, сочетаемое с самой суровой самокритикой, отбором. Он утверждал, что отбор — это важнейшая составная часть научной работы, всякой выработки ценностей вообще. Это он иллюстрировал ссылками на Дарвина, Фарадея, Ньютона, Руссо, Флобера, Толстого и художника Мейссонье.

Цель моих занятий по обучению сочинению ( любому – по литературе или по русскому часть С) состоит не только в том, чтобы ученик освоил формат того или иного сочинения, но прежде всего в том, чтобы он развил свою письменную речь. Ключевое слово в последнем предложении – свою. Во-первых, потому, что никакое копирование чужих текстов, взятых из сети, не поможет ученику потом самому составить связный текст, во-вторых, у каждого человека от рождения есть индивидуальный, присущий только ему стиль письма ( как отпечатки пальцев), и только развитие своего стиля – залог свободной письменной речи.

Большая часть людей жаждет жить спокойной, размеренной, комфортной жизнью. Но есть некие представители человечества, которые хотят чего-то большего, например, совершить подвиг. При этом они, как правило, хотят быть великими полководцами, учеными, изобретателями… Значительная часть из них считает, что, для того чтобы совершить подвиг, необходимо быть кем-то большим и значимым, присутствовать при сотворении истории, а то и возглавлять его, желательно, чтобы тебя запомнили последующие поколения. Так ли это? Нельзя ли совершить подвиг в жизни обыденной, не будучи кем-то большим и значительным? Этот вопрос рассматривается в том числе и в данном нам тексте Дубинина.

Текст представляет из себя рассуждение. Сначала автор текста говорит о том, что люди всегда будут благодарны тем , кто совершил великое. В качестве примера великое совершивших он приводит Пржевальского, променявшего великосветский Петербург на путешествия, и Шаткина, спасшего людей от вируса трахомы, привив ее себе. Отдав должное великим, автор замечает, что не все люди работают в условиях экстремальных, наиболее к подвигам располагающим, а часто заняты на работах вполне себе обыденных. Тем не менее Дубинин говорит о том, что подвигу, по его мнению, есть место в любой обстановке, в подтверждение чего приводит в пример исторического прототипа Робинзона – Александра Селькирка. Пребывание Селькирка на необитаемом острове считается автором подвигом, потому что Селькирк, находясь на острове, одержал победу над самим собой, над малодушием, страхом смерти, ленью… Восхваляя Селькирка, Дубинин отмечает главное – с тем, с чем боролся этот достойный подражания человек, может бороться и каждый из нас, причем не только на необитаемом острове. Далее автор рассуждает об устремлениях человека и его нахождением между добром и злом, что прямого отношения к нашей теме не имеет.

Приведенного вполне достаточно, чтобы сформулировать авторскую позицию. Видимо, Дубинин считает, что подвиг может совершить кто угодно и практически при каких угодно условиях. С ним трудно не согласиться, так как в каждом из нас есть какие –то не способствующие развитию устремления, которые мы должны победить, перед каждым лежат препятствия, которые нужно преодолеть. Делая это, каждый может совершить свой маленький подвиг. Впрочем, обязательно ли маленький?

Подвиг – это героический поступок человека, умение жертвовать ради других. В обычной жизни нам редко предоставляется возможность проявить героизм. Особенно сложно это сделать людям, чей образ жизни не связан с риском и опасностью. Но все же люди хотят совершать подвиги. В чем состоит подвиг в повседневной жизни? Именно этот вопрос автор поднимает в своем тексте.

Свой текст автор начинает с описания подвигов некоторых известных людей, таких, как Н.М.Пржевальский и А.Шаткин. Н. Дубинин говорит, что их вклад в науку очень велик, поэтому их имена хранятся в памяти многих людей. Далее он рассуждает о том, что все профессии важны, даже те, на которых нет возможности совершить подвиг. По мнению автора, подвигу есть место везде. В подтверждение своих слов он приводит жизнь Александра Селькирка, который победил свои пороки и выжил на необитаемом острове. Дубинин приходит к выводу, что со своими пороками нужно бороться не только на необитаемом острове, а всегда и везде. Автор говорит, что победив себя, каждый поймет, что такое подвиг. Завершая свой текст, он рассуждает о том, что человек всегда устремлен к хорошему, и только от него самого зависит, какую дорогу он выберет: добра или зла.

Я не могу не согласиться с автором в том, что настоящим героизмом для человека является умение перебороть самого себя, ведь идти против своих же желаний нелегко- это требует от человека больших волевых усилий. Возможно, такой подвиг не оценят окружающие, но, безусловно, для самого человека он является очень важным.

В заключение я хочу сказать, что человек не должен идти на поводу у всеобщего мнения. Мы должны слушать только самих себя и стараться бороться с ленью и трусостью. Только тогда, когда люди найдут в себе силы бороться за лучшее в своей жизни, человек станет настоящим героем.

На главную страницу

— Главная — Сочинение ЕГЭ

— (1) В Малозёмове гостит князь, тебе кланяется, — говорила Лида матери, вернувшись откуда-то и снимая перчатки. — (2) Рассказывал много интересного. (3) Обещал опять поднять в губернском собрании вопрос о медицинском пункте в Малозёмове, но, говорит, мало надежды. — (4) И, обратясь ко мне, она сказала:

— Извините, я всё забываю, что для вас это не может быть интересно.

(5) Я почувствовал раздражение.

— (6) Почему же не интересно? — спросил я и пожал плечами. — (7) Вам не угодно знать моё мнение, но уверяю вас, этот вопрос меня живо интересует.

— (9) Да. (10) По моему мнению, медицинский пункт в Малозёмове вовсе не нужен.

(11) Моё раздражение передалось и ей; она посмотрела на меня, прищурив глаза, и спросила:

— Что же нужно? (12) Пейзажи?

— (13) И пейзажи не нужны. (14) Ничего там не нужно.

(15) Она кончила снимать перчатки и развернула газету, которую только что привезли с почты; через минуту она сказала тихо, очевидно сдерживая себя:

— На прошлой неделе умерла от родов Анна, а если бы поблизости был медицинский пункт, то она осталась бы жива. (16) И господа пейзажисты, мне кажется, должны бы иметь какие-нибудь убеждения на этот счёт.

— (17) Я имею на этот счёт очень определённое убеждение, уверяю вас, — ответил я, а она закрылась от меня газетой, как бы не желая слушать. — (18) По-моему, медицинские пункты, школы, библиотечки, аптечки при существующих условиях служат только порабощению. (19) Народ опутан цепью великой, и вы не рубите этой цепи, а лишь прибавляете новые звенья — вот вам моё убеждение.

(20) Она подняла на меня глаза и насмешливо улыбнулась, а я продолжал, стараясь уловить свою главную мысль:

Не то важно, что Анна умерла от родов, а то, что все эти Анны, Мавры, Пелагеи с раннего утра до потёмок гнут спины, болеют от непосильного труда, всю жизнь дрожат за голодных и больных детей, всю жизнь боятся смерти и болезней, всю жизнь лечатся, рано блёкнут, рано старятся и умирают в грязи и в вони; их дети, подрастая, начинают ту же музыку, и так проходят сотни лет, и миллиарды людей живут хуже животных — только ради куска хлеба, испытывая постоянный страх. (21) Весь ужас их положения в том, что им некогда о душе подумать, некогда вспомнить о своём образе и подобии; голод, холод, животный страх, масса труда, точно снеговые обвалы, загородили им все пути к духовной деятельности, именно к тому самому, что отличает человека от животного и составляет единственное, ради чего стоит жить.

(22) Вы приходите к ним на помощь с больницами и школами, но этим не освобождаете их от пут, а, напротив, ещё больше порабощаете, так как, внося в их жизнь новые предрассудки, вы увеличиваете число их потребностей, не говоря уже о том, что за книжки они должны платить земству и, значит, сильнее гнуть спину.

— (23) Я спорить с вами не стану, — сказала Лида, опуская газету. — (24) Я уже это слышала. (25) Скажу вам только одно: нельзя сидеть сложа руки. (26) Правда, мы не спасаем человечества и, быть может, во многом ошибаемся, но мы делаем то, что можем, и мы правы. (27) Самая высокая и святая задача культурного человека — это служить ближним, и мы пытаемся служить, как умеем. (28) Вам не нравится, но ведь на всех не угодишь.

— (29) Правда, Лида, правда, — сказала мать.

— (31) Мужицкая грамотность, книжки с жалкими наставлениями и прибаутками и медицинские пункты не могут уменьшить ни невежества, ни смертности так же, как свет из ваших окон не может осветить этого громадного сада, — сказал я. — (32) Вы не даёте ничего, вы своим вмешательством в жизнь этих людей создаёте лишь новые потребности, новый повод к труду.

— (33) Ах, боже мой, но ведь нужно же делать что-нибудь! — сказала Лида с досадой, и по её тону было заметно, что мои рассуждения она считает ничтожными и презирает их.

В чём заключается главная задача культурного человека? Над этим вопросом размышляет А. П. Чехов в предложенном для анализа тексте.

Используя приём противопоставления, автор помогает понять, что для одних людей главной задачей культурного человека является проявление милосердия ближним, а для других, наоборот, – невмешательство в чужие жизни.

Прочитав текст, я размышляю о том, что главной задачей культурного человека является служение ближним, проявление к ним милосердия.

В соответствии с критериями проверки сочинений формата ЕГЭ 2021 ваша работа оценивается следующим образом.

К1 – Формулировка проблем исходного текста: + 1 балл

Проблема определена верно, сформулирована корректно.

K2 – Комментарий + 6 баллов

Пример 1 (диалог рассказчика и Лиды) в сочинении указан, пояснен.

Пример 2 (речь Лиды) указан, пояснен. Взаимосвязь между примерами определена верно, проанализирована.

Хочу заметить, что комментарий является неглубоким, с чрезмерным цитированием.

K3 – Отражение позиции автора исходного текста: + 1 балл

Позиция автора относительно поставленной проблемы определена корректно.

K4 – Отношение к позиции автора по проблеме исходного текста: + 1 балл

Отношение к позиции автора содержит согласие, тезис, обоснование тезиса.

K5 – Смысловая цельность, речевая связность и последовательность изложения: + 2 балла.

K6 – Точность и выразительность речи + 1 балл

Ошибки: так как снят балл по критерию К10, автоматически снимается балл за точность и выразительность речи.

K7 – Соблюдение орфографических норм: + 3 балла

K8 – Соблюдение пунктуационных норм: + 2 балла

В конце предложения не нужна точка, так как предложение заканчивается многоточием. Многоточие – это знак завершения.

Пропущен знак препинания и слово (союз, который вводит косвенную речь). Лучше так: Она считает, что “нельзя сидеть сложа руки”.

K9 – Соблюдение грамматических норм: + 1 балл

Прочитав текст, я размышляю о том, что главной задачей культурного человека является служение ближним, проявление к ним милосердия.

Видовременная несоотнесённость глагольных форм (прочитав – деепричастие сов. вида, размышляю – глагол настоящего времени нес. вида). Глаголы несовершенного вида помогают передать длительность действия.

Возможный вариант: Прочитав текст, я задумалась.

K10 – Соблюдение речевых норм: + 1 балл

Используя приём противопоставления, автор помогает понять, что для одних людей главной задачей культурного человека является проявление милосердия ближним, а для других, наоборот, – невмешательство в чужие жизни.

K11 – Соблюдение этических норм: + 1 балл.

К12 – Соблюдение фактологической точности в фоновом материале: + 1 балл

Общие рекомендации: следует усилить работу над речевым оформлением, комментарием. Несмотря на то что выставлены высокие баллы, хочется посоветовать Вам посмотреть на сайте “Могу писать” бесплатный вебинар, посвящённый разбору текстов А.П. Чехова (8 февраля 2021 год; доступна запись). Текст, по которому Вы писали сочинение, относится к разряду сложных (автор вебинара – опытный преподаватель из Санкт-Петербурга Н.К. Ягинцева). Желаю удачи на ЕГЭ!

Читайте также:

      

  • Счастье как здоровье когда его не замечаешь значит оно есть сочинение
  •   

  • Чацкий и базаров сочинение
  •   

  • Сочинение сапожник без сапог
  •   

  • Сочинение проценты в нашей жизни 6 класс
  •   

  • Сочинение на тему выбор жизненного пути горе от ума

Помогите пожалуйста,срочно!!Нужно выявить проблему текста.Эта жизнь была пламенным подвигом. В изумлении останавливаешься перед неисчерпаемой огромностью того, что сделал Тимирязев.

Неукротимый борец, учёный-гражданин, педагог, воспитавший несколько поколений замечательных исследователей, экспериментатор, пролагавший новые пути в лабораторной практике, «патриарх русской агрономии» , действительный и почётный член четырёх десятков академий, университетов, научных обществ всего мира…

Работа до краёв наполняла эту жизнь. Но те, кто лично знал Тимирязева, сохранили нам образ не педанта, углублённого в свои микроскопы, в свои книги, но человека, открытого всем живым радостям мира. Он страстно любил природу, путешествия, далёкие экскурсии. С ним был неразлучно фотоаппарат, и объектив его направляла чаще всего не рука ботаника, но рука влюблённого в жизнь человека.

Была в нём и подтянутость, привитая ещё в родительском доме и сохранившаяся на всю жизнь, как ненависть ко всякой внешней и внутренней распущенности и неряшливости, как уважение к труду и умение работать.

Страстное горение этой жизни не прекращалось ни на день. Но это было внутреннее кипение, которому строжайшая дисциплина воли не позволяла прорваться наружу. Джентельменски корректным, говорившим ровно, неспешно, чеканными фразами – таким запомнили Тимирязева знавшие его.

В Тимирязеве не было ровно ничего от «учёного чудака» . Он не страдал ни рассеянностью, ни забывчивостью, наоборот, во всём до мелочей он был пунктуально точен.

В споре он никогда не кричал и никогда не говорил грубостей. Но он умел так уничтожить противника, что тому до конца дней своих было уже не забыть «разноса» учинённого ему Тимирязевым.

Науку он изображал не как некий недосягаемый храм, в котором облечённые чудесным всезнанием жрецы совершают таинственные обряды, приоткрыв только краешек завесы для непосвящённых. Нет, Тимирязев не уставал повторять: «Наука – это мастерская, учись работать, тебе найдётся место в ней!»

VI

Эта жизнь была пламенным трудовым подвигом. В изумлении останавливаешься перед неисчерпаемой огромностью того, что сделал Тимирязев.

Неукротимый борец, ученый-гражданин, педагог, воспитавший несколько поколений замечательных исследователей, экспериментатор, пролагавший новые пути в лабораторной практике, «патриарх русской агрономии», неутомимый переводчик, включивший в русскую литературу сотни печатных листов образцовых созданий мировой общественной и научной мысли, замечательный популяризатор, самый блестящий в русской (а быть может, не только в русской) научной литературе, автор свыше 100 специальных работ, свыше 150 статей, нескольких десятков книг, публичный лектор, впервые в России выступивший перед «вольной аудиторией» со связными курсами целых дисциплин, действительный и почетный член четырех десятков академий, университетов, научных обществ всего мира…

Работа до краев наполняла эту жизнь.

Но те, кто лично знал Тимирязева, сохранили нам образ не педанта, углубленного в свои микроскопы, в свои книги, дозволяющего себе прогулки только из дома в аудиторию, на опытные поля да в «сады мысли», но человека, открытого всем живым радостям мира. Он страстно любил природу, путешествия, далекие переходные экскурсии; с ним был неразлучен фотоаппарат, и объектив его направляла чаще всего не рука ботаника, но рука влюбленного в солнце, в реки и моря, в высокое небо, цветущую землю и великие сокровища, созданные на ней человеческой культурой.

Работая, он напевал.

Но действительно была в нем и подтянутость, привитая еще воспитанием в родительском доме и сохранившаяся на всю жизнь, как ненависть ко всяческой внутренней и внешней распущенности и неряшливости, как уважение к труду и умение работать.

Страстное горение этой жизни не прекращалось ни на день, и кличка «неистовый Климент», кем-то данная еще в восьмидесятых или девяностых годах, так же пристала к Тимирязеву, как «неистовый Виссарион» пристало к Белинскому.

Но это было внутреннее кипение, которому строжайшая дисциплина воли не позволяла прорваться наружу. Джентльменски корректным, говорившим ровно, неспешно («90 слов в минуту», сосчитал один из его учеников), с дикцией далеко не идеальной, но энергичными, чеканными фразами, передающими мысль с исключительной ясностью, «так что стенограммы его речей могли бы неправленными идти прямо в печать», — таким запомнили Тимирязева знавшие его.

В Тимирязеве не было ровно ничего от «ученого чудака». Он не страдал ни рассеянностью, ни забывчивостью. Наоборот, во всем, до мелочей, он был пунктуально точен.

Общительный, живой, с тонкими подвижными чертами лица и ясным взглядом умных глаз, он и в самом облике своем обладал каким-то особенным изяществом. В споре он никогда не кричал и никогда не говорил грубостей. Но он умел так уничтожить противника, что тому до конца дней своих было уж не забыть «разноса», учиненного ему Тимирязевым.

Однажды осенью 1919 года меньшевик Суханов вздумал выступить перед профессором Тимирязевым с критикой большевиков. «В ответ на это он получил, — вспоминает сын Климента Аркадьевича А. К. Тимирязев, — такую страстную отповедь, что, как говорят, горшком выкатился из кабинета и уже больше никогда не появлялся. Но в этой отповеди, по существу уничтожающей противника, не было ни одного ругательного слова».

После Октябрьской революции Тимирязев не мог равнодушно слышать никакого упоминания о саботаже.

Самые жесткие меры по отношению к саботажникам он оправдывал и готов был предложить сам. И ему ли, чья наука и вся жизнь были служением народу, ему ли было мириться с презренным нежеланием работать для народа?

Быть может, никто во всей истории мировой науки не умел с такой отчетливостью, как именно Тимирязев, показать гражданственность науки, убедить, что наука не есть дело одних ученых и что интересы ее сплетаются с самыми важными интересами общества.

Он сказал: «Борьба со всеми проявлениями реакции — вот самая общая, самая насущная задача естествознания».

Он перевел большой отрывок из «Грамматики науки» Пирсона ради содержащегося там утверждения, что точная современная наука — лучшая школа гражданственности.

Французский писатель Флобер говаривал, что он хотел бы укрыться от житейской суеты в башне из слоновой кости. Такую башню Тимирязев ни за что не счел бы подходящим местом для великих открытий.

Он мечтал о типе гармоничного человека (и всей своей жизнью пытался воплотить его). Он вспоминает о Юнге, основателе оптики, который взял за правило, что человек должен уметь делать все, что делает другой человек.

«Творчество поэта, диалектика-философа, искусство исследователя — вот материалы, из которых слагается великий ученый», — ни у кого, кроме Тимирязева, мы не найдем такого, поистине поразительного определения.

Его собственный опыт показал, что развитие науки не безмятежная идиллия. Это жестокая борьба. Он видел, что многое на деле происходило не так, как пишут в учебниках, многое неосновательно забыто, и он создает ряд замечательных этюдов по истории науки, десятки страниц, которые и посейчас не превзойдены. Он создает жанр боевой публицистической биографии — каждому независимо от специальности стоит прочесть, что он написал о Лебедеве, Вырубове, Бертло, Пастере и о более старых — Сенебье, Пристли, Лавуазье, Роберте Майере.

Однако для него задача заключалась не только в том, чтобы устанавливать научные истины, но и в том, чтобы сделать их общим достоянием.

«С первых же шагов своей умственной деятельности я поставил себе две параллельные задачи: работать для науки и писать для народа, то есть популярно».

Впервые и, быть может, единственный раз в истории науки была формулирована равноценность задач ученого и популяризатора.

Он владел огненным словом. Он не снисходил к «профанам» и не выполнял «скучной обязанности».

В 1884 году он написал замечательные строки:

«Делая все общество участником своих интересов, призывая его делить с ней радости и горе, наука приобретает в нем союзника, надежную опору дальнейшего развития».

Перечитывая мастерские образцы тимирязевской популяризации, поражаешься, как умел этот человек писать о самых, казалось бы, сухих и скучных вещах, как умел показать, что они касаются всех и должны быть интересны всем. Он избегал псевдоученого жаргона. Он не боялся (как и в своих научных работах) процитировать Шекспира, Некрасова. Общедоступности он достигал высочайшим культурным уровнем своей популяризаторской работы.

Науку он изображал не как некий недосягаемый храм, в котором облеченные чудесным всезнанием жрецы совершают таинственные обряды, приоткрыв только краешек завесы для непосвященных. Нет, Тимирязев не устает повторять: наука — это мастерская, учись работать, тебе найдется место в ней!

Он умел заражать радостью научного творчества, поэзией науки. Он учил понимать и потому любить науку.

Мало кто так писал о людях и их деле, как писал Тимирязев. Его ученик вспоминает, что люди избирали специальностью биологию, прочтя Тимирязева. И это веская похвала для пропагандиста науки.

Тимирязев не уставал подчеркивать: кто ясно думает, тот ясно пишет. И много раз напоминал, какое значение придавали великие натуралисты старых времен языку своих произведений.

В нем самом было многое от таких великих натуралистов прошлого — от людей, которых называли энциклопедистами, «живыми университетами», потому что они владели всей областью своей науки, а не узеньким коридорчиком в ней.

Говорят: это было возможно во времена Аристотеля, какого-нибудь средневекового Гессиера, даже, скажем, Александра Гумбольдта.

Тимирязев доказал, что это возможно в наше время и что это тип научной работы, который не только не препятствует глубокому овладению какой-либо специальной областью в науке, но, наоборот, позволяет увидеть и открыть другим самые широкие горизонты и в этой области, и во всей науке.

Три качества он считал безусловно необходимыми для большого ученого: творческое воображение, которое соответствует воображению художника; трудолюбие, сочетаемое с самой суровой самокритикой, отбором. Он утверждал, что отбор — это важнейшая составная часть научной работы, всякой выработки ценностей вообще. Это он иллюстрировал ссылками на Дарвина, Фарадея, Ньютона, Руссо, Флобера, Толстого и художника Мейссонье.

«Великие мыслители достигали высоких результатов не потому только, что верно думали, но и потому, что много думали и многое из передуманного уничтожали без следа».

В другой раз он сказал так: «Великие художники, конечно, тоже искали новых путей, но они сообщали миру только свои находки, а свои «искания» хранили в своих мастерских или без жалости их уничтожали».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

⭐⭐⭐⭐⭐ Лучший ответ на вопрос «Помогите пожалуйста,срочно!!Нужно выявить проблему текста. Эта жизнь была пламенным подвигом. В изумлении останавливаешься перед неисчерпаемой огромностью того, что сделал Тимирязев. Неукротимый борец, учёный-гражданин, педагог, воспитавший несколько поколений замечательных исследователей, экспериментатор, пролагавший новые пути в лабораторной практике, «патриарх русской агрономии» , действительный и почётный член четырёх десятков академий, университетов, научных обществ всего мира… Работа до краёв наполняла эту жизнь. Но те, кто лично знал Тимирязева, сохранили нам образ не педанта, углублённого в свои микроскопы, в свои книги, но человека, открытого всем живым радостям мира. Он страстно любил природу, путешествия, далёкие экскурсии. С ним был неразлучно фотоаппарат, и объектив его направляла чаще всего не рука ботаника, но рука влюблённого в жизнь человека. Была в нём и подтянутость, привитая ещё в родительском доме и сохранившаяся на всю жизнь, как ненависть ко всякой внешней и внутренней распущенности и неряшливости, как уважение к труду и умение работать. Страстное горение этой жизни не прекращалось ни на день. Но это было внутреннее кипение, которому строжайшая дисциплина воли не позволяла прорваться наружу. Джентельменски корректным, говорившим ровно, неспешно, чеканными фразами – таким запомнили Тимирязева знавшие его. В Тимирязеве не было ровно ничего от «учёного чудака» . Он не страдал ни рассеянностью, ни забывчивостью, наоборот, во всём до мелочей он был пунктуально точен. В споре он никогда не кричал и никогда не говорил грубостей. Но он умел так уничтожить противника, что тому до конца дней своих было уже не забыть «разноса» учинённого ему Тимирязевым. Науку он изображал не как некий недосягаемый храм, в котором облечённые чудесным всезнанием жрецы совершают таинственные обряды, приоткрыв только краешек завесы для непосвящённых. Нет, Тимирязев не уставал повторять: «Наука – это мастерская, учись работать, тебе найдётся место в ней!»» от пользователя Rafael Dmitriev в разделе Английский язык. Задавайте вопросы и делитесь своими знаниями.

Объясните написание не и ни, постановку недостающих знаков пре­пинания. Составьте графические схемы предложений с однородными чле­нами; укажите, чем соединены однородные члены и чем они являются в предложении.

 К. А. ТИМИРЯЗЕВ
Эта жизнь была пламенным5 подви-
гом. (В)изумлении останавливаеш(?)ся
перед (н..)исч..рпаемой огромностью того
что сделал Тимирязев.
(Н..)укр..тимый борец учёный-гражданин пед..гог вос­питавший (н..)сколько пок..лений замечат..льных ис(?)ле­дователей эксп..р..ментатор прол..гавший новые пути в лабораторной практик.. «патриарх русской агрономии» дей­ствительный и поч..тный член четырёх десятков академий унив..рситетов научных обществ всего мира…
Работа до краёв наполняла эту жизнь.
Но те кто лично знал Тимирязева сохр..нили нам об­раз (н..)педанта6 углублён(?)ого в свои микр..скопы в свои книги, но человека открытого всем живым радостям мира. Он страс(?)но любил природу пут..шествия далёкие экс­курсии. С ним был (н..)разлуч(?)но фотоаппарат и об(?)- ектив его направляла чаще всего (н..)рука ботан..ка но рука влюблён(?)ого в жизнь человека.
Была в нём по..тянутость2 пр..витая ещё в родительском дом.. и сохр..нившаяся на всю жизнь как (н..)нависть ко всякой внешней и внутренней распущен(?)ости и (н..)ряш- ливост.. как уважение к труду и умение работать.
Страс(?)ное г..рение этой жизн.. (н..)прекращалось н..(на)день. Но это было внутрен(?)..е кипение которому стр..жайшая дисц..плина воли (н..)позволяла прорват(?)ся наружу. Джентльменски к..рректным говоривш..м ровно (н..)спешно ч..канными фразами таким запомнили Тими­рязева знавшие его.
В Тимирязев.. (не)было ровно (н..)чего от «учёного чудака». Он (н..)страдал (н..)рассе..нностью (н..)забывч..- востью. Наоборот во всём до мелочей он был пунктуально точен.
В спор.. он (н..)когда (н..)кричал и никогда не говорил грубостей. Но он умел так уничтожить противника что тому до конца дней своих было уже (н..)забыть «разноса» уч..нённого ему Тимирязевым.
Науку он изображал (н..)как (не)кий (н..)дос..гаемый храм в котором облечён(?)ые чудесным вс..знанием жре­цы совершают таинствен(?)ые обряды пр..открыв только краеш..к завесы для (н..)посвящён(?)ых.4 Нет Тимирязев (н..)уставал повторять (Н, н)аука это мастерская учись ра­ботать тебе найдёт(?)ся место в ней!
(В. Сафонов)

Лучший ответ

еще ответы

ваш ответ

похожие темы

похожие вопросы 5