Это место мне явно не принадлежало сочинение

Обновлено: 04.05.2023

  • Для учеников 1-11 классов и дошкольников
  • Бесплатные сертификаты учителям и участникам

Сочинение по тексту П.Т. Полеводина (проблема поведения человека перед лицом смерти).

(2)Нашего поэта нет, — М. Лермонтов пятнадцатого числа текущего месяца в семь часов пополудни убит на дуэли отставным майором Н. Мартыновым. (3)Неисповедимы судьбы Твои, Господи! (4)И этот возрождающийся гений должен погибнуть от руки подлеца: Мартынов — чистейший сколок с Дантеса.

(5)Этот Мартынов служил прежде в кавалергардах, по просьбе переведён в Кавказский корпус капитаном, в феврале месяце отставлен с чином майора и жил в Пятигорске, обрил голову, оделся совершенно по-черкесски и тем пленял, или думал пленять, здешнюю публику.

(6)Мартынов никем не был терпим в кругу, который составлялся из молодёжи гвардейцев.

(7)Лермонтов, не терпя глупых выходок Мартынова, всегда весьма умно и резко трунил над Мартыновым, желая, вероятно, тем заметить, что он ведёт себя неприлично званию дворянина.

(8)Мартынов никогда не умел порядочно отшутиться — сердился, Лермонтов более и более над ним смеялся; но смех его был хотя едок, но всегда деликатен, так что Мартынов никак не мог к нему придраться.

(9)В одно время Лермонтов с Мартыновым и прочею молодёжью были у Верзилиных. (10)Лермонтов в присутствии девиц трунил над Мартыновым целый вечер, до того, что Мартынов сделался предметом общего смеха, — предлогом к тому был его, Мартынова, костюм. (11)Мартынов, выйдя от Верзилиных вместе с Лермонтовым, просил его на будущее время удержаться от подобных шуток, а иначе он заставит его это сделать. (12)На это Лермонтов отвечал, что он может это сделать завтра и что секундант его об остальном с ним условится.

(13)На другой день, когда секунданты узнали о причине ссоры, то употребили все средства помирить их. (14)Лермонтов был согласен оставить, но Мартынов никак не соглашался. (15)Приехав на место, назначенное для дуэли (в двух верстах от города на подошве горы Машука, близ кладбища), Лермонтов сказал, что он удовлетворяет желанию Мартынова, но стрелять в него ни в каком случае не будет. (16)Секунданты отмерили для барьера пять шагов, потом от барьера по пяти шагов в сторону, развели их по крайний след, вручили им пистолеты и дали сигнал сходиться.

(17)Лермонтов весьма спокойно подошёл первый к барьеру, скрестив вниз руки, опустил пистолет и взглядом вызвал Мартынова на выстрел. (18)Мартынов, в душе подлец и трус, зная, что Лермонтов всегда держит своё слово, и радуясь, что тот не стреляет, прицелился в Лермонтова. (19)В это время Лермонтов бросил на Мартынова такой взгляд презрения, что даже секунданты не могли его выдержать (всё это сказание секундантов).

(20)У Мартынова опустился пистолет. (21)Потом он, собравшись с духом и будучи подстрекаем презрительным взглядом Лермонтова, прицелился — выстрел. (22)Поэта не стало! (23)После выстрела он не сказал ни одного слова, вздохнул только три раза и простился с жизнью. (24)Он ранен под грудь навылет.

(25)На другой день толпа народа не отходила от его квартиры. (26)Дамы все приходили с цветами и усыпали его оными, некоторые делали прекраснейшие венки и клали близ тела покойника. (27)3релище это было восхитительно и трогательно.

(28)Семнадцатого числа в час поединка его хоронили. (29)Всё, что было в Пятигорске, участвовало в его похоронах. (30)Дамы все были в трауре, гроб его до самого кладбища несли офицеры, и все без исключения шли пешком до кладбища. (31)Сожаления и ропот публики не умолкали ни на минуту. (32)Тут я невольно вспомнил о похоронах Пушкина.

(33)Теперь шестой день после этого печального события, но ропот не умолкает, явно требуют предать виновного всей строгости закона, как подлого убийцу. (34)Пушкин Лев Сергеевич, родной брат нашего бессмертного поэта, весьма убит смертию Лермонтова, он был лучший его приятель. (35)Лермонтов обедал в этот день с ним и прочею молодёжью в Шотландке (в шести верстах от Пятигорска) и не сказал ни слова о дуэли, которая должна была состояться чрез час. (36)Пушкин уверяет, что эта дуэль никогда бы состояться не могла, если б секунданты были не мальчики, она сделана против всех правил и чести.

(37)Лермонтов похоронен на кладбище в нескольких саженях от места поединка. (38)Странная игра природы. (39)3а полчаса до дуэли из тихой и прекрасной погоды вдруг сделалась величайшая буря; весь город и окрестности были покрыты пылью, так что ничего нельзя было видеть. (40)Буря утихла, и чрез пять минут пошёл проливной дождь. (41)Секунданты говорят, что как скоро утихла буря, то тут же началась дуэль, и лишь только Лермонтов испустил последний вздох — пошёл проливной дождь. (42)Сама природа плакала об этом человеке. (43)Много бы ещё подробностей я мог Вам сообщить о жизни его здесь на Кавказе, но лист оканчивается. (По П.Т. Полеводину*)

* Пётр Тимофеевич Полеводин (годы жизни неизвестны) — петербуржец, представитель среднего, неродовитого дворянства, приехавший лечиться в Пятигорск в начале июня 1841 г. и оставивший воспоминания о дуэли М.Ю. Лермонтова.

Вся жизнь человека – это борьба с трудностями, воспитание личности, преодоление неуверенности и страха. Люди стараются выглядеть перед другими лучше, чем они есть на самом деле, хотят, чтобы их видели сильными и смелыми, добрыми и умными. И только перед лицом смертельной опасности у человека не остаётся сил притворяться, он сбрасывает маску и показывает свою истинную сущность – мужественную или трусливую, благородную или подлую. П.Т. Полеводин в своём послании другу поднимает проблему поведения человека перед лицом смерти.

Позиция автора такова: Лермонтов повёл себя на дуэли согласно кодексу чести, однако его коварный противник воспользовался благородством поэта и не упустил возможности отомстить. Оба действовали в соответствии со своими характерами и понятием о чести.

Прочитав этот текст, начинаешь понимать, что перед лицом смерти человек в полной мере, без прикрас и лицемерия, проявляет свою сущность. Кто-то не сможет смириться со своей судьбой и покажет малодушие и трусость, подлость и страх, а кто-то будет смело смотреть в лицо смерти, не прося пощады и не струсив.

впечатления, полученные в детстве (нелогично – ”воспоминания, полученные в раннем возрасте” – воспоминания же взрослого человека, ранний возраст – до трёх лет) Чтобы не было тавтологии, . мировосприятие ребёнка (ИЛИ детей) преисполнено .

годЫ (ПРАВИЛЬНО: форма множественного числа, именительного падежа имён существительных – окончание -Ы: кремы, договоры, годы)

(1)Я стоял у окна вагона, бесцельно глядя на бегущий мимо пейзаж, на полустанки и маленькие станции, дощатые домики с названиями черным по белому, которые не всегда успевал прочитывать, да и зачем. (2)Поля, перелески, столбы, волны проводов, стога сена, кусты, просёлки — и так час за часом. (3)Рядом, у следующего окна, стоял мальчик. (4)Он смотрел неотрывно. (5)Мать позвала его в купе, он схватил бутерброд и снова прилип к стеклу. (6)Она попробовала усадить его к окну в купе, но он не согласился. (7)3десь, в коридоре, ему никто не мешал, он был безраздельным хозяином своей подвижной картины. (8)Я уходил, разговаривал со своими спутниками, возвращался и заставал его в той же позе. (9)Что он там высматривал, как ему не надоело, ведь это было совершенно бессюжетное зрелище, не то что экран телевизора. (10)Теперь я смотрел не в окно, а на него. (11)Кого-то он мне напоминал. (12)Ну конечно, та же поза, те же грязноватые стёкла. (13)Они-то и помогли мне вспомнить мои детские путевые бдения. (14)С той же жадностью и я ведь простаивал часами перед теми же стёклами, заворожённый мельканием путевых картин. (15)Оттуда, не из близи, несущейся навстречу, а из далей, еле плывущих, почти недвижимых пространств, из лесной каймы на горизонте, серых туманных полей возвращались устремлённые к ним детские мечтания. (16)В тех смутных, расплывчатых картинах я был путешественником, был охотником и одновременно медведем, был журавлём, шагающим по болоту.

(17) Бесконечная смена берёзок, елей, лесных проталин, деревень, пашен — и снова лес, просеки, изгороди — всё это тогда почему-то не усыпляло, а возбуждало воображение.

(18) Я растворялся в огромности этой земли, она входила в сознание, откладывалась на всю жизнь. (19)Спустя десятилетия у окна поезда, постукивающего по рельсам Германии, а то и Китая, где каждый клочок обработан, откосы железнодорожных насыпей сплошь засеяны, в моём восприятии присутствовали впитанные детской душой просторы, эти стояния у окна.

(20)Вдруг в бесформенной зыбкости воспоминаний, глядящих из закатного окна, обозначилось что-то. (21)Это был мужик, огромный, в жёлтой рубахе, с колом в руках. (22)Смутно вспомнились станционный палисадник, несколько телег, лошади с холщовыми торбами на мордах. (23)Но всё это: и привокзальная площадь с деревянными мостками, и перрон, и станционный колокол — всё было как бы задником, а впереди, подняв кол, мужик бежал за пареньком, который, прикрыв голову руками, мчался вдоль перрона по ходу поезда. (24)Он бежал, прихрамывая, лицо его было обращено к вагонам, на какой-то миг глаза наши встретились. (25)Ужас был в его взгляде, крик о помощи, а перрон был пуст, мне показалось, что я единственный человек, единственный свидетель, которого он увидел; я наклонился к краю рамы, но в окно уже вошли огороды с чучелами, шлагбаум, и станция исчезла, как исчезали все другие станции. (26)Догонит ли его этот с колом, что будет с ним, за что он его так — ничего этого я никогда не узнаю. (27)Помню своё отчаяние, которое росло оттого, что поезд не останавливается, мчится всё дальше, а там, может, парня догнали и бьют, и никто этого не видит, не знает, и я не могу никого позвать, показать. (28)Кажется, я действительно закричал, побежал к отцу, который был в купе, никто ничего не понял из моих объяснений, и я понял, что ничего не могу им объяснить. (29)Кажется, так оно было, но с уверенностью не могу сказать, да и какое это имеет значение. (30)Значение же имели огромные глаза этого паренька, мужика того я узнал бы, а от парня остались только ужас, заполнивший всё окно, и невозможность вмешаться, помочь, закричать. (31 )И опять пошли перелески, колыхания проводов, песчаные тропки в зелёной траве, голубые поля льна, серебряные — овсов, красные — гречихи, золотистые — ржи, сизые — капусты, ельники, клевера, рыжие стада — огромный мир, который заботливо старался смыть ту случайную картинку. (32)Она затерялась в памяти. (33)Но сейчас, глядя в такое же пыльное, в грязных потёках окно, я с завистью вспомнил своё мальчишеское отчаяние.

В предложенном для анализа тексте Даниил Александрович Гранин, выдающийся советский и российский писатель, рассматривает проблему ценности детских воспоминаний.

Рассуждая над тем, какую роль в нашей жизни играют впечатления, полученные в раннем возрасте , автор приходит к выводу, что воспоминания из детства обладают большой эмоциональной силой, способной менять наше мировосприятие.

Оба примера, дополняя друг друга, доказывают, что детские воспоминания играют

Вы видите только 35% текста. Оплатите один раз,
чтобы читать целиком более 6000 сочинений сразу по всем предметам.

Доступ будет предоставлен бессрочно, навсегда. Оплата через Apple Pay, GPay

  • 1 из 1 К1 Формулировка проблем исходного текста
  • 5 из 5 К2 Комментарий к сформулированной проблеме исходного текста
  • 1 из 1 К3 Отражение позиции автора исходного текста
  • 1 из 1 К4 Отношение к позиции автора по проблеме исходного текста
  • 1 из 2 К5 Смысловая цельность, речевая связность и последовательность изложения
  • 1 из 2 К6 Точность и выразительность речи
  • 3 из 3 К7 Соблюдение орфографических норм
  • 2 из 3 К8 Соблюдение пунктуационных норм
  • 1 из 2 К9 Соблюдение языковых норм
  • 2 из 2 К10 Соблюдение речевых норм
  • 1 из 1 К11 Соблюдение этических норм
  • 1 из 1 К12 Соблюдение фактологической точности в фоновом материале
  • ИТОГО: 20 из 24

Мо­ло­дец, со­чи­не­ние хо­ро­шее, но неко­то­рые недо­чё­ты име­ют ме­сто. Не стре­ми­тесь к пре­вы­ше­нию объ­ё­ма, сле­ди­те за ло­ги­кой из­ло­же­ния мыс­лей, не вы­ра­жай­тесь слиш­ком ка­те­го­рич­но. Не за­бы­вай­те обособ­лять при­част­ные обо­ро­ты, сле­ди­те за пра­виль­ным вы­бо­ром окон­ча­ний су­ще­стви­тель­ных во мно­же­ствен­ном чис­ле. Успе­хов!

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 282 328
  • КНИГИ 670 143
  • СЕРИИ 25 812
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 621 236

Андрей Битов

ЧЕЛОВЕК В ПЕЙЗАЖЕ

Взгляни на камень, который выбросили строители: он — краеугольный.

Это место мне явно не принадлежало. Я его не назову. Анонимность будет моим оправданием. Описание из опасения быть неточным будет минимальным. Тот, кто узнает, пусть простит.

Оно было внезапным, это место. Или стало внезапным. За обозримую нашу жизнь это произошло. Раньше, возможно, оно как бы произрастало из местности более широкой, венчало ее. Теперь оно бьет по глазам, его не может быть… ибо уже не стало того города, что его обосновывал. Нет, это не описание после атомного удара… Здесь строилось и жилось; все прямо и прямо, проспект, ни в чем не изменившись, становился шоссе; те же многоэтажные мертвенно-бледные коробки, равно нежилые: заселенные и незаселенные, достроенные и недостроенные; людей не было видно, чтобы они входили или выходили из них; казалось, едешь по одному и тому же месту, то есть как бы и стоишь; и вот на пределе города, когда шоссе уже окончательно ныряло в не столь освоенное пространство России, надо свернуть налево, и усыпленное однообразием дороги сознание оказывается совершенно не готово к восприятию…

Во-первых, холмы, во-вторых, деревья. Будто земля задышала, будто вздымается и опускается грудь — вы и дышать-то начинаете в такт взгорбам и поворотам дороги, уже по-человечески узкой. И тут по холму змеей побежит белокаменная стена некоего кремля, и вы упретесь наконец в неправдоподобно прочные и толстые его ворота, а там, на территории, все другое: ровные газоны, старые деревья, храм божий… Музей и заповедник, воронье счастье. Пространство. Сначала культурное, а потом окультуренное. Несвойственно стоят здесь и старинные деревянные постройки, сами по себе очень приятные. Они свезены с Севера со всех уголков. Вы посетите избу, в которой останавливался в Архангельске Петр. Там вы смеряетесь с ним ростом и ладонью (зарубка на дверном косяке и отливка с отпечатком пятерни). Постепенно вы минуете уже окончательно отреставрированную и отрепетированную часть заповедника, все чаще станете наталкиваться на кучи строительных материалов и мусора с видом на удивительную колокольню, шедевр русской готики: островерхий многогран-чик ее шатра вписан в подобный ему многогранник строительных лесов, и эта непривычная глазу острота, граненость каким-то образом останется все-таки русской. Насытившись осмотром всего, что восстановлено!; восстанавливается, вы можете проследовать и дальше…

От новой дощечки шла вверх круто и высоко гнилая лестница с одним обрушенным и другим топорно восстановленным перилами. Тут была тень и серь, веяло сыростью. Все то же качество одичалости проявлялось ко всем, особенно в зеленом листе. Лист не был зелен, хотя он уже не был и пылен. Он был такой жестяной и обесцвеченный, как лист искусственного венка на заброшенном кладбище. Но стоило наконец подняться, минуя проваленные ступени, чтобы там и оказаться: наверху кладбище и было с тем мусорным венком…

Культура, природа… бурьян, поваленные кресты. Испитое лицо. Тяжко вообразить, как здесь было каких-нибудь три-четыре века назад, когда строитель пришел сюда впервые… Как тут было плавно, законченно и точно. Роскошный скелет все еще проглядывал сквозь прохудившуюся рвань драпировки: так же крут был берег, так же широка река, так же внезапно отступал он. оставив под собой нежно-зеленое озеро пойменного луга, и вдали вдруг поворачивался как от окрика и замирал в далекой синеве леса, словно река, вильнув, поменялась берегами, и левое стало правым, а правое левым… и небо, разве чуть подвыцвев, оставалось, наверно, прежним. Какова же была здесь линия, если она еще оставалась. А такова, что настоятель и строитель вздохнули дружно и глубоко, и сомнений у них не стало: здесь!

7 готовых лучших сочинений по тексту Гришковцу Е. В (я очень плохо знаю деревенскую жизнь. Точнее, я не знаю её совсем…), с кругом проблем и полным текстом для варианта №11 нового сборника ЕГЭ 2021 Цыбулько И.П по русскому языку 36 тренировочных вариантов.

Примерный круг проблем:

В чем значимость воспоминаний о детстве?

Можно ли передать свои воспоминания?

Чем обусловлена любовь человека к малой родине?

Что чувствует человек, расставаясь с малой родиной?

Нужно ли помнить свое прошлое?

Готовое сочинение ЕГЭ №1

В чем значимость детских воспоминаний? Вот проблема, которую ставит в своем тексте Е.В. Гришковец.

Оба примера-иллюстрации, дополняя друг друга, доказывают, что самые яркие воспоминания детства живут с человеком. Вот она, их значимость! На мой взгляд, в этом и заключается позиция автора. Я полностью согласен с точкой зрения писателя, потому что забыть то, что личности дорого, забыть место, где прошли самые яркие эпизоды ее детства, невозможно.

Таким образом, значимость ранних воспоминаний связана с тем, что человек всегда стремится сохранить в своей памяти самые незабываемые картины именно детства как счастливой и беззаботной поры.

Готовое сочинение ЕГЭ №2

Нужно ли помнить свою малую Родину? Вот проблема, которую ставит Е.В. Гришковец.

Я разделяю точку зрения Е.В.Гришковца: когда нам трудно или радостно, мы всегда вспоминаем родные места, которые остаются в наших сердцах, согревая их своих теплом. Таким образом, помнить свою малую Родину просто необходимо каждому человеку.

Готовое сочинение ЕГЭ №3

Какое значение имеет для человека малая родина? Конечно, это место, которое невозможно забыть, потому что здесь ты родился и провёл детские годы. В тексте Е.В. Гришковца поднимается проблема отношения к малой родине.

Итогом размышлений автора становится такая позиция: малая родина – это мир, с которым связаны воспоминания человека о людях, особенностях их речи, о местах и запахах. Именно этим обусловлено то, что у нас появляется потребность отплатить родине за любовь.

В заключение хочется сказать, что благодарный человек не должен забывать родные места. Очень важно чтить и помнить своё прошлое и относиться к малой родине с любовью и вниманием.

Готовое сочинение ЕГЭ №4

Автор уверен, что Колбиха — это огромная ценность для него. Именно поэтому его радует, что он не может по-настоящему рассказать о ней. Малая родина — это то, что принадлежит и будет принадлежать всегда только самому человеку.

Готовое сочинение ЕГЭ №5

Какое значение имеют наши воспоминания о детстве? Какие чувства мы испытываем, обращая свой взгляд в прошлое? Именно эти вопросы возникают при чтении текста известного писателя и публициста Евгения Гришковца.

Авторская позиция заключается в следующем: когда мы обращаемся к воспоминаниям детства, то испытываем желание сохранить в душе что-то важное, то что прошло и уже не повторится.

Позиция автора мне близка. Действительно, воспоминания о детстве навсегда остаются в нашей памяти и греют нам сердце.

В заключение хочу подчеркнуть, что у каждого должны быть детские воспоминания, которые помогают в трудную минуту преодолеть отчаяние и укрепляют веру в лучшее.

Готовое сочинение ЕГЭ №6

В чём проявляется любовь человека к малой родине? Именно над этой проблемой предлагает задуматься Евгений Валерьевич Гришковец — российский писатель, драматург, театральный режиссёр.

Автор, рассуждая над вопросом от лица рассказчика, говорит о том, как он прекрасно проводил время в своей деревне Колбихе. Спустя годы он может вспомнить жителей этого поселения и их задушевные истории. Память о своём доме дарит ему сладкое чувство грусти, которое он не может передать словами. Так читатель понимает, что для рассказчика очень много значит его малая родина.

Писатель обращает наше внимание на то, что его деревня самая обыкновенная и ничем не выделяется.

Оба примера, дополняя друг друга, показывают, в чём проявляется настоящая любовь к дому.

По мнению автора, родной край — место, с которым у каждого человека много нежных воспоминаний. Поэтому у людей порой возникает жгучее желание не только вернуться домой, но и оставить свой след в истории.

Таким образом, любовь к малой родине проявляется в способности быть бесконечно благодарным и преданным месту своего рождения.

Готовое сочинение ЕГЭ №7

Можно ли удержать жизнь? Можно ли сберечь и сохранить то, что происходит в данный момент? На эти вопросы отвечает в предложенном для анализа тексте российский писатель Е.В. Гришковец.

Проблема быстротечности и невозвратности времени раскрывается через воспоминания рассказчика о жизни в деревне Колбихе.

Авторскую позицию можно сформулировать следующим образом: жизнь никогда не останавливается, поэтому невозможно сохранить то, что происходит в данный момент или уже произошло.

С автором текста трудно не согласиться. Настоящее очень быстро переходит в прошлое: то, что было всего лишь секунду назад, уже является прошлым, которое невозможно сохранить. Человеку не хватает возможностей передать словами все то, что он чувствовал в тот момент. Невозможность сохранить момент жизни связана с неизбежностью изменений. Чтобы доказать эту позицию, можно обратиться к нескольким художественным произведениям.

Подводя итоги к сказанному, можно отметить, что время неумолимо идет вперед, поэтому сохранить момент настоящего невозможно, так как настоящее резко превращается в прошлое, прожить которое уже нельзя.

Полный текст ЕГЭ я очень плохо знаю деревенскую жизнь (Е. В. Гришковцу):

(16)Удивительное дело! (17)Я помню все лица и почти все имена жителей деревни Колбиха, хотя лично я там проводил не больше полутора месяцев в год. (18)Я уже не могу вспомнить имён всех своих учителей или одноклассников. (19)Помню многих, но не всех. (20)Я не смогу вспомнить всех, с кем мне доводилось много лет работать. (21)А вот жители Колбихи не забываются. (22)Там не было ни одного незаметного человека.

(23)А ещё — и это я знаю точно — жители Колбихи не считают свою деревню ни маленькой, ни большой. (24)Они об этом не думают. (25)Город для них был непостижимо велик. (26)Город им был непонятен как место, а главное, как способ жизни. (27)А Колбиха была их миром.

(38) Я люблю Колбиху, понимаю это и чувствую всё сильнее и сильнее.

(39) Когда я вспоминаю Колбиху, меня охватывает неуёмное и очень тревожное желание что-то важное сохранить. (40)Но я понимаю в то же самое мгновение, что сохранить ничего нельзя. (41)Жизнь не зафиксировать, не передать, не удержать! (42)Я не смогу передать или пересказать, как говорила наша соседка Клавдия Владимировна. (43)Не смогу передать её интонации, её обороты, её словечки, её истории. (44)И даже если бы я сделал тысячи снимков, записал бы массу рассказов, всё равно эти записи и фотографии ничего не сохранят и не сберегут. (45)Даже для меня они будут только иллюстрациями к моим воспоминаниям, переживаниями к моей любви.

(46)А любовь не нуждается в иллюстрациях, как жизнь не терпит остановок и неподвижности.

(47)Я пытался рассказать что-то про то, что я видел, чего коснулся и что полюбил.

(48)И вот я с ужасом и радостью понимаю, что у меня нет средств и возможностей передать словами то, что я видел, слышал, вдыхал и знал.

(53)А ещё я помню, когда мы после последней нашей зимы в Сибири приехали проститься с Колбихой, помню, как радостно нас встретила наша Бася — сиамская кошка не очень чистых кровей. (54)Бася явно собиралась с нами в город. (55)А мы ощущали себя предателями.

(56)Мы успокаивали себя, мол, будет трудный и далёкий переезд в другой далёкий город, а там неизвестно что. (57)Мы говорили друг другу, что нашей Басе в Колбихе только лучше. (58)Что в деревне свобода и простор. (59)И ещё мы знали, что Клавдия Владимировна Басю любит и в обиду не даст.

(60)Но ничего не помогало. (61)Мы всё равно чувствовали себя предателями. (62)Смогли бы мы остаться в деревне навсегда?! (6З)Прожили бы?

Читайте также:

      

  • Сочинение о себе на украинском языке
  •   

  • Описание родинок на лице сочинение
  •   

  • Северная страна это хорошо или плохо сочинение
  •   

  • Г и гуркин патриот своей родины сочинение
  •   

  • Сочинение на тему воображение огэ 2021 36 вариантов

План написания С1 по русскому языку
Эта страница часто нужна при написании сочинения. Вам также поможет сочинение ЕГЭ – шаблон на 5-ege.ru.
1. Вступление
–    приглашение к разговору;
– определение темы (проблемы) текста;
– представление автора;
– переход к основной части, связь с ней.
Во вступлении недопустим пересказ содержания текста. Объем вступления – 3-4 предложения.
2. Проблема, затронутая в тексте. Достаточно одной. Даже если вы укажете десять проблем, максимальный балл по этой позиции – 1. Постарайтесь не спутать понятия “тема” (о чем текст) и “проблема” (конфликт или вопрос). К сожалению, не во всех предложенных текстах сразу удается понять, что хочет сказать автор. Есть несколько секретов, которые помогут облегчить задачу. Во-первых, проблема, как правило, сформулирована либо в начале, либо в конце текста. Это зависит от хода мыслей автора: он может сначала привести тезис, затем аргументацию, либо наоборот. Во-вторых, в любом тексте есть ключевая лексика, т.е. слова, которые несут в себе основную мысль текста. Эта лексика пригодится вам на следующем этапе – составлении комментария к исходной проблеме.
3. Комментарий к той проблеме, которую вы сформулировали. По сути – краткий пересказ данного текста, но обязательно своими словами. (2 балла) В комментарии экзаменуемый должен показать, насколько глубоко он понял сформулированную им проблему текста, выделить ее аспекты.  Проще говоря, это раскрытие указанной проблемы, авторской позиции. При комментировании старайтесь избегать обильного цитирования и пересказа авторского текста, так как за это вы можете вместо заслуженных 2 баллов за комментарий к сформулированной проблеме исходного текста получить “0?. Также избегайте фактических ошибок: не старайтесь приписать автору то, чего он не говорил.

4. Авторская позиция. Следующий этап – отражение позиции автора текста на выделенную проблему. Это можно выразить одной фразой (автор считает:, позиция автора такова:, автор выступает против: и т.д.). Как сам автор отвечает на поставленный вопрос? Как он предполагает решить поставленную проблему? (1 балл)

5. Ваша точка зрения. Она может совпадать с авторской, может отличаться от нее. Заявить “Я согласен/не согласен с автором” мало. Требуется привести 2 аргумента (по 1 баллу за каждый, но не больше 2 баллов всего). Если вы приводите в качестве доказательства тот же аргумент, что и сам автор, он не засчитывается. Где искать аргументацию?
А) личный жизненный опыт (ну придумайте что-нибудь, что происходило с вами/друзьями/родственникамми/соседями, подтверждающее вашу мысль.
Б) знания (вы в школе учили историю/биологию/физику/обществознание и т.д. – вот и вспоминайте научние факты, способные подтвердить вашу точку зрения).
В) читательский опыт (литература вообще, и русская в частности, богата на самые разнообразные жизненные ситуации и характеры)
Будьте осторожны в выборе аргументов: они должны работать на главный тезис, а не противоречить ему. Экспертами оцениваются два аргумента, так что советуем ограничиться только двумя. Чем больше вы напишите, тем больше вероятности того, что допустите ошибку. Больше всего баллов (2б.) вам принесет аргумент, взятый из публицистической, научной или художественной литературы. Читательский аргумент равен двум аргументам из жизненного опыта, за который можно получить 1 балл. При аргументации можно также опираться на произведения фольклорного жанра (сказки, загадки, пословицы, поговорки, песни и т.д.). За аргумент такого типа также начисляют 1 балл. Максимальный балл по этому критерию – 3. Таким образом, если вы приведете 2 аргумента из читательского опыта или 1 аргумент из читательского опыта + 1 аргумент из жизненного опыта, то получите 3 балла. Если 2 из жизненного опыта, то получите 2 балла и т.д.
Можно провести анализ языковых средств выразительности (эти средства можно рассматривать как форму авторской аргументации, способ воздействия на читателя):
а) проверьте, представлен в вашей работе только перечень средств выразительности или дан их анализ;
б) приведены ли примеры (допустимо в скобках, но обязательно в кавычках);
в) достаточно ли корректны приемы введения в сочинение языкового анализа (нежелательно писать “автор использует, употребляет” то-то и то-то, избегайте общих слов: “для большей выразительности, чтобы придать эмоциональность” и т. п.).
Перечитайте черновик, проверьте логику работы: нет ли смысловых несоответствий, правильно ли поделили текст на абзацы. (2 балла)
За богатый словарь, разнообразие грамматических конструкций, точность при выражении мысли можете получить еще 2 балла.
Больше всего баллов можно получить за грамотность (максимально – 8): отсутствие орфографических, пунктуационных, грамматических и речевых ошибок высоко оценивается, но редко встречается.
2 балла почти дарятся: 1 за соблюдение этических норм (то есть отсутствие хамства, нецензурной и вульгарной лексики) и 1 за фактологическую точность.
Не уходите в красивые рассуждения ни о чем: пишите только о том, что требуется. Объем в 150 слов – вполне достаточно для того, чтобы выполнить задание. Конечно, напишете больше – хуже не будет. А вот меньше – баллы снизят, и если уж совсем мало (меньше 70 слов) то вообще не оценят.
6. Заключение
https://5-ege.ru/plan-sochineniya-ege-po-russkomu-yazyku/
Большое заключение это большой минус, который говорит о том, что Вы не можете кратко изложить свои мысли. Вступление и заключение не должны быть более 25% всей работы. Схематично твое сочинение должно быть похоже на форму круга, т.е. должно быть замкнутым. С чего начал писать тем надо и закончить, подвести итог о том, какое впечатление произвело на тебя это сочинение, заставило ли тебя задуматься о твоих взглядах на мир? Затем общий вывод: какую роль сыграло в литературе данное произведение, реакция на него мира или страны (если это глобальная проблема). Можно и так: в первой части сочинения задаем вопросы, а в третьей даем ответы.
В заключительной части работы читающий (проверяющий) должен увидеть:
– завершенность работы;
– связь заключения с текстом, с его проблематикой.
Объем заключения – 2-3 предложения.

Еще один план сочинения

С чего начать?
(1 абзац)
Привести общие сведения об обсуждаемой проблеме.
Сослаться на авторитетное мнение.
Создать эмоциональный настрой.
Оформляем постановку проблемы
(1 абзац)
Поставить проблемный вопрос:
Автор ставит перед читателями (какую?) проблему…
Автор рассуждает над (какой?) проблемой…
В данном тексте поднимается (какая?) проблема…
Текст заставляет каждого из нас задуматься над (какой?) проблемой…
Проблема может быть: общественно значимая, социальная, философская, политическая, идеологическая, нравственная, морально-этическая, злободневная, актуальная, серьезная, насущная, острая, глубокая, неразрешимая.
Поставленная автором проблема заставляет читателя: глубоко задуматься / серьезно размышлять / переосмыслить свое отношение к…
Оформляем комментарий (2 абзац)
Автор раскрывает проблему на примере…
В центре внимания автора…
Автор убеждает читателя в том, что…
Следует обратить внимание на мысль автора о том, что…
Автор посвящает свою статью…
Автор обращается к литературе для аргументации своей позиции…
В комментарии можно ответить на любой из следующих вопросов с подтверждающим аргументом из текста: к какой категории относится проблема? насколько и почему актуальна? традиционна или нова проблема? какие точки зрения по этой проблеме существуют? способы привлечения внимания читателя автором (из задания В8: эмоционально воздействует на читателя с помощью / передает глубину проблемы, используя / убеждает читателя в правоте своей позиции через / делает свою мысль более точной, яркой, убедительной с помощью)?
Оформляем позицию автора
(3 абзац)
Позиция автора такова:
Позиция автора вполне конкретна:
Я вижу авторскую позицию в следующем:
Выражаем соглашение с автором
(4 абзац)
С мнением автора трудно не согласиться.
Я полностью согласен с автором.
Приводим 2 аргумента: литературный (4 абзац)
+ жизненный (можно отвести отдельный абзац – 5)
Мне сразу вспоминается один из героев рассказа…
В жизни эта проблема коснулась и меня лично.
Мы часто можем встретить людей, которые…
Последний абзац
Резюмирование (повторение в обобщенной форме основной идеи текста)
Я искренне благодарен автору за то, что он еще раз заставил меня задуматься над этим вопросом.

Другой план сочинения

1 абзац. Вступление. 2-3 предложения, касаются темы текста, но безотносительно к данному тексту. Переходная фраза, в которой Вы представляете текст:
Как раз об этом и пишет (рассказывает, размышляет, повествует) автор текста, Ф.И.;
Именно этой теме и посвящен текст Ф.И.;
2. абзац. Проблемы, которые поднимает автор, комментарий одной проблемы.
В статье (тексте, очерке, рассказе, отрывке из… и т.д.) рассказывается (разрабатывается, трактуется и т.д.) тема…;
Тема … относится к числу вечных (общих, особенно любимых публицистами, писателями и т.д.);
В статье (рассказе и т.д.) автор поднимает (формулирует, решает) (сложную, серьезную, злободневную, острую, неразрешимую) проблему…;
Многие проблемы, о которых говорится в тексте, по-настоящему волнуют современного читателя. К таким проблемам относится и вопрос о …;
На первый взгляд, проблема кажется странной (банальной, узкой, частной, избитой, незначительной), но автор сумел в ней увидеть (рассмотреть, показать)…;
В жизни каждого человека случаются вещи, о которых говорит автор текста;
Почему мы не всегда обращаем внимание на …?;
Актуальность статьи благодаря затронутой теме (поднятой проблеме) не вызывает сомнения;
3 абзац. Позиция автора. Желательно употребить само слово «позиция».
Позиция автора такова …;
Позиция автора четко сформулирована во фразе …;
Автор высказывает (формулирует, выражает) (глубокую, важную, смелую, мудрую, блестящую и т.д.) мысль …;
По мнению автора …;
Автор (писатель, публицист и т.д.) убежден, что …
4 абзац. Согласие/несогласие с автором. Желательно соглашаться.
Я согласен с позицией автора;
Мне близка и понятна позиция автора;
Безусловно, автор прав в своем убеждении;
5 абзац. 2 (или более) аргумента (каждый новый аргумент с нового абзаца).
Доказательства из художественной литературы (название произведения, герои, конкретный эпизод), личного опыта и т. д.
6 абзац. Заключение (перефразированное вступление). Вывод.
Действительно, автор затронул актуальную тему…
Рекомендуем:
Как писать сочинение на ЕГЭ по русскому языку
Шаблоны сочинений ЕГЭ
Написание сочинения ЕГЭ по русскому языку. Советы
Как писать эссе по обществознанию, готовые сочинения
ОГЭ по русскому языку: сочинение-рассуждение (лингвистическое)

У каждого человека должна быть цель в жизни, так как если ты её не имеешь, то теряется смысл жизни, теряется то, ради чего мы вообще существуем на свете. Я считаю, что человек должен иметь не одну цель, а несколько. У меня их много, причём они периодически меняются, добавляются, корректируются, а бывают и исключаются из моего списка целей в жизни. Я хочу рассказать о трёх моих самых важных целях.

Главная моя цель – это найти своё место в жизни, призвание, то, ради чего будет интересно жить и двигаться вперёд. Я хотел бы быть архитектором, строить красивые, современные, а может и необычные здания и сооружения. Я думаю, что с этой профессией мне будет интересно идти по жизни, новый подход и творчество будет в каждой моей работе, так что скучать не придётся. Кроме этого, я люблю рисовать, и возможно у меня также что-то получится и на этой поприще, но всё же, я думаю, рисование будет просто моим очень приятным хобби.

Другая моя цель – это найти спутницу жизни, ту, которую бы я любил, которая разделяла бы мои взгляды и убеждения, с которой мы могли бы создать семью, завести детей и чтобы мы могли прожить с ней счастливо, до самых наших последних дней.

Ещё одна моя большая цель – это путешествия. Я собираюсь объездить весь мир, тем более, в наше время, посмотреть мир уже не так сложно, было бы желание.

Почему главная цель в моей жизни профессия? Потому что без неё невозможно осуществить другие цели, например, семью надо обеспечивать, нужен дом, нужны деньги на другие семейные траты. Чтобы путешествовать, также нужны деньги, и деньги большие. Поэтому, я понимаю, что мне надо хорошо отучиться, стать профессионалом в своём деле, это очень важно и только потом осуществлять свои другие цели в жизни.

Утегенова Баян Номирбаевна

В этом эссе ученица выражает своё согласие с точкой зрения автора статьи «Цель и самооценка» Д.С.Лихачёва, рассуждаеет о проблемах молодежи.

Скачать:

Предварительный просмотр:

Эссе «Выбор цели жизни» по статье

Д.С.Лихачёва «Цель и самооценка»

ГБОУ СОШ №6

Имени М.О.Ауэзова

Г. Байконур

Утегенова Баян Номирбаевна

Руководитель работы:

Учитель русского языка и литературы

Нуралиева Райхан Аленовна

Выбор цели жизни

Моё знакомство с Дмитрием Сергеевичем Лихачёвым, точнее сказать, с его трудами, состоялось недавно. Для меня, обучающейся казахской средней школы, имя крупнейшего учёного было малоизвестным. Изучив биографию и труды Дмитрия Сергеевича, я поняла, что они открывают большие возможности для размышления над смыслом жизни.

Мне пятнадцать лет. Казалось бы, самая прекрасная пора…Однако это на первый взгляд так кажется. На самом деле мне иногда становится трудно оттого, что не нахожу ответов на вопросы, которые мучают в бессонные ночи и пугают немного. Зачем человек приходит в этот мир? Как найти своё место в жизни? Как претворять свои мечты, замыслы в жизнь? Как человеку не заблудиться в потоке больших перемен? Есть ли готовые рецепты счастливой жизни?

И я не одна с таким душевным состоянием среди своих сверстников. Мне приходится слышать из их уст слова безысходности, отчаяния. «Мне надоело жить». «Устал от непонимания окружающих. Не знаю что делать?». В работе академика Лихачёва я нашла ответы на эти вопросы.

В статье автор затронул актуальную сложную тему выбора жизненных целей, самооценки человека.
Для передачи своей позиции, подчеркивания важности высказываемых мыслей, придания им большей убедительности автор использует публицистический стиль. Он открыто демонстрирует свои мысли
о том, какой должна быть цель жизни, ради чего живёт человек на земле. Нельзя не согласиться с автором, который пишет, что «…человек сознательно или интуитивно выбирает себе в жизни какую-то цель, жизненную задачу…». Да, добиться чего-то в жизни без конкретной цели достаточно сложно. Я часто возвращаюсь мыслями к парадоксу древнегреческих учёных: «Если я знаю, что ищу, то зачем ищу, а если не знаю, что я ищу, то зачем я ищу, а если я не знаю, что ищу, то как же я могу искать». Лихачёв стремится донести до нас главную мысль о том, что «только жизненно необходимая цель позволяет человеку прожить свою жизнь с достоинством и получить настоящую радость». «По тому, ради чего человек живёт, можно судить и о его самооценке — низкой или высокой». Позиция автора представляется мне убедительной, потому что если для человека главное в жизни материальные блага (красивая машина, ведение прибыльного бизнеса, модная одежда, загородный элитный дом), то он оценивает себя на уровне этих благ. Для него люди, которые не имеют ни красивой машины, ни элитного дома, ни бизнеса, кажутся людьми маленькими. Красота и богатство внутреннего мира простых людей у него не вызывают никакого чувства уважения. Он никогда не довольствуется тем, что имеет, стремится гнаться за чем-то. Ему кажется, что жизнь коротка, что он опоздает куда-то, пропустит что-то самое важное в жизни. Постоянные мысли о приобретении материальных благ уводят его от земного счастья, приводят к хаосу, огорчению, страху перед будущим. Дмитрий Сергеевич подсказывает нам, что таких людей ожидает: «…-огорчение….-огорчение….- опять огорчение…. больше огорчений, чем радостей…» Таким образом, у него не остаётся времени на самые простые человеческие радости, он может остаться ни с чем. Поэтому я уверена, что человеку надо привести в порядок свой духовный мир, чтобы там не было места зависти, корысти, алчности, страху.

Все ошибаются в пути к достижению жизненно
й цели.
Ошибаются врачи, сотрудники правоохранительных органов, может быть, и наши добрые учителя. Поэтому
нельзя не согласиться со всемирно известным академиком, который подводит нас к пониманию простой истины: в жизни никто не застрахован от ошибок, роковая ошибка – неправильно выбранная главная задача в жизни.

Автор, используя глагол в повелительном наклонении (призыв), предлагает читателю задумываться над вопросом: « Подумайте: если человек ставит себе задачей увеличивать в жизни добро, приносить людям счастье, какие неудачи могут его постигнуть?» Самое главное, по мнению Лихачёва, чтобы сделанное добро шло от умного сердца, а не от головы, не было бы одним только принципом. Я разделяю мнение автора, доброе дело надо делать не для кого-то и не для чего-то. Автор заставляет нас понять, что необходима человеку внутренняя потребность, внутренний голос, который подсказывает ему «Иди, помоги ближнему!» «…главная жизненная задача не должна быть замкнута только на собственных удачах, она должна диктоваться добротой к людям, любовью к семье, к своему городу, к своему народу, ко всей вселенной
».
В этом предложении
полно отражена основная мысль текста. Дмитрий Сергеевич обращает внимание читателя на то, что главная жизненная задача должна диктоваться любовью к семье. Действительно, добро берёт начало у колыбели младенца, у родного очага.

Дмитрий Сергеевич Лихачёв в конце статьи даёт мудрые советы: «А эту главную жизненную задачу не надо подчёркивать в глазах остальных людей. Не надо превращать второстепенное в первостепенное и не надо, чтобы главная цель изнуряла тебя там, где это не нужно». Правда, научиться быть добрым очень трудно.

Я счастлива, что так неожиданно состоялась моя встреча с замечательным человеком. Мысли, советы из небольшой книги писателя стали моими спутниками. Друзьям, которые сетуют на то, что жить стало скучно, я говорю: «У тебя есть цель в жизни? Какая она? Если нечего сказать, то, давай, поговорим!»

«Человек, который совсем не думает о себе, — явление ненормальное…» Да, я часто думаю о своём будущем. У меня много планов: хочу успешно окончить школу, поступить в высшее учебное заведение, стать врачом, как мама. Я мечтаю о том, как успешно будет складываться моя карьера и какой счастливой будет моя семья. И я знаю, что
в пути достижения своих жизненных целей всегда буду руководствоваться определенными нравственными принципами. Потому что труд, целеустремленность, умеренность во всём и порядочность, доброта приведут человека к достижению цели, к успехам и гармонии с самим собой. Именно они, на мой взгляд, делают окружающих нравственнее, счастливее.

Я очень надеюсь. Нет, я уверена.

Сочинение «Цель в жизни человека».

Каждый человек ставит перед собой определенные цели, к которой стремится. У нас имеется желание обзавестись чем-либо, посетить какие-либо места, получить определенную работу и многое другое. Цель в жизни человека выступает в качестве маяка, без которого мы просто потеряемся на жизненном пути. Это обуславливает потребность в правильном определении нашего направления.

Что такое цель?

Я считаю, что в качестве цели может выступать всё, чего желает человек, и что помогает ему развиваться. Под ней понимается конечный результат. К примеру, студенты обучаются в университетах для того, чтобы в дальнейшем получить диплом, однако этот процесс обучения сопровождается многими положительных моментов и прохождением различных трудностей. Учебный процесс является интересным и значимым, поскольку мы развиваем таким образом свои способности. Те люди, которые посещают школу и иные учебные заведения лишь потому, что их нельзя пропускать, существуют абстрагировано от школьной/ университетской жизни. Этим они очень многое теряют. Исходя из этого примера, становится понятно, что путь, которым мы идем к своей цели, не менее важен, чем ее достижение.

Разница между мечтой и целью

Цель и мечта – разные понятия. Под целью принято понимать требуемый результат, который нуждается в активных действиях с нашей стороны. Тем не менее, мечты позволяют нам определиться с тем, чего мы больше всего хотим добиться в этой жизни. Следовательно, именно из мечты рождаются наши цели. В мечтах человек может ощутить свободу, не задумываться об ограничениях и том, что его желаемое получить невозможно.

Когда ты ощущаешь, что твоя мечта является тем, что крайне необходимо в жизни, наступает момент, когда нужно её трансформировать в цель. Под этим подразумевается нахождение путей и действий, которые необходимо совершить для ее достижения.

Важность наличия цели

Цели бывают различных размеров, их можно подразделить на благородные либо эгоистичные, однако они побуждают человека развиваться. Каждая новая поставленная цель способствует изучению нечто неизведанного, освоению новых навыков и развитию собственных способностей и таланта. Главное, чтобы цели не вредили нам. Нельзя полностью зацикливаться на их достижении, поскольку это нанесет вред эмоциональному состоянию человека.

На сегодняшний день главной моей целью является получение хорошей профессии, которая будет меня полностью удовлетворять, при этом, смогу позволить себе жить в достатке.

Человек в своей повседневной жизни подчинен цели и смыслу, предопределяемых ему его биологической и социальной природой. От природы человек наделен способностью к получению удовольствия. Как биологическое и социальное существо, он имеет определенные физиологические и духовные потребности. Любая потребность предполагает ее удовлетворение. В процессе и в результате удовлетворения своей потребности человек испытывает удовольствие. И наоборот, в случае невозможности удовлетворить какую-либо из своих потребностей, человек испытывает неудовольствие. Следовательно, у всех людей одни и те же цель и смысл жизни. Цель жизни любого человека состоит в удовлетворении своих потребностей. Смысл жизни — в получении от жизни удовольствия. При одних и тех же цели и смысле жизни людей число всевозможных потребностей и связанных с их удовлетворением удовольствий для человека неограничено. Каждый человек обладает от природы неповторимыми задатками, определяемыми его наследственностью. На основе этих задатков общество формирует черты характера человека, воздействует на него традициями, нравственностью, моралью, культурой и искусством. В результате этого воздействия у человека формируется определенная ценностная ориентация, которая, в конечном счете, определяет индивидуальность человека и неповторимый набор его потребностей. Имея неповторимый набор потребностей, определяемых его индивидуальностью, каждый человек стремится их удовлетворить и получить при этом удовольствие. Число потребностей и возможность их удовлетворения зависит от уровня развития производительных сил и производственных отношений в обществе, к которому принадлежит человек.

Счастье

В счастье, как вершине удовольствия, заключен смысл жизни человека. Счастье — это эмоциональное состояние, которое является результатом удовлетворения какой-либо значимой для человека потребности, желанной им и выстраданной. Такой потребностью может стать любая без исключения потребность духовная или физиологическая. Будет ли человек испытывать состояние счастья, удовлетворив свою потребность, зависит от того, насколько долго, насколько сильно сознательно или подсознательно желал человек удовлетворить эту потребность, от того как долго она оставалась без удовлетворения. Даже удовлетворение какой-либо из физиологических потребностей может ввести человека в состояние счастья либо близкое к счастью. Какое из этих состояний испытывает человек, удовлетворив любую из своих значимых потребностей, будет зависеть также от того, насколько желаемое совпадает с действительным. В случае совпадения желаемого с действительным человек испытывает счастье. В случае неполного совпадения желаемого с действительным человек испытывает удовлетворение или удовольствие, но не состояние счастья. Темперамент, степень развития мышления, воображение оказывают немаловажное влияние на способность человека испытывать состояние счастья. Состояние счастья при удовлетворении какой либо из духовных потребностей человека возможно при условии, что в этот момент физиологические потребности не требуют удовлетворения.

Осознавая возникшую потребность, человек рисует в своем воображении Модель, которая содержит желаемые действия, ощущения. Необходимым условием счастья является совпадение модели с реальностью. Поэтому чем проще модель, тем легче ее реализовать, следовательно, достигнуть состояния счастья. Люди эмоционально богатые, склонные к глубоким раздумьям и переживаниям, выстраивают сложную модель. Поэтому они редко бывают удовлетворены результатами реализации своих потребностей, а значит, редко бывают счастливы. Люди, поверхностно воспринимающие окружающий мир, мыслящие конкретно, не усложняют модель множеством деталей, трудно реализуемых и не зависящих от них лично. Поэтому им легче осуществить задуманное, они чаще бывают счастливы.

Общество как система удовлетворения потребностей людей

Человеку в одиночку невозможно удовлетворить даже необходимые физиологические потребности. Поэтому люди были вынуждены объединиться в общество, создав единые для всех правила игры. Производство и производственные отношения в разные исторические периоды менялись, однако направленность общественной системы на удовлетворение необходимых человеческих потребностей оставалась неизменной. Менялся лишь господствующий класс, удовлетворение потребностей которого шло за счет эксплуатации остальных членов общества. Общество можно назвать гуманным, если оно способно удовлетворить потребности большинства.

Общество как система удовлетворения потребностей человека, в первую очередь, направлена на удовлетворение неизменных физиологических потребностей, таких как потребности в еде и безопасности. Во вторую очередь, общество способствует удовлетворению духовных потребностей, таких как потребность в собственной значимости, развитии и др. Потребность в развитии общество удовлетворяет лишь на уровне, необходимом обществу как системе в целях его функционирования и безопасности.

Живя в обществе, человек должен включиться в систему удовлетворения потребностей. Иначе он не сможет пользоваться благами этой системы. Для того, чтобы система работала, необходимо, чтобы каждый гражданин общества был элементом системы и выполнял определенную функцию, а взамен имел право пользоваться благами системы пропорционально важности и величине своей функций. Важность функции определяется степенью незаменимости её носителя. Число функций, требуемых системе, ограничено и определено. Важных функций меньше, маловажных — больше.

Человеческие желания и стремления намного превышают число функций, необходимых системе. Поэтому возможны два варианта выбора функции человеком. В первом, наиболее желательном случае, выбранная человеком функция на основании его собственных стремлений, побуждений совпадает с функцией, необходимой системе. Во втором случае выбранная человеком функция, опять-таки на основании собственных стремлений и побуждений, не совпадает с функциями, необходимыми системе. Значит, человеку необходимо совершить над собой насилие и выбрать одну из отведенных ему системой функций. В противном случае, человек не сможет пользоваться в полной мере благами системы. Следовательно, не будет иметь условий для развития и самореализации.

Каждый человек от природы наделен определёнными психическими свойствами — задатками. На основании задатков под влиянием воспитания и среды формируется личность. Личность стремиться к саморазвитию, самореализации. Этот процесс предполагает определенные благоприятные условия: с одной стороны, это удовлетворенность физиологических потребностей, с другой — отсутствие каких бы то ни было границ и ограничений (физических, идеологических и др)

Как уже отмечалось, общественный строй может меняться, в то время как система удовлетворения потребностей остается практически неизменной. Причиной этому является неизменность физиологических потребностей в еде и безопасности, а также духовных потребностей человека как социального существа. Общество не в состоянии удовлетворить весь спектр потребностей, вытекающих из особенностей человеческой природы. Поэтому оно от рождения до смерти человека формирует в нем потребности, стремления, тем самым, функции, которые необходимы системе удовлетворения потребностей. Ввиду своей простоты, система не может удовлетворить потребности высокого уровня в полной мере, поэтому она стремится ограничить человека, ориентировать его, в первую очередь, на физиологические потребности, которые в нем заложены природой. Общественное бытие и общественное сознание накладывают на человека определенные ограничения. Общественное бытие определяет жизненный уровень человека, ограничивая его возможности в потреблении благ. Общественное сознание, включающее политическую идеологию, право, мораль, религию, науку, искусство, философию формирует в человеке ценностную ориентацию и соответствующее ей мировоззрение. Каждая из форм общественного сознания в разной мере связана с общественным бытием. Наиболее тесно с ним связана политическая идеология, в меньшей степени и опосредованно через деятельность государства — мораль, искусство, религия и философия. Последние основываются на традициях, культурном наследии и духовных достижениях прошлых поколений.

Система пытается формировать физиологические потребности человека, воспитывая в нем стремление к комфорту, тягу к вещам, накопительству, богатству. Пропагандируя «свободную любовь», общество ориентирует человека на физиологию, ставя секс в один ряд с другими физиологическими потребностями, и берет на себя заботу об удовлетворении этой потребности посредством проституции и порнографии.

Не имея возможности удовлетворять всевозможные духовные потребности людей, общество вынуждено формировать их в упрощенном виде. Обладая идеологическим органом в виде средств массовой информации, государство формирует массовое сознание общества. Человеку отводится место бездушного исполнителя, без которого система не смогла бы функционировать нормально. Поэтому перед средствами массовой информации ставится задача не давать человеку думать. Для этого средствами массовой информации создаются у людей мнения, убеждения, стремления — все то, что определяет индивидуальность человека. Средствами массовой культуры, в дополнение, формируются вкусы, мода, ценностная ориентация людей. Развивая в человеке качества, необходимые системе, она не дает человеку возможности проявить свою индивидуальность, делая из человека добровольного раба, элемента системы, защищающего ее интересы. Живя в обществе как системе удовлетворения потребностей, человек даже не замечает своего рабства. Он ощущает себя свободным в пределах отведённых ему функций. Являясь существом общественным, человек не отделим от общества. Он формируется традициями и культурой своего народа, вступая в общественные отношения, усваивает цели и стремления своего народа, приобретает функцию, необходимую системе, включается в нее как элемент, разделяющий ее задачи и цели, защищающий ее. Иначе он чувствует себя лишним и невостребованным.

Любая человеческая деятельность, как и сам человек, оценивается с точки зрения полезности для общества. Человеческая деятельность всегда направлена на какой-либо круг лиц, в противном случае, она не имеет смысла, бесполезна для человека и общества. Поэтому смысл любой деятельности заключается в удовлетворении какой-либо потребности человека. Деятельность, которая не удовлетворяет ни одну из потребностей человека, не будет востребована и принята обществом, она будет отвергнута и осуждена. Этим объясняется непонимание человечеством, преследование и уничтожение великих достижений науки, техники, искусства, которые были впоследствии оценены ввиду возникшей в них необходимости. Примерами таких достижений могут служить работы Коперника, Бруно, Леонардо да Винчи, Фарадея.

Представления о Земле как о сфере, обоснованные Бруно и Коперником, стали востребованными обществом лишь в восемнадцатом веке, во время первого морского кругосветного путешествия к Индии Христофора Колумба. Летательный аппарат, изобретенный Леонардо да Винчи и ставший прототипом будущего вертолета, не был востребован обществом до создания мощного двигателя внутреннего сгорания. Открытое Фарадеєм электричество нашло свое применение после создания электрогенератора, электрической лампы освещения и электродвигателя. Энерго- и ресурсосберегающие технологии стали актуальными при появлении энергетического и сырьевого дефицита.

Формирование системой через средства массовой информации и культуры потребностей человека и порицание и преследование всего отличного от общепринятых норм пагубно влияет на развитие индивидуальности. Индивидуальность душит среда и губит отсутствие для нее места в системе. Для общества как системы удовлетворения потребностей безразличны нравственность, ценностная ориентация, установки, убеждения, взгляды отдельной личности. Общество интересует лишь функция человека, которую он выполняет в системе удовлетворения потребностей, и качество ее выполнения. Наоборот, общество не заинтересовано в развитии тех личностных качеств, которые выходят за рамки существующей идеологии и мешают человеку выполнять его функции в системе удовлетворения потребностей. Следствием этого является развитие человечества исключительно по пути технического прогресса.

Гуманность системы удовлетворения потребностей людей определяется обществом. Если система направлена на удовлетворение потребностей большинства, то система может считаться гуманной. Если же система направлена на удовлетворение потребностей правящего меньшинства, то система антигуманна.

Возможны два пути построения системы удовлетворения потребностей. Первый путь: построить систему из элементов с неограниченным набором функций. В этом случае каждой индивидуальности нашлось бы место в системе. Однако такая система была бы громоздка, не оптимальна и как следствие, плохо справлялась с удовлетворением основных потребностей человека. Второй путь: построить оптимальную систему из ограниченного набора элементов — функций, которая хорошо удовлетворяла бы потребности меньшинства. А при условии развития и совершенствования человеческих функции возможно построение такой же системы, способной удовлетворять потребности большинства. Именно по второму пути идет мировое сообщество, считая его наиболее гуманным, так как удовлетворены потребности большинства. Однако люди — добровольные рабы, сформированные системой, не понимают своего рабства и всей чудовищности такой системы. Не имея места для своей индивидуальности в системе, человек вынужден либо выбрать себе одну из функций элемента системы, либо, оставаясь индивидуальностью, при этом не выполнять ни одной из функций элемента системы и поэтому не пользоваться благами системы. Отказавшись от благ системы, человек обречен на нищету или даже смерть, при этом он опять-таки утрачивает возможности для развития своей индивидуальности. Можно предположить, что человек обречен на безликое существование в системе, на замкнутое пространство, из которого нет выхода.

Выход есть. Найти свое место в системе. Найти то, что близко твоей индивидуальности. То, в чем ты мог бы ее проявить, одновременно с пользой для себя и для общества. Хотя развитие личности человека в этом случае будет неполным, все же он сможет пользоваться благами системы, без чего невозможно ни дальнейшее развитие личности, ни физическое существование. Это значит заставить систему работать на себя, на свою личность. Человек, выполняющий в системе немаловажную функцию, имеет возможность влиять на общественное мнение, создавать условия для реализации своей личности в той мере, в какой это возможно в конкретном обществе.

Равенство

Между людьми невозможно равенство ни экономическое, ни социальное, ни какое-либо другое. Человек по своей природе ориентирован в первую очередь на себя и свои потребности. Поэтому он не допускает существования кого-либо или чего-либо более важного, чем он сам, тем самым не признавая равенства между собой и другими людьми. В некоторых случаях создается впечатление, что люди руководствуются в своих действиях не своими интересами и потребностями, а интересами и потребностями других людей. Однако это всего лишь видимость. Человек, жертвующий своими интересами и потребностями ради интересов и потребностей другого человека, на самом деле, удовлетворяет свою потребность отказаться от личных интересов в интересах других людей. Или такое поведение является компромиссом, требуемым для удовлетворения каких-либо иных потребностей человека. Таким образом, человек, подающий милостыню, оказывающий помощь, проявляющий сострадание, переживающий за своего ребенка, не переключается при этом на потребности другого человека, а всего лишь удовлетворяет свою собственную потребность жалеть, сострадать, бескорыстно помогать, делать добрые дела, переживать и заботиться или преследует свои интересы, уступая другим людям. Поэтому жизнедеятельность каждого человека будет направлена в первую очередь на удовлетворение личных потребностей за счет использования в своих интересах других людей, что свидетельствует о неизбежной ориентации человека на неравенство.

Стремление людей, относящихся к правящему меньшинству, удовлетворить свои потребности за счет остальной части общества будет всегда узаконенным и защищаться любым государством и обществом, в задачи которого входит удовлетворение потребностей меньшинства. Удовлетворение же потребностей большинства находится на уровне, необходимом для эффективного создания материальных ценностей и прочих благ цивилизации в обществе. Рабов при рабовладельческом строе тоже кормили, но настолько, чтобы они не умерли от голода. Крестьянам при феодализме оставляли такую часть урожая, чтобы ее хватило на посадку. Рабочим при домонополистическом капитализме платили столько, чтобы они могли нормально работать, обогащая капиталиста.

Власть

Задатки определяют возможность развития способностей человека к наблюдению, анализу, синтезу. Уровень развития этих способностей определяет способы мышления человека. Таких способов два: рассудочное мышление и разум. Рассудочное мышление — пассивный характер мышления, под которым понимают умение правильно классифицировать факты и явления, строить умозаключения и приводить знания в систему. Разум — активный характер мышления, постигающий объекты и явления в единстве противоположных сторон.

Благодаря разуму человек способен понять потребности, стремления и интересы людей, найти точки соприкосновения между ними, установить взаимовыгодные отношения, как с отдельными людьми, так и с группами для достижения личных целей и удовлетворения своих потребностей. Выделяя и формируя в людях такие стремления и интересы, в реализации которых были бы заинтересованы многие, человек, благодаря своему разуму, способен оказывать влияние на людей и предопределять события, не обладая при этом публичной властью. Если способом мышления человека является не разум, а рассудок, то он не сможет оказывать влияния на людей и предопределять тем самым события в соответствии с личными целями, не обладая при этом публичной властью. Способ, которым человек будет удовлетворять свою потребность в собственной значимости, во многом зависит от способа его мышления. Если способом мышления является разум, человек может оказывать влияние на людей, побуждая их к необходимому для многих действию. При этом он будет обладать авторитетом, признанием и влиянием, обладая скрытой властью над людьми. Если же способом мышления является рассудок, человек сможет удовлетворить свою потребность в собственной значимости благодаря обладанию видимой властью над человеком или группой людей. Демонстрация видимой власти часто является следствием нежелания или неспособности к конструктивному диалогу, к взаимовыгодному сотрудничеству, компромиссу. Поэтому видимая власть всегда опирается на силу.

Люди с рассудочным (пассивным) мышлением, обладающие такими чертами характера, как смелость, хладнокровие, честолюбие, испытывая желание удовлетворить потребность в признании, могут стремится к власти. Наиболее простым и быстрым путем к власти для такого рода людей является служба в структурах государственной власти, которая является особого рода публичной властью, опирающейся на армию, правоохранительные органы, органы дознания и наказания, тюрьмы и другие структуры принуждения.

Общество как система удовлетворения потребностей не ставит перед собой задачи удовлетворения потребностей людей в равной мере. Создавая блага, которыми в полной мере может пользоваться лишь правящее меньшинство, общество вынуждено опираться на государство для сохранения существующего в нем неравенства. С этой целью правящее меньшинство наделено властью, позволяющей игнорировать интересы большинства. Эта власть отражает нежелание или неспособность конструктивного диалога и разумного компромисса между правящим меньшинством и остальным обществом, что является результатом не пересекаемости их интересов. Власть почти всегда опирается на силу, которая направлена на преследование инакомыслия, подавление политического и гражданского сопротивления.

Литература

1. Давидович В., Аболина Р.Я. Кто ты человечество? Теоретический портрет. – М., 1975

2. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. – М., 1995

3. Исаев В.Д. Человек в пространстве цивилизации и культуры. – К., 2003

4. Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда. – М., 1993

Обычно его пишут в рамках итогового сочинения. Соответственно выразить свое мнение не достаточно, необходимо привести аргументы, добиться последовательности изложения, по возможности привести примеры из жизни и литературы. Желательно выстроить картину «хеппи-энда» и отразить картину происходящего в позитивном ключе. То есть не говорить о том, как плохо живется людям без цели в жизни, а писать, как хорошо живется цель имеющим. Хотя можно привести и контрастные примеры. Рекомендуемый объем – от 350 слов. Далее мы поговорим о том, как писать сочинение, какие аргументы использовать и приведем примеры готовых эссе.

Критерии оценки

Хорошее сочинение должно соответствовать критериям оценки. Ваша красноречивость и сильная авторская позиция не будут играть особой роли, если при проверке будет обнаружено несоответствие критериям. Если вы считаете, что цель в жизни не только не важна, но и вредна – не стоит писать об этом. Вы можете быть правы, с вами согласятся многие психологи. Но высокую оценку вы не получите. Поэтому в этом случае лицемерьте и пишите работу по всем правилам. А возможность высказать свое истинное мнение у вас еще будет, поверьте.

Согласно данным ФИПИ, критериями оценки итогового сочинения являются:

  • Соответствие теме.
  • Аргументация с привлечением литературного материала.
  • Композиция и логика рассуждения.
  • Качество письменной речи.
  • Грамотность.

Базовые критерии – первый и второй. Здесь выставляется зачет или незачет. Соответственно сочинение должно раскрывать тему, иметь коммуникативный замысел. В качестве аргументации важно использовать литературу, желательно ту, которую вы проходили в рамках школьной программы. Цитаты и примеры из литературных произведений необходимо приводить грамотно, как бы находя подтверждения ваших доводов в словах автора.

Без привлечения литературного материала сочинение писать нельзя.

Композиция и логика рассуждения – это фактически последовательность изложения, а также соотношение тезисов и доказательств.

Выдвинули тезис – приведите доказательства, подкрепите примерами.

Под качеством речевого оформления понимается разнообразие лексики. Старайтесь избегать штампов, использовать уместные термины. Не уверены в трактовке – не используйте.

Что же касается грамотности, то незачет выставляется в случае, когда грамматические ошибки затрудняют восприятие текста. Обычно допускается не более 5 ошибок на 100 слов. Советуем не использовать слова, в грамотности написания которых вы не уверены. Русский язык, как вы помните, богат, гибок и живописен – найдите синонимы.

Аргументы и примеры из литературы

О недостижимых целях
. Роман Р. Гальего «Белое на черном» подтверждает мысль о том, что нет непреодолимых препятствий. Главный герой болен, разлучен с матерью, проводит тяжелую и лишенную радостей жизнь. Но, несмотря ни на что, он продолжает учиться и не сдается, в итоге становится известным, признанным писателем. Кстати, роман автобиографический.

Великая цель
. Она направлена на достижение блага не только для себя, но и для окружающих людей. При этом она не является утопией, а вполне реальна с точки зрения здравого смысла. Пример – повесть В. Аксенова «Коллеги», где три друга становятся врачами и, осознав важность своей жизни, получают возможность спасать жизни людей.

Отсутствие цели
. Герои пьесы «На дне» Максима Горького не имеют цели в жизни. Они живут, руководствуясь насущными желаниями – выпить, поесть и так далее. Один из героев, кажется, хочет обрести цель и найти лечебницу, вернуться к прошлой (возможно вымышленной) славе и яркой жизни, но не находит в себе сил и в итоге вешается.

Цель не оправдывает средства
. Азамат из «Героя нашего времени» М. Ю. Лермонтова хотел любыми способами заполучить коня Карагеза, принадлежащего Казбичу. Одержимый этим желанием, он вступает в сделку с Печориным и крадет ради этой затеи Бэлу. В результате он вынужден навсегда покинуть свой дом. Его поступок приводит к смерти Бэлы и разрушенной жизни Казбича, который одержимый горем убивает похищенную возлюбленную.

Истинные и ложные
. Истинная цель помогает стать счастливым человеком, ложная делает человека несчастным или не приносит ему никакого удовлетворения. Так цели Печорина являются ложными – чего бы он страстно не желал, достигнутое не радует его. Он жалеет о том, что нарушил быт «честных контрабандистов», теряет интерес к любви Бэлы, убивает на дуэли Грушницкого.

Прежде всего, старайтесь добиться стройности повествования. В его основе должна лежать главная мысль и логика рассуждений. Обозначьте главную мысль в начале, например «Цель жизни важна для человека». Далее приведите доказательства: к чему приводит бесцельное существование и, наоборот, к чему приводит наличие осмысленных желаний. Подкрепите сказанное примерами из литературных произведений, приведите цитаты.

Что важно учесть в ходе написания:

  • Четко формулируйте мысли – в тексте не должно быть размытых формулировок.
  • Аргументируйте и подкрепляйте доказательствами каждый тезис, избегайте доводов.
  • Не идите вразрез с общественным мнением, не используйте сарказм.
  • Используйте минимум 2 примера из литературы.
  • Выражайте свою позицию и соотносите ее с позицией авторов произведений.
  • Перечитывайте написанное – это поможет избежать ошибок.
  • Следите за объемом сочинения, оно должно включать в себя порядка 350 слов.
  • Не используйте термины, в трактовке которых вы до конца не уверены.
  • Не используйте цитаты и произведения, в именах авторов и героев которых есть сомнения.

Очень важно, чтобы вы могли опираться на литературную базу. Обычно направление, по которому будет писаться итоговое сочинение, известно задолго до самого экзамена.

Не ленитесь искать как можно больше подходящих примеров и заучивать некоторые цитаты. Практика показывает, что один и тот же пример из литературного произведения можно использовать в сочинении на любую тему из заданного направления. Потому чем более широкой будет ваша литературная база – тем лучше.

Примеры сочинений

Вариант 1. Почему важно иметь цель в жизни?

Иметь цель в жизни – значит понимать, чего ты действительно хочешь добиться. Бесцельное существование приводит к отсутствию стремлений, а иногда и к отсутствию желаний. Человек не понимает, чего он действительно хочет достичь. Он «мечется», быстро теряет интерес к тому, чем занимается. Он выбирает работу, которую потом ненавидит. Он теряет время и в итоге остается у «разбитого корыта», понимая, что его жизнь прошла зря.

Страшнее отсутствие цели в жизни – постановка ложных целей, которые не приносят счастья ни человеку, ни окружающим его людям.

Яркий пример тому – герой романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» прапорщик Григорий Печорин. Его цели оказываются спонтанными и больше походят на импульсивные желания.

Он разрушает жизнь Бэлы, получив ее расположение и остыв к ней. Он разрушает жизнь жителей Тамани, вынуждая девушку бросить слепого мальчика, о судьбе которого остается только догадываться. Печорин даже понимает это, говоря: «И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов?». При этом удовлетворения при достижении поставленных целей он не находит ни в одной из ситуаций.

Цели Григория не только ложные – они причиняют боль окружающим его людям. Такая же цель, но уже не ложная, была у брата Бэлы – Азамата. Во что бы то ни стало, он хотел заполучить коня Казбича, которого Печорин пообещал достать ему в обмен на Бэлу. Азамат был так одержим своим желанием, что не думал о последствиях. В результате он получил коня, но был вынужден навсегда покинуть семью. Отчасти и по его вине от рук Казбича погибает Бэла – очевидно, что кражей коня он был раздосадован больше, чем невозможностью жениться на любимой девушке.

И совсем другой пример мы видим в повести В. Аксенова «Коллеги». Здесь три героя, три молодых врача, сначала даже не осознают цели своей жизни. До тех пор, пока один из главных героев, Александр Зеленин, не получает серьезное ранение. Тогда друзьям удается вырвать его из лап смерти, и они понимают, насколько важной и благородной является их работа – спасать жизни других людей. Она и становится их целью жизни.

Мне кажется, что человек должен найти великую цель – направленную на созидание. Ту, которая делает лучше его жизнь и жизнь окружающих его людей. При этом не так важно, будет ли она глобальной. Возможно, я никогда не смогу стать президентом или миллиардером, чтобы менять жизни тысячи людей в лучшую сторону. Но я смогу стать врачом и быть в состоянии спасти десятки жизней. Моя цель будет благородной, я буду ощущать ее ценность для других людей и самого себя. Я буду по-настоящему счастлив.

Вариант 2. Почему важна цель в жизни?

Ф. М. Достоевский писал: «Жизнь задыхается без цели». И это действительно так. Вокруг мы видим множество людей, которые бесцельно проводят свою жизнь. Они ничего не хотят, кроме просмотра сериалов в выходные. Ни к чему не стремятся, кроме как к приобретению новой машины в кредит. Цель делает человека лучше, его мысли – добрее и чище. Конечно, в том случае, если она направлена на созидание и развитие, не приносит вреда человеку и окружающим его людям.

Цель не оправдывает средства. Насколько бы много она не значила для человека, и насколько бы благой не была в итоге. Герой романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» Родион Раскольников был одержим идеей убийства старухи-процентщицы. С одной стороны его цель была благой – он хотел раздать ее деньги нуждающимся. Но достигалась она мерзким путем – убийством. Мерзость этой цели породила в голове Раскольникова безумную теорию о «тварях дрожащих и право имеющих». Эта цель разрушала жизнь Родиона, который был погружен в раскаяния и попросту не мог жить нормально, пока не нашел смысл в Боге.

Хотя мне не кажется, что цель и смысл жизни стоит отождествлять между собой. Смысл жизни в самой жизни, а цель задает вектор нашего движения, направляет жизнь в нужное русло. Она заставляет нас действовать, когда руки опускаются.

Достаточно вспомнить Алексея Мересьева из «Повести о настоящем человеке» Б. Н. Полевого. Летчик получает серьезные травмы, в результате которых ему ампутируют ноги. Он считает, что его жизнь кончена – он больше никогда не сможет летать, а любимая женщина выйдет за него замуж только из жалости. Но его цель настолько важна для него, что он не опускает рук – верит в себя до конца, тренируется и в итоге достигает желания. Преодолевая боль, Мересьев тренировался ходить на протезах. В результате он смог летать и во время первого полета не смог сдержать слез. Командир, который только после полета узнал, что у Алексея нет ног, сказал ему: «Ты сам не знаешь, какой ты замечательный человек!».

Правильно выбранная цель – это основа счастливой жизни. Когда мы задаем для нее правильный вектор, то занимаемся любимым делом и любим все, что нас окружает. Мы счастливы, когда делаем то, чего по-настоящему ходим, и когда счастливы окружающие нас люди. Я выбрал цель, которая изменит в лучшую сторону не только мою жизнь, но и жизнь сотен людей. Я хочу стать учителем. Для меня будет счастьем понимать, что отчасти и в моих руках судьбы сотен детей – сотен маленьких личностей. И я сделаю все возможное, чтобы добиться поставленной целей и стать Учителем с большой буквы.

Заключение

Если вы хотите получить высокую оценку на экзамене, то заранее запомните критерии оценки. Они просты и логичны. Но даже успешные ученики часто увлекаются рассуждением и забывают подкрепить свои мысли примерами из литературных произведений. Результат – незачет. Будьте внимательны и старайтесь не идти вразрез с общественным мнением. Обязательно говорите о том, что цель в жизни нужна и важна. В противном случае вы рискуете попасть в немилость и получить «незачет» по результатам экзамена.

Евгения Мельникова

Редактор портала Info-Profi, педагог с 16-ти летним стажем, практикующий репетитор.

Спешу отвечать на Ваше письмо, за которое я Вам очень благодарен1, любезный С.

Мнением молодежи нельзя не дорожить; во всяком случае я бы очень желал, чтобы не было недоразумений насчет моих намерений. Отвечаю по пунктам.

1) Первый упрек напоминает обвинение, деланное Гоголю и др., зачем не выводятся хорошие люди в числе других.— Базаров все-таки подавляет все остальные лица романа (Катков находил, что я в нем представил апофеозу «Современника»)2. Приданные ему качества не случайны. Я хотел сделать из него лицо трагическое — тут было не до нежностей. Он честен, правдив и демократ до конца ногтей — а вы не находите в нем хороших сторон? «Stoff und Kraft» он рекомендует именно как популярную, т. е. пустую, книгу3; дуэль с П П именно введена для наглядного доказательства пустоты элегантно-дворянского рыцарства, выставленного почти преувеличенно комически; и как бы он отказался от нее; ведь П П его побил бы.

Базаров, по-моему, постоянно разбивает П П, а не наоборот; и если он называется нигилистом, то надо читать: революционером.

2) То, что сказано об Аркадии, о реабилитировании отцов и т. д., показывает только — виноват! — что меня не поняли. Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса. Вглядитесь в лица Ня Па, Па Па, Аркадия. Слабость и вялость или ограниченность. Эстетическое чувство заставило меня взять именно хороших представителей дворянства, чтобы тем вернее доказать мою тему: если сливки плохи, что же молоко? Взять чиновников, генералов, грабителей и т. д. было бы грубо, le pont aux ânes — и неверно. Все истинные отрицатели, которых я знал — без исключения (Белинский, Бакунин, Герцен, Добролюбов, Спешнев и т. д.) происходили от сравнительно добрых и честных родителей. И в этом заключается великий смысл: это отнимает у деятелей, у отрицателей всякую тень личного негодования, личной раздражительности. Они идут по своей дороге потому только, что более чутки к требованиям народной жизни. Графиня Сальяс неправа, говоря, что лица, подобные Ню Пу и Пу Пу,— наши деды 4: Н П — это я, Огарев и тысячи других; П П — Столыпин, Есаков, Россет, тоже наши современники. Они лучшие из дворян — и именно потому и выбраны мною, чтобы доказать их несостоятельность.

Представить с одной стороны взяточников, а с другой — идеального юношу — эту картинку пускай рисуют другие… Я хотел большего. Базаров в одном месте у меня говорил (я это выкинул для ценсуры) — Аркадию, тому самому Аркадию, в котором Ваши гейдельбергские товарищи видят более удачный тип: «Твой отец честный малый; но будь он расперевзяточник — ты всё-таки дальше благородного смирения или кипения не дошел бы, потому что ты дворянчик»5.

3) Господи! Кукшина, эта карикатура, по-Вашему — удачнее всех! На это и отвечать нельзя.

Одинцова так же мало влюбляется в Аркадия, как в Базарова, как Вы это не видите! — это та же представительница наших праздных, мечтающих, любопытных и холодных барынь-эпикуреек, наших дворянок. Графиня Сальяс это лицо поняла совершенно ясно. Ей бы хотелось сперва погладить по шерсти волка (Базарова), лишь бы он не кусался — потом мальчика по его кудрям — и продолжать лежать вымытой, на бархате.

4) Смерть Базарова (которую гя Сальяс называет геройскою и потому критикует) должна была, по-моему, наложить последнюю черту на его трагическую фигуру. А Ваши молодые люди и ее находят случайной! Оканчиваю следующим замечанием: если читатель не полюбит Базарова со всей его грубостью, бессердечностью, безжалостной сухостью и резкостью — если он его не полюбит, повторяю я — я виноват и не достиг своей цели. Но «рассыропиться», говоря его словами я не хотел,: хотя через это я бы, вероятно, тотчас имел молодых людей на моей стороне. Я не хотел накупаться на популярность такого рода уступками. Лучше проиграть сражение (и кажется, я его проиграл) — чем выиграть его уловкой. Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная — и всё-таки обреченная на погибель — потому, что она всё-таки стоит еще в преддверии будущего,— мне мечтался какой-то странный pendant Пугачевым и т. д.— а мои молодые современники говорят мне, качая головами: «ты, братец, опростоволосился и даже нас обидел: вот Аркадий у тебя почище вышел — напрасно ты над ним еще не потрудился» Мне остается сделать, как в цыганской песне: «снять шапку да пониже поклониться». До сих пор Базарова совершенно поняли, т. е. поняли мои намерения, только два человека — Достоевский и Боткин7. Я постараюсь выслать Вам экземпляр моей повести. А теперь basta об этом.

Ваши стихи, к сожалению, отвергнуты «Русским вестником». Это несправедливо; Ваши стихи, во всяком случае, в десять раз лучше стихов гг. Щербины и др., помещаемых в «Р в». Если Вы позволите, я возьму их и помещу во «Времени»8. Напишите мне об этом Два слова. Насчет Вашего имени не беспокойтесь — оно не будет напечатано.

От Н Н я еще письма не получал, но имею о ней вести через Анненкова, с которым она познакомилась. Через Гейдельберг я не поеду — а я бы посмотрел на тамошних молодых русских. Поклонитесь им от меня, хотя они меня почитают отсталым… Скажите им, что я прошу их подождать еще немного, прежде чем они произнесут окончательный приговор.— Письмо это Вы можете сообщить кому вздумается.

Жму Вам крепко руку и желаю всего хорошего. Работайте, работайте — и не спешите подводить итоги.Преданный ВамИв. Тургенев.

Евгений Базаров — главный герой романа И. С. Тургенева «Отцы и дети», «русский Гамлет», выразитель новых и весьма сильных убеждений интеллигентской России середины XIX века — нигилист. Он отрицает высокое духовное начало, а вместе с ним — поэзию, музыку, любовь, но проповедует знание и на его основе — переустройство мира. Базаров — разночинец, студент-медик, хотя ему уже около 30 лет. Он т. н. «вечный студент», который годами учится, всё приготовляясь к настоящей деятельности, но никак не приступит к ней.

Евгений приехал на каникулах со своим другом Аркадием Кирсановым к нему в имение. Первая встреча с Евгением происходит на станции, где отец Аркадия встречает юношей. Портрет Базарова в этот момент красноречив и сразу даёт внимательному читателю некое представление о герое: красные руки — он много проводит биологических опытов, усиленно занимается практикой; балахон с кистями — бытовая свобода и небрежение к внешнему, к тому же бедность, увы. Базаров говорит чуть высокомерно («лениво»), на его лице — ироническая улыбка превосходства и снисходительности ко всем.

Первое впечатление не обманывает: Базаров действительно считает всех, кого встречает вместе с нами на страницах романа, ниже себя. Они сентиментальны — он практик и рационалист, они любят красивые слова и высокопарные утверждения, всему придают высокость — он говорит правду и везде видит истинную причину, нередко низкую и «физиологическую».

Всё это особенно проявляется в спорах с Павлом Петровичем Кирсановым — «русским англичанином», дядей Аркадия. Павел Петрович говорит о высоком духе русского народа, Евгений парирует напоминанием о снохачестве, пьянстве, лени. Для Кирсанова искусство божественно, а для Базарова «Рафаэль гроша медного не стоит», потому что бесполезен в мире, где у одних голод и зараза, у других — белоснежные манжеты и утренний кофе. Его резюме искусству: «Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта».

Но убеждения героя буквально разваливает сама жизнь. На губернском балу Базаров знакомится с Анной Одинцовой — богатой и красивой вдовой, которую сначала характеризует в своей манере: «На других баб не похожа». Ему кажется (Евгений хочет, чтобы так было), что к Одинцовой у него исключительно плотское влечение, «зов природы». Но выясняется, что умная и красивая женщина стала для Базарова необходимостью: её хочется не только целовать, но разговаривать с ней, смотреть на неё…

Базаров оказывается «заражён» романтизмом — тем, что он яростно отрицал. Увы, для Одинцовой Евгений стал чем-то вроде тех лягушек, которых он сам резал для опытов.

Убегая от чувства, от себя, Базаров уезжает к родителям в деревеньку, где лечит крестьян. Вскрывая тифозный труп, он ранит себя скальпелем, но не прижигает место пореза и заражается. Скоро Базаров умирает.

Характеристика героя

Смерть героя — это смерть его идей, убеждений, смерть всего, что давало ему превосходство над другими, во что он так верил. Жизнь дала Евгению, словно в сказке, три испытания по усилению сложности — дуэль, любовь, смерть… Он — точнее, его убеждения (а это он и есть, ибо он «сам себя сделал») — не выдерживают ни одного.

Что такое дуэль, как не порождение романтизма, а уж никак не здоровой жизни? И всё-таки Базаров соглашается на неё — зачем? Ведь это несусветная глупость. Но что-то мешает Евгению отказаться от вызова Павла Петровича. Наверное, честь, над которой он насмехается так же, как над искусством.

(«Базаров и Одинцова», художник Ратников
)

Второе поражение — любовь. Она властвует над Базаровым, и ничего химик, биолог и нигилист не может с нею поделать: «Кровь его загоралась, как только он вспоминал о ней… что-то другое в него вселилось, чего он никак не допускал…»

Третье поражение — смерть. Ведь она пришла не по воле старости, случая, а почти намеренно: Базаров прекрасно знал, чем грозит порез у тифозного трупа. Но — не прижёг рану. Почему? Потому что им управляло в этот момент самое низкое из «романтических» желаний — покончить всё разом, сдаться, признать своё поражение. Евгений так страдал от мук именно душевных, что разум и критический расчёт оказались бессильны.

Победа Базарова в том, что у него хватает ума и силы признать крах своих убеждений. В этом и величие героя, трагичность образа.

Образ героя в произведении

В конце романа мы видим всех героев как-то устроенными: Одинцова вышла замуж по расчёту, счастлив по-мещански Аркадий, Павел Петрович уезжает в Дрезден. И только «страстное, грешное, бунтующее сердце» Базарова скрылось под холодной землёй, на сельском кладбище, заросшем травой…

А ведь он был самым честным из них, самым искренним и сильным. Его «масштаб» во много раз крупнее, возможности — больше, силы — неизмеримы. Но такие люди живут мало. Или много, если скукоживаются до размеров Аркадия.

(В. Перов иллюстрация к роману Тургенева «Отцы и дети»
)

Смерть Базарова — это и следствие его ложных убеждений: он был просто не готов к «удару» любовью и романтикой. У него не было сил противостоять тому, что он считал вымыслом.

Тургенев создаёт портрет ещё одного «героя времени», над смертью которого плачет много читателей. Но «герои времени» — Онегин, Печорин, прочие — всегда лишние и герои только потому, что выражают несовершенство этого времени. Базаров, по словам Тургенева, «стоит в преддверии будущего», его время не настало. Но, кажется, оно не настало для таких и сейчас и неизвестно, будет ли…

Двадцать седьмое декабря.

Сочинение.

Базаров – «новый человек».

(по роману И. С. Тургенева «Отцы и дети»).

Роман И. С. Тургенева “Отцы и дети” создавался в то время, когда был поставлен вопрос об отмене крепостного права, когда были противоречия между либералами и демократами. Как раз в это время – время политических реформ и общественных потрясений, в России зарождается новый буржуазно-капиталистический слой, а среди студенческой молодежи распространяется идеология нигилизма.Роман отразил борьбу двух социально-политических лагерей, сложившихся в России к 60-м годам XIX века. Писатель показал типичный конфликт эпохи и поставил ряд актуальных проблем, в частности, вопрос о характере и роли “нового человека” — деятеля в период революционной ситуации 60-х годов.

Выразителем идей революционной демократии стал Евгений Базаров- герой, который противопоставлен в романе либеральному дворянству. Он является основным и единственным выразителем демократической идеологии.Базаров — новый человек, представитель тех молодых деятелей, которые “драться хотят”, “нигилистов”. Он за новую жизнь и до конца остается верен своим убеждениям.

Тургенев писал: «В основание главной фигуры, Базарова, легла одна поразившая меня личность молодого провинциального врача. В этом замечательном человеке воплотилось то едва народившееся, ещё бродившее начало, которое потом получило название нигилизма. Впечатление, произведённое на меня этой личностью, было очень сильно и в то же время не совсем ясно». И вот в новом тургеневском романе главным героем выступил представитель тех «новых людей». Отношение Тургенева к «новому человеку» было, по его же словам, не вполне ясным: Базаров был его «враг», к которому он чувствовал «невольное влечение». Разъясняя своё произведение, Тургенев писал: «Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса». «Это — торжество демократизма над аристократией».

Базаров показан Тургеневым как сторонник самого «полного и беспощадного отрицания». Базаров отрицает всё — и в первую очередь самодержавие, крепостное право и религию. Всё то, что порождено безобразным состоянием общества. Тургенев говорил о Базарове: «Он честен, правдив и демократ до конца ногтей… если он называется нигилистом, то надо читать: революционером»

Как же нарисован Базаров — «новый человек». Человек из народа, внук дьячка, пахавшего землю, сын бедного уездного лекаря, студент, Базаров «владел особенным умением возбуждать к себе доверие в людях низших, хотя он никогда не потакал им и обходился с ними небрежно».

Демократизм Базарова наглядно отражён в его речи, занятиях, чертах характера и мировоззрении. Тургенев нарисовал запоминающийся портрет разночинца Базарова: его лицо, «длинное и худое, с широким лбом,… большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвета… оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум». Походка у него «твёрдая и стремительно смелая», его длинные и густые тёмно-белокурые волосы «не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа». Одевается он просто и, в отличие от аристократа Павла Петровича, который «очень возился с туалетом», подчёркнуто небрежно относится к своей «одежонке». В деревню к Кирсановым он приезжает «в длинном балахоне с кистями»; здороваясь с отцом Аркадия, протягивает ему «обнажённую красную руку», по-видимому, никогда не знавшую перчаток.

Говорит Базаров ясно и просто: «Евгений Васильев», — здоровается он с отцом Аркадия; свои мысли выражает с суровой и мужественной прямотой, без всякой уклончивости, не вынуждая себя к притворной любезности. Это ясно видно из тех оценок, которые он даёт людям враждебного лагеря, «феодалам»: Павел Петрович — франт, «архаическое явление», «идиот»; Николай Петрович — «добряк», но «его песенка спета»; Аркадию он говорит: «Ты нежная душа, размазня…»; «…да ты и не дорос до нас…»

Его интересы в целом похожи на интересы просвещенной молодежи того времени: он увлекается естественными науками, читает сочинения немецких «вульгарных материалистов» — идет в ногу со временем. Базаров нигилист, то есть человек ничего не принимающий на веру и отвергающий авторитеты и принципы. Он отрицает Пушкина, причем необоснованно. В особенности достается от него романтическому мироощущению: «чепуха, гниль, художество», «ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться этому … загадочному взгляду». По мнению Базарова, все человеческие беды происходят из-за несправедливого устройства общества, а роль личности, индивидуальной психологии он отрицал вовсе, полагая, что достаточно одного человеческая экземпляра, что бы судить обо всех.

Базаров прошёл суровую, тяжёлую жизненную школу, которая закалила его. Базаров окончил университет, но на свое образование он «копейки лишней» не взял у родителей. Своими знаниями, а они у него очень обширны, Базаров обязан себе. Вот почему он с гордостью заявляет: «Всякий человек сам себя воспитать должен,- ну, хоть как я, например…»

Базаров не гонится за комфортом, материальными благами: «Ты с ним … не церемонься. Он чудесный малый, такой простой…», — говорит о нем Аркадий.

Базаров — враг отвлеченной науки, оторванной от жизни. Он за науку, которая была бы понятна народу. Базаров — труженик науки, он неутомим в своих экспериментах, всецело поглощен любимой профессией. Труд, непрестанная деятельность — его «стихия». Приехав на отдых в усадьбу Кирсановых, он сейчас же принимается за работу: собирает гербарии, занимается физическими и химическими опытами. К тем, кто живёт, ничего не делая, Базаров относится с нескрываемым презрением.

Сюжет романа строится на столкновении Базарова с миром аристократов. Тургенев сразу же показывает, что Базаров — человек труда, он чужд аристократическому этикету и условностям. Именно в столкновении с различными персонажами, противопоставленными ему, раскрываются замечательные черты Базарова: в спорах с Павлом Петровичем — зрелость ума, глубина суждений и непримиримая ненависть к барству и рабству; во взаимоотношениях с Аркадием — способность привлекать на свою сторону молодежь, быть учителем, воспитателем, честным и непримиримым в дружбе; в отношении с Одинцовой — умение глубоко и по-настоящему любить, цельность натуры, сила воли и чувство собственного достоинства.

Тургенев испытывает Базарова сначала любовью, затем и смертью. Он со стороны наблюдает за тем, как ведет себя его герой в этих ситуациях. Любовь к Одинцовой, женщине умной, гордой, сильной, под стать самому Базарову, побеждает принципы нигилизма (а ведь он называл любовь “белибердой”, презрительно относился к романтическим чувствам, признавал любовь только физиологическую, но, влюбившись, вдруг с испугом почувствовал романтика в себе). В предсмертной сцене Базаров верен своим идеалам до конца, он не сломлен, гордо смотрит смерти в глаза — он пришел, чтобы лишь «расчистить место для других».

Смерть Базарова по-своему оправдана. Как в любви нельзя было доводить Базарова до “тишины блаженства”, так и в его предполагаемом деле он должен был остаться на уровне еще не реализуемых, вынашиваемых и потому безграничных стремлений. Базаров должен был умереть, чтобы остаться Базаровым. Так Тургенев передает одиночество своего героя-предтечи. Смерть Базарова — конец его трагической жизни. Внешне эта смерть представляется случайной, но, в сущности, она явилась логическим завершением образа Базарова. Она подготовлена всем ходом повествования. Усталость, одиночество и тоска героя не могли получить иного исхода. Базаров умирает в полном одиночестве. И на “небольшое сельское кладбище” приходят лишь “два уже дряхлые старичка — муж с женою”.

Трагический смысл образа создает автор в Базарове: его одиночество, неприятие окружающего мира, душевный разлад – все это сочетает в себе один герой. Это тяжелая ноша, которую не каждому дано нести с тем чувством собственного достоинства, какое присуще Базарову. В романе у Базарова нет ни одного единомышленника. Лишь карикатурные фигуры Ситникова и Кукшиной, да еще Аркадий, по молодости увлеченный необычными идеями. Базаров — одинок в своей личной жизни. Старики-родители чуть ли не боятся его, в отношениях с Одинцовой он терпит крах. Как-то Базаров заявил Аркадию: «Когда я встречу человека, который не спасовал бы передо мною, тогда я изменю свое мнение о самом себе». И такой человек нашелся — это Одинцова.

Как настоящий художник, творец, Тургенев сумел угадать настроение своего времени, появление нового типа, типа демократа-разночинца, который пришел на смену дворянской интеллигенции. С помощью искусно подобранных деталей Тургенев создаёт внешний облик одного из «новых людей». Базаров — натура независимая, не склоняющаяся ни перед какими авторитетами, а все подвергающая суду мысли. Переворот в душе Базарова происходит под влиянием трагической любви к Одинцовой – он начинает осознавать присутствие в своей душе романтика, что раньше было для него немыслимым. Базаров способен к духовной эволюции, что демонстрирует его чувство к Одинцовой, а так же сцена смерти. У Базарова в сценах объяснения в любви преобладают эмоции над разумом.

Роман И. С. Тургенева «Отцы и дети» был написан в 1860 году, во время отмены крепостного права, на стыке двух эпох: эпохи либеральных дворян и эпохи демократов-разночинцев. Эти перемены привели к появлению в русском обществе и литературе второй половины XIX века «нового» героя.

В романе Тургенева таким героем является Евгений Базаров.

Впервые с Базаровым мы встречаемся в усадьбе Кирсановых. «Евгений, — говорит о Базарове Аркадий, — нигилист — человек, который не склоняется ни перед какими авторитетами и не принимает ни одного принципа на веру.». Базаров действительно считает, что только естественные науки способны привести к прогрессу, а искусство и человеческие чувства лишь тормозят развитие общества. По моему мнению, Базаров на первый взгляд не вызывает симпатии.

Что касается любви, Базаров говорит, что это непростительная дурь и белиберда. К женщинам он относится с цинизмом, потому, впервые встречая Анну Сергеевну Одинцову, Базаров говорит о ней: «Что за фигура! На остальных баб не похожа!» Однако постепенно, неожиданно для самого героя, в его душе начинают просыпаться ещё не знакомые ему нежные чувства по отношению к этой женщине. Любовь ломает уверенного в своих убеждениях Базарова, однако даже невзаимность Одинцовой не лишает героя гордости. «… милостыни я просить не стану,» — говорит он Анне Сергеевне.

В результате этих событий у Базарова возникает внутренний конфликт. Его жизнь перестаёт поддаваться его же теории, любовь противоречит взглядам Базарова, однако тот не предаёт своей теории, даже чувствуя приближение смерти.

И. С. Тургенев не принимает концепции своего героя, но уважает силу его духа и стремление к цели.

Таким образом, Базаров на самом деле ранимая и любящая натура, которую разъедает реализм и цинизм. Автор не показывает нам жизни Базарова, однако очень ярко описывает то, как он умирает, и этого достаточно для того, чтобы понять, какой силой обладал герой. «Умереть так, как умер Базаров — уже подвиг,» — сказал о герое критик Писарев.

Обновлено: 2018-06-27

Внимание!

Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Елена РОМАНИЧЕВА

Готовимся к сочинению

“Тема сформулирована по русской литературе
XIX века (произведение указано)” – так звучит одна
из экзаменационных тем в самой общей
формулировке. Подчеркну: в общей. А это значит не
только то, что она может быть любой, но и то, что
“общие слова”, в которых она будет дана,
приложимы к любому произведению. А если так, то,
может быть, тогда и не следует бояться. Если
ученик будет знать, что и как нужно
проанализировать в художественном тексте, то в
принципе ему не важно, с каким текстом работать.
Однако, к сожалению, я уверена: после публикации
списка началась одна из самых популярных
предэкзаменационных игр “Угадайка” с участием
учеников, родителей и репетиторов, которая во
многом состоит в том, чтобы придумать как можно
больше тем по всем произведениям русской
классической литературы, включённым в
“Обязательный минимум…”, и повторить их за 2–3
последних месяца. Работа, скажем откровенно,
малопривлекательная, потому что непосильная:
“Нельзя объять необъятное”. Поэтому и не будем в
неё включаться. Ведь время, отводимое на
повторение, нужно и должно использовать более
продуктивно, а для этого в первую очередь надо
ответить на вопрос, как повторять. Работу с
конкретным художественным текстом следует
организовать так, чтобы ученик не только
вспомнил ключевые проблемы того или иного
произведения, но и овладел алгоритмом самого
повторения, то есть смог самостоятельно
поработать с другим произведением, для которого
просто “не хватило” времени на уроке.

Для овладения алгоритмом подобной работы
необходимо очень чётко представлять себе, чтоR
при подготовке требует повторного осмысления, на
чём необходимо сосредоточить своё внимание. К
числу таких составляющих в школьной практике
изучения произведения традиционно относятся
следующие: тематика, проблематика произведения;
конфликт и жанр; система художественных образов;
сюжет и композиция; авторская позиция и способы
её выражения. Безусловно, такое членение
художественного целого на “элементы” весьма
условно, да и об их иерархии можно спорить, но сам
приём “определения элементов” методически
оправдан, потому что он, с одной стороны,
универсален и применим к любому художественному
произведению, с другой – повторение каждого
конкретного текста становится аспектным: на
уроке осуществляется подготовка не к каждой
конкретной теме, а к целой группе тем. Если мы
внимательно проанализируем даже их очень
широкий список по любому произведению, то
убедимся, что все формулировки можно
сгруппировать вокруг обозначенных нами
концентров. Но чтобы наши “общие слова” не
остались только словами, попробуем, следуя
предложенной схеме, показать, как можно
организовать повторение романа И.С. Тургенева
“Отцы и дети”.

Но сначала ещё одно предварительное
замечание. Почему именно этот художественный
текст мы избрали для повторения? Во-первых, и
“в-главных”, потому, что последние годы интерес
к этому роману заметно упал. И причина здесь в
узкой направленности изучения произведения (в
силу объективных и субъективных причин), когда
конфликт “отцов и детей” рассматривается
только как отражение борьбы двух общественных
сил, сложившихся в предреформенное десятилетие,
то есть, по существу, роман изучается именно в том
аспекте, в каком и восприняли его современники и
который с наибольшей полнотой воплотился в
статьях Д.И. Писарева. Именно этот уровень
тематики и проблематики романа осваивается в
школе достаточно подробно, поэтому в нашей
статье мы коснёмся его лишь вскользь, обозначив
лишь самые сложные “точки”. Также не столь
подробно мы остановимся на вечном конфликте
поколений, конфликте в прямом, а не в переносном
смысле, и сосредоточим своё внимание на том, что
делает “Отцов и детей” романом “всегдашним”
(Н.Н. Страхов), интересным сегодняшнему
читателю, что соотносимо в этом произведении с
внутренним миром современного человека. На сухом
методическом языке это и называется
актуализацией классики. А для того чтобы она
произошла, на уроках повторения ученикам должно
быть интересно и новое обращение к
художественному тексту, что называется
“душевнополезно”.

С
чего начать работу? Я
всегда говорю своим ученикам: если вы не знаете,
как приступить к анализу, обратитесь к названию.
Дело в том, что практически во всех классических
произведениях оно значимо. В заглавии романа
И.С. Тургенева – антитеза, и именно этот
художественный приём определяет и тематику, и
проблематику произведения, и систему образов, и
конфликт, и композицию в целом.

Начнём с главного, то
есть с тематики и проблематики. О чём роман? О
ситуации в России, которая сложилась на рубеже
50–60-х годов позапрошлого столетия, когда одна
общественная сила – либеральное дворянство –
сменялась другой – разночинцами-демократами, и о
безусловной победе демократии над
аристократией. Есть это в произведении?
Безусловно. Но если мы ограничимся таким
определением, значит, роман безнадёжно устарел:
современный человек больше информации об этом
периоде российской истории может почерпнуть из
исторических справочников и энциклопедий. А мы
всё-таки с интересом следим за спорами Павла
Петровича и Базарова. А, кстати, о чём эти споры?
Об аристократизме и общественном благе, о
полезной деятельности и – “устоях” общества, об
искусстве и науке? Но стычка за чаем в десятой
главе лишь одно из проявлений спора внутреннего.
На это указывал в одной из своих статей
Ю.М. Лотман: “Противопоставив Базарова Павлу
Петровичу Кирсанову, “посадив” их за один стол и
“заставив” спорить, Тургенев создал творческие
диалоги, ибо объективно, исторически спор
Кирсанова и Базарова носит характер искания
истины”. Действительно, в этом споре, как и в
романе в целом, подняты вечные проблемы
цивилизации и природы, культуры, любви, места
человека в мире. Да и сама стычка возникает как
будто не по воле Павла Петровича – она словно
продиктована историей: ведь Кирсанов затевает
спор ради тех самых устоев, которые лично ему
ничего, кроме “самоуважения”, не дают. Поэтому и
“дрогнул” Павел Петрович, поэтому и “страшно
вымолвить”, то есть обозначить, то, что отрицает
Базаров. А молодым ничего не страшно, отсюда
“снисходительное” отношение младшего
поколения к старшему, которым во многом заражены
все герои: вот Аркадий одобрительно соглашается
с базаровским предложением дать почитать
Николаю Петровичу Бюхнерову “Материю и силу”
вместо любимого Пушкина, а Кирсанов-старший,
невольно услышавший разговор друзей, с горечью
скажет брату, что они попали в “отставные люди”,
а тот с негодованием воскликнет: “Да почему он
ушёл вперёд? И чем он от нас так уж очень
отличается?” Заметим между прочим: автор
зачем-то отмечает в фигуре Павла Петровича
“юношеское стремление вверх”, пыл, с которым он
бросается на защиту своих принсипов, истинно
юношеский. А действительно, если подумать: ведь
отцы когда-то тоже были детьми и тоже начинали
свою жизнь, ставя под сомнение ценности
предшествующего поколения, но повзрослели,
поумнели. Бунт сменило “позорное благоразумие”
– и выросло новое поколение “детей”, которые в
своё время тоже станут отцами, и всё повторится.
Обратим внимание: в заглавии романа есть третье
слово – союз и, игнорировать который –
игнорировать авторскую концепцию произведения:
в заглавии тургеневского романа, как и в заглавии
“Преступления и наказания” Достоевского,
“Войны и мира” Толстого, его роль
соединительная, а не разделительная. И хотя
превосходство Базарова, с наибольшей полнотой
воплотившего взгляды “детей”, над всеми
действующими лицами романа несомненно, у
“отцов” есть своя правда: нельзя отрицать
любовь, искусство, природу, красоту, как это
делает главный герой. Поэтому и нельзя отрицать
связь поколений – ведь, несмотря ни на что, она
существует, она, по мысли Тургенева, определена
самой природой. Базаров явился словно для того,
чтобы прервать эту связь, отсюда его беспощадное
и всеобщее отрицание, не знающее границ. Но
вечный круговорот человеческой жизни оказался
сильнее его самолюбивых желаний и “вытолкнул”
Базарова сначала в одиночество, потом в небытие:
“Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце
ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней,
безмятежно глядят на нас своими невинными
глазами: не об одном вечном спокойствии говорят
нам они, о том великом спокойствии
“равнодушной” природы; они говорят также о
вечном примирении и о жизни бесконечной”.

С
поры, которыми пронизано
всё произведение, выявляют и один из уровней
конфликта романа, который, безусловно, можно
определить как мировоззренческий. Его
разрешение наступает в 24-й главе, в которой
рассказывается о дуэли Базарова и Кирсанова.
Этот эпизод – не случайность, а естественное
следствие всего хода событий романа. “Поединок…
до некоторой степени объясняется лишь
постоянным антагонизмом ваших взаимных
воззрений” – так определит причину дуэли
Николай Петрович. Однако нас будет интересовать
не сам поединок, а его последствия. Обратим
внимание на разговор двух братьев в конце главы:

“– Женись на Фенечке… Она тебя любит, она –
мать твоего сына.

Николай Петрович отступил на шаг и всплеснул
руками.

– Ты это говоришь, Павел? Ты, которого я
считал всегда самым непреклонным противником
подобных браков! Ты это говоришь! Но разве ты не
знаешь, что единственно из уважения к тебе я не
исполнил того, что ты так справедливо назвал
своим долгом!

– Напрасно ты уважал меня в этом случае… Я
начинаю думать, что Базаров был прав, когда
упрекал меня в аристократизме. Нет, милый брат,
полно нам ломаться и думать о свете: мы люди уже
старые и смирные; пора нам отложить в сторону
всякую суету”.

Совершенно очевидно: Кирсанов-младший признал
своё поражение и “спустил флаг перед
радикалом”. Однако повествование не закончено –
в финале звучит и авторский голос: “Павел
Петрович помочил себе лоб одеколоном и закрыл
глаза. Освещённая ярким дневным светом, его
красивая, исхудалая голова лежала на белой
подушке, как голова мертвеца… Да он и был
мертвец”. Последнее предложение – последняя
точка в споре героев, и поставил её автор, открыто
заявивший о своей позиции, словно вдруг
отказавшийся от объективной манеры
повествования и открыто “вторгнувшийся” в
текст.

С
пор завершён, однако
роман продолжается. Исчерпанным оказался только
внешний конфликт. В последних главах Тургенев
сосредоточивает внимание читателя на ином
конфликте – внутреннем. Его отголоски возникали
и раньше. Вспомним мелькнувшую в сцене дуэли
фигуру мужика, о котором упомянуто дважды. Или
разговор с Аркадием под стогом сена (глава 21-я):
“…ты сегодня сказал, проходя мимо избы нашего
старосты Филиппа, – она такая славная, белая, –
вот, сказал ты, Россия тогда достигнет
совершенства, когда у последнего мужика будет
такое помещение, и всякий из нас должен этому
способствовать… А я возненавидел этого
последнего мужика, Филиппа или Сидора, для
которого я должен из кожи лезть и который мне
даже спасибо не скажет… на что мне его спасибо?
Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух
расти будет; ну, а дальше?” Задумаемся над этими
словами главного героя: ведь они открывают новый
уровень конфликтности произведения. Мы видим:
Базаров пытается во что бы то ни стало подчинить
свои поступки убеждениям. А они вроде бы
предельно ясны: надо делать дело, освобождать
народ. Но если “самая свобода, о которой хлопочет
правительство, едва ли пойдёт нам впрок, потому
что мужик наш рад самого себя обокрасть, чтобы
только напиться дурману в кабаке”, да и самый
мужик в конце концов не признаёт в Базарове
“своего”: “Известно, барин; разве он понимает?”
– что тогда? А тогда оказывается: чтобы делать,
надо знать, зачем, какова цель, как её достичь. А
это всё слова не базаровского словаря. Не
рассуждать, а дело делать. Но зачем? Ради чего?
Получается, что герой попадает в замкнутый круг
сомнений и отрицаний. А тут ещё любовь…

Так постепенно выходят на первый план
противоречия, вызревающие в душе главного героя.
Это конфликт между убеждениями Базарова и его
человеческой природой. Базаров пытается
следовать своим убеждениям, но чем дальше
развиваются события, тем натужнее это
получается. Да и событий-то, по существу, никаких
не происходит. Герой возвращается в родное
гнездо, но “лихорадка работы с него соскочила”.
Перед нами… другой Базаров. Он вдруг постепенно
начинает осознавать, что человеку нужно не
только то, что приносит конкретную, вещественную
пользу, что в жизни есть не одни “ощущения”, но
продолжает бороться… с самим собой. Великое,
говоря словами Достоевского, сердце Базарова
борется с его “разумной” теорией. Так на
страницах романа возникает образ человека,
который, по мнению критика Николая Страхова,
пытался преодолеть противоречие между силами
жизни, его породившими и над ним властвующими, и
желанием подчинить себе эти силы. И автор
“показал нам, как воплощаются эти силы в
Базарове, в том самом Базарове, который их
отрицает; он показал нам если не более
могущественное, то более открытое, более
явственное воплощение их в тех простых людей,
которые окружают Базарова. Базаров – это титан,
восставший против матери-земли; как ни велика его
сила, она только свидетельствует о величии силы,
его породившей и питающей, но не равняется с
матернею силой. Как бы то ни было, Базаров
всё-таки побеждён; побеждён не лицами и
случайностями жизни, но самою идеею этой жизни”,
– пишет Н.Н. Страхов.

Ж
изнь победила теорию, и
смерть Базарова – не случайность, а следствие
художественной логики романа. Смерть словно
возвышает героя. “Умереть так, как умер Базаров,
– скажет Д.И. Писарев, – это всё равно что
сделать подвиг”. Действительно, изображение
последних дней жизни героя обнажает героическое
и трагическое начала в его характере: “Мне
мерещилась фигура сумрачная, дикая, и всё-таки
обречённая на погибель, потому что она стоит в
преддверии будущего” (Тургенев). А будущее есть
отрицание настоящего, значит, наступление любой
новой эпохи будет рождать Базаровых – людей, чей
нигилизм будет наиболее полным и беспощадным.
Поэтому и споры о нигилизме – это не только и
столько споры о будущем России, сколько
размышления о том, а есть ли граница отрицания и
что произойдёт с человеком, если он
“переступит” эту границу.

“Очинно они уже рискуют” – так оценит игру
главного героя отец Алексей. “Наполеоновское
правило, батюшка, наполеоновское”, – разовьёт
мысль отец Базарова. Так исподволь, почти
пунктирно, будет обозначена в романе одна из
ключевых тем эпохи.

Конфликт романа во многом определил не только
его жанр (в “Отцах и детях” можно найти черты как
социального, так и нравственно-философского,
психологического романа), но и систему
художественных образов. Она построена по
принципу “Базаров и…”: Базаров и “отцы”,
Базаров и родители, Базаров и “соратники”,
Базаров и Одинцова… Контрасты очевидны, но не
будем забывать, что в целом все герои на
страницах романа сопоставлены между собой.

Вот Николай Петрович Кирсанов – барин “лет
сорока с небольшим”, а его брат – Павел Петрович
– назван “аристократом”. Случайно ли?
Достаточно сравнить их биографии, чтобы
убедиться: отнюдь нет. Но вот ещё одна деталь (в
“лаконичных” романах Тургенева она особенно
значима): в рассказе о жизни обоих братьев
упомянут 1848 год. После смерти жены Николай
Петрович “собрался было за границу, чтобы хотя
немного рассеяться… но тут настал 48-й год. Он
поневоле вернулся в деревню”. В начале
48-го года старший брат получает известие о смерти
княгини Р. и принимает приглашение брата пожить в
Марьино. Обратим внимание на слова Тургенева:
“Различие в положении обоих братьев было
слишком велико. В 48-м году это различие
уменьшилось: Николай Петрович потерял жену,
Павел Петрович потерял свои воспоминания, после
смерти княгини он старался не думать о ней”. Но
ведь эта дата значима не только для романа, она
значима для контекста творчества Тургенева в
целом. Вспомним финал “Рудина”: “В знойный
полдень 26 июня 1848 года, в Париже, когда уже
восстание “национальных мастерских” было почти
подавлено, в одном из тесных переулков
предместия св. Антония баталион линейного
войска брал баррикаду…” И в тот же день погиб
главный герой романа, “человек 40-х годов”,
Дмитрий Рудин. А герои другого романа – братья
Кирсановы, тоже считающие себя людьми 40-х годов,
уезжают в деревню. С одной стороны, это,
безусловно, поступок: так поступили многие
уважающие себя дворянские интеллигенты. А с
другой: “…вы вот уважаете себя и сидите сложа
руки; какая ж от этого польза для bien public? Вы бы не
уважали себя и то же делали”. Разве в этих словах
Базарова отчётливо не слышится приговор
“отцам”? Две фразы в романе, а их простое
сопоставление позволяет постичь закон
построения художественного текста как
целостного единства, в котором значима каждая
деталь, в котором деталь открывает путь к целому,
а целое можно постичь через деталь. И применим
этот закон не только к роману Тургенева, а к
художественному тексту вообще.

Н
о вернёмся к “отцам” и…
“детям”. Вот первый из них: “Слуга, в котором
всё: и бирюзовая серёжка в ухе, и напомаженные
разноцветные волосы, и учтивые телодвижения,
словом, всё изобличало человека новейшего,
усовершенствованного поколения, посмотрел
снисходительно вдоль дороги…” А вот другой,
тоже из молодых, одетый в “славянофильскую
венгерку” и оставляющий для Базарова визитную
“карточку с загнутыми углами и с именем
Ситникова, на одной стороне по-французски, на
другой – славянской вязью”. Авторское отношение
к этим “молодым” совершенно очевидно. И хотя эти
два в общем-то эпизодических героя никогда не
встретятся на страницах романа, в них отчётливо
выделено общее: оба хотят “соответствовать”
новому времени, идти с ним в ногу, но для обоих
важны не внутренние убеждения, а форма,
внешность. Может быть, потому и тянутся они к
Базарову, чтобы заполнить свою душевную пустоту.

Через сопоставление главного героя с
“учениками” словно выявляется подлинность,
истинность его убеждений. Понятно, как к
“нигилистам” относится автор. А его герой?
“Ситниковы нам необходимы. Мне, пойми ты это, мне
нужны подобные олухи. Не богам же, в самом деле,
горшки обжигать!” – вот реакция на появление
рядом с ним этих людей. И следующие за этим слова:
“Эге, ге!.. – подумал про себя Аркадий, и тут
только открылась ему на миг вся бездонная
пропасть базаровского самолюбия. – Мы, стало
быть, с тобой боги? то есть – ты бог, а олух уж не я
ли?” – помогают нам по-иному взглянуть на
отношения Базарова и “соратников” и понять его
отношение к людям вообще, идущее от головы, а не
от сердца. И как не вспомнить здесь другого героя
“идеи” – Родиона Романовича Раскольникова! И
как тогда понимать другую реплику Базарова:
“Хочется с людьми возиться, хоть ругать их, да
возиться с ними”? Только две фразы, но за ними
“бездна пространства”.

По существу, мы стремимся повторить роман,
следуя за авторской логикой построения текста,
основанной во многом на “сближении далёкого”.
Вот ещё два героя, точнее – две героини, которые
ни разу не встретятся на страницах романа:
Фенечка и Одинцова. Удивительно, что простенькая
Фенечка словно магнитом притягивает к себе
людей: с ней находит своё счастье Николай
Петрович, Павел Петрович находит в ней черты
загадочной княгини Р., и не только находит: “Ах,
как я люблю это пустое существо”, – простонал
Павел Петрович, тоскливо закидывая руки за
голову. – Я не потерплю, чтобы какой-нибудь
наглец посмел коснуться…” Нерастраченное
чувство Базарова тоже обрушивается на неё.
Почему? Да потому, что в ней есть то, чего нет в
Анне Сергеевне Одинцовой, – душевная теплота.
Отсюда и разница даже в их комнатах. Опрятность
комнатки Фенечки какая-то уютная, домашняя, а
Одинцовой – холодная.

Т
аким образом, мы подошли
к одной из ключевых проблем романа – проблеме
испытания главного героя любовью. Раскрытию её
во многом подчинены сюжет и композиция романа.
Рассказ об отношениях Базарова с Одинцовой
занимает в романе центральное место (главы 14–18).
Это прежде всего говорит о том, насколько важно
было автору показать Базарова в такой ситуации. И
любовная неудача – не следствие его духовной
ущербности. Разум Базарова борется с охватившим
его чувством, но оно оказалось сильнее головной
теории. “По-моему, лучше камни бить на мостовой,
чем позволить женщине завладеть хотя бы кончиком
пальца”, – скажет Базаров Аркадию, а Фенечке
признается чуть позже: “А я знаю руку, которая
захочет, и пальцем меня сшибёт”. Впервые у
Базарова слова противоречат словам. Жизнь
победила: “…сам себя не сломал, так и бабёнка
меня не сломает. Аминь! Кончено!” – провозгласит
Базаров и… поедет в имение Одинцовой. А вот разум
Одинцовой оказался сильнее зарождающегося
чувства, ей “не хватило” как раз жизни.
Свидетельство тому – сцена в комнате Одинцовой.

Этот эпизод словно делит роман на две части,
которые помогают нам полнее постичь личность
героя, увидеть, как изменяется его духовный
облик. Действие начинается весной и
заканчивается через шесть месяцев, считая
события эпилога. Этот рассказ о небольшом
отрезке жизненного пути героя организован как
два круга его путешествия. Однако по мере
развития сюжета само понятие “пути” получает в
романе метафорическое наполнение. Автор
поведает нам о жизненном пути братьев
Кирсановых, автор расскажет нам историю
Одинцовой, Фенечки и загадочной княгини Р. Мы
узнаем, как и почему разойдутся пути Аркадия и
Базарова, о тех испытаниях, которые выпадут на
долю героя, об испытаниях дружбой, любовью,
одиночеством и смертью. Однако не этим эпизодом
закончится роман. Как и все произведения
Тургенева, его завершит эпилог, роль которого
уготована 28-й главе. В ней завершатся все
сюжетные линии романа, будет рассказано о
судьбах всех его героев.

Интересно, что главу обрамляют два пейзажа,
которые задают общий эмоциональный тон
повествования, позволяют вывести размышления о
героях на иной уровень. Он уже задан финалом
предшествующей главы: “Но полуденный зной
проходит, и настаёт вечер и ночь, а там и
возвращение в тихое убежище, где сладко спится
измученным и усталым”. Однако этот лиризм и
грусть, которыми проникнут рассказ о дальнейшей
жизни Павла Петровича, в последней главе
уступают место иронии, когда речь пойдёт о
Ситникове, Кукшиной и… Одинцовой (“Анна
Сергеевна недавно вышла замуж не по любви, но по
убеждению… за человека ещё молодого, доброго и
холодного, как лёд. Они живут в большом ладу друг
с другом и доживутся, пожалуй, до счастья…
пожалуй, до любви”), и достигают высокой патетики
в финале, где вновь открыто, сильно и мощно
зазвучит авторский голос: “Неужели любовь,
святая, преданная любовь не всесильна? О нет!”
Любовь – и это сокровенная авторская мысль – не
только человеческое чувство, это великий закон
природы, подчиняясь которому “держится и
движется жизнь”. Именно любовью, по мысли автора,
спасается мир.

Так в финале открыто заявлена авторская
позиция, однако в романе есть и иные, в том числе и
косвенные, формы её выражения. К их числу можно
отнести выбор названия и имени героя (Евгений –
значит “благородный”, но как сочетается это имя
с фамилией Базаров?), его портрет, подбор и
расстановку персонажей, обусловленные
конфликтом и способом его решения, пейзаж и
интерьер, отказ от открытого вторжения в мысли и
чувства персонажа, детали. О некоторых из них мы
уже говорили, насколько детально надо обсуждать
другие – решает учитель.

Безусловно, наша консультация не претендует на
исчерпывающее истолкование романа, да и многое,
наверное, осталось вне нашего поля зрения. Так, мы
практически ничего не сказали ни о родителях
Базарова, ни о Матвее Ильиче Колязине – фигуре,
не раз мелькнувшей на страницах “Отцов и детей”;
лишь мельком упомянули об Аркадии, напрочь
“забыв” о Кате, обошли вниманием и некоторые
побочные сюжетные линии… Словом, список можно
продолжать до бесконечности… Наша задача была
несколько иной: показать учителю возможные
“универсальные пути” повторения, а ученикам –
помочь постичь “странные сближения”, которые
пронизывают роман.

И
в заключение предложим
две темы, работа над которыми, на наш взгляд,
будет интересна ученикам: “Два круга разъездов
Базарова” и ““Отцы и дети” И.С. Тургенева –
роман “всегдашний””. Последнее определение не
придумано нами, а взято из статьи Н.Н. Страхова:
“Тургенев… имел гордую цель – во временном
указать на вечное – и написал роман не
прогрессивный, не ретроградный, а, так сказать,
всегдашний… Гоголь о своём “Ревизоре” говорил,
что в нём есть одно честное лицо – смех, точно так
об “Отцах и детях” можно сказать, что в них есть
лицо, стоящее выше всех лиц и даже выше Базарова,
– жизнь”. Нам кажется, что именно этой цитатой
будет уместно завершить разговор о романе.

Укажите название партийного органа, принявшего решение о кадровых изменениях, о которых идёт речь. Укажите год, когда это решение было принято. Как назывался пост, об избрании на который идёт речь в тексте?

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ А. ТЫРКОВОЙ-ВИЛЬЯМС

«Для всех членов ЦК КПСС становилось всё более ясным, что между тем Хрущёвым, который решительно, смело и с большой силой убеждения выступил на XX съезде партии с разоблачениями культа личности Сталина, и Хрущёвым последнего периода пребывания во главе руководства обнаружилась пропасть. У него самого всё больше стали проявляться замашки, характерные для культа.

Подобия сталинских репрессий, конечно, не было. Но машина по разоблачению преступлений Сталина забуксовала. И это стало очевидным. Таким образом, фактор культа личности в определённой мере тоже сыграл свою роль в формировании общего мнения по поводу освобождения Хрущёва с постов высшего руководителя партии и государства и избрания вместо него Брежнева.

В связи с освобождением Хрущёва с занимаемых им постов в печати иногда появляются разного рода домыслы, касающиеся событий того времени. Говорят, что Брежнев чуть ли не сам себя навязывал кандидатом на пост… Это неправда. Настроение в ЦК по поводу того, чтобы на этот пост избрать Брежнева, было общим. Именно общим. Таким было и мнение Политбюро. Кстати, Хрущёв не счёл возможным попросить ответное слово и выступить в своё оправдание. Этого никто не ожидал, но так было. Оглашённые факты о его деятельности в последние годы были разительными. Он не смог бы их опровергнуть.

…Видимо, Хрущёв в последний период своей деятельности почувствовал, что не за горами время, когда ему придётся уступить своё место кому-то другому. Он стал думать о преемнике, хотя его никто об этом не просил… Однажды Хрущёв заявил гостю из США: — Хотите знать, кто будет моим преемником? Скажу Вам — вот он! И указал на Козлова. Тот промолчал.

Я был изумлён и озадачен. Задавал сам себе вопрос: “Как же это, первое лицо в нашей стране может так говорить, будто имеет право единолично выбирать себе преемника?”

Вероятно, он уже не мог контролировать себя должным образом».

Текст для сочинения ЕГЭ по русскому языку 2021

NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:54 | Сообщение # 1

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст для сочинения ЕГЭ по русскому языку 2021 года

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ  Полный сборник готовых сочинений ЕГЭ по Русскому языку 2021. Цыбулько. 36 вариантов.

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ  Сочинение 2020 — 2021. Направления ФИПИ. Темы. Литература. Книги. Аргументы

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ  План сочинения ЕГЭ по русскому языку 2021 шаблон

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ  Требования к оформлению сочинения ЕГЭ 2021 по русскому языку

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ  Алгоритм написания сочинения ЕГЭ 2021 по русскому языку

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ  Комментарий к сочинению ЕГЭ 2021 по русскому языку

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ Клише для сочинения ЕГЭ 2021 по русскому языку

Текст для сочинения ЕГЭ по русскому языку 2021 года

Текст 1

Что же касается меня, господа, то я всегда с восторгом встречаю оправдательные приговоры, — сказал Михаил
Карлович, садовник графа N. — Я не боюсь за нравственность и за справедливость, когда говорят «невиновен», а,
напротив, чувствую удовольствие. Даже когда моя совесть говорит мне, что, оправдав преступника, присяжные
сделали ошибку, то и тогда я торжествую. Судите сами, господа: если судьи и присяжные более верят человеку, чем
уликам, вещественным доказательствам и речам, то разве эта вера в человека сама по себе не выше всяких житейских
соображений?
Мысль хорошая, — сказал я.
Но это не новая мысль. Помнится, когда-то очень давно я слышал даже легенду на эту тему, — сказал садовник и
улыбнулся. — Мне рассказывала её моя покойная бабушка.
Мы попросили его рассказать эту легенду.
В одном маленьком городке, — начал он, — поселился пожилой, одинокий и некрасивый господин по фамилии
Томсон или Вильсон, — ну это всё равно. Дело не в фамилии. Профессия у него была благородная: он лечил людей.
Жители города были очень рады, что Бог наконец послал им человека, умеющего лечить болезни, и гордились, что в
их городе живёт такой замечательный человек. «Он знает всё», — говорили про него.
Но этого было недостаточно. Надо было ещё говорить: «Он любит всех!» В груди этого учёного человека билось
чудное, ангельское сердце. Ведь жители города были для него чужие, не родные, но он любил их, как детей, и не
жалел для них своей жизни. У него самого была чахотка, он кашлял, но, когда его звали к больному, забывал про
свою болезнь, не щадил себя и, задыхаясь, взбирался на горы, как бы высоки они ни были. Он пренебрегал зноем и
холодом, презирал голод и жажду. Денег он не брал, и, странное дело, когда умирал пациент, то доктор шёл вместе с
родственниками за гробом и плакал.
Признательность жителей не имела границ. В городке и его окрестностях не было человека, который позволил бы
себе не только сделать ему что-нибудь неприятное, но даже подумать об этом.
И вот этот человек, который, казалось, своею святостью оградил себя от всего злого, доброжелателями которого
считались даже разбойники и бешеные, однажды был найден в овраге убитым. Можете же представить себе теперь ту
скорбь, какая овладела жителями города и окрестностей. Все в отчаянии, не веря своим глазам, спрашивали себя: кто
мог убить этого человека? Судьи, которые проводили следствие, сказали так: «Здесь мы имеем все признаки
убийства, но так как нет на свете такого человека, который мог бы убить нашего доктора, то, очевидно, убийства тут
нет и совокупность признаков является только простою случайностью. Нужно предположить, что доктор в потёмках
сам упал в овраг и ушибся до смерти».
Но вдруг, можете себе представить, случай наводит на убийцу. Увидели, как один шалопай, уже много раз
судимый, пропивал в кабаке табакерку и часы, принадлежавшие доктору. Когда стали его уличать, он смутился и
сказал какую-то очевидную ложь. Сделали у него обыск и нашли рубаху с окровавленными рукавами и докторский
ланцет в золотой оправе. Каких же ещё нужно улик? Злодея посадили в тюрьму. Жители возмущались и в то же время
говорили:
Невероятно! Не может быть! Смотрите, как бы не вышло ошибки; ведь случается, что улики говорят неправду!
На суде убийца упорно отрицал свою вину. Всё говорило против него, и убедиться в его виновности было так же
нетрудно, как в том, что земля чёрная, но судьи точно с ума сошли: они по десяти раз взвешивали каждую улику,
недоверчиво посматривали на свидетелей, краснели, пили воду…
Обвиняемый! — наконец обратился главный судья к убийце. — Суд признал тебя виновным в убийстве доктора
такого-то и приговорил тебя к…
Главный судья хотел сказать: «к смертной казни», но выронил из рук бумагу, на которой был написан приговор,
вытер холодный пот и закричал:
Нет! Если я неправильно сужу, то пусть меня накажет Бог, но, клянусь, подсудимый не виноват! Я не допускаю
мысли, что мог найтись такой человек, который осмелился бы убить нашего доктора! Человек не способен пасть так
низко!
Да, нет такого человека, — согласились прочие судьи.
Нет! — откликнулась толпа. — Отпустите его!
Убийцу отпустили на все четыре стороны, и ни одна душа не упрекнула судей в несправедливости. Пусть
оправдательный приговор принесёт жителям городка вред, но зато, посудите, какое благотворное влияние имела на
них эта вера в человека, вера, которая ведь не остаётся мёртвой: она воспитывает в нас великодушные чувства и
всегда побуждает любить и уважать каждого человека. Каждого!
(По А. П. Чехову*)
Антон Павлович Чехов (1860-1904) — русский писатель, прозаик, драматург.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:54 | Сообщение # 2

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 2

Он упал на заборонованную мякоть огородной земли, не добежав всего каких-нибудь десяти шагов до иссечённого
осколками белого домика с разрушенной черепичной крышей — вчерашнего «ориентира три».
Перед тем он, разорвав гимнастёрку, пробрался сквозь чащу живой изгороди, в которой с самого начала этого
погожего апрельского утра гудели, летали пчёлы, и, окинув быстрым взглядом редкую цепочку людей, бежавших к
окраинным домикам, замахал руками и сквозь выстрелы крикнул:
— Принять влево, на кирху1!
Потом пригнулся, боднул воздух головой и, выронив пистолет, уткнулся лицом в тёплую мякоть земли.
Сержант Лемешенко в это время, размахивая автоматом, устало трусйл вдоль колючей, аккуратно постриженной
зелёной стены ограды и едва не наскочил на своего распростёртого взводного. Сперва он удивился, что тот так
некстати споткнулся, потом ему всё стало ясно. Лейтенант навсегда застыл, прильнув русоволосой головой к рыхлой
земле, поджав под себя левую ногу, вытянув правую, и несколько потревоженных пчёл суетились над его
неподвижной пропотевшей спиной…
Лемешенко вбежал в довольно широкий заасфальтированный двор, на котором разместилось какое-то низкое
строение, видно гараж. Вслед за сержантом вбежали сюда его подчинённые: Ахметов, Натужный, Тарасов, последним
трусил Бабич.
Лейтенанта убило! — крикнул им сержант, высматривая проход.
В это время откуда-то сверху и близко прогрохотала очередь, и пули оставили на асфальте россыпь свежих следов.
Пулемёты били по стене, по шиферной крыше гаража, бойцы распластались под деревьями на травке и отвечали
короткими очередями. Натужный выпустил с полдиска и утих: стрелять было некуда, немцы спрятались возле церкви,
и их огонь с каждой минутой усиливался.
Ахметов, лёжа рядом, только сопел, зло раздувая тонкие ноздри и поглядывая на сержанта. «Ну а что дальше?» —
спрашивал этот взгляд, и Лемешенко знал, что и другие тоже поглядывали на него, ждали команды, но скомандовать
что-либо было не так-то просто.
А Бабич где?
Сержант хотел было приказать кому-нибудь посмотреть, что случилось с этим увальнем, но в это время слева
замелькали фигуры автоматчиков их взвода: они высыпали откуда-то довольно густо и дружно ударили из автоматов
по площади.
Лемешенко не подумал даже, а скорее почувствовал, что время двигаться дальше, в сторону церкви, и, махнув
рукой, чтобы обратить внимание на тех, кто был слева, рванулся вперёд. Через несколько шагов он упал под вязом,
дал две короткие очереди, кто-то глухо шмякнулся рядом, сержант не увидел кто, но почувствовал, что это
Натужный. Слева не утихали очереди — это продвигались в глубь парка его автоматчики.
«Быстрее, быстрее», — в такт сердцу стучала в голове мысль. Не дать опомниться, нажать, иначе, если немцы
успеют осмотреться и увидят, что автоматчиков мало, тогда будет плохо, тогда они здесь завязнут…
Пробежав ещё несколько шагов, он упал на старательно подметённую, пропахшую сыростью землю; вязы уже
остались сзади, рядом скромно желтели первые весенние цветы. Парк окончился, дальше, за зелёной проволочной
сеткой, раскинулась блестящая от солнца площадь, вымощенная мелкими квадратами сизой брусчатки.
В конце площади, возле церкви, суетились несколько немцев в касках.
«Где же Бабич?» — почему-то назойливо сверлила мысль, хотя теперь его охватило ещё большее беспокойство:
надо было как-то атаковать церковь, пробежав через площадь, а это дело казалось ему нелёгким.
Автоматчики, не очень слаженно стреляя, выбегали из-за деревьев и залегали под оградой. Далыпе бежать было
невозможно, и сержанта очень беспокоило, как выбраться из этого опутанного проволокой парка. Наконец его будто
осенило, он выхватил из кармана гранату и повернулся, чтобы крикнуть остальным. Но что кричать в этом грохоте!
Единственно возможной командой тут был собственный пример — надёжный командирский приказ: делай как я.
Лемешенко вырвал из запала чеку и бросил гранату под сетку ограды.
Дыра получилась небольшая и неровная. Разорвав на плече гимнастёрку, сержант протиснулся сквозь сетку,
оглянулся — следом, пригнувшись, бежал Ахметов, вскакивал с пулемётом Натужный, рядом прогремели ещё
разрывы гранат. Тогда он, уже не останавливаясь, изо всех сил рванулся вперёд, отчаянно стуча резиновыми
подошвами по скользкой брусчатке площади.
И вдруг случилось что-то непонятное. Площадь покачнулась, одним краем вздыбилась куда-то вверх и больно
ударила его в бок и лицо. Он почувствовал, как коротко и звонко брякнули о твёрдые камни его медали, близко, возле
самого лица брызнули и застыли в пыли капли чьей-то крови.
Потом он повернулся на бок, всем телом чувствуя неподатливую жёсткость камней, откуда-то из синего неба
взглянули в его лицо испуганные глаза Ахметова, но сразу же исчезли. Ещё какое-то время сквозь гул стрельбы он
чувствовал рядом сдавленное дыхание, гулкий топот ног, а потом всё это поплыло дальше, к церкви, где, не утихая,
гремели выстрелы.
«Где Бабич?» — снова вспыхнула забытая мысль, и беспокойство за судьбу взвода заставило его напрячься,
пошевелиться. Он понимал, что с ним самим случилось что-то плохое, но боли не чувствовал, только усталость
сковала тело да туман застлал глаза, не давая видеть, удалась ли атака, вырвался ли из парка взвод.
После короткого провала в сознании он снова пришёл в себя и увидел небо, которое почему-то лежало внизу,
словно отражалось в огромном озере, а сверху на его спину навалилась площадь с редкими телами прилипших к ней
бойцов.
Он повернулся, пытаясь увидеть кого-нибудь живого, — площадь и небо качались, а когда остановились, он узнал
церковь, недавно атакованную без него. Теперь там уже не было слышно выстрелов, но из ворот почему-то выбегали
автоматчики и бежали за угол. 3акинув голову, сержант всматривался, стараясь увидеть Натужного или Ахметова, но
их не было. Зато он увидел увальня Бабича и бежавшего впереди всех новичка Тарасова. Пригнувшись, этот молодой
боец ловко перебегал улицу, затем остановился, решительно замахал кому-то и исчез, маленький и тщедушный рядом
с высоченным зданием кирки. 3а ним побежали бойцы, и площадь опустела.
Сержант облегчённо вздохнул и как-то сразу успокоился и затих. К победе пошли другие…
(По В. В. Быкову*)
Василь Владимирович Быков (1924-2003) — белорусский советский писатель, общественный деятель, участник
Великой Отечественной войны.
 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:55 | Сообщение # 3

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 3

Об этом человеке носились странные слухи: говорили, что он был нелюдим, ни с кем не знался, вечно сидел один,
занимаясь химией, проводил жизнь за микроскопом, читал даже за обедом и ненавидел женское общество. О нём
сказано в «Горе от ума»:
— Он химик, он ботаник,
Князь Фёдор, наш племянник,
От женщин бегает и даже от меня.
Мои родственники называли его не иначе как Химик, придавая этому слову порицательный смысл и подразумевая,
что химия вовсе не может быть занятием порядочного человека.
С самого начала нашего знакомства Химик увидел, что я серьёзно занимаюсь, и стал уговаривать, чтоб я бросил
«пустые» занятия литературой, а принялся бы за естественные науки. 0н дал мне речь Кювье о геологических
переворотах и де Кандолеву растительную органографию. Видя, что чтение идёт на пользу, он предложил свои
превосходные собрания, снаряды, гербарии и даже своё руководство. Он на своей почве был очень занимателен,
чрезвычайно учён, остёр и даже любезен; но для этого не надобно было ходить дальше обезьян; от камней до
орангутанга его всё интересовало, далее он неохотно пускался, особенно в философию, которую считал болтовнёй. 0н
не был ни консерватором, ни отсталым человеком, он просто не верил в людей, то есть верил, что эгоизм —
исключительное начало всех действий, и находил, что его сдерживает только безумие одних и невежество других.
Меня возмущал его материализм. Поверхностный и со страхом пополам вольтерианизм наших отцов нисколько не
был похож на материализм Химика. Его взгляд отличался спокойствием, последовательностью, завершённостью и
напоминал известный ответ Лаланда Наполеону. «Кант принимает гипотезу бога», — сказал ему Бонапарт. «Государь,
— возразил астроном, — мне в моих занятиях никогда не случалось нуждаться в этой гипотезе».
Взгляд его становился ещё безотраднее во всех жизненных вопросах.
0н находил, что на человеке так же мало лежит ответственности за добро и зло, как на звере; что всё — дело
организации, обстоятельств и вообще устройства нервной системы, от которой больше ждут, нежели она в состоянии
дать. Семейную жизнь он не любил, говорил с ужасом о браке и наивно признавался, что он прожил тридцать лет, не
любя ни одной женщины. Впрочем, одна тёплая струйка в этом охлаждённом человеке ещё оставалась, она была
видна в его отношениях к старушке матери; они много страдали вместе от отца, бедствия сильно сплавили их; он
трогательно окружал одинокую и болезненную старость её, насколько умел, покоем и вниманием.
Теорий своих, кроме химических, он никогда не проповедовал, они высказывались случайно, вызывались мною. 0н
даже нехотя отвечал на мои романтические и философские возражения; его ответы были коротки, он их делал
улыбаясь и с той деликатностью, с которой большой, старый мастиф играет со шпицем, позволяя ему себя теребить и
только легко отгоняя лапой. Но это-то меня и дразнило всего больше, и я неутомимо возвращался к разговору, не
выигрывая, впрочем, ни одного пальца почвы. Впоследствии, то есть лет через двенадцать, я много раз поминал
Химика так, как поминал замечания моего отца; разумеется, он был прав в трёх четвертях всего, на что я возражал. Но
ведь и я был прав. Есть истины, которые, как политические права, не передаются раньше известного возраста.
Влияние Химика заставило меня избрать физико-математическое отделение; может, ещё лучше было бы вступить
в медицинское, но беды большой в том нет, что я сперва посредственно выучил, потом основательно забыл
дифференциальные и интегральные исчисления.
Без естественных наук нет спасения современному человеку, без этой здоровой пищи, без этого строгого
воспитания мысли фактами, без этой близости к окружающей нас жизни, без смирения перед её независимостью —
где-нибудь в душе остаётся монашеская келья и в ней мистическое зерно, которое может разлиться тёмной водой по
всему разумению.
(По А. И. Герцену*)
Александр Иванович Герцен (1812-1870) — русский публицист, писатель, педагог, философ, автор мемуарной
хроники «Былое и думы».
 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:55 | Сообщение # 4

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 4

С годами меня всё чаще тянет к пушкинским стихам, к пушкинской прозе.
И к Пушкину как к человеку. Чем больше вникаешь в подробности его жизни, тем радостней становится от
удивительного душевного здоровья, цельности его натуры.
Вот, очевидно, почему меня так задел один давний разговор, случайный летний разговор на берегу моря.
Мы гуляли с Н., одним из лучших наших физиков, и говорили об истории создания атомной бомбы, о трагедии
Эйнштейна, подтолкнувшего создание бомбы и бессильного предотвратить Хиросиму.
Злодейство всегда каким-то образом связано с гением, — сказал Н., — оно следует за ним, как Сальери за
Моцартом.
Как чёрный человек, — поправил кто-то.
Нет, чёрный человек — это не злодейство, — сказал Н. — Это что-то другое — судьба, рок; Моцарт ведь
исполняет заказ чёрного человека, он пишет реквием, он не боится… А я говорю о злодействе.
Я уже не помню точно фраз и не хочу сочинять диалог, спорили о том, кто Сальери для Пушкина. Противник,
злодей, которого он ненавидит, разоблачает, или же это воплощение иного отношения к искусству? Можно ли вообще
в этом смысле связывать искусство и науку? А что если для Пушкина Моцарт и Сальери — это Пушкин и Пушкин, то
есть борение двух начал?..
От этого случайного горячего спора осталось ощущение неожиданности.
Неожиданным было, как много сложных проблем пробуждает маленькая пушкинская трагедия. И то, как много
можно понять из неё о нравственных требованиях Пушкина, о его отношении к искусству…
Злодейство было для меня всегда очевидно и бесспорно. Злодейством был немецкий мотоциклист. В блестящей
чёрной коже, в чёрном шлеме он мчался на чёрном мотоцикле по солнечному просёлку. Мы лежали в кювете. Перед
нами были тёплые желтеющие поля, синее небо, вдали низкие берега нашей Луги, притихшая деревня, и оттуда нёсся
грохочущий чёрный мотоцикл. Винтовка дрожала в моих руках… Разумеется, я не думал ни о Пушкине, ни о Сальери.
Это пришло куда позже — тогда, на войне, надо было стрелять…
Я возвращаюсь к началу: я учился трудному искусству читать Пушкина.
Простота его стихов обманчива. Иногда мне казалось, что я нашёл ответ, но всякий раз новые вопросы
озадачивали меня.
Могут ли гении совершать злодейства? Может ли злодей-убийца Сальери быть гением? Оттого что он отравитель,
разве музыка его стала хуже? Что же злодейство доказывает, что Сальери не гений? И опять: что такое гений?
У Пушкина гений — Дельвиг: «Дельвиг милый… навек от нас утекший гений», Державин обладает порывами
истинного гения. Для Пушкина гений сохраняет древний смысл души, её творческую крылатость. Гений —• не только
степень таланта, но и свойство его — некое нравственное начало, добрый дух.
Слово «гений» ныне обычно связано с великими созданиями, изобретениями, открытиями. Конечно, в законе
относительности нет ничего ни нравственного, ни безнравственного. Наверное, тут следует разделить: открытие
может быть гениальным, но гений не только само открытие. В пушкинском Моцарте гениальность его музыки
соединена с личностью, с его добротой, доверчивостью, щедростью. Моцарт готов восторгаться всем хорошим, что
есть у Сальери. Он свободен от зависти. Он открыт и простодушен.
Гений Моцарта исключителен: он весь не труд, а озарение, он символ того таинственного наития, которое
свободно, без усилия изливается абсолютным совершенством.
Моцарт наиболее чисто олицетворяет тот дар, который ненавистен Сальери.
Прогце всего было объяснить ненависть завистью. О зависти твердит сам Сальери.
Но разве Сальери лишь завистник? Он смолоду признаёт чужой гений, он учится у великих, преклоняется перед
ними, понимая прошлые свои заблуждения.
Вопрос о гении и злодействе подвергает сомнению задачу, которую решал Сальери всю свою жизнь.
Может ли человек стать гением?..
Стать, достичь трудом, силой своего разума того, что считается божественным даром? Сальери считал, что да,
может.
Молодость Сальери, зрелость, вся его жизнь возникла для меня как целеустремлённая, в каком-то смысле
идеальная прямая.
Таким представлялся мне идеал учёного. Настойчивость и ясное понимание, чего ты хочешь.
Сальери одержим. Но идея у него особая — стать творцом. Способность творить ему не была дана — он добывал
её, вырабатывал…
Это не слепой бунт, это восстание Разума, вернее, Расчёта.
Композитором Сальери стал выдающимся. Слава ему улыбнулась. Музыка его нашла признание. Сам Моцарт
твердит в счастливые минуты мотив Сальери из «Тарара».
Чем отличается гений Моцарта от негения Сальери? Грань тут неуловима.
Голос, который диктует Моцарту божественные созвучия, не слышен окружающим.
Для них и Моцарт, и Сальери одинаковы: оба всем своим существом чувствуют силу гармонии, оба страстно
любят искусство, могут ценить его, оба жрецы прекрасного, избранные служить своему делу.
До той минуты, как Моцарт поднял стакан с ядом, оба — и Моцарт, и Сальери — были равноправные сыновья
гармонии.
Но теперь гений отделился, яд разделил их.
Отравленное вино расторгло союз. Последняя реакция, последнее средство отделить подлинный гений от мнимого
— это нравственное испытание. Злодейство открыло истинную, тёмную сущность Сальери. Маска сорвана.
Сущность открывается и самому Сальери. Вместе с ядом начинает действовать и логическая схема: гений для
Моцарта не может быть злодеем, а так как Моцарт сам гений, бесспорный гений, то, следовательно, он имеет право
судить, и, значит, Сальери не гений…
Нравственное начало становится пробой гения. И человечество отбирает для себя лишь тех, кто несёт это
нравственное начало.
Пушкин оставляет Сальери жить и мучиться. Остаётся злодейство, но торжествует гений.
(По Д. А. Гранину*)
Даниил Александрович Гранин (1919-2017) — советский и российский писатель, киносценарист, общественный
деятель.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:56 | Сообщение # 5

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 5

Солдаты, расположившиеся вокруг своей пушки, были заняты каждый своим делом. Кто, пристроившись к
сосновому ящику со снарядами, писал письмо, слюня химический карандаш и сдвинув на затылок шлем; кто сидел на
лафете, пришивая к шинели крючок; кто читал маленькую артиллерийскую газету.
Живя с разведчиками и наблюдая поле боя с разных сторон, Ваня привык видеть войну широко и разнообразно. Он
привык видеть дороги, леса, болота, мосты, ползущие танки, перебегающую пехоту, минёров, конницу,
накапливающуюся в балках.
3десь, на батарее, тоже была война, но война, ограниченная маленьким кусочком земли, на котором ничего не
было видно, кроме орудийного хозяйства (даже соседних пушек не было видно), ёлочек маскировки и склона холма,
близко обрезанного серым осенним небом. А что было там, дальше, за гребнем этого холма, Ваня уже не знал, хотя
именно оттуда время от времени слышались звуки перестрелки.
Ваня стоял у колеса орудия, которое было одной с ним вышины, и рассматривал бумажку, наклеенную на косой
орудийный щит. На этой бумажке были крупно написаны тушью какие-то номера и цифры, которые мальчик
безуспешно старался прочесть и понять.
Ну, Ванюша, нравится наше орудие? — услышал он за собой густой, добродушный бас.
Мальчик обернулся и увидел наводчика3 Ковалёва.
Так точно, товарищ Ковалёв, очень нравится, — быстро ответил Ваня и, вытянувшись в струнку, отдал честь.
Видно, урок капитана Енакиева не прошёл зря. Теперь, обращаясь к старшему, Ваня всегда вытягивался в струнку
и на вопросы отвечал бодро, с весёлой готовностью. А перед наводчиком Ковалёвым он даже переусердствовал. Он
как взял под козырёк, так и забыл опустить руку.
Ладно, опусти руку. Вольно, — сказал Ковалёв, с удовольствием оглядывая ладную фигурку маленького
солдатика.
Наружностью своей Ковалёв меньше всего отвечал представлению о лихом солдате, Герое Советского Союза,
лучшем наводчике фронта.
Прежде всего, он был не молод. В представлении мальчика он был уже не «дяденька», а, скорее, принадлежал к
категории «дедушек». До войны он был заведующим большой птицеводческой фермой. На фронт он мог не идти. Но
в первый же день войны он записался добровольцем.
Во время Первой мировой войны он служил в артиллерии и уже тогда считался выдающимся наводчиком. Вот
почему и в эту войну он попросился в артиллерию наводчиком. Сначала в батарее к нему относились с недоверием —
уж слишком у него была добродушная, сугубо гражданская внешность. Однако в первом же бою он показал себя
таким знатоком своего дела, таким виртуозом, что всякое недоверие кончилось раз и навсегда.
Его работа при орудии была высочайшей степенью искусства. Бывают наводчики хорошие, способные. Бывают
наводчики талантливые. Бывают выдающиеся. Он был наводчик гениальный. И самое удивительное заключалось в
том, что за четверть века, которые прошли между двумя мировыми войнами, он не только не разучился своему
искусству, но как-то ещё больше в нём окреп. Новая война поставила артиллерии много новых задач. Она открыла в
старом наводчике Ковалёве качества, которые в прежней войне не могли проявиться в полном блеске. Он не имел
соперника в стрельбе прямой наводкой.
Вместе со своим расчётом он выкатывал пушку на открытую позицию и под градом пуль спокойно, точно и вместе
с тем с необыкновенной быстротой бил картечью по немецким цепям или бронебойными снарядами — по немецким
танкам.
3десь уже мало было одного искусства, как бы высоко оно ни стояло.
3десь требовалось беззаветное мужество. И оно было. Несмотря на свою ничем не замечательную гражданскую
внешность, Ковалёв был легендарно храбр.
В минуту опасности он преображался. В нём загорался холодный огонь ярости. Он не отступал ни на шаг. Он
стрелял из своего орудия до последнего патрона. А выстрелив последний патрон, он ложился рядом со своим орудием
и продолжал стрелять из автомата. Расстреляв все диски, он спокойно подтаскивал к себе ящики с ручными гранатами
и, прищурившись, кидал их одну за другой, пока немцы не отступали.
Среди людей часто попадаются храбрецы. Но только сознательная и страстная любовь к Родине может сделать из
храбреца героя. Ковалёв был истинный герой.
Он страстно, но очень спокойно любил Родину и ненавидел всех её врагов.
А с немцами у него были особые счёты. В шестнадцатом году они отравили его удушливыми газами. И с тех пор
Ковалёв всегда немного покашливал.
0 немецких вояках он говорил коротко:
С ними у нас может быть только один разговор — беглым огнём. Другого они не понимают.
Трое его сыновей были в армии. Один из них уже был убит. Жена Ковалёва, по профессии врач, тоже была в
армии. Дома никого не осталось.
Его домом была армия.
Несколько раз командование пыталось выдвинуть Ковалёва на более высокую должность. Но каждый раз Ковалёв
просил оставить его наводчиком и не разлучать с орудием.
Наводчик — это моё настоящее дело, — говорил Ковалёв, — с другой работой я так хорошо не справлюсь. Уж вы
мне поверьте. 3а чинами я не гонюсь. Тогда был наводчиком и теперь до конца войны хочу быть наводчиком. А для
командира я уже не гожусь. Стар. Надо молодым давать дорогу. Покорнейше вас прошу.
В конце концов его оставили в покое. Впрочем, может быть, Ковалёв был прав: каждый человек хорош на своём
месте. И, в конце концов, для пользы службы лучше иметь выдающегося наводчика, чем посредственного командира
взвода.
Всё это было Ване известно, и он с робостью и уважением смотрел на знаменитого Ковалёва.
(По В. П. Катаеву*)
Валентин Петрович Катаев (1897-1986) — русский советский писатель, поэт, киносценарист, драматург,
журналист, военный корреспондент.
 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:57 | Сообщение # 6

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 6

В тот день с утра раннего первый турист припожаловал: трое мужиков да с ними две бабёночки. Местный лесник
Егор Полушкин этих мужиков по мастям сразу распределил: сивый, лысый да плешивый. И бабёнок соответственно:
рыжая и пегая.
Бабёнки возле мешков своих щебетали, а Колька, сын Егора, рядом вертелся.
В школе занятия закончились, так он иногда сюда заглядывал, отцу помогал.
Егор с сыном на пристань выскочили, быстренько мешки погрузили. Потом туристы расселись, Колька — он на
носу устроился — от пристани оттолкнулся, Егор завёл «Ветерок», и лодка ходко побежала к дальнему лесистому
берегу.
Туристы калякали о том, что водохранилище новое и рыбы тут особой быть не может. До Егора иногда долетали
их слова, но значения им он не придавал, всецело поглощённый ответственным заданием. Да и какое было ему дело
до чужих людей, сбежавших в тишину и покой на считанные денёчки! Он своё дело знал: доставить, куда прикажут,
помочь устроиться и отчалить, только когда отпустят.
К обрывчику! — распорядился сивый. — Произведём небольшую разведочку.
Егор с сыном помогли туристам перетащить пожитки на облюбованное под лагерь место.
Это была весёлая полянка, прикрытая разросшимся ельничком. 3десь туристы быстро поставили просторную яркожёлтую палатку на алюминиевых опорах, с пологом и навесом, поручили Егору приготовить место для костра, а
Кольке позволили надуть резиновые матрасы. Егор, получив от плешивого топорик, ушёл в лесок нарубить сушняка.
Прекрасное место! — щебетала пегая. — Божественный воздух!
Когда Колька осилил последний матрас, заткнул дырочку пробкой и маленько
отдышался, тятька его из ельника выломился. Ель сухую на дрова приволок и сказал:
Местечко-то мы не очень-то ласковое выбрали, граждане милые. Муравейник тут за ельничком: беспокоить
мураши-то будут. Надо бы перебраться куда.
А большой муравейник-то? — спросил сивый.
А с погреб, — сказал Егор. — Крепкое семейство, хозяйственное.
Как интересно! — сказала рыжая. — Покажите, пожалуйста, где он.
Это можно, — сказал Егор.
Все пошли муравейник смотреть, и Колька тоже: на ходу отдышаться куда как легче. Только за первые ёлочки
заглянули: гора. Что там погреб — с добрую баньку. Метра два с гаком.
Небоскрёб! — сказал плешивый. — Чудо природы.
Муравьёв кругом бегало — не счесть. Крупные муравьи: черноголовики. Такой тяпнет — сразу подскочишь, и
Колька (босиком ведь) на всякий случай подальше держался.
Вот какое беспокойство вам будет, — сказал Егор. — А там подальше чуть — ещё поляночка имеется, я наглядел.
Давайте пособлю с пожитками-то: и вам покойно, и им привычно.
Для ревматизма они полезные, муравьи-то, — задумчиво сказал плешивый. — Вот если у кого ревматизм…
Ой! — взвилась пегая. — Кусаются, проклятые!..
Дух чуют, — сказал Егор. — Они мужики самостоятельные.
Да, — вздохнул лысый. — Неприятное соседство. 0бидно.
Чепуха! — Сивый махнул рукой. — Покорим! Тебя как звать-то, Егором? Одолжи-ка нам бензинчику, Егор. Банка
есть?
Не сообразил Егор, зачем бензинчик-то понадобился, но принёс: банка нашлась.
Принёс, подал сивому:
Вот.
Молоток мужик, — сказал сивый. — Учтём твою сообразительность. А ну-ка отойдите подальше.
И плеснул всю банку на муравейник. Плеснул, чиркнул спичкой — ракетой взвилось пламя. Завыло, загудело,
вмиг обняв весь огромный муравьиный дом.
3аметались черногол овики, скрючиваясь от невыносимого жара, затрещала сухая хвоя, и даже старая ель, десятки
лет прикрывавшая лапами муравьиное государство, качнулась и затрепетала от взмывшего в поднебесье раскалённого
воздуха.
А Егор с Колькой молча стояли рядом. Загораживаясь от жара руками, глядели, как корчились, сгорая, муравьи,
как упорно не разбегались они, а, наоборот, презирая смерть, упрямо лезли и лезли в самое пекло в тщетной надежде
спасти хоть одну личинку. Смотрели, как тает на глазах гигантское сооружение, терпеливый труд миллионов
крохотных существ, как завивается от жара хвоя на старой ели и как со всех сторон бегут к костру тысячи муравьёв,
отважно бросаясь в него.
Фейерверк! — восхитилась пегая. — Салют победы!
Вот и все дела, — усмехнулся сивый. — Человек — царь природы. Верно, малец?
Царь?.. — растерянно переспросил Колька.
Царь, малец. Покоритель и завоеватель.
Муравейник догорал, оседая серым, мёртвым пеплом. Лысый пошевелил его палкой, огонь вспыхнул ещё раз, и
всё было кончено. Не успевшее погибнуть население растерянно металось вокруг пожарища.
Отвоевали место под солнцем, — пояснил лысый. — Теперь никто нам не помешает, никто нас не побеспокоит.
И все пошли к лагерю.
Сзади плёлся потерянный Егор, неся пустую банку, в которой с такой готовностью сам же принёс бензин. Колька
заглядывал ему в глаза, а он избегал этого взгляда, отворачивался, и Колька спросил шёпотом:
Как же так, тятька? Ведь живые же они…
Да вот, — вздохнул Егор. — Стало быть, так, сынок, раз оно не этак…
На душе у него было смутно, и он хотел бы тотчас же уехать, но ехать пока
не велели. Молча готовил место для костра, вырезал рогульки, а когда закончил, бабёнки клеёнку расстелили и
расставили закуски.
Идите, — позвали. — Перекусим на скорую руку.
Колька получил булку с колбасой, а в глазах мураши бегали. Суетливые, растерянные, отважные. Бегали,
корчились, падали, и брюшки у них лопались от страшного жара.
И Егор этих мурашей видел. Даже глаза тёр, чтоб забылись они, чтоб из памяти выскочили, а они — копошились.
И муторно было на душе у него, и делать ничего не хотелось, и к застолью этому садиться тоже не хотелось.
— Тут у нас природа кругом. Да. Это у нас тут — пожалуйста, отдыхайте. Тишина, опять же спокойно. А человеку
что надобно? Спокой ему надобен. Всякая животина, всякая муравьятина,’ всякая ёлка-берёзонька — все по спокою
своему тоскуют.Вот и мураши, обратно же, они, это… Тоже.
(По Б. Л. Васильеву*)
Борис Львович Васильев (1924-2013) — русский советский писатель, сценарист, лауреат Государственной премии
СССР и Премии Президента Российской Федерации.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:58 | Сообщение # 7

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 7

Удивительная работа — воспоминания. Мы вспоминаем нечто по совершенно неизвестной нам причине. Скажите
себе: «Вот сейчас я вспомню что-нибудь из детства». Закройте глаза и скажите это. Вспомнится нечто совершенно не
предвиденное вами. Участие воли здесь исключено. Картина зажигается, включённая какими-то инженерами позади
вашего сознания…
Когда я начал учиться в гимназии, мне было лет одиннадцать. Всего одиннадцать лет отделяли меня от моего
несуществования в мире, и уже я был в форменной фуражке, в тужурке, в кожаном поясе с металлической бляхой
посередине живота. Уже я стоял перед географической картой двух полушарий, смотрел на лиловые многоугольники
колоний, на раковину Мадагаскара, читал и понимал слово «Великобритания»… Уже я писал готические немецкие
буквы, уже думал о героях истории, которые были до меня — до моих одиннадцати лет. Как я воспринимал то
обстоятельство, что я живу ещё немного, начал жить ещё очень недавно? Я этого обстоятельства вообще не
воспринимал. Скорее, другие мне говорили, что я маленький. Сам я этого не чувствовал, об этом не размышлял.
Я не думал о том, что можно быть каким-нибудь другим, кроме того, кем я был.
Если мне хотелось быть взрослым, то я думал не о физических изменениях, а только о тех возможностях, которые
даны взрослому: не готовить уроки, есть сколько хочешь пирожных. Я был человек, просто человек, не зная о себе,
что я маленький, что только недавно явился в мир, что расту, узнаю, постигаю и тому подобное.
Именно — я был просто человек…
Я думал, что после окончания гимназии я куплю велосипед и совершу на нём поездку по Европе. Первая война
ещё не начиналась, ещё всё было очень старинно: солдаты в чёрных мундирах с красными погонами, зверинец на
Куликовом поле с одним львом, говорящая голова в зеркальном ящике в балагане. Ещё бывала первая любовь, когда
девочка смотрела на тебя с балкона, и ты думал, не уродлив ли ты. Ещё отец девочки, моряк в парадном мундире,
гремя палашом, шёл тебе навстречу и отвечал тебе на поклон, отчего ты бежал во весь дух, сам не зная куда,
обезумевший от счастья. Ещё продавали из-за зелёного прилавка квас по две копейки за стакан, и ты возвращался
после игры в футбол, неся в ушах звон мяча.
Я не купил велосипеда и не совершил путешествия по Европе. Горел Верден, Реймский собор, в котором в своё
время бракосочеталась с французским королём дочь Ярослава Мудрого. Появились первые танки, и впервые
аэропланы стали сбрасывать бомбы. Однако в музеях по-прежнему висели необыкновенные картины, прекрасные, как
деревья на закате. Во сне я иногда вижу своё пребывание в Европе, которого никогда не было. Чаще всего мне снится
Краков в виде стены, идущей кверху вдоль дороги, — старой стены, с которой свисают растения, стучащие по ней
ветками и шелестящие цветами…
Я ещё люблю вспоминать. Я мало что знаю о жизни. Мне больше всего нравится, что в ней есть звери, большие и
маленькие, что в ней есть звёзды, выпукло и сверкающе смотрящие на меня с ясного неба, что в ней есть деревья,
прекрасные, как картины, и ещё многое и многое…
Какая чудесная вещь — свобода воспоминаний! Какая прелесть в том, что они появляются как им угодно и никак
мы не можем заставить себя вспомнить именно это, а не другое. Разумеется, есть точная закономерность этого
возникновения, но — увы — мы её никогда не поймём.
(По Ю. К. Олеше*)
Юрий Карлович Олеша (1899-1960) — русский советский писатель, поэт, драматург,
журналист, киносценарист.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:59 | Сообщение # 8

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 8

В эту ночь снились мне безобразнейшие сны. Немудрено: весь вечер давили меня воспоминания о каторжных
годах моей школьной жизни, и я не мог от них отвязаться. Меня сунули в эту школу мои дальние родственники, от
которых я зависел и о которых с тех пор не имел никакого понятия, — сунули сиротливого, уже забитого их
попрёками, уже задумывающегося, молчаливого и дико на всё озиравшегося. Товарищи встретили меня злобными и
безжалостными насмешками за то, что я ни на кого из них не был похож. Но я не мог насмешек переносить; я не мог
так дёшево уживаться, как они уживались друг с другом. Я возненавидел их тотчас и заключился от всех в пугливую,
уязвлённую и непомерную гордость.
Грубость их меня возмутила. Они цинически смеялись над моим лицом, над моей мешковатой фигурой; а между
тем какие глупые у них самих были лица!
В нашей школе выражения лиц как-то особенно глупели и перерождались. Сколько прекрасных собой детей
поступало к нам. Через несколько лет на них и глядеть становилось противно. Ещё в шестнадцать лет я угрюмо на
них дивился; меня уж и тогда изумляли мелочь их мышления, глупость их занятий, игр, разговоров. Они таких
необходимых вещей не понимали, такими внушительными, поражающими предметами не интересовались, что
поневоле я стал считать их ниже себя. Не оскорблённое тщеславие подбивало меня к тому, и, ради бога, не вылезайте
ко мне с приевшимися до тошноты казёнными возражениями, что я только мечтал, а они уж и тогда действительную
жизнь понимали. Ничего они не понимали, никакой действительной жизни, и, клянусь, это-то и возмущало меня в них
наиболее. Напротив, самую очевидную, режущую глаза действительность они принимали фантастически глупо и уже
тогда привыкли поклоняться одному успеху. Над всем, что было справедливо, но унижено и забито, они
жестокосердно и позорно смеялись.
Чин почитали за ум; в шестнадцать лет уже толковали о тёплых местечках.
Конечно, много тут было от глупости, от дурного примера, беспрерывно окружавшего их детство и отрочество.
Развратны они были до уродливости. разумеется, и тут было больше внешности, больше напускной циничности;
разумеется, юность и некоторая свежесть мелькали и в них даже из-за разврата; но непривлекательна была в них даже
и свежесть и проявлялась в каком-то ёрничестве. Я ненавидел их ужасно, хотя, пожалуй, был их же хуже. Они мне
тем же платили и не скрывали своего ко мне омерзения. Но я уже не желал их любви; напротив, я постоянно жаждал
их унижения. Чтоб избавить себя от их насмешек, я нарочно начал как можно лучше учиться и пробился в число
самых первых. Это им внушило некоторое почтение. К тому же все они начали помаленьку понимать, что я уже читал
такие книги, которых они не могли читать, и понимал такие вещи (не входившие в состав нашего специального
курса), о которых они и не слыхивали. Дико и насмешливо смотрели они на это, но нравственно подчинялись, тем
более что даже учителя обращали на меня внимание по этому поводу. Насмешки прекратились, но осталась
неприязнь, и установились холодные, натянутые отношения. Под конец я сам не выдержал: с летами развивалась
потребность в людях, в друзьях. Я попробовал было начать сближаться с иными; но всегда это сближение выходило
неестественно и так само собой и оканчивалось.
Был у меня раз как-то и друг. Но я уже был деспот в душе; я хотел неограниченно властвовать над его душой; я
хотел вселить в него презрение к окружавшей его среде; я потребовал от него высокомерного и окончательного
разрыва с этой средой. Я испугал его моей дружбой; я доводил его до слёз, до судорог; он был наивная и отдающаяся
душа; но когда он признал моё первенство, я тотчас же возненавидел его и оттолкнул от себя, — точно он и нужен
был мне только для одержания над ним победы, для одного его подчинения. Но всех я не мог победить; мой друг
тоже ни на одного из них не был похож и составлял самое редкое исключение. Первым делом моим по выходе из
школы было оставить ту специальную службу, к которой я предназначался, чтобы все нити порвать…
(По Ф. М. Достоевскому*)
Фёдор Михайлович Достоевский (1821-1881) — русский писатель, мыслитель, философ, публицист, членкорреспондент Петербургской академии наук.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:59 | Сообщение # 9

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 9

Как-то Анатолий Бочаров высказал предположение о наступившем периоде усталости нашей военной прозы. Не
стану по примеру некоторых специалистов этого рода литературы опровергать видного критика и теоретика
советской литературы, немало сделавшего и для осмысления военной прозы: вполне возможно, он прав.
Как и всякое живое дело, военная проза в своём развитии не может избежать определённых спадов. Но вряд ли
когда-либо померкнут в её сокровищнице замечательные по мастерству и правдивости произведения, принадлежащие
перу Юрия Бондарева, Григория Бакланова, Константина Симонова, Владимира Богомолова, Константина Воробьёва,
Юрия Гончарова, Евгения Носова, Сергея Крутилина и других. Написанные, казалось бы, об одном и том же, о
человеке на войне, эти произведения несут в себе неиссякаемое разнообразие — жанровое, тематическое, стилевое,
различие личностно-авторского отношения к войне и её непростым проблемам. Но, разумеется, самое ценное в них —
правда пережитого, достоверность подробностей и психологии, неизменность гуманистического отношения к
человеку самой трудной судьбы — солдату на самой большой и самой кровавой войне.
0 войне написано много во всех жанрах литературы, на 77 языках народов нашей страны, разумеется, с различной
степенью мастерства, умельства, талантливости.
Что до меня как читателя (да, я думаю, и до большинства читателей, воевавших и невоевавших), то, может быть,
для нас дороже всего в этих книгах не мастерство изложения, не красочность слога, но — правда. 3а тысячелетия
земной истории о войне на всех языках мира написано много неправды, красивых сказок и прямой лжи. Говорить
неправду о ней не только безнравственно, но и преступно как по отношению к миллионам её жертв, так и по
отношению к будущему. Люди Земли должны знать, от какой опасности они избавились и какой ценой досталось им
это избавление.
Что касается читателя, то ему интересно знать всё: от переживаний солдата в передовом окопе до работы крупных
штабов и ставки по руководству войсками.
Литература многое сделала для раскрытия психологии рядового бойца и младшего офицера переднего края, но по
причине отсутствия прежде всего личного опыта у её авторов она оказалась некомпетентной до всего, что касается
крупных штабов, объединений, ставки.
Этот пробел в значительной мере восполняют военные мемуары, принадлежащие перу генералов, крупных
военачальников, у которых немало честных и хороших книг.
Но немало также и таких, где фактическая сторона изложения воспринимается с большим сомнением, где, как
писал недавно Виктор Астафьев, «проступает явное враньё».
В самом деле, часто трудно добраться до сути через аккуратный штакетник1 округлых стереотипных фраз или
задним числом сочинённых подробностей, заимствованных из фронтовой печати тривиальных примеров и
бесконечных страниц разговоров.
Да, люди по праву хотят знать о войне полнее, больше, особенно о том, что лежит за пределами их жизненного или
военного опыта. Но когда я читаю длинные главы, описывающие в подробностях жесты, выражения, всё те же
разговоры генералов, маршалов, исторических лиц, сокровенные раздумья о собственных военных просчётах
бывшего наркома обороны, я с недоумением обращаюсь к имени автора на обложке и спрашиваю себя: откуда всё
это? Из каких документов, по чьим свидетельствам?
Ах, это авторский домысел, стало быть, сочинённость, выдумка, но тогда, извините, тогда мне это неинтересно.
Кому нужна эта художественность, ради которой попирается главное и, может, единственное достоинство этого
рода литературы — правда. Тем более что у нас есть и примеры другого рода, замечательные примеры высокого
документализма и самой высокой гражданственности. 3десь уместно вспомнить творчество, да и всю жизнь
незабвенного Сергея Сергеевича Смирнова. Его книги способны стать образцом, примером для подражания
последующих поколений писателей-документалистов.
Или же «Блокадная книга» Адамовича и Гранина, где всё — факт, жизнь, судьба, уже принадлежащие истории.
Трагической странице нашей с вами истории.
Тот же Виктор Астафьев писал недавно: «Думаю, всё лучшее в литературе о войне создано теми, кто воевал на
передовой». В общем, это справедливо, хотя я бы не стал утверждать столь категорично, соглашаясь, однако, с той
частью его утверждения, что личный опыт войны здесь незаменим. Вся беда литературы второго сорта как раз и
заключается в отсутствии определённого личного опыта у одних авторов и в попрании этого опыта теми, у кого он
есть, в уходе за его пределы, я бы сказал, за пределы какого бы то ни было опыта в область сочинительства,
приблизительности и — неправды. И потому такая литература, с каким бы изяществом она ни была создана,
неприемлема по своей сути: она не прибавляет ничего к познанию и осмыслению духа войны, а уводит читателя в
область мифов, ортодоксии1 и домыслов. Во всяком другом случае, может быть, об этом и не следовало бы говорить,
но прошлая война для нас, как недавно писал Евтушенко, слишком сокровенная тема, прикасаться к которой надобно
с ясным сознанием огромной ответственности: под ней море народной крови.
Виктор Астафьев прав: память человеческая избирательна и любит приятное.
К старости всё трудное видится в ином свете, нежели в том, что освещал муки, кровь и страдания в годы военной
молодости. 3адним числом кому не хочется видеть себя героем? Это понятно и извинительно для всякого стареющего
человека, но не для литературы. Литература не имеет права на старость и должна всё помнить в подробностях, в
первозданности, не упускать ничего.
(По В. В. Быкову*)
Василь Владимирович Быков (1924-2003) — белорусский советский писатель, общественный деятель, участник
Великой Отечественной войны.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 17:59 | Сообщение # 10

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 10

Чего нам так не хватает?
А не хватает нам любви к детям. Не хватает самоотверженности родительской, педагогической. Не хватает
сыновней, дочерней любви.
Есть простая поговорка: «Как аукнется, так и откликнется». Сколько положишь, столько и получишь. Верные
вроде бы формулы. Только если следовать лишь им, добьёшься одного воспроизводства. Для сеятеля это просто беда,
когда зерна он снимет ровно столько же, сколько посеял. Пахарь должен получить прибавок, только тогда он
выживет, прокормит свою семью. Так же точно и общество должно бы существовать. Прогресс состоит из прибавок,
которые дают поколения, «посеянные» их родителями и наставниками. Конечно, прибавок этот есть, но в каких
пространствах? В пространстве человеческих знаний, конечно. В области технологий. А как с духовностью? Увы, в
этой тонкой сфере воспроизводства мы радуемся даже простому отклику на ауканье.
И слишком часто замечаем простые потери: не больше, нет, а меньше становится доброты, милосердности. Грубее
и жёстче отношения между самыми добрыми вроде бы людьми. Исполнение долга в межчеловеческих отношениях
уступает служебным обязанностям — там человек и обязательнее, и профессиональнее.
А любовь к детям стала напоминать любовь к собственному имуществу.
Впрочем, имущество порой дороже людей… Что может быть печальней и горше! Давно замечено: и лучшие, и
худшие стороны человека выявляет беда.
Януш Корчак не только последние месяцы своего бытия, но и всю предыдущую жизнь стоял рядом с бедой,
точнее, жил в её гуще, работая с детьми-сиротами.
Сиротство, эта библейски древняя форма человеческого одиночества, требует сострадания и соучастия,
самоотверженной и терпеливой любви настоящих стоиков и гуманистов.
Януш Корчак — первый из них; но не временем, пусть трагическим, измерено это первенство, а мерой его выбора,
мерой честности.
Мера эта — смерть.
Не только поляки чтут выбор своего бессмертного учителя. Его имя внесено в святцы1 и мировой педагогики, и
элементарной человеческой порядочности. И именно в его устах, под его пером в высшей степени правомерно звучит
дидактическое, даже назидательное наставление: как любить детей.
Неболыная книжка Януша Корчака «Как любить ребёнка» — своеобычный манифест гуманизма. Нестареющий
завет, переданный в наши и грядущие времена из времён, как будто от нас удалённых и в то же время совершенно
похожих, потому что речь идёт о любви к детям, а это ценность постоянная. Духовная комфортность делает человека
толстокожим, совершает в его сознании странные подвижки, когда ценности мнимые застят свет, а ценности
подлинные уходят обочь.
Каждому рано или поздно воздаётся по заслугам, но часто — слишком поздно, когда ничего не исправишь, и в
этом истоки многих человеческих драм. Те, кто воображает, будто доброта и любовь малозначимые, второстепенные
качества, которые не помогают, а, напротив, даже вредят, допустим, при достижении карьеры, бывают наказаны на
краю этой карьеры, а ещё чаще — на краю собственной жизни — нелюбовью и недобротой окружающих.
И пусть же всякий, кто спохватится и заторопится вперёд — от нелюбви к любви, от недоброты к доброте,
припадёт, как к чистому истоку, к этой последней заповеди Януша Корчака.
(По А. А. Лиханову*)
Альберт Анатольевич Лиханов (род. в 1935 г.) — детский и юношеский писатель, президент Международной
ассоциации детских фондов, лауреат Международной премии имени Януша Корчака.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 18:00 | Сообщение # 11

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 11

Я очень плохо знаю деревенскую жизнь. Точнее, я не знаю её совсем.
Хотя я наблюдал жизнь в деревне. У моих родителей был дом в деревне, который мы называли «дача». Но это не
была дача в подмосковном смысле, и это не был летний домик. Это был старый деревенский дом, сложенный из
брёвен и с крытой досками крышей. Такой настоящий сибирский дом. Дом этот стоял в середине деревни Колбиха, а
Колбиха живописно расползлась своими сорока дворами по красивому и холмистому левому берегу реки Томи. От
города Кемерово до Колбихи было в аккурат 80 километров. Мы владели этим домом в деревне около пятнадцати лет.
И около пятнадцати лет, когда я приезжал в Колбиху, мне удавалось наблюдать деревенскую жизнь.
Наш дом (а мы все и всегда будем называть его «наш» дом) так и стоит по сей день в деревне. Колбиха. Если
будете там, то без труда его найдёте. Он довольно большой, стоит в самом центре деревни…
Удивительное дело! Я помню все лица и почти все имена жителей деревни Колбиха, хотя лично я там проводил не
больше полутора месяцев в год. Я уже не могу вспомнить имён всех своих учителей или одноклассников. Помню
многих, но не всех. Я не смогу вспомнить всех, с кем мне доводилось много лет работать.
А вот жители Колбихи не забываются. Там не было ни одного незаметного человека.
А ещё — и это я знаю точно — жители Колбихи не считают свою деревню ни маленькой, ни большой. Они об этом
не думают. Город для них был непостижимо велик. Город им был непонятен как место, а главное, как способ жизни.
А Колбиха была их миром.
А теперь я понимаю, что Колбиху-то я люблю. Люблю сильно и преданно.
Видимо, поэтому и не могу забыть ни одного лица, ни одного дома. Пушкин писал: «Там русский дух, там Русью
пахнет». Не знаю, что он подразумевал, какой запах. Но для меня это запах Колбихи. Это запах сырого, холодного и
страшноватого тумана, который вечером выползал из леса и накрывал деревню. Это запах дыма из бани зимой, а
баню топили мёрзлыми берёзовыми дровами. Это запах солярки, свежескошенной травы, сухого сена, пыли, что летит
с дороги в наш двор и долго висит в воздухе… Много запахов.
Я люблю Колбиху, понимаю это и чувствую всё сильнее и сильнее.
Когда я вспоминаю Колбиху, меня охватывает неуёмное и очень тревожное желание что-то важное сохранить. Но
я понимаю в то же самое мгновение, что сохранить ничего нельзя. Жизнь не зафиксировать, не передать, не удержать!
Я не смогу передать или пересказать, как говорила наша соседка Клавдия Владимировна. Не смогу передать её
интонации, её обороты, её словечки, её истории. И даже если бы я сделал тысячи снимков, записал бы массу
рассказов, всё равно эти записи и фотографии ничего не сохранят и не сберегут. Даже для меня они будут только
иллюстрациями к моим воспоминаниям, переживаниями к моей любви.
А любовь не нуждается в иллюстрациях, как жизнь не терпит остановок и неподвижности.
Я пытался рассказать что-то про то, что я видел, чего коснулся и что полюбил.
И вот я с ужасом и радостью понимаю, что у меня нет средств и возможностей передать словами то, что я видел,
слышал, вдыхал и знал.
Я же догадываюсь, даже точно знаю, что наша Колбиха ничем не особенная деревня. Купили бы мы дом в другой
деревне, были бы другие лица, другие истории, имена. Но «наш» дом был в Колбихе. У меня в моей жизни есть эта
деревня, а не другая.
А ещё я помню, когда мы после последней нашей зимы в Сибири приехали проститься с Колбихой, помню, как
радостно нас встретила наша Бася — сиамская кошка не очень чистых кровей. Бася явно собиралась с нами в город. А
мы ощущали себя предателями.
Мы успокаивали себя, мол, будет трудный и далёкий переезд в другой далёкий город, а там неизвестно что. Мы
говорили друг другу, что нашей Басе в Колбихе только лучше. Что в деревне свобода и простор. И ещё мы знали, что
Клавдия Владимировна Басю любит и в обиду не даст.
Но ничего не помогало. Мы всё равно чувствовали себя предателями. Смогли бы мы остаться в деревне навсегда?!
Прожили бы?
Мы приезжали в деревню, дышали воздухом, слушали птиц, парились в бане, беседовали с деревенскими, но у нас
был «обратный билет». Вот и любили мы деревню-матушку. Любили и любим до сих пор. Я люблю, хотя совсем не
знаю деревенской жизни. Я её только видел. Видел из окна нашего дома. Но такого «нашего» у нас уже не будет. Это
ясно.
Но я уверен, что в Колбихе до сих пор встречаются котята с тёмными острыми мордочками и необычным цветом
глаз. Они шустры и своенравны. Это следы диковинной сиамской породы, которая смешалась с деревенским густым
кошачьим замесом. Так мы смогли повлиять на колбихинскую жизнь. Такова наша лепта. Неболыная плата за любовь
и такую серьёзную и глубокую грусть, которая позволяет мне без сомнений, запинки и обиняков говорить слово
«Родина».
(По Е. В. Гришковцу*)
Евгений Валерьевич Гришковец (род. в 1967 г.) — российский писатель, драматург, театральный режиссёр.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 18:00 | Сообщение # 12

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 12

Вот что! — с восторгом воскликнул Иван Васильевич. — Вот что!.. Надо заделать прореху в нашей истории. Надо
написать краткую, но выразительную летопись Восточной России…
Тут жар Ивана Васильевича немного простыл.
«А источники где? — подумал он. — Источники найдутся где-нибудь. А как найдутся? »
Нет, Иван Васильевич, это труд уж, кажется, не по тебе. И в самом деле, кому же охота пожертвовать всей жизнью
на дело, которое ещё на поверку может выйти вздором?..
Вдруг Иван Васильевич ударил себя по лбу.
Нашёл! — закричал он с вдохновением. — Нашёл своё новое, глубокое, громадное воззрение… Я человек русский,
я посвятил себя России. Скажет ли она за то спасибо — не знаю; да не в том дело. Я все труды, все мысли отдаю
родине, и потому прочие предметы могут иметь для меня ценность только относительную. Итак, я изучу влияние
Востока на Россию, в отношениях его к одной России, влияние неоспоримое, влияние важное, влияние тройственное:
нравственное, торговое и политическое. Сперва начну с нравственного влияния, которое с давнего времени ведёт на
нашей почве упорную борьбу с влиянием Запада.
Давно оба врага разъярились и кинулись друг на друга врукопашную, не замечая, что они стискивают между
собою бедное, исхудалое славянское начало. Не лучше ли бы им, кажется, помириться, и взять с обеих сторон
невинную жертву за руки, и вывести её на чистый воздух, и дать ей поздороветь. Пусть каждый расскажет ей потом
исповедь своего сердца, наставит на истинный путь, указав на пагубные последствия собственных заблуждений, на
блестящую награду своих доблестей.
В самом деле, Россия находится в странном положении. Слева Европа, как хитрая прелестница, нашёптывает ей на
ухо обольстительные слова; справа Восток, как пасмурный седой старик, протяжно, но грозно твердит ей вечно свою
неизменную речь.
Кого же слушать? К кому обращаться? Слушать обоих. Не обращаться ни к кому, а идти вперёд своей дорогой.
Слушать для того, чтоб воспользоваться чужим опытом, чужими бедствиями, чужими страшными уроками и
надёжнее, вернее стремиться к истине. На Востоке всякое убеждение свято. На Западе нет более убеждений. На
Востоке господствует чувство, на Западе владычествует мысль.
А России суждено слить в себе мысль и чувство при лучах просвещения, как сливаются на небе цвета радуги от
яркого блеска солнца. Восток презирает суетность житейских треволнений; Запад погибает в беспрерывном их
столкновении. И тут можно найти середину. Можно слить желание усовершенствования с мирным, высоким
спокойствием, с непоколебимыми основными правилами. Мы многим обязаны Востоку: он передал нам чувство
глубокого верования в судьбы провидения, прекрасный навык гостеприимства и в особенности патриархальность
нашего народного быта.
Но — увы! — он передал нам также свою лень, своё отвращение к успехам человечества, непростительное
нерадение к возложенным на нас обязанностям и, что хуже всего, дух какой-то странной, тонкой хитрости, который,
как народная стихия, проявляется у нас во всех сословиях без исключения. При благодетельном направлении эта
хитрость может сделаться качеством и даже добродетелью, но при отсутствии духовного образования она доводит до
самых жалких последствий; она приводит к неискренности взаимных отношений, к неуважению чужой
собственности, к постоянному тайному стремлению ослушиваться законов, не исполнять приказаний и, наконец, даже
к самому безнравственному плутовству. Востоку мы обязаны тем, что столько мужиков и мастеровых обманывают
нас на работе, столько купцов обвешивают и обмеривают в лавках и столько дворян губят имя честного человека на
службе. Страшно вымолвить, — а привычка в нас сделала то, что мы остаёмся равнодушными, будучи свидетелями
самых противозаконных хищений, так что даже первобытные понятия наши с годами изменяются и кража не кажется
нам воровством, обман нам кажется не ложью, а какой-то предосудительною необходимостью.
Впрочем, слава богу, тут Западом побеждён у нас Восток, и мстительный факел осветил пучину козней и позора.
Долго ещё будут у нас проявляться следы сокрушительного начала, но они давно уже переходят в осадки всех
сословий, в низшие слои людей разных именований, потому что каждое сословие имеет свою чернь. Как ни говори,
как ни кричи, что ни печатай, Россия быстрым полётом стремится по стезе величия и славы — к недосягаемой на
земле цели совершенства. И более всех других народов Россия приблизится к ней, ибо никогда не забудет, что одного
вещественного благосостояния точно так же недостаточно для жизни государства, как недостаточно для жизни
частного человека. Широкой, могучей пятой задавит она мелкие гадины, кровожадные ехидны, которые хотят
ползком пробраться до её сердца, и весело отпрянет она, полная любви и силы, к чистому, беспредельному русскому
небу…
— Вот, — заключил Иван Васильевич, — предмет так предмет! Влияние нравственное, влияние торговое, влияние
политическое. Влияние восточное, слитое с влиянием Запада в славянском характере, составляет, без сомнения, нашу
народность.
Но как распознать каждую стихию отдельно? Народность-то, кажется, препорядочно закутана. Её придётся
распеленать, чтоб добраться до неё, а потом как узнаешь, что пелёнка, что нога? Мужайся, Иван Васильевич: дело
великое! Ты на Восток недаром попал; итак, изучай старательно влияние Востока на святую Русь… Ищи, ищи теперь
впечатлений. Всматривайся в восточные народы. Изучай всё до последней мелочи… Рассмотри каждую каплю,
влитую в нашу народную жизнь, — а потом и найдёшь ты народность. 3а дело, Иван Васильевич, за дело!
(По В. А. Соллогубу*)
Владимир Александрович Соллогуб (1813-1882) — русский прозаик, драматург, поэт и мемуарист.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 18:01 | Сообщение # 13

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 13

3а эти месяцы тяжёлой борьбы, решающей нашу судьбу, мы всё глубже познаём кровную связь с тобой и всё
мучительнее любим тебя, Родина.
В мирные годы человек, в довольстве и счастье, как птица, купающаяся в небе,
может далеко отлететь от гнезда и даже покажется ему, будто весь мир — его
родина. Иной человек, озлобленный горькой нуждой, скажет: «Что вы твердите
мне: родина! Что видел я хорошего от неё, что она мне дала?»
Надвинулась общая беда. Враг разоряет нашу землю и всё наше вековечное хочет назвать своим.
Тогда и счастливый, и несчастный собираются у своего гнезда. Даже тот, кто хотел бы укрыться, как сверчок,
в тёмную щель и посвистывать там до лучших времён, понимает, что теперь нельзя спастись в одиночку.
Гнездо наше, родина возобладала над всеми нашими чувствами. И всё, что мы видим вокруг, что раньше, быть
может, мы и не замечали, не оценили, как пахнущий ржаным хлебом дымок из занесённой снегом избы, — теперь
пронзительно дорого нам. Человеческие лица, ставшие такими серьёзными, и глаза — такими похожими на глаза
людей с одной всепоглощающей мыслью, и говор русского языка — всё это наше, родное, и мы, живущие в это
лихолетье, хранители и сторожа родины нашей.
Все наши мысли о ней, весь наш гнев и ярость — за её поругание, и вся наша готовность — умереть за неё. Так
юноша говорит своей возлюбленной: «Дай мне умереть за тебя».
Родина — это движение народа по своей земле из глубин веков к желанному будущему, в которое он верит и
создаёт своими руками для себя и своих потомков.
Это вечно отмирающий и вечно рождающийся поток людей, несущих свой язык, свою духовную и материальную
культуру и непоколебимую веру в законность и нерушимость своего места на земле.
Когда-нибудь, наверно, национальные потоки сольются в одно безбурное море, — в единое человечество. Но для
нашего века это за пределами мечты.
Наш век — это суровая, железная борьба за свою независимость, за свою свободу и за право строить по своим
законам своё общество и своё счастье.
Русский народ создал огромную изустную литературу: мудрые пословицы и хитрые загадки, весёлые и печальные
обрядовые песни, торжественные былины, — говорившиеся нараспев, под звон струн, — о славных подвигах
богатырей, защитников земли народа, — героические, волшебные, бытовые и пересмешные сказки.
Напрасно думать, что эта литература была лишь плодом народного досуга.
Она была достоинством и умом народа. Она становила и укрепляла его нравственный облик, была его
исторической памятью, праздничными одеждами его души и наполняла глубоким содержанием всю его размеренную
жизнь, текущую по обычаям и обрядам, связанным с его трудом, природой и почитанием отцов и дедов.
Народы Западной Европы получили в наследство римскую цивилизацию.
России достались в удел пустынный лес да дикая степь. Вплоть до XVIII века Россия жила по курным избам и всё
будущее богатство своё и счастье создавала и носила в мечтах, как скатерть-самобранку за пазухой.
Народ верил в свой талант, знал, что настанет его черёд и другие народы потеснятся, давая ему почётное место в
красном углу1
.
Наша земля немало поглотила полчищ наезжавших на неё насильников.
На Западе возникали империи и гибли. Из великих становились малыми, из богатых — нищими. Наша родина
ширилась и крепла, и никакая вражья сила не могла пошатнуть её.
Так было, так будет.
(По А. Н. Толстому*)
Алексей Николаевич Толстой (1883-1945) — русский и советский писатель.

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 18:01 | Сообщение # 14

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 14

Если хочешь понять душу леса, найди лесной ручей и отправляйся берегом его вверх или вниз.
Я иду берегом своего любимого ручья самой ранней весной. И вот что я тут вижу, и слышу, и думаю.
Вижу я, как на мелком месте текущая вода встречает преграду в корнях елей и от этого журчит о корни и
распускает пузыри. Рождаясь, эти пузыри быстро мчатся и тут же лопаются, но большая часть их сбивается дальше у
нового препятствия в далеко видный белоснежный ком.
Новые и новые препятствия встречает вода, и ничего ей от этого не делается, только собирается в струйки, будто
сжимает мускулы в неизбежной борьбе.
Водная дрожь от солнца бросается тенью на ствол ёлки, на травы, и тени бегут по стволам, по травам, и в дрожи
этой рождается звук, и чудится, будто травы растут под музыку, и видишь согласие теней.
С мелкоширокого плёса вода устремляется в узкую приглубь, и от этой бесшумной устремлённости кажется, будто
вода мускулы сжала.
Рябь же на воде, схваченная солнцем, и тень, как дымок, перебегает вечно по деревьям и травам, и под звуки ручья
раскрываются смолистые почки, и травы поднимаются из-под воды и на берегах.
А вот тихий омут с поваленным внутрь его деревом; тут блестящие жучки- вертунки распускают рябь на тихой
воде.
Под сдержанный ропот воды струи катятся уверенно и на радости не могут не перекликнуться: сходятся могучие
струи в одну большую и, встречаясь, сливаются, говорят и перекликаются: это перекличка всех приходящих и
расходящихся струй.
Вода задевает бутоны новорождённых жёлтых цветов, и так рождается водная дрожь от цветов. Так жизнь ручья
проходит то пузырями и пеной, а то в радостной перекличке среди цветов и танцующих теней.
Дерево давно и плотно легло на ручей и даже позеленело от времени, но ручей нашёл себе выход под деревом и
быстриком, с трепетными тенями бьёт и журчит.
Некоторые травы уже давно вышли из-под воды и теперь на струе постоянно кланяются и отвечают вместе и
трепету теней, и ходу ручья.
А то вот большой завал, и вода как бы ропщет, и далеко слышен этот ропот и переплеск. Но это не слабость, не
жалоба, не отчаяние -— вода этих человеческих чувств вовсе не знает; каждый ручей уверен в том, что добежит до
свободной воды, и далее, если встретится гора, пусть и такая, как Эльбрус, он разрежет пополам Эльбрус рано ли,
поздно ли, но всё равно добежит.
Пусть завал на пути, пусть! Препятствия делают жизнь: не будь их, вода бы безжизненно сразу ушла в океан, как
из безжизненного тела уходит непонятная жизнь.
На пути явилась широкая низина. Ручей, не жалея воды, наполнил её и побежал дальше, оставляя эту заводь жить
собственной жизнью.
Согнулся широкий кует под напором зимних снегов и теперь опустил в ручей множество веток, как паук, и, ещё
серый, насел на ручей и шевелит всеми своими длинными ножками.
Семена елей плывут и осин.
Весь проход ручья через лес — это путь длительной борьбы, и так создаётся тут время.
И так длится борьба, и в этой длительности успевает зародиться жизнь и моё сознание.
Да, не будь этих препятствий на каждом шагу, вода бы сразу ушла и вовсе бы не было жизни-времени.
В борьбе своей у ручья есть усилие, струи, как мускулы, скручиваются, но нет никакого сомнения в том, что рано
ли, поздно ли он попадёт в океан к свободной воде, и вот это «рано ли, поздно ли» и есть самое-самое время, самаясамая жизнь.
Перекликаются струи, напрягаясь у сжатых берегов, выговаривают своё: «рано ли, поздно ли». И так весь день и
всю ночь журчит это «рано ли, поздно ли».
И пока не убежит последняя капля, пока не пересохнет весенний ручей, вода без устали будет твердить: «Рано ли,
поздно ли мы попадём в океан».
По заберегам отрезана весенняя вода круглой лагункой, и в ней осталась от разлива щучка в плену.
А то вдруг придёшь к такому тихому месту ручья, что слышишь, как на весь-то лес урчит снегирь и зяблик
шуршит старой листвой.
А то мощные струи, весь ручей в две струи под косым углом сходится и всей силой своей ударяет в кручь,
укреплённую множеством могучих корней ели.
Так хорошо было, что я сел на корни и, отдыхая, слышал, как там внизу, под кручей, перекликались уверенно
могучие струи. Привязал меня ручей к себе, и не могу я отойти в сторону…
Вышел на лесную дорогу — на самых молодых берёзках зеленеют и ярко сияют ароматной смолой почки, но лес
ещё не одет.
Ручей выбежал из глухого леса на поляну и в открытых тёплых лучах солнца разлился широким плёсом. Половина
воды отдельным ручьём пошла в сторону, другая половина — в другую. Может быть, в борьбе своей за веру в своё
«рано ли, поздно ли» вода разделилась: одна вода говорила, что вот этот путь раньше приведёт к цели, другая в
другой стороне увидела короткий путь, и так они разошлись, и обежали большой круг, и заключили большой остров
между собой, и опять вместе радостно сошлись и поняли: нет разных дорог для воды, все пути рано ли, поздно ли
непременно приведут её в океан.
И глаз мой обласкан, и ухо всё время слышит: «рано ли, поздно ли», и аромат смолы и берёзовой почки — всё
сошлось в одно, и мне стало так, что лучше и быть не могло, и некуда мне было больше стремиться. Я опустился
между корнями дерева, прижался к стволу, лицо повернул к тёплому солнцу, и тогда пришла моя желанная минута.
Ручей мой пришёл в океан.
(По М. М. Пришвину*)
Михаил Михайлович Пришвин (1873-1954) — русский писатель, прозаик и публицист

 
NOVY Дата: Среда, 28.10.2020, 18:03 | Сообщение # 15

Полковник

Это место я не назову анонимность будет моим оправданием сочинение егэ

Группа: Проверенные

Сообщений: 211

Награды: 0

Репутация: 0

Статус: Offline

Текст 15

Кружила январская метелица, скрипели мёрзлые тополя в переулке, верховой ветер гремел железом, то и дело
срывал снежную пыль с карнизов, нёс её вдоль побелённых заборов, над свежими сугробами, а оно, это единственное
в ночи окно, светилось зелёным уютным пятном и, всегда одинаково яркое, тёплое, занавешенное, притягивало к себе,
вызывало приятное ощущение неразгаданной тайны.
Неизменно каждый вечер меня встречал в переулке этот домашний маячок в деревянном домике, загороженный
занавеской огонёк настольной лампы, — и я представлял натопленную комнату, стеллажи, заставленные книгами по
всем стенам, потёртый коврик на полу перед диваном, письменный стол, стеклянный абажур лампы,
распространяющий оранжевый круг в полумраке, и кого-то, мило сутуловатого, в старческих добрых морщинах, кто
одиноко жил там, окружённый благословенным раем книг, листал их ласкающими пальцами, ходил по комнате
шаркающей походкой, думал, работал до глубокой ночи за письменным столом, ничего не требуя от мира, от суетных
его удовольствий. Но кто же он был — учёный, писатель? Кто?
Раз прошлой весной (в набухшей сыростью мартовской ночи всюду капало, тоненько звенели расколотые
сосульки, фиолетовыми стёклышками отливали под месяцем незамёрзшие лужицы на мостовой) я глядел на знакомое
окно, на ту же зеленовато-тёплую, освещённую изнутри занавеску, испытывая необоримое чувство. Мне хотелось
подойти, постучать в стекло, увидеть колыхание отодвинутой занавески и его знакомое в моём воображении лицо,
иссечённое сеточкой морщин вокруг прищуренных глаз, увидеть стол, заваленный листами бумаги, внутренность
комнатки, заполненной книгами, коврик на полу… Мне хотелось сказать, что я, наверное, ошибся номером дома,
никак не найду нужную мне квартиру — примитивно солгать, чтобы хоть мельком заглянуть в пленительный этот
воздух чистоплотного его жилья и работы в окружении книг — казалось, единственных его друзей.
Но я не решился, не постучал. И позднее не мог простить себе этого.
Нет, спустя два месяца ничего не изменилось, всё было по-прежнему, а в тихоньком переулке была весна, майский
вечер медленно темнел в глубине замоскворецких двориков; среди свежей молодой зелени зажигались фонари над
заборами, майский жук с гудением потянул из дворика, ударился о стекло фонарного колпака, упал на тротуар, замер,
потом задвигал ошеломлённо лапками, пытаясь перевернуться. Тогда я помог ему, сказав зачем-то: «Что ж ты?..» Он
пополз по тротуару к стене дома, к водосточной трубе (она была в трёх шагах от окна), а я почувствовал какое-то
внезапное неудобство, глянувшее на меня из майских сумерек.
Окно в домике не горело. Оно было как провал…
Что случилось?
Я дошёл до конца переулка, постоял на углу, вернулся, надеясь увидеть знакомый свет в окне. Но окно сумрачно
отблёскивало стёклами, занавеска висела неподвижно, не теплилось на ней преоранжевое зарево, как бывало по
вечерам, и в один миг всё стало неприютным, и показалось, что там, в невидимой этой комнатке, произошло
несчастье.
С беспокойством я опять дошёл до угла и, уже подсознательно торопясь, вернулся в переулок. Я внушал себе, что
сейчас вспыхнет зелёный свет на занавеске и всё в переулке станет обыденным, умиротворённым…
Свет в окне не зажёгся.
А на следующий день я почти бегом завернул по дороге домой в соседний переулок, и здесь неожиданное
открытие поразило меня. Окно было распахнуто, занавеска отдёрнута, выказывая нутро комнаты, книжные полки,
какую-то карту на стене, — всё это впервые увидел я, не раз представляя моего неизвестного друга за вечерней
работой.
Пожилая женщина с мужским лицом и мужской причёской стояла у письменного стола и смотрела в пространство
отсутствующими глазами.
Тотчас она заметила меня, рывком задёрнула занавеску — и шершавый холодок вполз в мою душу. И дом, и
переулок, и окно представились мне ложными, незнакомыми.
И я понял, что случилось несчастье, что мой воображаемый друг, тот седенький старичок с шаркающей походкой,
к которому так тянуло меня душевно, был нужен мне как близкий друг.
(По Ю. В. Бондареву*)
Юрий Васильевич Бондарев (1924-2020) — русский советский писатель и сценарист.

 

Сочинение ЕГЭ по тексту А. Г. Битова одного выдающегося геронтолога спросили то, что положено у него, 5 готовых примеров сочинений проблема текста с аргументами из литературы с реального ЕГЭ прошлых лет по русскому языку для 11 класса.

Проблема текста:

  • Проблема роли матери в жизни человека. (Какую роль играет мать в жизни человека?)
  • Проблема сохранения ощущения собственной молодости. (Что даёт возможность человеку чувствовать себя молодым?)
  • Проблема выбора жизненных ориентиров (Какие ориентиры выбрать в жизни? Нужно ли иметь активную жизненную позицию? Как нужно относиться к собственной жизни?)

Одного выдающегося геронтолога спросили сочинение ЕГЭ

Как человек должен относиться к старению? Именно над этим вопросом заставляет задуматься Андрей Георгиевич Битов.

Рассказчик повествует о своей матери, которая вышла на пенсию и «стала очень решительной старушкой». Она, как будто «опять поступила на работу», и начала следить за своим здоровьем: «К восьмидесятилетию она бросила купить, потому что, когда зачем-то полезла на стул, у неё закружилась голова, и это её насторожило». Этот пример показывает, что преклонный возраст возраст не является преградой для активной жизни.

Автор отмечает, что его пожилая мать стремилась справиться со всеми трудностями самостоятельно. Она «никогда» не просила ни у кого помощи. По итогу: «…Каждый день ставя себе цель и неуклонно к ней стремясь, именно с неё она и начала падать, ломая то руку, то ногу, мужественно выкарабкиваясь и ломая снова». Поступки героини показывают её желание быть независимой. Однако мы понимаем, что «избыточная самостоятельность её и подвела».

Иногда нужно признавать свои слабости и обратиться за помощью. Противопоставляя эти примеры, рассказчик показывает, что очень важно в преклонном возрасте не потерять бодрость и иметь желание продлить свою жизнь. Кроме того, при необходимости обращаться за помощью.

Позиция автора может быть сформулирована следующим образом: безусловно, человек в пожилом возрасте должен стремиться к активной и самостоятельной жизни при этом не отказываться от поддержки со стороны окружающих.

Я полностью разделяю точку зрения А. Г. Битова. Действительно, важно сохранять жизненные силы, находясь в преклонном возрасте. В моем сознании эта проблема тесно связана с произведением Льва Николаевича Толстого «Война и мир», где описывается старый князь Николай Андреевич Болконский, который ведёт активный образ жизни. Он пишет мемуары, занимается садом, делает выкладки из высшей математики.

Таким образом, в преклонном возрасте важно сохранить оптимистичность и жизнелюбие.

Проблема влияние истории на формирование человека сочинение ЕГЭ

Время. Эпоха. Уклад жизни. Что объединяет эти понятия? Мы сможем ответить на этот и другие вопросы, прочитав текст Андрея Георгиевича Битова, в котором поднимается проблема влияние истории на формирование характера человека.

Мама рассказчика родилась в начале двадцатого века, поэтому её можно назвать «дитём своей эпохи». Примерно в это же время появилось и новое государство — СССР. Будучи воспитанной в строгости коммунистической идеологии, женщина не оставляет своих привычек. Желание стремиться к новым вершинам и нежелание признавать свою немощь показывают мать главного героя как целеустремленного и внутренне сильного человека: «Никогда ничего не попросить и ни у кого не одалживаться — избыточная самостоятельность её и подвела: каждый день ставя себе цель и неуклонно к ней стремясь, именно с неё она и начала падать, ломая то руку, то ногу, мужественно выкарабкиваясь и ломая снова». Также в характере матери много оптимизма и жизнелюбия.

Особенностью её жизненных установок является надежда на светлое будущее, которая выражается даже в оригинальном подходе к принятию старения: «После семидесяти, выйдя наконец на пенсию, мама стала очень решительной старушкой. (3)Всё-таки дитя своей эпохи, мыслила не иначе как в пятилетках». После окончания каждой «пятилетки», старушка ставила себе все новые цели, казалось бы, недостижимые: дожить до девяноста лет: «Так ей исполнилось восемьдесят пять, и она взяла установку на девяносто». Она верит в то, что благодаря своей решительности, самодисциплине и решительности она сможет выполнить поставленные задачи.

Второй аргумент дополняет первый, более детально показывая особенности жизни матери рассказчика. Если в первой иллюстрации мы знакомимся с обстоятельством, определяющим характер матери, то во второй — на примере конкретного эпизода видим, как оно влияет на жизнь.

Автор считает, что мать — мастер в умении жить. Своим примером она восхищает рассказчика, показывая, что и они могут жить не меньше при подобной настойчивости и решительности (предложения 6-9).

Я согласна с мнением автора. Очень важно иметь для себя идеал, который будет вдохновлять и поддерживать стремления человека. Вспомним стихотворение Евтушенко «Ленин поможет тебе». Ленин был культовой фигурой всего двадцатого века, он был даже не столько идеалом, сколько идолом. Его характер и мировоззрение, основанное на идеях коммунизма, были образцом для советского гражданина. В тексте, посвящённом вождю, есть не только элементы восхваления, но и инструкции для жизни. Например, если ты не знаешь, что делать, то можешь прийти за советом в мавзолей, где «Ленин не спит никогда».

Итак, мы видим, что история очень сильно влияет на формирование личности человека. Одна из самых трудных и жестких школ жизни — юность в СССР породила поколение сильных, никогда не отчаивающихся людей, какой и была до самых последних своих дней мать рассказчика.

Проблема старения сочинение ЕГЭ

Онтогенез — это процесс индивидуального развития организма, постэмбриональный период которого включает в себя несколько этапов: ювенильный, пубертатный и старение. Каждый из них уникален, но их связывает то, что они все несут определенную ценность, знания и некий опыт. Естественно, для всех людей эти аспекты будут выражаться в совершенно разных видах и формах, но это категорически не мешает нам сравнивать эти периоды и говорить о них.

В тексте Андрея Георгиевича Битова, русского писателя, сценариста и, конечно, автора этого произведения, освещена проблема старения.

Исходя из первого абзаца, могу сказать — подобная тема будет всегда актуальна, так как этот период заложен в нас природой, следовательно, с ним будут сталкиваться большинство людей.

Раскрывая проблему, автор рассказывает нам историю матери нашего главного героя, которой только-только исполнилось семьдесят лет. Конечно, она начала сталкиваться с новыми событиями и трудностями, но, не смотря на них, все равно стремилась к тому, чтобы именно жить, а не проживать день за днем. Как показывает нам Андрей Георгиевич, для достижения этой цели она, во-первых, начала следить за своим здоровьем: «К восьмидесятилетию она бросила курить…», а во-вторых, снова начала, так сказать, работать: «теперь её профессией стала жизнь».

Позиция автора, как по мне, заключается в том, чтобы показать — после семидесяти жизнь не заканчивается, а наоборот, открывает совершенно новый этап со своими ценностями, взглядами и целями. Но даже несмотря на это, важно помнить, что физические возможности организма уже не такие, как были раньше, важно помнить, что не стоит прибегать к излишней самостоятельности и что просить помощи — это нормально.

Я полностью поддерживаю точку зрения Андрея Георгиевича, так как не раз наблюдала за своими бабушками и дедушками. Сколько себя помню, я всегда замечала, насколько они заинтересованы в своей жизни — они с любовью смотрят на неё, радуются мелочам, заводят много животных, вкусно готовят, занимаются хозяйством, уделяют время нам, ходят в гости к старым друзьям и при всём этом не забывают про свое развитие и, конечно же, здоровье. Я могу с уверенностью сказать, что точно бы взяла с них пример по отношению к этому прекрасному периоду.

В заключение хочу сказать, что считаю старость идеальным временем для всего, считаю старость второй молодостью, ведь именно в этот период душа как будто перерождается заново, хочется учиться, хочется гулять рано утром, хочется проводить уютные вечера в компании своих близких, хочется открывать что-то новое, в общем, хочется открыть себя и жизнь заново.

Что ждёт нас в старости? сочинение ЕГЭ

Что ждёт нас в старости?

Старость у многих ассоциируется с отдыхом, а она, на самом деле, борьба за жизнь и возможность оставаться активность. В качестве примера подобной борьбы Битов рассказывает о пожилой женщине, которая после семидесяти взялась за продление отмеренных лет, как за работу: «Её профессией теперь стала жизнь». В старости даже самые простые вещи требуют определённых усилий, человек живёт в другом, более медленном, ритме. Почтенный возраст — хрупкий возраст. После семидесяти можно прожить и двадцать, и тридцать лет — это очень долго.

Однако, несмотря на установки, старость — это и время болезней и трудностей. Переломы главной героини тому подтверждение: проявляя излишнюю самостоятельность, женщина страдала от травм. Кроме того, беспокойство о сосудах и вообще о здоровье омрачает последние годы жизни, может совсем их отравить. Оба примера показывают, что пожилой возраст предполагает и плохое, и хорошее.

В старости нас ждёт борьба за жизнь и активность, но не стоит увлекаться этой борьбой. Каждая минута должна приносить радость сама по себе, а не как ступенька к рекордам долголетия.

Я согласна с мнением автора и думаю, что в пожилом возраст — важный этап, когда человек готовится оставить этот мир. Надо понимать, что смерть естественна и неотвратима, но уметь находить гармонию в настоящем. Например, некоторые преподаватели и учёные остаются в профессии, даже официально уйдя на пенсию. Они передают свой колоссальный опыт ученикам, а также трудятся, решая сложнейшие задачи, которые, может быть, не могут решить молодые.

Итак, после прочтения текста Битова, я поняла, как важен любой этап в жизни человека, даже старость, которая тоже может дарить радость.

В чем состоит секрет долголетия? сочинение ЕГЭ

В чем состоит секрет долголетия? Именно этот вопрос поднимает в своем тексте русский писатель Андрей Георгиевич Битов.

Автор рассуждает над поставленной проблемой, основываясь на мыслях главного героя-повествователя. «Один выдающийся геронтолог» сказал, что количество прожитых лет во многом определяется тем, какие у человека родители, приводя в пример свою маму. Выйдя на пенсию и став вскоре самой старшей в роду, она нашла себе новое занятие: им стала сама жизнь. Старушка ставила себе цель прожить еще пять лет и уверенно шла к ней, а, достигнув ее, ставила новую: прожить еще пять лет. Дожив так почти до девяноста, путем проб и ошибок она превратилась в «профессионального долгожителя». Таким образом мать как будто зарабатывала своим сыновьям «способность прожить не меньше». Именно это имел в виду геронтолог. Он может воспользоваться прекрасным опытом его матери, избежав ее ошибок, и достичь даже более солидного возраста.

Герой также размышляет над тезисом: «Пока мама жива, мы молоды». Он едет на море, перестав волноваться о здоровье старушки после заключения доктора, чувствует себя достаточно беспечно. Только после звонка в гостинице геронтолог осознал, что повзрослел. Исходя уже из своего опыта, он сделал вывод о том, что, действительно, пока живы наши родители, мы всегда будем оставаться детьми. Только после их ухода мы понимаем, что сами занимаем теперь их место самых старших, сами должны давать какие-то советы и поучения, нести еще больший груз ответственности. Поэтому чем дольше эту роль исполняют наши родители, тем длиннее и наша жизнь.

Эти размышления помогают автору объяснить читателям, почему именно родители являются главными источниками долголетия своих детей. Геронтолог рассуждает над причинами старения, сопоставляя два вышеприведенных примера-иллюстрации.

Позиция автора выражается в словах героя-рассказчика: дети обычно повторяют опыт долголетия или короткой жизни своих родителей.

Я частично согласна с мнением А. Г. Битова. Конечно, потомки часто повторяют жизненный срок своих предшественников, но все-таки продолжительность человеческой жизни нельзя просчитать, исходя из нескольких факторов. Никому не известно, сколько каждому отведено лет.

Вспомним эпизод из романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита», где погибает председатель МАССОЛИТа, Берлиоз. Он был человеком, который верил, что все события в жизни можно предопределить заранее, а люди сами являются творцами своих судеб, именно они решают, что случиться с ними завтра. Вступив в разговор с любопытным иностранцем Воландом, Берлиоз не мог предполагать, что ему предначертано погибнуть сегодня же вечером под колесами трамвая.

Таким образом, человек никогда не знает, сколько именно ему отведено времени на этом свете.

Текст А. Г. Битова

(1)Одного выдающегося геронтолога* спросили то, что положено у него спросить, наверно, имея в виду диету и здоровый образ жизни, и он ответил: «Во-первых, следует правильно выбрать себе родителей». (2)После семидесяти, выйдя наконец на пенсию, мама стала очень решительной старушкой.

(3)Всё-таки дитя своей эпохи, мыслила не иначе как в пятилетках. (4)Когда ей стукнуло семьдесят пять, она гордо заявила, что теперь она самая старшая, потому что у нас в роду никто ещё этот рубеж не переходил. (5)К восьмидесятилетию она бросила курить, потому что, когда зачем-то полезла на стул, у неё закружилась голова, и это её насторожило.

(6)И только тогда до меня дошло и восхитило: она опять поступила на работу. (7)Мама всегда гордилась тем, что она профессионал. (8)Теперь её профессией стала жизнь. (9)Своим стареющим сыновьям она зарабатывала уже не на жизнь, а саму жизнь: способность прожить не меньше. (10)Как молодой специалист, она не избежала ошибок.

(11)Чем немощней она становилась, тем настойчивей отбывала срок. (12)Никогда ничего не попросить и ни у кого не одалживаться — избыточная самостоятельность её и подвела: каждый день ставя себе цель и неуклонно к ней стремясь, именно с неё она и начала падать, ломая то руку, то ногу, мужественно выкарабкиваясь и ломая снова. (13)Так ей исполнилось восемьдесят пять, и она взяла установку на девяносто. (14)Но её беспокоила нога. (15)Точнее, один на ней палец. (16)Сосуды, возраст… всё это пугало. (17)Мама была нетранспортабельна. (18)Хирург сказал, что если его привезут и отвезут, то он посмотрит.

(19)Ему это было некогда и некстати — куда-то ещё ехать. (20)Но уж очень за меня просили. (21)Недовольного и усталого от бессонной ночи не то за хирургическим, не то за праздничным столом, привёз я его. (22)Осмотр длился минуту. (23)Он посоветовал протирать спиртиком. (24)Денег категорически не взял: мамин случай не стоил его вызова. (25)И именно тут, от его неприветливости, я поверил в его великую репутацию и всё-таки спросил напрямую… — (26)Умрёт не от этого, — прямо взглянув мне в глаза, нехотя буркнул он.

(27)Я успокоился, перевёл дух и вскоре поехал сопровождать своего двенадцатилетнего Ваню в Абхазию, к морю. (28)Давненько я у него не был, у моря… (29)С маминого восьмидесятилетия, отмеченного так счастливо в той же Абхазии. (30)И вот, выходя с этим трепетом первого в сезоне огурца на пляж, гордясь своим сынком, нетерпеливо стаскивая на ходу фуфайку через голову… (31)Нательный крест у меня был особый, каменный, подаренный мне моим лучшим другом и крёстным, освящённый в Иордане…

(32)Монолитный, толстый, он соскользнул с шеи, зацепившись, должно быть, за фуфайку… (33)И вот, падая с метровой всего высоты на беловатый, пористый и присыпанный песочком бетон ступеньки, он раскалывается на кусочки, как рюмочка. (34)И не успел я дойти до моря, как меня всполошённо позвали обратно в корпус, к телефону… (35)«Пока мама жива, мы молоды», — говорят на Кавказе.

(По А. Г. Битову**)

Геронтолог —специалист в области геронтологии, науки, которая изучает процесс старения человека и разрабатывает способы замедлить этот процесс.

Андрей Георгиевич Битов (1937–2018) — русский писатель, поэт, сценарист, педагог, один из основателей постмодернизма в русской литературе.

Позиция автора:

  • Пока мама жива, человек чувствует себя молодым. Мама на своём примере показывает, что нужно дорожить жизнью, а не воспринимать её как должное, работать над её сохранением. А также мать является образцом готовности и умения жить не только (и не столько) ради себя, но и ради детей.
  • Человек чувствует себя молодым, пока жива его мама.
  •  Важно сохранять активную жизненную позицию – это помогает держать себя в тонусе, делать жизнь интереснее.

Смотрите также на нашем сайте:

Сочинение ЕГЭ по русскому языку 11 класс примеры с проблемами

Текст с ЕГЭ 2022 солдаты расположившиеся вокруг своей пушки

ПОДЕЛИТЬСЯ МАТЕРИАЛОМ

Битов Андрей

Человек в пейзаже

Андрей Битов

Человек в пейзаже

Опубликован в “Новом мире” No 3 за 1987 год. С 1961 года носил я туда все свои рукописи! Сейчас – пожалуйста, совсем другой разговор гласность. Только вот зачем же у вас в такой прекрасной повести пьют так много? Гласность гласностью, а указ о мерах – указом… Только и я ведь недаром прошел почти тридцатилетнюю школу редактуры: редактируя, делаю еще лучше, чем было. Приписал страничку в начало – и повесть прошла. И теперь, когда указ ослаб, а гласность окончательно окрепла, вроде могу вернуться к исходному варианту, чтобы и следа насилия над текстом не оставалось. Так я и поступил здесь, а странички, вынужденной, жаль. Вот она:

Недавно от Р. Р., одного из так называемых интеллигентных защитников умеренного и культурного употребления алкоголя (не без основания их нынче считают наиболее ядовитыми его проповедниками…), слышал я “совершенно точные” статистические сведения. Мол, из ста процентов клинических алкоголиков (на определение подобного статуса личности тоже существует “совершенно точная” научно-статистически-медицинская норма…) четыре процента живут до старости, не попадают под транспорт, не суют руки в шкивы и шестерни и даже выполняют, а то и перевыполняют норму и план, не совершают нарушений общественного порядка, кроме разве того, что совершенно не закусывают да и вообще ничего не едят, умудряясь из чистого алкоголя получать все необходимое для жизнедеятельности организма… но, что еще более удивительно, рождают нормальных детей, на которых ни в чем не сказывается алкоголизм родителя; правда, пока еще наука не успела установить, передаются ли по наследству эти удивительные свойства. Но если передаются, далее подумал я, но рассуждал все тот же теоретик, то четыре процента есть в биологическом смысле цифра гигантская, куда более важная, чем остальные девяносто шесть оставшихся процентов, потому что тогда это уже мутация! А в наш век полуголодающего человечества, нехватки природных и пищевых ресурсов на такую мутацию можно делать ставку. Ибо человек, который заправляется, как автомобиль топливом (кстати, куда более дешевым и неограниченным, чем бензин), исключительно перспективен в эколого-экономическом смысле. За этими четырьмя процентами от ста может оказаться великое будущее…

Взгляни па камень, который выбросили

строители: он – краеугольный

Это место мне явно не принадлежало. Я его не назову. Анонимность будет моим оправданием. Описание из опасения быть неточным будет минимальным. Тот, кто узнает, пусть простит.

Оно было внезапным, это место. Или стало внезапным. За обозримую нашу жизнь это произошло. Раньше, возможно, оно как бы произрастало из местности более широкой, венчало ее. Теперь оно бьет по глазам, его не может быть… ибо уже не стало того города, что его обосновывал. Нет, это не описание после атомного удара… Здесь строилось и жилось; все прямо и прямо, проспект, ни в чем не изменившись, становился шоссе; те же многоэтажные мертвенно-бледные коробки, равно нежилые: заселенные и незаселенные, достроенные и недостроенные; людей не было видно, чтобы они входили или выходили из них; казалось, едешь по одному и тому же месту, то есть как бы и стоишь; и вот на пределе города, когда шоссе уже окончательно ныряло в не столь освоенное пространство России, надо свернуть налево, и усыпленное однообразием дороги сознание оказывается совершенно не готово к восприятию…

Во-первых, холмы, во-вторых, деревья. Будто земля задышала, будто вздымается и опускается грудь – вы и дышать-то начинаете в такт взгорбам и поворотам дороги, уже по-человечески узкой. И тут по холму змеей побежит белокаменная стена некоего кремля, и вы упретесь наконец в неправдоподобно прочные и толстые его ворота, а там, на территории, все другое: ровные газоны, старые деревья, храм божий… Музей и заповедник, воронье счастье. Пространство. Сначала культурное, а потом окультуренное. Несвойственно стоят здесь и старинные деревянные постройки, сами по себе очень приятные. Они свезены с Севера со всех уголков. Вы посетите избу, в которой останавливался в Архангельске Петр. Там вы смеряетесь с ним ростом и ладонью (зарубка на дверном косяке и отливка с отпечатком пятерни). Постепенно вы минуете уже окончательно отре-ставрированную и отрепетированную часть заповедника, все чаще станете наталкиваться на кучи строительных материалов и мусора с видом на удивительную колокольню, шедевр русской готики: островерхий многогран-чик ее шатра вписан в подобный ему многогранник строительных лесов, и эта непривычная глазу острота ;1 граненость каким-то образом останется все-таки русской. Насытившись осмотром всего, что восстановлено !; восстанавливается, вы можете проследовать и дальше…

О этот незаметный переход из жизнеутверждающей некрасоты стройки в запустение и одичание! Бурьян. Единственно ли подорожнику под силу победить вытоп-танность, или он ее полюбил, предпочел? Репей, лопух, одуванчик… И чистый их лист уже пылен. Консервные банки прорастают в землю, ржавея и рыжея; в газетных клочках выгорает текст; тряпье дотлевает трупом, тоскуя по человеческому телу, на смену пыльному лопуху поспевает от рождения пыльный лист, такой ласковый на ощупь, – это жизнь, обученная смертью. (Здесь увидел я наконец-то пробивший свалку, непристойно торчащий красный петров крест. Как ужас детства пронес я сто – он оказался потом всего лишь растением – сквозь всю жизнь, как слова “война”, “фашист”, “изолятор”: он рос для меня в сорок четвертом году за пищеблоком первого пионерлагеря, и мы называли его рак земли.) Замечательно борется природа с культурным слоем! Эти мусорные цветы и травки, как пехота, отвоевывают ей землю, чтобы восстановить свою культуру. Дикая природа не будет такой запущенной. Запущена она лишь там, где что-то раньше было, пусть даже прекрасный парк. Одичавший и измельчавший малинник сбежал в овраг, и я за ним. Там струился загнивший ручеек, и новая дощечка была перекинута через него.

От новой дощечки шла вверх круто и высоко гнилая лестница с одним обрушенным и другим топорно восстановленным перилами. Тут была тень и серь, веяло сыростью. Все то же качество одичалости проявлялось ко всем, особенно в зеленом листе. Лист не был зелен, хотя он уже не был и пылен. Он был такой жестяной и обесцвеченный, как лист искусственного венка на заброшенном кладбище. Но стоило наконец подняться, минуя проваленные ступени, чтобы там и оказаться: наверху кладбище и было с тем мусорным венком…

Примеры сочинений по тексту В.И. Белова “И вот опять родные места встретили меня сдержанным шепотом ольшаника”

­Пример сочинения 1

Природа нередко служит для человека источником новых сил и энергии. Но особенно волнуют наше сердце пейзажи малой родины. В предложенном тексте В.И. Белова поднимается проблема воздействия природы родного края на человека.

Спустя некоторое время рассказчик возвращается домой, и сначала ему кажется, что в природном мире практически ничего не изменилось: «…так же, как и сегодня, вызванивали полевые кузнечики, так же лениво парил надо мной ястреб». Важные перемены произошли не снаружи, а внутри: раньше рассказчик рвался в «большой и грозный мир», а теперь его всё сильнее тянет к малой родине. Именно природа навевает воспоминания о прекрасных моментах юности, то есть позволяет герою установить связь с прошлым.

Однако с течением времени почти ничего не может оставаться абсолютно неизменным. Рассказчик выходит на откос и вспоминает, что на этом месте было много деревень, а сейчас остались только берёзы. Главный виновник тому не пожар или какое-нибудь «нашествие», а неумолимый ход времени: «Исчезают деревни, а взамен рождаются весёлые шумные города». Герой принимает происходящие перемены, считая их закономерными, и радуется, что жизнь на родине не останавливается. Это значит, что природный мир не только обеспечивает связь с прошлым, но и даёт человеку надежду на будущее.

Рассказчик противопоставляет приведённые примеры, чтобы показать разные способы влияния природы на личность. С одной стороны, она вызывает ностальгические чувства, а с другой – помогает принять неизбежные перемены.

Позиция рассказчика такова: природа родного края вдохновляет человека, позволяет ему обрести гармонию и понять, как тесно связаны друг с другом прошлое и будущее.

Нельзя не согласиться с этой точкой зрения. Действительно, именно природный мир малой родины становится хранителем наших воспоминаний. Об этом пишет и Н.М. Рубцов в стихотворении «Тихая моя родина». Лирический герой ощущает «самую жгучую, самую смертную связь» даже с тучей и громом.

В заключение хочется сказать, что человек на протяжении всей жизни чувствует привязанность к пейзажам малой родины. Именно она дарует нам утешение, когда мы тоскуем о невозвратимом прошлом.


Пример сочинения 2

Все чаще люди покидают свой дом, добровольно или по каким-то обстоятельствам. Почему это происходит? Каждый стремится к познанию и совершенствованию. Часто хочется чего-то нового и интересного, а иногда обстоятельства заставляют нас пойти на крайности. Люди много путешествуют, ездят в командировки, в гости к родным и друзьям.

Но, пробыв какое-то время от дома, человек начинает тосковать, чувствовать, что ему чего-то не хватает.

Жизнь дается человеку только раз, поэтому он стремится прожить его как можно лучше и интереснее. Мы стремимся к счастью и комфорту, жить в достатке и быть здоровыми, несмотря ни на что. Каждый пытается позаботиться о своем будущем, даже если придется оставить все и начать жизнь с нового листа. Чаще всего, человек покидает свой дом из-за жизненных обстоятельств, в поисках счастья. Когда наступают трудные времена, мы ищем выход из ситуации и идем на крайности.

Дети вырастают и покидают свой дом. Они строят собственные семьи и обустраиваются в новых домах, часто забывая о своем родном доме. У каждого человека есть определенная миссия в жизни, которую нужно выполнить. Родители выполнили свою, вырастив и воспитав детей, которые впоследствии тоже снанут родителями. Иногда мы остаемся жить с родителями, но чаще мы их оставляем. Все остается сзади. Но рано или поздно мы возвращаемся домой, туда, где нас ждут.

Дом – это место в котором останавливается время, жизнь становится прекрасной и неповторимой. Именно здесь нас ждут родные, именно здесь мы чувствуем свободу и покой. Дома человек чувствует себя здоровым и счастливым. Дом лечит нашу душу, наше тело и разум. Мы всегда возвращаемся туда, где были счастливы.У каждого человека должен быть свой дом, куда всегда можно вернуться. Даже путешествуя по миру, мы возвращаемся на родину, потому что здесь нас ждут. Что-то непонятное притягивает нас домой именно туда, где мы родились и сделали первые шаги, где почувствовали первые моменты счастья и печали.

Дом – это наша крепость, наша защита и счастье. Именно здесь мы являемся собой, свободны и независимы. Человек действительно счастлив, когда у него есть дом, когда он имеет возможность вернуться туда, особенно если его там ждут. В это время мы стремимся вернуться домой, в тот уют из которого мы вышли. Хуже всего это быть на чужбине и знать, что ты никому не нужен, что тебя никто не ждет дома. В такие моменты единственным утешением является дом, в котором ты и есть душевное лекарство от печали. Вернувшись домой, мы ощущаем облегчение и радость, которую нигде больше не почувствуем.

Человек всегда стремится возвращаться туда, где обретает покой его душа. К месту, в котором он счастлив, уверен, свободен и независим. Человек может быть действительно счастлив только дома, куда он и возвращается, где бы он ни был.


Пример сочинения 3

Почему человек всегда стремится вернуться на малую Родину?

Именно этот вопрос находится в центре внимания В. Белова.

Автор раскрывает проблему, описывая красоту родного края. Из текста мы понимаем, что герой вернулся на родину спустя некоторое время, и «родные места снова «встретили» его «сдержанным шепотом ольшанника». Описания родного края сменяются воспоминаниями из детства и юности героя. Белов отмечает, что в день, когда он покидал родные края, так же, как и сегодня, вызванивали полевые кузнечики, так же лениво парил …ястреб, и только сердце было молодым и не верящим в обратную дорогу». Эти воспоминания объясняют слова Белова, сказанные позже: «ты всё так же не даёшь мне стареть». Публицист, вновь очутившись в родных местах, чувствует себя молодым, потому что ничего вокруг не изменилось. По тональности автора мы понимаем, что это прекрасное чувство.

Оказавшись в родном крае опять, писатель ощущает, как его опять «уводит… к лесным угорам гибельная долгая гать». Он, как и прежде, слушает «шум летнего леса». «Снова торжественно и мудро шумит …старинный хвойный бор». Публицист неслучайно употребляет слова «снова», «опять». Они помогают нам понять, что родные места не меняются, они всегда готовы встретить тебя ласково и приветливо, сколько бы времени ты ни провел вдали от дома. Мы понимаем, что в место, где все знакомо, привычно, всегда хочется вернуться. Ведь там человек может ощутить истинное спокойствие. Этот фрагмент связан со словами автора о том, что родина «врачует душу».

Автор сравнивает свои детские, юношеские впечатления от родного края с ощущениями, которые испытывает, будучи взрослым, чтобы читатель понял: неважно, сколько времени пройдет, родная земля всегда останется понятной и близкой каждому человеку, даже если он уезжал «навсегда». Родные места способны вызывать чувства, которые возвращают человека к истокам своей жизни. Потому они не дают стареть и врачуют душу.

Авторская позиция, на мой взгляд, очевидна: человека всегда тянет вернуться в родные места, потому что там человек ощущает силу, спокойствие. Только там человек может обрести душевное равновесие, исцелиться. Только на малой Родине человек всегда будет молодым.

Я согласна с позицией автора. Жизнь, на мой взгляд, циклична, потому мы всегда возвращаемся к началу. Можно бесконечно долго переезжать из города в город, менять дома, окружение, но человеку нужно хотя бы иногда ощущать гармонию. Только малая родина может даровать подобную гармонию, ведь там начинался путь любого человека. Там человек чаще всего еще не знал горечи разочарований, там он был молод и только начинал жить.

В заключение я хотела бы сказать: я надеюсь, что каждый человек сможет когда-нибудь вернуться в родные края. Мы не должны забывать места, где начали свой жизненный путь.


Пример сочинения 4

Большинство людей добровольно или в силу каких-то обстоятельств вынуждены покидать свой родной дом. Особенно часто это происходит в наши дни, когда существует столько способов перемещения по всему миру. Люди много путешествуют, ездят в командировки, в гости к родным и друзьям. Но, пробыв какое-то время вдали от дома, человек начинает тосковать, чувствовать, что ему чего-то не хватает. Почему же так происходит? Я думаю, потому что дом – это не просто здание. Это то место, где тебя любят и ждут, где ты общаешься с родными людьми, где каждый кусочек пространства тебе очень дорог.

Иван Бунин вынужден был после Октябрьской революции эмигрировать из страны и остаток жизни провести на чужбине. Всё, чем он дорожил, осталось вдали от него, и надо было приспосабливаться к новой действительности. Но вот что удивительно: практически все его произведения, написанные за границей, повествуют о его малой родине, об усадьбе, где он родился и вырос, о людях, которые его окружали. Невозможность вернуться в Россию, тоска по Родине, на мой взгляд, только обострили талант истинно русского писателя. В рассказе «Косцы» И.Бунин делится воспоминаниями о том, как крестьяне идут по лесу и поют. Слушая их пение, автор испытывает общность со всем русским народом. Под аккомпанемент этих звуков приходят мысли о том, что в этот момент совсем не важны различия и сословия, что все присутствующие – «дети своей родины» и всем им вместе хорошо, потому что у них есть один общий дом – Россия.

Если говорить о путешествиях, описанных в литературных произведениях, то самыми известными, на мой взгляд, являются приключения Одиссея. Гениальный поэт древности Гомер приводит читателей к мысли о важности путешествий и открытий. Человеку всегда хотелось узнать и увидеть больше, чем то пространство, которое его окружает. А иногда приходится странствовать и вопреки собственному желанию. Но по какой бы причине ни совершалось путешествие, люди всегда стремились вернуться домой. Автор «Одиссеи» описывает, с каким упорством царь Итаки преодолевает невероятные испытания, посланные ему богами. Кажется, что спастись от морской пучины или от гнева мифических существ совершенно невозможно. Но мореплаватель всегда находит в себе силы справиться с трудностями, потому что у него есть одна цель – вернуться в родной дом, в свою семью. Устами легендарного предсказателя Тиресия Гомер описывает, что предстоит пережить герою и как жаждет он «возвращения сладкого в дом свой». Так и случается: потеряв всех товарищей, отстояв честь семьи, Одиссей обретает душевный и физический покой на своём родном острове, в окружении близких людей.

Мне кажется, что дома, на своей малой родине человек чувствует себя уверенно и спокойно. У русского народа есть пословица – дома и стены помогают. В старину воины и путешественники хранили у себя на груди мешочек с родной землёй. Спортсмены всегда лучше играют на собственном поле или стадионе, а победоносными бывают только освободительные войны. Я думаю, всё это доказывает, что родная земля, дом, семья и друзья – это то, что придаёт силы, защищает и охраняет. Именно поэтому человек всегда стремится вернуться домой.

Если говорить о путешествиях, описанных в литературных произведениях, то самыми известными, на мой взгляд, являются приключения Одиссея. Гениальный поэт древности Гомер приводит читателей к мысли о важности путешествий и открытий. Человеку всегда хотелось узнать и увидеть больше, чем то пространство, которое его окружает. А иногда приходится странствовать и вопреки собственному желанию. Но по какой бы причине ни совершалось путешествие, люди всегда стремились вернуться домой. Автор «Одиссеи» описывает, с каким упорством царь Итаки преодолевает невероятные испытания, посланные ему богами. Кажется, что спастись от морской пучины или от гнева мифических существ совершенно невозможно. Но мореплаватель всегда находит в себе силы справиться с трудностями, потому что у него есть одна цель – вернуться в родной дом, в свою семью. Устами легендарного предсказателя Тиресия Гомер описывает, что предстоит пережить герою и как жаждет он «возвращения сладкого в дом свой». Так и случается: потеряв всех товарищей, отстояв честь семьи, Одиссей обретает душевный и физический покой на своём родном острове, в окружении близких людей.

Мне кажется, что дома, на своей малой родине человек чувствует себя уверенно и спокойно. У русского народа есть пословица – дома и стены помогают. В старину воины и путешественники хранили у себя на груди мешочек с родной землёй. Спортсмены всегда лучше играют на собственном поле или стадионе, а победоносными бывают только освободительные войны. Я думаю, всё это доказывает, что родная земля, дом, семья и друзья – это то, что придаёт силы, защищает и охраняет. Именно поэтому человек всегда стремится вернуться домой.