Этот случай произошел когда вале тряпишникову едва исполнилось семь лет огэ сочинение

Текст для сочинения:

(1)Этот случай произошёл, когда Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет.

(2)Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, которые были года на два младше его самого, мучили котёнка. (3)Один мальчик куском колбасы манил котёнка к се­бе, поднося еду к самой мордочке голодного животного, а его товарищ при каждой отчаянной попытке котёнка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. (4)Котёнок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, когда его приподнимали за хвост над землёй, в то время как мальчишки смеялись над его беспомощными попытками.(5) Неподалёку от них стояли их отцы и что-то оживлённо обсуждали между собой, изредка с улыбкой поглядывая на своих развлекающихся детишек.

(6)Валю эта сцена возмутила до глубины души.

— (7)Ему же больно, — обратился он к одному из мальчишек — к тому, который так без­жалостно тащил котёнка за хвост.

(8)Мальчишка удивлённо посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котёнка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:

— Не-а. (9)Ему не больно. (10)Мы же с ним играем.

(11)Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. (12)Мальчишка, никак не ожидавший такого поворота событий, принялся кричать и  плакать. (13)А Валя его спросил:

 — Почему же ты кричишь? (14)Я ведь с тобой играю. (15)Тебе же совсем не больно. (16)На этот раз, надо сказать, взрослые вмешались почти тут же. (17)Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку и долго крутили Валины уши, точно собирались выдрать их с корнем. (18)Слёзы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. (19)Его пнули в спину коленом, толкнули и сказали: «Ну что, будешь теперь знать, как оби­жать маленьких?!» (20)И тогда он ответил: «Они мучили беззащитное животное. (21)Ваши де­ти—живодёры».

 — (22)Какое ещё животное? — возмутился папаша. — (23)Тоже мне, кошачий защитник! (24)Вали отсюда, пока уши тебе не открутил, чтоб неповадно было! (25)Дылда!

(26)Вот и весь случай. (27)Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, он потерял аппетит и плохо спал по ночам. (28)Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. (29)Другое не давало Вале покоя. (30)Будучи прав, он понёс наказание. (31)Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость воз­мещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вёл себя не так, как надо.

(32)«Но как надо было? (33)В чём ошибка?» — терзался семилетний Валя. (34)Он вступился за котёнка, и ему надрали уши. (35)Он ничего ещё не понимал в этом мире, и поэтому ему было больно и страшно. (36)Он не выдержал и зашёл а кабинет к отцу, когда тот играл на скрипке, чего отецникогда не позволял делать.(37)Валя искал Ответана Вопрос, но и рта не  успел открыть, как его прогнали.

(38)Лучше бы его ударили смычком по лицу.(39)Лучше бы его пнули ногой. (40)Но ему сказали: «За ужином обо всём поговорим. (41)А сейчас уйди, до вечера не мешай. (42)Неужели, ты не видишь, что я играю на скрипке?»

(43)Поговорим за ужином? (44)«Глупый человек однажды уронил свой меч за борт и тща­тельно пометил борт, чтобы показать капитану, где следует искать, не понимая, что корабль движется…»

(По Ю.П. Вяземскому*)

* Юрий Павлович Симонов (Вяземский) (род. в 1951 г.) — русский писатель, философ, телеведущий.

Пример сочинения 9.3 «Что такое РАВНОДУШИЕ?»

Равнодушие — это безынициативное, безучастное отношение ко всему окружающему. Равнодушный человек безразличен к людям, к их проблемам, его не интересуют чужие беды. Для доказательства своих слов приведу примеры из текста Юрия Павловича Симонова и своего личного жизненного опыта.

В тексте равнодушными показаны не только мальчишки, которые мучили котенка, но и их родители. Они не объяснили своим детям, что так нельзя делать, эти папаши еще и унизили Валю, который заступился за беззащитное животное (предложения 17-25). Также равнодушным оказался и отец Вали, не пожелавший даже выслушать своего ребенка (предложения 36-42).

К сожалению, среди нас тоже много равнодушных людей. Немало примеров можно встретить и в классической литературе. Дмитрий Старцев, главный герой рассказа «Ионыч» А. П. Чехова, постепенно превращается в человека, безразличного к работе, к людям, к таким проявлениям жизни, как дружба, любовь. Герой становится грубым, жадным, апатичным. Для него основной ценностью становятся только деньги.

Таким образом, равнодушие — безразличное, лишенное интереса отношение к окружающей действительности.

метки: Мальчишка, Равнодушие, Который, Вызревать, Эгоизм, Ягодка, Человек, Сказать

Текст для сочинения:

(1)Этот случай произошёл, когда Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет.

(2)Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, которые были года на два младше его самого, мучили котёнка. (3)Один мальчик куском колбасы манил котёнка к се­бе, поднося еду к самой мордочке голодного животного, а его товарищ при каждой отчаянной попытке котёнка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. (4)Котёнок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, когда его приподнимали за хвост над землёй, в то время как мальчишки смеялись над его беспомощными попытками.(5) Неподалёку от них стояли их отцы и что-то оживлённо обсуждали между собой, изредка с улыбкой поглядывая на своих развлекающихся детишек.

(6)Валю эта сцена возмутила до глубины души.

  • (7)Ему же больно, — обратился он к одному из мальчишек — к тому, который так без­жалостно тащил котёнка за хвост.

(8)Мальчишка удивлённо посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котёнка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:

  • Не-а. (9)Ему не больно. (10)Мы же с ним играем.

(11)Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. (12)Мальчишка, никак не ожидавший такого поворота событий, принялся кричать и плакать. (13)А Валя его спросил:

— Почему же ты кричишь? (14)Я ведь с тобой играю. (15)Тебе же совсем не больно. (16)На этот раз, надо сказать, взрослые вмешались почти тут же. (17)Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку и долго крутили Валины уши, точно собирались выдрать их с корнем. (18)Слёзы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. (19)Его пнули в спину коленом, толкнули и сказали: «Ну что, будешь теперь знать, как оби­жать маленьких?!» (20)И тогда он ответил: «Они мучили беззащитное животное. (21)Ваши де­ти—живодёры».

  • (22)Какое ещё животное? — возмутился папаша. — (23)Тоже мне, кошачий защитник! (24)Вали отсюда, пока уши тебе не открутил, чтоб неповадно было! (25)Дылда!

(26)Вот и весь случай. (27)Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, он потерял аппетит и плохо спал по ночам. (28)Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. (29)Другое не давало Вале покоя. (30)Будучи прав, он понёс наказание. (31)Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость воз­мещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вёл себя не так, как надо.

3 стр., 1240 слов

По картине Водитель Валя Репки 8 класс

… в высокий хвост. Ее работе не мешают украшения, и нет ни грамма косметики. Все очень нежно и привлекательно. Описание картины Репки Водитель Валя Холст «Водитель Валя» … картины Репка — Водитель Валя Популярные сегодня темы Картина Григорьева «Вратарь» посвящена любимой игре мальчишек – футболу. Центральное место на картине занимает мальчик – вратарь В … что эта девушка сама по себе очень серьезная и …

(32)«Но как надо было? (33)В чём ошибка?» — терзался семилетний Валя. (34)Он вступился за котёнка, и ему надрали уши. (35)Он ничего ещё не понимал в этом мире, и поэтому ему было больно и страшно. (36)Он не выдержал и зашёл а кабинет к отцу, когда тот играл на скрипке, чего отецникогда не позволял делать.(37)Валя искал Ответана Вопрос, но и рта не успел открыть, как его прогнали.

(38)Лучше бы его ударили смычком по лицу.(39)Лучше бы его пнули ногой. (40)Но ему сказали: «За ужином обо всём поговорим. (41)А сейчас уйди, до вечера не мешай. (42)Неужели, ты не видишь, что я играю на скрипке?»

(43)Поговорим за ужином? (44)«Глупый человек однажды уронил свой меч за борт и тща­тельно пометил борт, чтобы показать капитану, где следует искать, не понимая, что корабль движется…»

(По Ю.П. Вяземскому*)

* Юрий Павлович Симонов (Вяземский)

Готовое сочинение 9.3 “Что такое РАВНОДУШИЕ?”

Равнодушие – это безынициативное, безучастное отношение ко всему окружающему. Равнодушный человек безразличен к людям, к их проблемам, его не интересуют чужие беды. Для доказательства своих слов приведу примеры из текста Юрия Павловича Симонова и своего личного жизненного опыта.

В тексте равнодушными показаны не только мальчишки, которые мучили котенка, но и их родители. Они не объяснили своим детям, что так нельзя делать, эти папаши еще и унизили Валю, который заступился за беззащитное животное (предложения 17-25).

Также равнодушным оказался и отец Вали, не пожелавший даже выслушать своего ребенка (предложения 36-42).

К сожалению, среди нас тоже много равнодушных людей. Немало примеров можно встретить и в классической литературе. Дмитрий Старцев, главный герой рассказа “Ионыч” А. П. Чехова, постепенно превращается в человека, безразличного к работе, к людям, к таким проявлениям жизни, как дружба, любовь. Герой становится грубым, жадным, апатичным. Для него основной ценностью становятся только деньги.

Таким образом, равнодушие – безразличное, лишенное интереса отношение к окружающей действительности.

Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет. Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, года на два моложе его самого, мучили котенка. Один мальчик куском колбасы манил котенка к себе, в то время как его товарищ при каждой попытке котенка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. Котенок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, а мальчишки смеялись. Неподалеку от них стояли их отцы и что-то оживленно обсуждали между собой, изредка поглядывая на своих детишек.

Валю эта сцена возмутила до глубины души.

– Ему же больно, – обратился он к одному из мальчишек, к тому, что держал за хвост котенка.

Мальчишка удивленно посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котенка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:

– Не-а. Не больно. Мы же с ним играемся.

Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. Мальчишка принялся кричать и плакать, а Валя тихо шептал ему на ухо:

– Чего же ты кричишь? Я же с тобой играю. Тебе же совсем небольно.

Взрослые вмешались почти тут же. Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку, а самого оттащили к кустам и там долго крутили ему уши, точно собирались вырвать с корнем. Слезы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. И лишь когда его пнули коленом под зад, толкнули в кусты и сказали: «Ну что, будешь знать, как обижать маленьких?!», – ответил: «Они мучили беззащитное животное. Ваши дети – живодеры».

– Какое еще животное? – возмутился папаша. – Тоже мне! Вали отсюда, пока ухи тебе не открутил.
Дылда!
Вот и весь случай. Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, потерял аппетит и плохо спал по ночам. Мучился пока еще не родившийся Шут. Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. Другое не давало Вале покоя. Будучи прав, он понес наказание. Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость возмещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вел себя не так, как надо. «Но как надо было? В чем ошибка?» – терзался Валя.

Введение

Жил-был Шут. Но никто из окружающих не знал этого настоящего его имени. Отец звал его Валентином, мать – когда Валенькой, когда Валькой. В школе называли его Валей.

И только он сам знал свое истинное имя – Шут, гордился им, оберегая от чужих любопытных ушей и нескромных языков, носил его глубоко под сердцем, как самую большую тайну и самое сокровенное богатство, и лишь по вечерам, наедине с самим собой, дождавшись, пока родители лягут спать и не смогут нарушить его одиночество, заносил это имя в свой «Дневник». Почерк у Шута был корявый и неразборчивый, но имя свое он всегда выписывал с чрезвычайной тщательностью, едва ли не каллиграфически, так что рядом с другими словами оно смотрелось неожиданно и странно, точно чужой руке принадлежащее.

Глава I. Прозвище

Однажды Володя Кондратов спросил Шута: «Послушай, Валя, почему у тебя нет прозвища? Ведь у всех в классе есть какое-нибудь прозвище». Шут ответил ему вопросом на вопрос: «А у тебя тоже есть какое-нибудь прозвище?» – «Да, меня все зовут Кондриком». – «Вот видишь, – улыбнулся Шут. – А меня все зовут Валей» («Дневник Шута», тетрадь 2, страница 25) .[1]Нумерация страниц в тетрадях сквозная.

Странное дело! С его фамилией – Тряпишников, которая сама просилась на язык, дабы смастерить из нее эдакое…

И в то же время никто в классе не только не позволил бы себе подшутить над фамилией Шута, но и произнести ее всуе не рискнул бы. Меньше всех Толька Щипанов, который когда-то имел неосторожность обозвать Шута Барахолкой. Как отреагировал на это Шут, нам точно неизвестно, но прозвище пристало не к Шуту, а к самому Тольке Щипанову, которого с той поры в школе называли не иначе как Толька Барахолкин или просто Барахолка. И надо сказать, что прозвище это удивительным образом соответствовало облику Щипанова: он был расхлябан, разболтан и неудержимо болтлив, к тому же одет всегда удивительно неряшливо. Даже учителя нередко награждали его замечаниями типа: «Послушай, Щипанов, ты не на барахолке, а на уроке».

Досталось от Шута и двум девчонкам, двум неразлучным подружкам, Лене Гречушкиной и Маше Колесниковой, которые вдруг взяли в привычку, обращаясь к Шуту, называть его исключительно по фамилии: «Послушай, Тряпишников» – и тому подобное. Впрочем, они всех одноклассников называли по фамилии, но Шуту эта манера обращения пришлась не по вкусу, и однажды, когда две неразлучные подружки были уличены учителем в том, что списали друг у друга классное сочинение… Они и до этого частенько списывали друг у дружки, но всякий раз, когда их на этом ловили, вид имели самый невинный. В классе уже к этому привыкли. Поэтому, когда учительница, раздавая сочинения, вдруг вызвала обеих подружек к доске, все тотчас же смекнули, в чем дело. Невдомек было лишь одним подружкам. Покорно и безбоязненно поднялись они из-за стола и засеменили к доске, одна толстенькая и краснощекая, а другая худая, бледная, с пышной кудрявой шевелюрой. И тут Шут изрек следующее четверостишие:

Свинью с овцой куда-то гнали,

Но вот куда – свинья с овцой не знали.

Их гнали на убой,

Свинью с овцой.

За эту декламацию и главным образом за дружный гогот, который она вызвала в классе, Шуту было сделано замечание, но с тех пор за подругами закрепилось прозвище – Свинюшкина с Овчушкиной. Иначе их не называли.

В общем, едва ли в классе нашлось хотя бы одно прозвище, к которому Шут, как говорится, не приложил бы руку. Причем делал он это будто невзначай. Подметит в характере или в облике своего одноклассника какую-нибудь типичную для того смешную черточку, как бы случайно обратит на нее внимание коллектива – и готово прозвище. Выходит, что не Шут его придумал, а весь класс вдруг сделал открытие и единодушно пришел к выводу, что, скажем, Вася Соболев никакой не Вася и даже не Соболь, как его называли чуть ли не с первого класса, а самый что ни на есть Митрофанушка, и звать его отныне будут только так и не иначе, так что вскоре он на Васю и откликаться разучится.

У Шута же никогда не было прозвища, за исключением того, которое он сам себе придумал и которого никто в классе не знал. Да и не похож он был на шута, вернее, на тех школьных шутов, вертлявых, никчемных болтунов, которые есть почти в каждом классе и все шутовство которых заключается лишь в том, чтобы кривляться на уроках, болтовней своей мешать учителям и надоедать сверстникам одними и теми же глупыми выходками. Наш Шут глубоко презирал эту фиглярничающую братию и никогда не считал их за настоящих шутов. Поведением он был молчалив и необщителен. Наружность также имел далеко не шутовскую, во всяком случае, не ту, которой обыкновенно наделены шуты в мировой литературе: не горбат и не хром, не кривобок и не косоглаз. Долговязый такой паренек с ничем не примечательным лицом, разве что чуточку сутуловат. Вот как он себя представляет в своем «Дневнике»:

Чуткая поступь и сумрачный взгляд.

Ничем не расстроен, ничему и не рад.

Шествовал молча, обликом груб,

Даже улыбка не трогала губ (т. 4, с. 79).

Однажды в класс, в котором учился Шут, пришел новенький, некто Владислав Разумовский. Высокий красивый парень, из тех, кого обычно называют грозой женских сердец. Сам он себя в любом случае считал неотразимым, и это чувствовалось в каждом его движении: в том, как он разгуливал по школьному коридору на перемене, прямой, как балерина, горделиво неся красивую, заботливо причесанную голову, устремив задумчивый взгляд своих серых с поволокой глаз куда-то вдаль, поверх суетящейся малышни и шушукающихся семиклассниц, словно видел в этой дали то, что лишь ему одному было дано увидеть; в том, как сидел на уроке, откинувшись на спинку стула, презрительно щурился, когда отвечали мальчишки, и снисходительно улыбался, когда к доске вызывали девочек; в том, как говорил, общаясь со своими новыми одноклассниками, нарочито медленно, как бы с неохотой.

Этот самый Разумовский на первом же уроке, когда учительница, отмечая в журнале присутствовавших, произнесла фамилию Тряпишников, вдруг громко фыркнул, обернувшись, смерил Шута взглядом, а потом повернулся к соседу и заявил:

– Тряпишников?! Бывают же такие смешные фамилии!

Класс так и обмер, взгляды тотчас же устремились на сумрачную фигуру, сидевшую на последней парте в дальнем углу класса. Но Шут промолчал, а перед началом следующего урока вдруг подошел к Разумовскому и задумчиво произнес:

– Послушай, что-то я тебе хотел сказать…

Шут долго изучающе смотрел на Разумовского, так, что тому стало не по себе от этого взгляда, и, оглядевшись по сторонам, он спросил:

– Что?.. Что такое?

Но Шут с досадой махнул рукой и отошел в сторону, бросив чуть ли не со злостью:

– Да нет! Это не тебе!

Те, кто видел эту сцену, – а Шут позаботился о том, чтобы при ней присутствовал почти весь класс, – сразу же поняли, что Шут принял брошенный ему вызов. Этот прием Шута был хорошо известен. Обычно Шут им представлял очередную свою жертву. Один Разумовский ничего не понял, покраснел и сердито крикнул вслед:

– Эй, как там тебя, Тряпишников! С твоей фамилией я бы вел себя скромнее!

Но Шут и на этот раз не ответил, молча проследовал к своему месту и, лишь садясь за парту, разочарованно вздохнул и пробормотал себе под нос, но так, чтобы слышали другие: «Какой плохой ответ. Совсем никудышный».

Теперь в классе уже не сомневались в том, что Шут вознамерился разделаться с новичком, и никто, понятно, не хотел пропустить увлекательного зрелища, особенно девчонки, на которых Разумовский, конечно же, произвел известное впечатление. На уроках с Разумовского теперь не спускали жадных взоров, на переменах старались держаться к нему поближе, чтобы, не дай Бог, не прозевать атаки Шута, как всегда неожиданной.

Разумовский, естественно, не мог не заметить этого повышенного к себе внимания, но объяснил его своей неотразимостью и способностью мгновенно покорять женские сердца. О столкновении с Шутом он быстро забыл, полагая, что поставил на место «этого Тряпишникова».

Шут, однако, не спешил с ответным ударом. Он вдруг вообще перестал замечать обидчика, позволял ему называть себя по фамилии, на уроках оставлял без комментариев задиристые и малоостроумные реплики, которые Разумовский, освоившись, начал все чаще вставлять в объяснения учителей и ответы учеников. К полнейшему разочарованию одноклассников пропустил он мимо ушей и такую выигрышную, по всеобщему мнению, ситуацию, когда француженка, Жоржетта Ивановна, которая не только преподавала французский язык, но и была француженкой по национальности, принялась восторгаться «аристократической» фамилией новичка. В ответ на дифирамбы Разумовский, размякший от удовольствия, кокетливо опустил глаза, а у девчонок от напряжения дух перехватило: «Вот-вот сейчас! Сейчас обязательно! Не может быть, чтобы не сейчас!» Все взгляды обратились на Шута, но тот угрюмо смотрел в окно и не проронил ни слова.

Многие уже отчаялись в своем ожидании и ждать перестали. Но тут-то все и произошло.

Шел урок физики. Физик, седовласый педант, которого в школе все уважали, точнее, побаивались; который называл всех своих учеников на «вы» и по фамилии, даже пятиклассников; который всегда говорил тихо и вообще переходил на шепот, когда кто-нибудь шумел и не слушал, а потом спрашивал того, кто шумел, и, если тот не мог ответить на вопрос, ставил ему двойку… Так вот, физик написал на доске условие задачи и предложил ее решить желающим. Задача была из тех, которые с виду кажутся простыми, даже пустяковыми, но решаться не хотят, тая в себе небольшую, но труднообнаружимую хитрость. Физик питал слабость к такого рода задачам и, как подозревали в классе, сам их придумывал.

Три человека выходили решать задачу, но никто из них не мог ее осилить: потерянно крутились у доски, пачкали мелом затылки, а потом, виновато улыбаясь, садились на место. Разумовский наблюдал за всем этим с брезгливым выражением лица, откинувшись на спинку стула и вытянув под столом свои длинные ноги, а когда третьего волонтера постигла неудача, вдруг взял и заявил:

– У нас в математической школе такие задачи решал любой пятиклассник.

– А вы учились в математической школе? – заинтересовался физик.

– Да, приходилось, – небрежно ответил Разумовский.

– Тогда предлагаю вам выйти к доске и продемонстрировать свое умение.

Читатель, наверно, уже догадался о том, что произошло дальше?

Да, так оно и было. Надменный и самодовольный вышел Разумовский к доске, легко и размашисто решил задачу, а потом, ни слова не говоря, отправился на место, прямой, как балерина, вскинув голову и глядя куда-то вдаль.

Физик выждал, пока он сядет, а потом произнес мягким своим баритоном:

– Ученик Разумовский с задачей не справился.

– То есть как это?! Я же все решил! – От удивления и негодования Разумовский вскочил со стула.

– Ученик Разумовский с задачей не справился, – невозмутимо, по обыкновению своему понижая голос в ответ на шум, повторил физик. – Пятиклассники, возможно, и решают такие задачи, и, наверно, именно так, как решил ее сейчас ученик Разумовский. Впрочем, полагаю, что в математической школе даже пятиклассник, прежде чем приступить к решению подобной задачи, обратил бы свое внимание на то обстоятельство, что одно заданное условие противоречит другому.

Разумовский открыл было рот, но так и не нашел, что возразить, а физик продолжал, не глядя на Разумовского, а обращаясь ко всему классу:

– Совершенно верно, ученик Разумовский. Эта задача не имеет решения. Поэтому, будьте любезны, встаньте со своего места, подойдите к доске, сотрите все, что вы написали, и под условием предложенной задачи напишите крупными, четкими буквами всего четыре слова: «Задача не имеет решения».

– Да нет… я… я ведь… – бормотал Разумовский. Жалкое зрелище являл он собой в эту минуту. Лицо его покрылось пятнами, взгляд метался по доске, тщетно пытаясь отыскать на ней хотя бы малейшую соломинку, за которую можно было бы уцепиться и спасти репутацию. Разумовский не желал признавать свое поражение, несмотря на повторное приглашение физика, не хотел выходить к доске, а стоял, вцепившись обеими руками в край стола, оскорбленный, растерянный и смешной.

Класс молчал затаив дыхание, готовый взорваться в любую минуту и как бы загипнотизированный ожиданием собственного взрыва. И в этой взрывоопасной тишине вдруг кто-то горестно вздохнул, и вслед за этим отчетливый, без намека на иронию, а искренним состраданием наполненный голос произнес:

– Эх ты! Фамилия!

И класс взлетел в воздух, схватился за животы, заерзал на стульях и затрясся в спазмах нестерпимого хохота. Даже педант-физик не удержался от улыбки. Лишь два человека не смеялись. Один в бессильной ярости озирался по сторонам, а другой, мрачный и угрюмый, сидел в дальнем углу класса и смотрел в окно.

Не станем докучать читателю описанием дальнейших событий. Отметим лишь, что после этого случая за Разумовским закрепилось прозвище Фамилия: «Спроси у Фамилии, он тебе скажет», «Слышь, Ленка, а как тебе Фамилия? Ничего парниш, правда?», «Господа, а у Фамилии нашей завтра день рождения» и так далее. А то обстоятельство, что Фамилия, когда приходилось ему слышать подобное к себе обращение, страшно уязвлялся и чуть ли не с кулаками кидался на обидчика, лишь усиливало искушение величать его так, а не иначе. Особенно обрадовался этому прозвищу Толька Барахолкин и, хоть за эту свою маленькую радость ему не раз доставалось от Разумовского, никак не желал отказать себе в удовольствии, а посему нередко несся по коридору, истошно вопя на всю школу: «Ребята! Держите Фамилию! Она меня убьет!»

Из всего класса один лишь Шут ни разу не применил к Разумовскому этого прозвища ни в глаза, ни за глаза, а обращался к своему новому однокласснику всегда с подчеркнутым уважением и всегда по полному имени – Владислав.

Пустяковый, впрочем, эпизод, и Шут здесь вроде бы ни при чем. Ведь получается, что человек сам себя подверг осмеянию, а Шут лишь удачно вставил реплику и предложил ярлычок, который дружно приклеили всем классом. Мы бы вообще об этом умолчали, но соответствующая запись в «Дневнике Шута» показалась нам не лишенной интереса:

«Плывя по реке, царь поднялся на Обезьянью гору. Увидев его, стадо обезьян в испуге разбежалось. Только одна обезьяна прыгала то сюда, то туда, хвасталась перед царем своей красотой. Царь улыбнулся, поманил обезьяну, а когда та приблизилась, велел слугам схватить ее и обезобразить… [2]Здесь и далее в своих дневниковых записях Шут использует, по-видимому, древние легенды и притчи, а также стихи. Ссылок на первоисточники он не дает, но и на авторстве своем, как можно будет заметить, не настаивает.

Сегодня Шут [3]«Дневник Шута» велся Валей Тряпишниковым от третьего лица.  вновь экспериментально проверил известную шутовскую истину: не надо высмеивать того, кто смешон сам по себе. Надо лишь помочь ему проявить себя, поставить на его пути ловушку, а он сам туда зайдет и сам захлопнет крышку. Вот он, голенький, растерянный и смешной, выросший за бумажной ширмой, защищавшей его от сквозняков и насекомых.

Но повозиться Шуту пришлось-таки. Пока просчитал Разумовского к физике, пока нашел подходящую задачку, пока убедил физика дать эту задачу на уроке. Но затраты полностью окупились.

Поистине верно говорится в стихах:

„Сквозь заросли охотник пробирался,

Он тигра убивать не собирался.

Но хищный зверь, скользя неслышной тенью,

За ним следил, готовый к нападенью“.» (т. 4, с. 89).

Глава II. Сколько лет Шуту?

Однажды Шута кто-то спросил: «Сколько лет тебе, Валя?» – «Вале – пятнадцать, а мне – шесть лет», – ответил Шут. – «Почему шесть? Не понимаю», – удивился Задавший Вопрос. Шут улыбнулся, но ничего не ответил (т. 2, с. 27).

Шуту действительно было шесть лет, а Вале Тряпишникову – пятнадцать. Все правильно.

Из «Дневника Шута»:

«Существуют рожденный и нерожденный. Нерожденный способен породить рожденного, а тот не может не родиться. Поэтому всегда рождаются…

Лев Толстой помнил себя в два года. Шут же помнит не только сам момент своего рождения, но и то, что было до этого. Хотя то, до его рождения, кажется ему теперь чем-то очень смутным и расплывчатым, точно его и не было. Но оно было. Оно было унизительным и беспомощным. Оно было жалким и болезненным.

Тот случай с котенком. Разве может Шут забыть о нем, хоть и был он до его рождения. И как относились к нему, к тому, еще не родившемуся, в школе, во дворе. Везде. Или Синеглазого, который заставил Шута родиться, сделал из него сначала неумелого шутенка, наивного, подслеповатого, но потом постепенно выросшего в Настоящего Шута.

Как лучше описать то, что испытывал Шут, еще не появившись на свет? А вот как:

Подсунули немому горький плод.

От горечи скривил бедняга рот.

И горечь и обида жгут его,

А он сказать не может ничего.

Как ребенок в материнской утробе. Беспомощный, зависимый, опутанный пуповиной и неспособный без нее ни дышать, ни есть, но уже давно чувствующий боль, имеющий собственное сердце, собственный мозг, собственную судьбу. Бедный, еще не родившийся на белый свет зародыш!

С днем рождения, Шут! Шесть лет назад ты сам принял свои роды, сам, скорчившись от боли, разорвал связывавшую тебя пуповину прошлой немощи, а потом впервые и самостоятельно вздохнул полной грудью, и закричал от боли и от радости, что ты появился.

Там, в лесу… Помнишь?» (т. 13, с. 311) .[4]Пусть не смущают читателя преувеличения и недетская образность автора «Дневника». В том возрасте, в котором велся «Дневник» – Валя Тряпишников начал его в четырнадцать лет, – обычно склонны преувеличивать, а образность, как правило, бывает нарочито недетской.

Тут необходимо кое-что пояснить, иначе может быть непонятно. Не станем докучать читателю подробностями, а кратко опишем лишь те случаи, которые упоминаются в «Дневнике Шута».

Случай с котенком. Вероятно, Шут имеет в виду следующий эпизод. Шут тогда еще не родился, а Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет. Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, года на два моложе его самого, мучили котенка. Один мальчик куском колбасы манил котенка к себе, в то время как его товарищ при каждой попытке котенка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. Котенок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, а мальчишки смеялись. Неподалеку от них стояли их отцы и что-то оживленно обсуждали между собой, изредка поглядывая на своих детишек.

Валю эта сцена возмутила до глубины души.

– Ему же больно, – обратился он к одному из мальчишек, к тому, что держал за хвост котенка.

Мальчишка удивленно посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котенка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:

– Не-а. Не больно. Мы же с ним играемся.

Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. Мальчишка принялся кричать и плакать, а Валя тихо шептал ему на ухо:

– Чего же ты кричишь? Я же с тобой играю. Тебе же совсем не больно.

Взрослые вмешались почти тут же. Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку, а самого оттащили к кустам и там долго крутили ему уши, точно собирались вырвать с корнем. Слезы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. И лишь когда его пнули коленом под зад, толкнули в кусты и сказали: «Ну что, будешь знать, как обижать маленьких?!», – ответил: «Они мучили беззащитное животное. Ваши дети – живодеры».

– Какое еще животное? – возмутился папаша. – Тоже мне! Вали отсюда, пока ухи тебе не открутил. Дылда!

Вот и весь случай. Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, потерял аппетит и плохо спал по ночам. Мучился пока еще не родившийся Шут. Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. Другое не давало Вале покоя. Будучи прав, он понес наказание. Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость возмещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вел себя не так, как надо. «Но как надо было? В чем ошибка?» – терзался Валя.

Ну да Бог с ним, с этим случаем! Случай с Синеглазым, то есть с Юрой Сидельским, куда важнее для нас: ведь именно после него на свет появился Шут.

С Синеглазым Валя встречался одно лето на даче. Тот был на несколько лет старше Вали, на голову выше его и намного шире в плечах. Дачные мальчишки все боялись его, и те, которые при виде Синеглазого прятались за забором своих дач, и те, которые входили в его команду, «хоровую капеллу», как называл ее сам Синеглазый.

Что он был за человек? Позволим себе несколько зарисовок.

Когда Синеглазый расправлялся с какой-нибудь из своих жертв, он выстраивал «капеллу» вокруг места экзекуции и заставлял мальчишек громкими голосами петь песни, дабы заглушить крики. Песенный репертуар был весьма обширен, однако чаще всего исполнялись три хоровых произведения: «Вечерний звон», «Из-за острова на стрежень» и «Вихри враждебные». Сам Синеглазый воспитывал лишь своих, тех, что входили в «капеллу», а чужаками занимались двое его подручных, так называемые «барабанщики», которым, по его словам, медведь наступил на ухо, а посему ни на что другое они не годились. В последнем случае Синеглазый исполнял роль капельмейстера, весьма профессионально дирижируя хором, а заодно и двумя своими «барабанщиками», показывая им, когда надо «вступить» и когда прервать «соло».

Другой штришок. Синеглазый был очень вежливым мальчиком. Воспитывая одного из своих «хористов», обычно вкрадчивым голосом укорял его: «Послушай, дорогой, ты ведешь себя кое-как. Но ты не горюй, мы тебя будем воспитывать». И воспитывал, стараясь при этом примерно унизить своего воспитанника: под звуки «Вечернего звона» стегал крапивой, заставлял до полного изнеможения прыгать на одной ноге, рвать зубами и жевать траву, пить из лужи и т. п. Этих «т. п.» у Синеглазого было в разнообразном изобилии, причем воспитываемый часто мог выбрать то, что ему больше по вкусу. «Ничего, – ласково приговаривал Синеглазый, – потерпи немного. Зато я сделаю из тебя настоящего человека». Делать ему это было несложно, так как самому старшему в «капелле» еще не исполнилось одиннадцати лет, а Синеглазый уже достиг тринадцати.

Со взрослыми Синеглазый был особенно вежлив, здоровался не брошенным на лету неразборчивым «здрасте», как обычно здороваются в его возрасте, а остановившись, учтиво склонив голову и тщательно выговаривая каждое слово: «Здравствуйте, Татьяна Сергеевна!», или: «Доброе утро, Павел Иванович!» Повстречавшись с женщиной, несущей ведра воды или сумки с провизией, отбирал у нее ношу и не успокаивался, пока не подносил тяжесть к самому дому. Того же требовал от своей «капеллы» и с особой строгостью наказывал тех, кто пренебрегал этими обязанностями. Так что, стоило «капелле» завидеть вдалеке одинокую женскую фигуру, с тяжелой поклажей бредущую со станции, и все, как по команде, срывались с места, коршунами налетали, силой вырывали и нередко даже дрались между собой за право тащить сумку или сетку с картошкой; никому, понятно, не хотелось жевать траву или пить из лужи.

Нет ничего удивительного в том, что едва ли не все взрослые были в восторге от Синеглазого, советовали своим детям брать с него пример и с негодованием отмахивались от любых поступавших на него жалоб: «Да нет, не может быть! Он такой воспитанный мальчик».

К нашим штришкам добавим, что глаза у Юры Сидельского были действительно синими, причем синевы редкостной, чистой, завораживающей, за что он и получил свое прозвище; что он очень прилично играл на гитаре, в отличие от большинства своих сверстников не бренчал на ней одни и те же фальшивые аккорды, а исполнял главным образом классический концертный репертуар; что отец у него был известный ученый, доктор, профессор и даже, кажется, член-корреспондент. На даче, правда, его никто никогда не видел; Синеглазый жил там с двумя старшими сестрами и матерью, безудержной курильщицей и одержимым грибником. Когда начиналась грибная пора… Но это к нашему рассказу уже не относится.

Наш герой познакомился с Синеглазым на следующий день после того, как семейство Тряпишниковых переехало на дачу, снятую на летнее время. В первую же свою прогулку по поселку Валя наткнулся на «капеллу» и тут же был ею окружен для выяснения личности. Как «выяснял личность» Синеглазый? А вот как. Валя даже испугаться не успел, как уже лежал на земле, сбитый подножкой, и слушал первый куплет «Вечернего звона». После первого куплета у него поинтересовались, откуда он взялся. Он принялся объяснять, но не успел договорить до конца, так как двое парней подняли его с земли и тут же снова бросили наземь, после чего приступили ко второму куплету. Перед третьим куплетом с чувством безысходной тоски Валя понял, что его вот-вот начнут бить. И тут случилось то, чего не только «капелла» под управлением Синеглазого, но и сам Валя от себя не ожидал. Стоя на коленях, прижав подбородок к груди, чтобы не тереться лицом о чьи-то грязные штаны, Валя вдруг запел тот единственный куплет, который пришел ему на память:

Их многих нет

Теперь в живых,

Тогда веселых,

Молодых.

Дальше он не помнил, а потому запел сначала, то, что уже слышал, стараясь петь как можно выше и громче. И даже делал «бомбом». Потом вдруг вскочил на ноги, отыскал взглядом самого взрослого из обступивших его мальчишек и, улыбаясь и как бы ему одному адресуя свою песню, пропел:

О юных днях

В краю родном,

Где я любил,

Где отчий дом.

Пока он пел, тот, кому он улыбался, – а это был Синеглазый, – внимательно его разглядывал, а когда пение кончилось, вдруг хитро прищурился и, едва заметным кивком головы приказав двум «барабанщикам» вернуться на свои места, объявил:

– А у этого малыша неплохой слух. Честное слово!

«Капелла» тут же зааплодировала. Синеглазый выждал, пока аплодисменты смолкли, и сказал, обращаясь к Вале:

– Хочешь, я возьму тебя в свою капеллу? Будешь у меня первым сопрано.

– А бить вы меня не будете? – спросил Валя.

– Если не будешь фальшивить, – ответил Синеглазый и довольно ухмыльнулся.

Так Валя был принят в «капеллу».

Нет, Шут еще не родился. «То был лишь первый толчок, первая проба своего еще не сформировавшегося до конца и еще не освобожденного из скрюченного положения тела, проба инстинктивная и бессознательная». (т. 13, с. 312). Так потом, спустя шесть лет, Шут будет вспоминать об этом случае.

Шут появился на белый свет лишь через месяц после того, как познакомился с Синеглазым и был принят в «капеллу». К этому времени он уже наизусть знал весь ее песенный репертуар. Более того, он – не по собственной, правда, воле – даже ввел новый жанр в «концертную программу» – жанр конферанса и юмористических импровизаций, с которых теперь начинались все «воспитания». Особого удовольствия от своей новой деятельности он, однако, не испытывал. Напротив, после каждой экзекуции, в которой принимал участие, презирал себя и клялся себе в том, что отныне и близко не подойдет к Синеглазому и его компании, уже не говоря о том, чтобы подыгрывать им своими шуточками. Но что-то необъяснимое и властное тянуло Валю к Синеглазому, заставляло нарушать данные себе клятвы и выталкивало на середину круга, образуемого «капеллой» вокруг «воспитуемого».

Как потом признается себе автор «Дневника», не родись Шут, вернее, не помоги случай ему родиться, Валя довольно быстро превратился бы в жалкого фигляра, привыкшего унижать слабых и одиноких на потеху сильного стада. Но…

Жил в поселке шестилетний Сережка Скуратов. В своей семье он был шестым ребенком. Отец его, одноногий и однорукий калека, нигде не работал, чуть ли не каждый день был пьян, пропивая свою пенсию и бо́льшую часть заработка жены, измученной и опустошенной безрадостной жизнью женщины. Дети в семье Скуратовых росли почти беспризорными, и самым беспризорным был Сережка.

Вечно чумазый, голопузый и босой, с кровоподтеками по всему телу, с соплями, прилипшими к верхней губе, мыкался он по поселку, собирая сигаретные бычки для двух старших братьев и воруя клубнику на чужих огородах – для себя. На воровстве своем частенько попадался. Одни драли ему уши; другие жаловались отцу, который хотя и встречал жалобщиков бранью, но все-таки порол своего младшенького; а третьи, которых в поселке, к счастью, было большинство, отловив Сережку на своем огороде, вели его в дом, мыли и кормили мальчишку чем-либо посущественнее ворованной клубники. Никакой благодарности за это Сережка, однако, не испытывал и у тех, кто мыл и кормил его, воровал значительно чаще, чем у тех, кто драл ему уши или жаловался отцу. Но это к нашему рассказу не относится…

Так вот, этот самый Сережка Скуратов с некоторого времени стал таскаться за «капеллой». Его пытались отвадить, брезгуя его обществом, цыкали на него, отшвыривали с дороги, как паршивого котенка. Но с каждым днем он все больше привязывался к «капелле» и все безбоязненнее следовал за ней по пятам, так что в конце концов с его присутствием смирились, как стая акул уживается с рыбами-прилипалами.

Однажды, когда «капелла» в отсутствие какого-либо занятия слонялась по поселку, взгляд Синеглазого случайно упал на Сережку, волчком крутившегося у него под ногами, и в воспаленном бездельем Синеглазовом мозгу родилась идея, которую он тут же принялся, как говорится, претворять в жизнь. Послал двух своих подручных в магазин за ромовыми бабами, а когда посланцы вернулись с покупкой, поручил «барабанщикам» отогнать Сережку, а сам расковырял пальцем одну из булок, извлек сердцевину и велел «зафаршировать» разной живностью – головастиками, болотными жуками и дождевыми червями, – незаметно залепив «фаршировку» мякишем. После этой процедуры «барабанщики» привели Сережку, и на его глазах шестеро из «капеллы» – в том числе сам Синеглазый – стали лакомиться ромовыми бабами, демонстративно смакуя кушанье.

Сережка смотрел на них с завистью и с каким-то сладостным страданием в глазах.

– Эх, ребят! Нехорошо получилось! – словно вдруг опомнился Синеглазый. – Про пацаненка-то забыли!.. Ну-ка, Валя, угости его! У меня тут еще осталась одна штучка.

Нечто подобное судороге пробежало по Валиному лицу, но он подчинился команде, взял у Синеглазого «фаршированную» булку и отнес ее Сережке.

Опешив от обрушившегося на него счастья, Сережка вцепился зубами в лакомство, судорожно проглотил откушенный кусок и только тут обнаружил начинку. Но не выбросил булку, а принялся старательно выковыривать напиханных в нее тварей.

Кто-то из «капеллы» прыснул со смеху, но тут же поперхнулся смешком от звонкой пощечины Синеглазого.

– Тише, чудак. Аппетит пацану испортишь, – предостерег «капельмейстер» и, повернувшись к Вале, приказал: – А ты чего стоишь? Давай конферанс! И в полную силу работай!

Тут-то все и произошло. Вдруг что-то непонятное и сильное толкнуло Валю в спину, швырнуло его к Сережке, заставило вырвать у того булку, а потом кинуло к Синеглазому…

Холодный, горьковатый воздух обжег легкие. Шут поперхнулся им, сморщился от пронзившей его незнакомой боли, вытянул вперед руку с ромовой бабой, точно защищаясь от чужих, удивленных лиц, окруживших его со всех сторон, и вдруг закричал от боли, от страха и радости, неизвестно откуда появившихся, но охвативших все его тело, с ног до головы. Вернее, это Шуту показалось, что он кричит. На самом деле то был лишь хриплый шепот, вкрадчивый и злорадный, каким обычно говорил Синеглазый.

– Видишь эту булочку, Юрочка! – шептал только что родившийся Шут, пожирая влюбленным взглядом Синеглазого и радостно ему улыбаясь. – Я тебе обещаю, что скоро ты сам будешь ее кушать, а мы все будем смотреть на тебя и смеяться! Я сделаю из тебя человека, малыш!

Синеглазый настолько удивился такому «конферансу», что вопреки традиции без всякой организационной подготовки и хорового оформления ударил Шута в зубы. Шут покачнулся, но удержался на ногах и, отскочив в сторону, продолжал все тем же шепотком и с той же улыбкой:

– Не надо так нервничать, Юрочка! Ведь я же пошутил! Неужели ты мог подумать…

– Вот так-то лучше, – проговорил Синеглазый и, подойдя к Шуту, снова наотмашь ударил его. Шут упал и тут же вскочил на ноги. Губа у него была разбита, но он, словно не замечая этого, шептал, глядя Синеглазому прямо в глаза:

– Нет, Юрочка, бить я тебя не стану! Я не бью тех, кто слабее меня! Я придумаю для тебя что-нибудь поинтересней!

Потом его повалили на землю. Двое «барабанщиков» держали его за руки, а Синеглазый стегал крапивой. В тот раз исполняли «Из-за острова на стрежень» и Шута не отпустили, пока не допели эту длинную песню до конца.

Никто из ребят не сомневался, что Шут будет теперь за три версты обходить «капеллу». Поэтому все очень удивились, когда на следующий день он первым явился на традиционное место сбора, к большой сосне над рекой, и повел себя со всеми как ни в чем не бывало. Более того, он вдруг стал выказывать удивительную преданность Синеглазому, с жадностью ловил его взгляд, первым кидался выполнять любое его приказание, ни на шаг не отставал от своего повелителя и часами болтался возле его дачи, когда тот обедал или занимался на гитаре. Короче, из кожи лез вон, чтобы угодить, и в конце концов добился своего: Синеглазый снял с него опалу, приблизил к себе, разрешил заходить к себе на дачу и даже брал Шута с собой на рыбалку, куда ни разу не брал ни одного из своих «хористов».

А через две недели, когда до начала школьных занятий оставался еще целый месяц, Синеглазый вдруг исчез из поселка: уехал в город, ни с кем из «капеллы» не попрощавшись, но отдубасив двух «барабанщиков», встретившихся ему по дороге на станцию.

«Капелла» пребывала в полном недоумении. Никто не догадался, что причиной всему был Шут, который за день до этого подошел к Синеглазому, в уединении удившему рыбку на висячем мосту через реку, и без долгих предисловий сообщил ему:

– Хватит, Юрочка. Пора кончать… Слушай теперь меня внимательно. Ты воруешь деньги у своих родителей. Из той небольшой картонной коробочки, которая у вас в шкафу на второй полке сверху. Твоя мама думает, конечно, не на тебя, а на вашу домработницу.

– Чего-о?! – От неожиданности Синеглазый выпустил из рук удилище, и оно упало с моста в воду.

– Это не все, – продолжал Шут. – Твой старший брат шею тебе свернет, если узнает, что ты разбил его японский магнитофон и закопал обломки у колодца.

– Ах ты!.. – вдруг прошипел Синеглазый и, стиснув кулаки, двинулся на Шута. – Да я тебя!.. Я тебя, гаденыш!..

Но Шут не отскочил в сторону, не закричал от страха. Снизу вверх глядя на своего могучего разъяренного противника, наш девятилетний хлюпик лишь безмятежно пожал плечами и произнес усталым тоном:

– Не боюсь я тебя. Это я раньше тебя боялся. А теперь я сильнее. Ну, изобьешь ты меня, а дальше? Все равно – куда ты теперь от меня денешься?

И столько спокойной решимости было в его словах, столько глубочайшего безразличия к собственной участи, что Синеглазый вдруг испуганно спросил:

– Чего-о?

Шут не ответил, повернулся спиной к Синеглазому и пошел прочь, насвистывая себе под нос «Вихри враждебные». Перейдя же на другую сторону реки, обернулся и крикнул:

– У тебя есть только один выход! Завтра перед всей капеллой съешь такую же булку, какую ты дал Сережке Скуратову!

Целых три дня Шут перед зеркалом репетировал эту сцену, проигрывал различные варианты своих реплик в зависимости от того, как поведет себя в ответ Синеглазый, искал нужные интонации и выражения лица. Целых три дня он готовил себя к поединку и все-таки, когда ушел с реки и почувствовал себя в безопасности, он в изнеможении упал на траву, и затрясся всем телом, и застучал зубами, уже не в силах долее сдерживать охвативший его страх.

В этом смешном положении его и настиг опомнившийся Синеглазый…

Не станем описывать сцены, которая произошла между ними. Скажем лишь, что Шут вернулся домой очень поздно, что одежда на нем была разорвана и вымазана в грязи, что под глазом у него был синяк, а губы были в кровь искусаны. Отметим также, что при этом вид у Шута был счастливый и на вопрос о том, где же он все-таки пропадал, он с восторгом объявил:

– Давил тараканов! Один был маленький и трусливый, а другой – сильный и наглый. Но я раздавил и того и другого!

…На следующий день Синеглазый удрал в город. Шуту этого было довольно.

Остается непонятным, каким образом Шуту удалось собрать столь действенные улики против Синеглазого. «Дневник Шута» на этот счет умалчивает. Впрочем, одна запись, сделанная в его середине, как будто кое-что проясняет:

«Сегодня Шут вспомнил о своем первом поединке. Каким смешным и неумелым шутенком он был! И лишь в одном он был Шутом уже тогда – в своей страсти к Исследованию. Долго, терпеливо и настойчиво он исследовал Синеглазого. До сих пор запах жимолости, росшей вдоль забора, не исчезает из памяти, а колючие ветви царапают Шуту лицо. Шорох собственных шагов под чужим окном, крупицы истины: распахнутая форточка, раздвинутая сквозняком штора, лучик карманного фонаря, стыдливо шарящего в темноте…

   Жил-был Шут. Но никто из окружающих не знал этого настоящего его имени. Отец звал его Валентином, мать – когда Валенькой, когда Валькой. В школе называли его Валей.
   И только он сам знал свое истинное имя – Шут, гордился им, оберегая от чужих любопытных ушей и нескромных языков, носил его глубоко под сердцем, как самую большую тайну и самое сокровенное богатство, и лишь по вечерам, наедине с самим собой, дождавшись, пока родители лягут спать и не смогут нарушить его одиночество, заносил это имя в свой «Дневник». Почерк у Шута был корявый и неразборчивый, но имя свое он всегда выписывал с чрезвычайной тщательностью, едва ли не каллиграфически, так что рядом с другими словами оно смотрелось неожиданно и странно, точно чужой руке принадлежащее.

   Однажды Володя Кондрашов спросил Шута: «Послушай, Валя, почему у тебя нет прозвища? Ведь у всех в классе есть какое-нибудь прозвище». Шут ответил ему вопросом на вопрос: «А у тебя тоже есть какое-нибудь прозвище?» – «Да, меня все зовут Кондриком». – «Вот видишь, – улыбнулся Шут. – А меня все зовут Валей» («Дневник Шута», тетрадь 2, страница 25).
   Странное дело! С его фамилией – Тряпишников, которая сама просилась на язык, дабы смастерить из нее эдакое…
   И в то же время никто в классе не только не позволил бы себе подшутить над фамилией Шута, но и произнести ее всуе не рискнул бы. Меньше всех Толька Щипанов, который когда-то имел неосторожность обозвать Шута Барахолкой. Как отреагировал на это Шут, нам точно неизвестно, но прозвище пристало не к Шуту, а к самому Тольке Щипанову, которого с той поры в школе называли не иначе как Толька Барахолкин или просто Барахолка. И надо сказать, что прозвище это удивительным образом соответствовало облику Щипанова: он был расхлябан, разболтан и неудержимо болтлив, к тому же одет всегда удивительно неряшливо. Даже учителя нередко награждали его замечаниями типа: «Послушай, Щипанов, ты не на барахолке, а на уроке».
   Досталось от Шута и двум девчонкам, двум неразлучным подружкам, Лене Гречушкиной и Маше Колосниковой, которые вдруг взяли в привычку, обращаясь к Шуту, называть его исключительно по фамилии: «Послушай, Тряпишников» – и тому подобное. Впрочем, они всех одноклассников называли по фамилии, но Шуту эта манера обращения пришлась не по вкусу, и однажды, когда две неразлучные подружки были уличены учителем в том, что списали друг у друга классное сочинение…
   Они и до этого частенько списывали друг у дружки, но всякий раз, когда их на этом ловили, вид имели самый невинный. В классе уже к этому привыкли. Поэтому, когда учительница, раздавая сочинения, вдруг вызвала обеих подружек к доске, все тотчас же смекнули, в чем дело. Невдомек было лишь одним подружкам. Покорно и безбоязненно поднялись они из-за стола и засеменили к доске, одна толстенькая и краснощекая, а другая худая, бледная, с пышной кудрявой шевелюрой. И тут Шут изрек следующее четверостишие:

 
Свинью с овцой куда-то гнали,
Но вот куда – свинья с овцой не знали.
Их гнали на убой,
Свинью с овцой.

   За эту декламацию и главным образом за дружный гогот, который она вызвала в классе. Шуту было сделано замечание, но с тех пор за подругами закрепилось прозвище – Свинюшкина с Овчушкиной. Иначе их не называли.
   В общем, едва ли в классе нашлось хотя бы одно прозвище, к которому Шут, как говорится, не приложил бы руку. Причем делал он это будто невзначай. Подметит в характере или в облике своего одноклассника какую-нибудь типичную для того смешную черточку, как бы случайно обратит на нее внимание коллектива – и готово прозвище. Выходит, что не Шут его придумал, а весь класс вдруг сделал открытие и единодушно пришел к выводу, что, скажем, Вася Соболев никакой не Вася и даже не Соболь, как его называли чуть ли не с первого класса, а самый что ни на есть Митрофанушка, и звать его отныне будут только так и не иначе, так что вскоре он на Васю и откликаться разучится.
   У Шута же никогда не было прозвища, за исключением того, которое он сам себе придумал и которого никто в классе не знал. Да и непохож он был на шута, вернее, на тех школьных шутов, вертлявых, никчемных болтунов, которые есть почти в каждом классе и все шутовство которых заключается лишь в том, чтобы кривляться на уроках, болтовней своей мешать учителям и надоедать сверстникам одними и теми же глупыми выходками. Наш Шут глубоко презирал эту фиглярничающую братию и никогда не считал их за настоящих шутов. Поведением он был молчалив и необщителен. Наружность также имел далеко не шутовскую, во всяком случае, не ту, которой обыкновенно наделены шуты в мировой литературе: не горбат и не хром, не кривобок и не косоглаз. Долговязый такой паренек, с ничем не примечательным лицом, разве что чуточку сутуловат. Вот как он себя представляет в своем «Дневнике»:

 
Чуткая поступь и сумрачный взгляд.
Ничем не расстроен, ничему и не рад.
Шествовал молча, обликом груб,
Даже улыбка не трогала губ

   (т. 4, с. 79).

 
   Однажды в класс, в котором учился Шут, пришел новенький, некто Владислав Разумовский. Высокий красивый парень, из тех, кого обычно называют грозой женских сердец. Сам он себя в любом случае считал неотразимым, и это чувствовалось в каждом его движении: в том, как он разгуливал по школьному коридору на перемене, прямой, как балерина, горделиво неся красивую, заботливо причесанную голову, устремив задумчивый взгляд своих серых с поволокой глаз куда-то вдаль, поверх суетящейся малышни и шушукающихся семиклассниц, словно видел в этой дали то, что лишь ему одному было дано увидеть; в том, как сидел на уроке, откинувшись на спинку стула, презрительно щурился, когда отвечали мальчишки, и снисходительно улыбался, когда к доске вызывали девочек; в том, как говорил, общаясь со своими новыми одноклассниками, нарочито медленно, как бы с неохотой.
   Этот самый Разумовский на первом же уроке, когда учительница, отмечая в журнале присутствовавших, произнесла фамилию Тряпишников, вдруг громко фыркнул, обернувшись, смерил Шута взглядом, а потом повернулся к соседу и заявил:
   – Тряпишников?! Бывают же такие смешные фамилии!
   Класс так и обмер, взгляды тотчас же устремились на сумрачную фигуру, сидевшую на последней парте в дальнем углу класса. Но Шут промолчал, а перед началом следующего урока вдруг подошел к Разумовскому и задумчиво произнес:
   – Послушай, что-то я тебе хотел сказать… – Шут долго изучающе смотрел на Разумовского, так, что тому стало не по себе от этого взгляда, и, оглядевшись по сторонам, он спросил:
   – Что?.. Что такое?
   Но Шут с досадой махнул рукой и отошел в сторону, бросив чуть ли не со злостью:
   – Да нет! Это не тебе!
   Те, кто видел эту сцену, – а Шут позаботился о том чтобы при ней присутствовал почти весь класс, – сразу же поняли, что Шут принял брошенный ему вызов. Этот прием Шута был хорошо известен. Обычно Шут им представлял очередную свою жертву. Один Разумовский ничего не понял, покраснел и сердито крикнул вслед:
   – Эй, как там тебя, Тряпишников! С твоей фамилией я бы вел себя скромнее!
   Но Шут и на этот раз не ответил, молча проследовал к своему месту и, лишь садясь за парту, разочарованно вздохнул и пробормотал себе под нос, но так, чтобы слышали другие:«Какой плохой ответ.Совсем никудышный».
   Теперь в классе уже не сомневались в том, что Шут вознамерился разделаться с но-вичком, и никто, понятно не хотел пропустить увлекательного зрелища, особенно девчонки, на которых Разумовский, конечно же, произвел известное впечатление. На уроках с Разумовского теперь не спускали жадных взоров, на переменах старались держаться к нему поближе, чтобы, не дай бог, не прозевать атаки Шута, как всегда неожиданной.
   Разумовский, естественно, не мог не заметить этого повышенного к себе внимания, но объяснил его своей неотразимостью и способностью мгновенно покорять женские сердца. О столкновении с Шутом он быстро забыл, полагая, что поставил на место «этого Тряпишникова».
   Шут, однако, не спешил с ответным ударом. Он вдруг вообще перестал замечать обидчика, позволял ему называть себя по фамилии, на уроках оставлял без комментариев задиристые и малоостроумные реплики, которые Разумовский, освоившись, начал все чаще вставлять в объяснения учителей и ответы учеников. К полнейшему разочарованию одноклассников пропустил он мимо ушей и такую выигрышную, по всеобщему мнению, ситуацию, когда француженка, Жоржетта Ивановна, которая не только преподавала французский язык, но и была француженкой по национальности, принялась восторгаться «аристократической» фамилией новичка. В ответ на дифирамбы Разумовский, размякший от удовольствия, кокетливо опустил глаза, а у девчонок от напряжения дух перехватило: «Вот-вот сейчас! Сейчас обязательно! Не может быть, чтобы не сейчас!» Все взгляды обратились на Шута, но тот угрюмо смотрел в окно и не проронил ни слова.
   Многие уже отчаялись в своем ожидании и ждать перестали. Но тут-то все и произошло.
   Шел урок физики. Физик, седовласый педант, которого в школе все уважали, точнее, побаивались; который называл все своих учеников на «вы» и по фамилии, даже пятиклассников; который всегда говорил тихо и вообще переходил на шепот, когда кто-нибудь шумел и не слушал, а потом спрашивал того, кто шумел, и, если тот не мог ответить на вопрос, ставил ему двойку… Так вот, физик написал на доске условие задачи и предложил ее решить желающим. Задача была из тех, которые с виду кажутся простыми, даже пустяковыми, но решаться не хотят, тая в себе небольшую, но труднообнаружимую хитрость. Физик питал слабость к такого рода задачам и, как подозревали в классе, сам их придумывал.
   Три человека выходили решать задачу, но никто из них не мог ее осилить: потерянно крутились у доски, пачкали мелом затылки, а потом, виновато улыбаясь, садились на место. Разумовский наблюдал за всем этим с брезгливым выражением лица, откинувшись на спинку стула и вытянув под столом свои длинные ноги, а когда третьего волонтера постигла неудача, вдруг взял и заявил:
   – У нас в математической школе такие задачи решал любой пятиклассник.
   – А вы учились в математической школе? – заинтересовался физик.
   – Да, приходилось, – небрежно ответил Разумовский.
   – Тогда предлагаю вам выйти к доске и продемонстрировать свое умение.
   Читатель, наверно, уже догадался о том, что произошло дальше?
   Да, так оно и было. Надменный и самодовольный вышел Разумовский к доске, легко и размашисто решил задачу, а потом, ни слова не говоря, отправился на место, прямой, как балерина, вскинув голову и глядя куда-то вдаль.
   Физик выждал, пока он сядет, а потом произнес мягким своим баритоном:
   – Ученик Разумовский с задачей не справился.
   – То есть как это?! Я же все решил! – От удивления и негодования Разумовский вскочил со стула.
   – Ученик Разумовский с задачей не справился, – невозмутимо, по обыкновению своему понижая голос в ответ на шум, повторил физик. – Пятиклассники, возможно, и решают такие задачи, и, наверно, именно так, как решил ее сейчас ученик Разумовский. Впрочем, полагаю, что в математической школе даже пятиклассник, прежде чем приступить к решению подобной задачи, обратил бы свое внимание на то обстоятельство, что одно заданное условие противоречит другому.
   Разумовский открыл было рот, но так и не нашел, что возразить, а физик продолжал, не глядя на Разумовского, а обращаясь ко всему классу:
   – Совершенно верно, ученик Разумовский. Эта задача не имеет решения. Поэтому, будьте любезны, встаньте со своего места, подойдите к доске, сотрите все, что вы написали, и под условием предложенной задачи напишите крупными, четкими буквами всего четыре слова: «Задача не имеет решения».
   – Да нет… я… я. ведь… – бормотал Разумовский. Жалкое зрелище являл он собой в эту минуту. Лицо его покрылось пятнами, взгляд метался по доске, тщетно пытаясь отыскать на ней хотя бы малейшую соломинку, за которую можно было бы уцепиться и спасти репутацию. Разумовский не желал признавать свое поражение, несмотря на повторное приглашение физика, не хотел выходить к доске, а стоял, вцепившись обеими руками в край стола, оскорбленный, растерянный и смешной.
   Класс молчал затаив дыхание, готовый взорваться в любую минуту и как бы загипнотизированный ожиданием собственного взрыва. И в этой взрывоопасной тишине вдруг кто-то горестно вздохнул, и вслед за этим отчетливый, без намека на иронию, а искренним состраданием наполненный голос произнес:
   – Эх ты! Фамилия!
   И класс взлетел в воздух, схватился за животы, заерзал на стульях и затрясся в спазмах нестерпимого хохота. Даже педант-физик не удержался от улыбки. Лишь два человека не смеялись. Один в бессильной ярости озирался по сторонам, а другой, мрачный и угрюмый, сидел в дальнем углу класса и смотрел в окно.
   Не станем докучать читателю описанием дальнейших событий. Отметим лишь, что после этого случая за Разумовским закрепилось прозвище Фамилия: «Спроси у Фамилии, он тебе скажет», «Слышь, Ленка, а как тебе Фамилия? Ничего парниш, правда?», «Господа, а у Фамилии нашей завтра день рождения» и так далее. А то обстоятельство, что Фамилия, когда приходилось ему слышать подобное к себе обращение, страшно уязвлялся и чуть ли не с кулаками кидался на обидчика, лишь усиливало искушение величать его так, а не иначе. Особенно обрадовался этому прозвищу Толька Барахолкин и, хоть за эту свою маленькую радость ему не раз доставалось от Разумовского, никак не желал отказать себе в удовольствии, а посему нередко несся по коридору, истошно вопя на всю школу: «Ребята! Держите Фамилию! Он меня убьет!»
   Из всего класса один лишь Шут ни разу не применил к Разумовскому этого прозвища ни в глаза, ни за глаза, а обращался к своему новому однокласснику всегда с подчеркнутым уважением и всегда по полному имени – Владислав.
   Пустяковый, впрочем, эпизод, и Шут здесь вроде бы ни при чем. Ведь получается, что человек сам себя подверг осмеянию, а Шут лишь удачно вставил реплику и предложил ярлычок, который дружно приклеили всем классом. Мы бы вообще об этом умолчали, но соответствующая запись в «Дневнике Шута» показалась нам не лишенной интереса:

 
   «Плывя по реке, царь поднялся на Обезьянью гору. Увидев его, стадо обезьян в ис-пуге разбежалось. Толь-ко одна обезьяна прыгала то сюда, то туда, хвасталась перед царем своей красотой. Царь улыбнулся, поманил обезьяну, а когда та приблизилась, велел слугам схватить ее и обезобразить…
   Сегодня Шут вновь экспериментально проверил известную шутовскую истину: не надо высмеивать то-го, кто смешон сам по себе. Надо лишь помочь ему проявить себя, поставить на его пути ловушку, а он сам туда зайдет и сам захлопнет крышку. Вот он, голенький, растерянный и смешной, выросший за бумажной ширмой, защищавшей его от сквозняков и насекомых.
   Но повозиться Шуту пришлось-таки. Пока просчитал Разумовского к физике, пока нашел подходящую задачку, пока убедил физика дать эту задачу на уроке. Но затраты полностью окупились.
   Поистине верно говорится в стихах:

 
Сквозь заросли охотник пробирался,
Он тигра убивать не собирался.
Но хищный зверь, скользя неслышной тенью,
За ним следил, готовый к нападенью»

   (т. 4, с. 89).

   Однажды Шута кто-то спросил: «Сколько лет тебе, Валя?» – «Вале – пятнадцать, а мне – шесть лет», – ответил Шут. «Почему шесть? Не понимаю», – удивился Задавший Вопрос. Шут улыбнулся, но ничего не ответил (г. 2, с. 27).

 
   Шуту действительно было шесть лет, а Вале Тряпишникову – пятнадцать. Все правильно.

 
   Из «Дневника Шута»:
   «Существуют рожденный и нерожденный. Нерожденный способен породить рожденного, а тот не может не родиться. Поэтому всегда рождаются…
   Лев Толстой помнил себя в два года. Шут же помнит не только сам момент своего рождения, но и то, что было до этого. Хотя то, до его рождения, кажется ему теперь чем-то очень смутным и расплывчатым, точно его и не было. Но оно было. Оно было унизительным и беспомощным. Оно было жалким и болезненным.
   Тот случай с котенком. Разве может Шут забыть о нем, хоть и был он до его рождения. И как относились к нему, к тому, еще не родившемуся, в школе, во дворе. Везде. Или Синеглазого, который заставил Шута родиться, сделал из него сначала неумелого шутенка, наивного, подслеповатого, но потом постепенно выросшего в Настоящего Шута.
   Как лучше описать то, что испытывал Шут, еще не появившись на свет? А вот как:
   Подсунули немому горький плод. От горечи скривил бедняга рот. И горечь и обида жгут его, А он сказать не может ничего.
   Как ребенок в материнской утробе. Беспомощный, зависимый, опутанный пуповиной и неспособный без нее ни дышать, ни есть, но уже давно чувствующий боль, имеющий собственное сердце, собственный мозг, собственную судьбу. Бедный, еще не родившийся на белый свет зародыш!
   С днем рождения, Шут! Шесть лет назад ты сам принял свои роды, сам, скорчившись от боли, разорвал связывавшую тебя пуповину прошлой немощи, а потом впервые и самостоятельно вздохнул полной грудью, и закричал от боли и от радости, что ты появился.
   Там, в лесу… Помнишь?» (т. 13, с. 311).

 
   Тут необходимо кое-что пояснить, иначе может быть непонятно. Не станем докучать читателю подробностями, а кратко опишем лишь те случаи, которые упоминаются в «Дневнике Шута».
   Случай с котенком. Вероятно, Шут имеет в виду следующий эпизод. Шут тогда еще не родился, а Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет. Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, года на два моложе его самого, мучили котенка. Один мальчик куском колбасы манил котенка к себе, в то время как его товарищ при каждой попытке котенка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. Котенок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, а мальчишки смеялись. Неподалеку от них стояли их отцы и что-то оживленно обсуждали между собой, изредка поглядывая на своих детишек.
   Валю эта сцена возмутила до глубины души.
   – Ему же больно, – обратился он к одному из мальчишек, к тому, что держал за хвост котенка.
   Мальчишка удивленно посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котенка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:
   – Не-а. Не больно. Мы же с ним играемся. Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. Мальчишка принялся кричать и плакать, а Валя тихо шептал ему на ухо:
   – Чего же ты кричишь? Я же с тобой играю. Тебе же совсем небольно.
   Взрослые вмешались почти тут же. Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку, а самого оттащили к кустам и там долго крутили ему уши, точно собирались вырвать с корнем. Слезы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. И лишь, когда его пнули коленом под зад, толкнули в кусты и сказали: «Ну что, будешь знать, как обижать маленьких?!», – ответил: «Они мучили беззащитное животное. Ваши дети – живодеры».
   – Какое еще животное? – возмутился папаша. – Тоже мне! Вали отсюда, пока ухи тебе не открутил. Дылда!
   Вот и весь случай. Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, потерял аппетит и плохо спал по ночам. Мучился пока еще не родившийся Шут. Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. Другое не давало Вале покоя. Будучи прав, он понес наказание. Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость возмещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вел себя не так, как надо. «Но как надо было? В чем ошибка?» – терзался Валя.
   Ну да бог с ним, с этим случаем! Случай с Синеглазым, то есть с Юрой Сидельским, куда важнее для нас: ведь именно после него на свет появился Шут.
   С Синеглазым Валя встречался одно лето на даче. Тот был на несколько лет старше Вали, на голову выше его и намного шире в плечах. Дачные мальчишки все боялись его, и те, которые при виде Синеглазого прятались за забором своих дач, и те, которые входили в его команду, «хоровую капеллу», как называл ее сам Синеглазый.
   Что он был за человек? Позволим себе несколько зарисовок.
   Когда Синеглазый расправлялся с какой-нибудь из своих жертв, он выстраивал «капеллу» вокруг места экзекуции и заставлял мальчишек громкими голосами петь песни, дабы заглушить крики. Песенный репертуар был весьма обширен, однако чаще всего исполнялись три хоровых произведения: «Вечерний звон», «Из-за острова на стрежень» и «Вихри враждебные». Сам Синеглазый воспитывал лишь своих, тех, что входили в «капеллу», а чужаками занимались двое его подручных, так называемые «барабанщики», которым, по его словам, медведь наступил на ухо, а посему ни на что другое они не годились. В последнем случае Синеглазый исполнял роль капельмейстера, весьма профессионально дирижируя хором, а заодно и двумя своими «барабанщиками», показывая им, когда надо «вступить» и когда прервать «соло».
   Другой штришок. Синеглазый был очень вежливым мальчиком. Воспитывая одного из своих «хористов», обычно вкрадчивым голосом укорял его: «Послушай, дорогой, ты ведешь себя кое-как. Но ты не горюй, мы тебя будем воспитывать». И воспитывал, стараясь при этом примерно унизить своего воспитанника: под звуки «Вечернего звона» стегал крапивой, заставлял до полного изнеможения прыгать на одной ноге, рвать зубами и жевать траву, пить из лужи и т. п. Этих «т. п.» у Синеглазого было в разнообразном изобилии, причем воспитываемый часто мог выбрать то, что ему больше по вкусу. «Ничего, – ласково приговаривал Синеглазый, – потерпи немного. Зато я сделаю из тебя настоящего человека». Делать ему это было несложно, так как самому старшему в «капелле» еще не исполнилось одиннадцати лет, а Синеглазый уже достиг тринадцати.
   Со взрослыми Синеглазый был особенно вежлив, здоровался не брошенным на лету неразборчивым «здрасте», как обычно здороваются в его возрасте, а остановившись, учтиво склонив голову и тщательно выговаривая каждое слово: «Здравствуйте, Татьяна Сергеевна!», или: «Доброе утро, Павел Иванович!» Повстречавшись с женщиной, несущей ведра воды или сумки с провизией, отбирал у нее ношу и не успокаивался, пока не подносил тяжесть к самому дому. Того же требовал от своей «капеллы» и с особой строгостью наказывал тех, кто пренебрегал этими обязанностями. Так что, стоило «капелле» завидеть вдалеке одинокую женскую фигуру, с тяжелой поклажей бредущую со станции, и все, как по команде, срывались с места, коршунами налетали, силой вырывали и нередко даже дрались между собой за право тащить сумку или сетку с картошкой; никому, понятно, не хотелось жевать траву или пить из лужи.
   Нет ничего удивительного в том, что едва ли не все взрослые были в восторге от Синеглазого, советовали своим детям брать с него пример и с негодованием отмахивались от любых поступавших на него жалоб: «Да нет, не может быть! Он такой воспитанный мальчик».
   К нашим штришкам добавим, что глаза у Юры Сидельского были действительно синими, причем синевы редкостной, чистой, завораживающей, за что он и получил свое прозвище; что он очень прилично играл на гитаре, в отличие от большинства своих сверстников не бренчал на ней одни и те же фальшивые аккорды, а исполнял главным образом классический концертный репертуар; что отец у него был известный ученый, доктор, профессор и даже, кажется, член-корреспондент. На даче, правда, его никто никогда не видел; Синеглазый жил там с двумя старшими сестрами и матерью, безудержной курильщицей и одержимым грибником. Когда начиналась грибная пора… Но это к нашему рассказу уже не относится.

метки: Равнодушие, Мальчишка, Который, Вызревать, Эгоизм, Ягодка, Человек, Играть

Текст для сочинения:

(1)Этот случай произошёл, когда Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет.

(2)Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, которые были года на два младше его самого, мучили котёнка. (3)Один мальчик куском колбасы манил котёнка к се­бе, поднося еду к самой мордочке голодного животного, а его товарищ при каждой отчаянной попытке котёнка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. (4)Котёнок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, когда его приподнимали за хвост над землёй, в то время как мальчишки смеялись над его беспомощными попытками.(5) Неподалёку от них стояли их отцы и что-то оживлённо обсуждали между собой, изредка с улыбкой поглядывая на своих развлекающихся детишек.

(6)Валю эта сцена возмутила до глубины души.

  • (7)Ему же больно, — обратился он к одному из мальчишек — к тому, который так без­жалостно тащил котёнка за хвост.

(8)Мальчишка удивлённо посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котёнка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:

  • Не-а. (9)Ему не больно. (10)Мы же с ним играем.

(11)Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. (12)Мальчишка, никак не ожидавший такого поворота событий, принялся кричать и плакать. (13)А Валя его спросил:

— Почему же ты кричишь? (14)Я ведь с тобой играю. (15)Тебе же совсем не больно. (16)На этот раз, надо сказать, взрослые вмешались почти тут же. (17)Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку и долго крутили Валины уши, точно собирались выдрать их с корнем. (18)Слёзы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. (19)Его пнули в спину коленом, толкнули и сказали: «Ну что, будешь теперь знать, как оби­жать маленьких?!» (20)И тогда он ответил: «Они мучили беззащитное животное. (21)Ваши де­ти—живодёры».

  • (22)Какое ещё животное? — возмутился папаша. — (23)Тоже мне, кошачий защитник! (24)Вали отсюда, пока уши тебе не открутил, чтоб неповадно было! (25)Дылда!

(26)Вот и весь случай. (27)Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, он потерял аппетит и плохо спал по ночам. (28)Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. (29)Другое не давало Вале покоя. (30)Будучи прав, он понёс наказание. (31)Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость воз­мещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вёл себя не так, как надо.

3 стр., 1240 слов

По картине Водитель Валя Репки 8 класс

… картины Репка – Водитель Валя Популярные сегодня темы Картина Григорьева «Вратарь» посвящена любимой игре мальчишек – футболу. Центральное место на картине занимает мальчик – вратарь В … в высокий хвост. Ее работе не мешают украшения, и нет ни грамма косметики. Все очень нежно и привлекательно. Описание картины Репки Водитель Валя Холст «Водитель Валя» … что эта девушка сама по себе очень серьезная и …

(32)«Но как надо было? (33)В чём ошибка?» — терзался семилетний Валя. (34)Он вступился за котёнка, и ему надрали уши. (35)Он ничего ещё не понимал в этом мире, и поэтому ему было больно и страшно. (36)Он не выдержал и зашёл а кабинет к отцу, когда тот играл на скрипке, чего отецникогда не позволял делать.(37)Валя искал Ответана Вопрос, но и рта не успел открыть, как его прогнали.

(38)Лучше бы его ударили смычком по лицу.(39)Лучше бы его пнули ногой. (40)Но ему сказали: «За ужином обо всём поговорим. (41)А сейчас уйди, до вечера не мешай. (42)Неужели, ты не видишь, что я играю на скрипке?»

(43)Поговорим за ужином? (44)«Глупый человек однажды уронил свой меч за борт и тща­тельно пометил борт, чтобы показать капитану, где следует искать, не понимая, что корабль движется…»

(По Ю.П. Вяземскому*)

* Юрий Павлович Симонов (Вяземский)

Готовое сочинение 9.3 “Что такое РАВНОДУШИЕ?”

Равнодушие – это безынициативное, безучастное отношение ко всему окружающему. Равнодушный человек безразличен к людям, к их проблемам, его не интересуют чужие беды. Для доказательства своих слов приведу примеры из текста Юрия Павловича Симонова и своего личного жизненного опыта.

В тексте равнодушными показаны не только мальчишки, которые мучили котенка, но и их родители. Они не объяснили своим детям, что так нельзя делать, эти папаши еще и унизили Валю, который заступился за беззащитное животное (предложения 17-25).

Также равнодушным оказался и отец Вали, не пожелавший даже выслушать своего ребенка (предложения 36-42).

К сожалению, среди нас тоже много равнодушных людей. Немало примеров можно встретить и в классической литературе. Дмитрий Старцев, главный герой рассказа “Ионыч” А. П. Чехова, постепенно превращается в человека, безразличного к работе, к людям, к таким проявлениям жизни, как дружба, любовь. Герой становится грубым, жадным, апатичным. Для него основной ценностью становятся только деньги.

Таким образом, равнодушие – безразличное, лишенное интереса отношение к окружающей действительности.

Содержание

  1. 9.3 Что такое нравственный выбор? По тексту Т. М. Джафарли 9.3 Что такое равнодушие? По тексту Марка Агеева (ОГЭ по русскому)
  2. Марк Агеев в своем тексте поднимает проблему отношения сына к пожилой матери. Тогда, когда началась большая перемена, когда всех нас по случаю. По тексту Агеева (ЕГЭ по русскому)
  3. Сочинение 9.3 “РАВНОДУШИЕ”
  4. Текст для сочинения:
  5. Пример сочинения 9.3 “Что такое РАВНОДУШИЕ?”
  6. Написать сочинение рассуждение на тему что такое равнодушие по рассказу агеева
  7. Написать сочинение рассуждение на тему что такое равнодушие по рассказу агеева
  8. Сочинение–рассуждение по тексту М.Агеева.

9.3 Что такое нравственный выбор? По тексту Т. М. Джафарли 9.3 Что такое равнодушие? По тексту Марка Агеева (ОГЭ по русскому)

Нравственный выбор — это ситуация, в которой человеку приходится принимать или не принимать решения во благо другого человека. Делая нравственный выбор, человек руководствуется моралью, совестью и собственными представлениями о жизни. Подтверждением этой мысли является текст Т. М. Джафарли.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Главный герой прикрыл гранату, пожертвовав собой ради спасений других. Этот поступок показывает нам, каким отважным был Юрий (Предложения 1, 2, 3, 8, 12).

В произведениях художественной литературы тоже встречаются герои, перед которыми стоит нравственный выбор. Достаточно вспомнить роман Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита”. Мастер был самым дорогим человеком для героини, и ради него Маргарита решилась пойти на сделку с Сатаной и стала королевой на его балу.

Подводя итог, можно сказать, что совершая нравственный выбор, человек показывает, готов ли он пойти на жертву или нет.

Равнодушие — это безразличное отношение к другим людям и их проблемам. В жизни мы часто можем сталкиваться с равнодушными людьми, а иногда и мы сами провялем безразличие к кому-либо. Подтверждением моей мысли является текст Марка Агеева.

Автор описывает образ жалкой женщины, над которой посмеивались сверстники её сына — Вадима, который стыдится своей матери. Когда она пришла в школу, чтобы отдать герою конверт с деньгами, мальчик разозлился на неё, потому что женщина его опозорила своим приходом. Она уходит, Вадим смотрит ей вслед, и на мгновенье у него заболело сердце за нее, но это чувство быстро прошло. Автор показывает, какими равнодушными могут быть люди под влиянием окружения со своими близкими.

В произведениях художественной литературы читатели нередко встречаются с равнодушными героями. Обратимся к произведению М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”. Печорин равнодушно рушит жизни других людей в попытках построить свою собственную. Единственное, что заботит главного героя — это его личные желания. Печорин не живёт, он существует — и всё это именно из-за его равнодушия. Подводя итог, можно сказать, что равнодушие — это не только безразличие к судьбе другого человека, но и к своей.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id123452

Источник

Марк Агеев в своем тексте поднимает проблему отношения сына к пожилой матери. Тогда, когда началась большая перемена, когда всех нас по случаю. По тексту Агеева (ЕГЭ по русскому)

Мама— это самый важных человек в жизни ребенка. Это единственный человек, который будет тебя любить по-настоящему, просто за то, что ты есть. Она никогда не предаст и всегда готова помощь, поддержать в трудные минуты. Однако не каждый ребенок задумывается над этим. К сожалению, бывает, что дети не принимают ту любовь, что дарит им мама. Зачастую отношения детей к матерям бывает грубым, равнодушным.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Именно поэтому Марк Агеев в своем тексте поднимает проблему отношения сына к пожилой матери.

Автор показывает печальный случай, когда сын стесняется и грубо относится к своей матери. Главный герой встречает на улице свою мать. Он стыдится ее перед своими друзьями и поэтому с ненавистью, грубостью общается с ней. Автор описывает, как главный герой в ярости за причиненный позор, с ненавидящем шепотом возражает своей матери. «Нежности телячьи эти нам не ко двору»,— грубо отзывается сын. Отношения мальчика к матери грубы и равнодушны, но в глубине душе у него есть любовь, которую он, к сожалению не замечает. Автор рассказывает, как мальчик со смехом говорит своим товарищам, что это была—«обнищавшая гувернантка». Он обманывает товарищей, думая, что они засмеют его. Мнение друзей для него важнее родной матери. Мальчик плохо относится к своей матери и со стыдом перед товарищами общается с ней. Мать же любит своего сына и готова пойти на все, чтобы он ни в чем не нуждался, но мальчик стесняется ее и боится опозориться перед товарищами. Отношения героя к матери грубы и равнодушны.

М.Агеев считает, что сын стесняется свою мать, хотя знает, что она его очень сильно любит тем. Он тем самым причиняет ей боль.

Я согласен с позицией автора и тоже вижу, что мальчик плохо относится к своей матери. Главный герой поступает неправильно. Родители самое святое на земле их нельзя стесняться, ведь они подарили тебе жизнь. В художественной литературе мы можем встретить множество примеров грубого, равнодушного, плохого отношения детей к своим родителям. Так, например, в романе Тургенева «Отцы и Дети», Базаров равнодушно относится к своим родителям. Он не отвечает на любовь родителей взаимностью и всячески старается избегать их. Только перед смертью Базаров осознает свое поведения, но уже поздно. Дети должны любить и уважать своих родителей пока у них есть возможность, а иначе в будущем они будут жалеть о не совершенном.

Таким образом, родители самые важные в жизни люди, мы, дети не должны их стесняться ведь они дали нам жизнь, воспитывали нас и делали все, что бы мы ни в чем не нуждались. Те дети, которые плохо относятся к родителям, должны изменить свое поведение. Родителей никогда не заменят не какие либо друзья. Нужно помнить о своих родителей, заботятся, любить, уважать и никогда не стыдится их, ведь родителей не выбирают.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id46154

Источник

Сочинение 9.3 “РАВНОДУШИЕ”

Текст для сочинения:

(1)Этот случай произошёл, когда Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет.

(2)Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, которые были года на два младше его самого, мучили котёнка. (3)Один мальчик куском колбасы манил котёнка к се­бе, поднося еду к самой мордочке голодного животного, а его товарищ при каждой отчаянной попытке котёнка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. (4)Котёнок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, когда его приподнимали за хвост над землёй, в то время как мальчишки смеялись над его беспомощными попытками.(5) Неподалёку от них стояли их отцы и что-то оживлённо обсуждали между собой, изредка с улыбкой поглядывая на своих развлекающихся детишек.

(6)Валю эта сцена возмутила до глубины души.

— (7)Ему же больно, — обратился он к одному из мальчишек — к тому, который так без­жалостно тащил котёнка за хвост.

(8)Мальчишка удивлённо посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котёнка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:

— Не-а. (9)Ему не больно. (10)Мы же с ним играем.

(11)Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. (12)Мальчишка, никак не ожидавший такого поворота событий, принялся кричать и плакать. (13)А Валя его спросил:

— Почему же ты кричишь? (14)Я ведь с тобой играю. (15)Тебе же совсем не больно. (16)На этот раз, надо сказать, взрослые вмешались почти тут же. (17)Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку и долго крутили Валины уши, точно собирались выдрать их с корнем. (18)Слёзы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. (19)Его пнули в спину коленом, толкнули и сказали: «Ну что, будешь теперь знать, как оби­жать маленьких?!» (20)И тогда он ответил: «Они мучили беззащитное животное. (21)Ваши де­ти—живодёры».

— (22)Какое ещё животное? — возмутился папаша. — (23)Тоже мне, кошачий защитник! (24)Вали отсюда, пока уши тебе не открутил, чтоб неповадно было! (25)Дылда!

(26)Вот и весь случай. (27)Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, он потерял аппетит и плохо спал по ночам. (28)Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. (29)Другое не давало Вале покоя. (30)Будучи прав, он понёс наказание. (31)Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость воз­мещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вёл себя не так, как надо.

(32)«Но как надо было? (33)В чём ошибка?» — терзался семилетний Валя. (34)Он вступился за котёнка, и ему надрали уши. (35)Он ничего ещё не понимал в этом мире, и поэтому ему было больно и страшно. (36)Он не выдержал и зашёл а кабинет к отцу, когда тот играл на скрипке, чего отецникогда не позволял делать.(37)Валя искал Ответана Вопрос, но и рта не успел открыть, как его прогнали.

(38)Лучше бы его ударили смычком по лицу.(39)Лучше бы его пнули ногой. (40)Но ему сказали: «За ужином обо всём поговорим. (41)А сейчас уйди, до вечера не мешай. (42)Неужели, ты не видишь, что я играю на скрипке?»

(43)Поговорим за ужином? (44)«Глупый человек однажды уронил свой меч за борт и тща­тельно пометил борт, чтобы показать капитану, где следует искать, не понимая, что корабль движется…»

* Юрий Павлович Симонов (Вяземский) (род. в 1951 г.) — русский писатель, философ, телеведущий.

Пример сочинения 9.3 “Что такое РАВНОДУШИЕ?”

Равнодушие – это безынициативное, безучастное отношение ко всему окружающему. Равнодушный человек безразличен к людям, к их проблемам, его не интересуют чужие беды. Для доказательства своих слов приведу примеры из текста Юрия Павловича Симонова и своего личного жизненного опыта.

В тексте равнодушными показаны не только мальчишки, которые мучили котенка, но и их родители. Они не объяснили своим детям, что так нельзя делать, эти папаши еще и унизили Валю, который заступился за беззащитное животное (предложения 17-25). Также равнодушным оказался и отец Вали, не пожелавший даже выслушать своего ребенка (предложения 36-42).

К сожалению, среди нас тоже много равнодушных людей. Немало примеров можно встретить и в классической литературе. Дмитрий Старцев, главный герой рассказа “Ионыч” А. П. Чехова, постепенно превращается в человека, безразличного к работе, к людям, к таким проявлениям жизни, как дружба, любовь. Герой становится грубым, жадным, апатичным. Для него основной ценностью становятся только деньги.

Таким образом, равнодушие – безразличное, лишенное интереса отношение к окружающей действительности.

Источник

Написать сочинение рассуждение на тему что такое равнодушие по рассказу агеева

Используя прочитанный текст, выполните на отдельном листе ТОЛЬКО ОДНО из заданий: 9.1, 9.2 или 9.3. Перед написанием сочинения запишите номер выбранного задания: 9.1, 9.2 или 9.3.

9.1 Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл высказывания современного учёного С. И. Львовой: «Пунктуационные знаки имеют своё определённое назначение в письменной речи. Как и каждая нота, пунктуационный знак имеет своё определённое место в системе письма, имеет свой неповторимый „характер”».

Аргументируя свой ответ, приведите 2 примера из прочитанного текста. Приводя примеры, указывайте номера нужных предложений или применяйте цитирование.

Вы можете писать работу в научном или публицистическом стиле, раскрывая тему на лингвистическом материале. Начать сочинение Вы можете словами С. И. Львовой.

Объём сочинения должен составлять не менее 70 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

9.2 Напишите сочинение-рассуждение. Объясните, как Вы понимаете смысл финала текста: «Когда же, уплатив деньги, мать вышла и, ни на кого не глядя, сгорбившись, словно стараясь стать ещё меньше, быстро постукивая стоптанными, совсем кривыми каблучками, прошла по асфальтовой дорожке к железным воротам, я почувствовал, что у меня болит за неё сердце. Боль эта, которая столь горячо обожгла меня в первое мгновение, длилась, однако, весьма недолго».

Приведите в сочинении 2 аргумента из прочитанного текста, подтверждающих Ваши рассуждения.

Приводя примеры, указывайте номера нужных предложений или применяйте цитирование.

Объём сочинения должен составлять не менее 70 слов.

Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

9.3 Как Вы понимаете значение словосочетания МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ?

Сформулируйте и прокомментируйте данное Вами определение. Напишите сочинение-рассуждение на тему «Что такое материнская любовь», взяв в качестве тезиса данное Вами определение. Аргументируя свой тезис, приведите 2 примера-аргумента, подтверждающих Ваши рассуждения: один пример-аргумент приведите из прочитанного текста, а второй — из Вашего жизненного опыта.

Объём сочинения должен составлять не менее 70 слов.

Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

1)Однажды в начале октября, рано утром, уходя в гимназию, я забыл ещё с вечера приготовленный матерью конверт с деньгами. (2)Их нужно было внести за обучение в первом полугодии.

(3)Когда началась большая перемена, когда всех нас по случаю холодной, но сухой и солнечной погоды выпускали во двор и на нижней площадке лестницы я увидел мать, только тогда я вспомнил про конверт и понял, что она, видно, не стерпела и принесла его сама.

(4)Мать, однако, стояла в сторонке в своей облысевшей шубёнке, в смешном капоре, под которым висели седые волосики, и с заметным волнением, как-то ещё более усиливавшим её жалкую внешность, беспомощно вглядывалась в бегущую мимо ораву гимназистов, которые, смеясь, на неё оглядывались и что-то друг другу говорили.

(5)Приблизившись, я приостановился и хотел было незаметно проскочить, но мать, завидев меня и сразу засветясь ласковой улыбкой, помахала рукой, и я, хоть мне и было ужасно стыдно перед товарищами, подошёл к ней.

– (6)Вадичка, мальчик, — старчески глухо заговорила она, протягивая мне оставленный дома конверт и жёлтенькой ручкой боязливо, словно она жглась, прикасаясь к пуговице моей шинели, — ты забыл деньги, а я думаю — испугается, так вот — принесла.

(7)Сказав это, она посмотрела на меня, будто просила милостыни, но, в ярости за причинённый мне позор, я ненавидящим шёпотом возразил, что нежности телячьи эти нам не ко двору, что уж коли деньги принесла, так пусть сама и платит.

(8)Мать стояла тихо, слушала молча, виновато и горестно опустив старые свои ласковые глаза. (9)Я сбежал по уже опустевшей лестнице и, открывая тугую, шумно сосущую воздух дверь, оглянулся и посмотрел на мать. (10)Но сделал я это не потому вовсе, что мне стало её сколько-нибудь жаль, а всего лишь из боязни, что она в столь неподходящем месте расплачется.

(11)Мать всё так же стояла на площадке и, печально склонив голову, смотрела мне вслед. (12)3аметив, что я смотрю на неё, она помахала мне рукой с конвертом так, как это делают на вокзале, и это движение, такое молодое и бодрое, только ещё больше показало, какая она старая, оборванная и жалкая.

(13)На дворе ко мне подошли несколько товарищей и один спросил, что это за шут гороховый в юбке, с которым я только что беседовал. (14)Я, весело смеясь, ответил, что это обнищавшая гувернантка и что пришла она ко мне с письменными рекомендациями.

(15)Когда же, уплатив деньги, мать вышла и, ни на кого не глядя, сгорбившись, словно стараясь стать ещё меньше, быстро постукивая стоптанными, совсем кривыми каблучками, прошла по асфальтовой дорожке к железным воротам, я почувствовал, что у меня болит за неё сердце.

(16)Боль эта, которая столь горячо обожгла меня в первое мгновение, длилась, однако, весьма недолго.

* Агеев Михаил (Марк Лазаревич Леви) (1898—1973) — русский писатель.

Укажите ошибочное суждение.

Согласный сонорный Л не имеет пары по глухости: он всегда звонкий.

Правильный ответ указан под номером 2.

Замените просторечное слово «орава» из предложения 4 стилистически нейтральным синонимом. Напишите этот синоним.

Слово ОРАВА можно заменить стилистически нейтральным синонимом ТОЛПА.

Слово «толпа» более точный синоним, чем слово «группа».

Да, безусловно. Поправлено.

Можно еще написать «компания», ведь это синоним к слову «группа»

Возможен и такой синоним.

15.1 Основное назначение пунктуации — передавать логику предложения, связь между его частями. Современный лингвист С.И. Львова считает: «Пунктуационные знаки имеют своё определённое назначение в письменной речи. Как и каждая нота, пунктуационный знак имеет своё определённое место в системе письма, имеет свой неповторимый „характер”».

Я понимаю это высказывание так: знаки препинания функционально значимы, они имеют закреплённые за ними обобщённые значения, вносят дополнительную информацию, которую нельзя выражать словами.

Для подтверждения этого утверждения обратимся к тексту М. Агеева. В тексте много сложных и простых осложненных предложений, в которых часто используются запятые, они, как и другие знаки препинания, помогают понять структуру предложения, а значит, смысл написанного. Запятые могут отделять части сложного предложения или однородные члены друг от друга, а могут выделять обособленные члены или слова, грамматически не связанные с предложением. Так, например, в предложении 8 (Мать стояла тихо, слушала молча, виновато и горестно опустив старые свои ласковые глаза) запятые отделяют однородные сказуемые: стояла, слушала; а также выделяют обособленное обстоятельство «виновато и горестно опустив старые свои ласковые глаза». Таким образом, в предложении выделяются в составе высказывания специфические конструкции, передающие на письме оттенки смысла.

В предложении 6 четыре раза используется тире. В первом и втором случае — в обозначении чередования: от прямой речи совершается переход к обычному тексту и вновь к прямой речи. В другом фрагменте этого же предложения (а я думаю — испугается, так вот — принесла) тире выполняет другие функции: указывает на значение следования — одно событие следует за другим — внезапно, вопреки ожиданиям, при этом тире является ещё и показателем паузы в речи героини: она в замешательстве, стыдится, что ей пришлось совершить поступок, которым она боится обидеть сына.

Таким образом, нам удалось подтвердить на примерах, что пунктуационные знаки очень важны, без них смысл предложения был бы не ясен.

15.2 Герой текста Михаила Агеева любит свою маму, но стесняется её из-за того, что ему кажется, что мама несовременная, некрасивая. Увидев её в гимназии, он побоялся осуждения сверстников, поэтому сделал вид, что не знаком с нею. После того как мама ушла, мальчику стало жаль её, но, к сожалению, он скоро забыл об этом. Вот о чём говорят финальные строчки текста.

В предложении номер 5 находим подтверждение нашего предположения. Герой говорит, что ему было стыдно перед товарищами, поэтому он хотел «проскочить» мимо мамы, чтобы не подумали, что он с ней знаком. Это можно расценивать не только как слабость, но и как предательство самого дорогого человека. Безусловно, нельзя в угоду кому бы то ни было пренебрегать отношениями с матерью.

Чувство глубокой жалости испытываем мы, когда читаем, как безропотно мама выслушивала Витины наставления. Об этом говорится в предложении номер 8: «Мать стояла тихо, слушала молча, виновато и горестно опустив старые свои ласковые глаза». В этих глазах нет даже укора своему сыну за его отношение к ней, мамины глаза по-прежнему святятся лаской и теплотой.

Очень часто бывает так, что мы не можем вовремя оценить, на-сколько любит нас самый близкий, дорогой нам человек — мама. Это не всегда показатель нашей чёрствости, равнодушия, нет. Порой мы настолько привыкаем, что мама есть, что нам кажется, что она будет всегда, а значит ещё успеется сказать ей добрые слова, показать ей свою любовь.

15.3 Материнская любовь — это огромная сила, созидающая, творящая, вдохновляющая. Она способна творить чудеса, возрождать к жизни, спасать от опасных болезней. Она может наказать, но чаще всего привыкла миловать.

Герой текста Михаила Агеева любит свою маму, но стесняется её из-за того, что ему кажется, что мама несовременная, некрасивая. Увидев её в гимназии, он побоялся осуждения сверстников, поэтому сделал вид, что не знаком с нею. После того как мама ушла, мальчику стало жаль её, но, к сожалению, он скоро забыл об этом. Герой говорит, что ему было стыдно перед товарищами, поэтому он хотел «проскочить» мимо мамы, чтобы не подумали, что он с ней знаком. Это можно расценивать не только как слабость, но и как предательство самого дорогого человека. Безусловно, нельзя в угоду кому бы то ни было пренебрегать отношениями с матерью.

В стихотворении Дмитрия Кедрина «Сердце матери» читаем о том, как сын в угоду любимой отдал ей сердце своей матери. При этом материнское сердце продолжало любить своего ребёнка. В стихотворении заложен глубокий смысл: звучит призыв: «Люди, задумайтесь! Нельзя так относиться к маме! Не разрушайте свою связь с самим собой, разрывая связующую ниточку с мамой!»

Мать для ребенка — это его связь с детством, самой беззаботной и чистой порой жизни. Пока жива мама, человек чувствует себя защищённым. Нужно любить своих матерей и дарить им больше тепла и ласки, тогда, возможно, мы сможем дольше чувствовать их заботу.

Источник

Написать сочинение рассуждение на тему что такое равнодушие по рассказу агеева

svitolk101

leto4

thumb normal portfel s kopija

knigi i jabloko

Сочинение–рассуждение по тексту М.Агеева.

(1)Тогда, когда началась большая перемена, когда всех нас по случаю холодной, но сухой и солнечной погоды выпускали во двор и на нижней площадке лестницы я увидел мать, то тогда только вспомнил про конверт и про то, что она, видно, не стерпела и принесла его с собой.

(2) Мать, однако, стояла в сторонке в своей облысевшей шубёнке, в смешном капоре, под которым висели седые волосики (ей было тогда уже пятьдесят семь лет), и с заметным волнением, как-то ещё более усиливавшим её жалкую внешность, беспомощно вглядывалась в бегущую мимо ораву гимназистов, из которых некоторые, смеясь, на неё оглядывались и что-то друг другу говорили.

(3) Приблизившись, я хотел было незаметно проскочить, но мать, завидев меня и сразу засветясь ласковой, но не весёлой улыбкой, позвала меня – и я, хоть мне и было ужас как стыдно перед товарищами, подошёл к ней.

(5) Сказав это, она посмотрела на меня, будто просила милостыни, но, в ярости за причинённый мне позор, я ненавидящим шёпотом возразил, что нежности телячьи эти нам не ко двору, что коли деньги принесла, так пусть сама и платит.

(9) На дворе, где ко мне подошли несколько товарищей и один спросил, что это за шут гороховый в юбке, с которым я только что беседовал, я, весело смеясь, ответил, что это обнищавшая гувернантка и что пришла она ко мне с письменными рекомендациями.

(11) Боль эта, которая столь горячо ожгла меня в первое мгновение, длилась, однако, весьма недолго. (По М.Агееву)
Сочинение – рассуждение по прочитанному тексту:

Передо мной фрагмент из произведения М.Агеева «Роман с кокаином». Писатель рисует образ жалкой женщины, каждое слово вызывает сочувствие: «облысевшая шубёнка», «смешной капор», «седые волосики», «беспомощно вглядывалась». Герой, мальчик Вадим, стыдится своей матери, смеётся над нею вместе со своими одноклассниками. В противостоянии матери сына вырисовывается проблема взаимоотношений между ними, проблема отцов и детей.

Эта нравственная проблема, к сожалению, вечная. О разногласиях, непонимании людей разных поколений мы читаем в произведениях И.С.Тургенева, А.Островского, Л.Н.Толстого, А.П.Чехова. Этот вопрос часто становится предметом обсуждения среди психологов, педагогов, журналистов, простых людей в частных беседах, на радио, на телевидении.

Мать, пришедшая в гимназию, поступает вопреки воле сына. Но разве сын имеет моральное право с ненавистью к ней из-за этого относиться? Почему появление матери для него позор, пусть даже она старая, оборванная и жалкая? Автор, на мой взгляд, не на стороне мальчика. Сердце этого чёрствого, самолюбивого человека лишь на мгновение прожгла боль за мать, но ни чувства стыда, ни раскаяния он не испытывает.

Нельзя не согласиться с мыслями М.Агеева о том, что родители, пусть не до конца понимающие нас, – это самое святое в жизни. К ним мы приходим в трудную минуту за помощью, советом, добрым словом.

Отношения между детьми и родителями не могут быть безоблачными, идеальными. Но самое главное, что надо научиться признавать свои ошибки, не бояться просить прощения и стремиться к взаимопониманию. В повести А.С.Пушкина «Станционный смотритель» герой Самсон Вырин очень любит свою дочь, но проезжий гусар увозит с собою Дуню. Обезумевший от горя отец спивается и умирает, а Дуня появляется лишь только на его могиле.

Вслед за известным поэтом Расулом Гамзатовым хочется сказать: «Дети мира, берегите мать». Берегите своих родителей, уважайте их и не причиняйте им зла!

Источник

  • Сочинения
  • Свободная тема
  • Чем опасно равнодушие?

Что такое равнодушие? Какие негативные последствия оно влечет для человека? Знаменитый писатель А.П. Чехов говорил, что “равнодушие — это паралич души”. С ним сложно не согласиться, ведь равнодушный человек не способен сочувствовать и испытывать сострадания, сопереживать и радоваться ближнему. Равнодушный человек не интересуется проблемами общества, ему все равно на его окружение.

Примеры равнодушия и его последствий часто встречаются как в повседневной жизни, так и в произведениях литературы. Так в одноименном романе А.С. Пушкина главный герой — Евгений Онегин — проявляет равнодушие ко всему белому свету, он не видит смысла ни в чем. Евгений воспитывался как любой дворянин. Светская жизнь быстро сделала его равнодушным. Ему наскучила праздная и пустая повседневность. Онегин понимает, что превратился в бесчувственного, он пытается изменить себя и уезжает из столицы в деревню. Но и деревенский быт ему быстро надоел. Кроме того, из-за своего равнодушия, он отвергает дружбу с Лариным и не принимает любовь Татьяны. Герой не может проявлять настоящих эмоций и чувств. Евгений Онегин старается построить близкие отношения с Ольгой, не думая о том, как будет чувствовать себя Ленский. Чувства Онегина проснулись только после смерти Ленского во время дуэли, ведь именно Онегин из-за своего равнодушия позволил этому произойти. Сухость и эгоизм, сопровождавшие его долгие годы, нанесли огромный ущерб. Онегин заплатил высокую цену за то, что не смог вовремя избавится от равнодушия.

Что бы было с миром, если каждый человек в нем был равнодушным? Что бы стало с обществом? Именно такую картину рисует Ф.М. Достоевский в своем романе “Преступление и наказание”. Одна из основных героинь произведения, Соня Мармеладова, чувствует важность и необходимость самопожертвования и отзывчивости к окружающим. Она — это “луч света в темном царстве” общества, погрязшего в черствости. Она старается помочь каждому, в том числе и Родиону Раскольникову. Соня помогает Родиону справится с ужасными душевными терзаниями. Если бы не она, роман мог бы закончится трагически.

Равнодушие — проблема, встречающаяся в различных эпохах. Оно приводит мраку, черствости души. Именно поэтому следует помогать ближним, сопереживать и раскрыть душу миру.

Введение

К сожалению, в нашем обществе становится все больше и больше равнодушных людей. Они думают только о себе, чужие проблемы их не интересуют. Такие люди не задумываются о том, что их поступки могли бы помочь другому человеку. Равнодушные люди могут, не задумываясь, оставить ближнего в беде. Все это приводит к выводу о том, что равнодушие есть наивысшая жестокость. Оно делает из человека животное, которое привыкло жить в одиночестве, заботясь лишь о себе. Для равнодушных людей нет никаких общественных ценностей, они не знают, что такое любовь и дружба, сострадание и милосердие. Это указывает на степень нравственного разложения человека.

Равнодушные люди – самые злые люди, потому что их ничего не интересует в жизни, кроме собственного «я». Добрые и даже злые поступки относительно других людей показывают, что человек живет, а не просто существует, он умеет чувствовать и выражать свои эмоции. Равнодушие же предполагает отсутствие каких-либо чувств. Из этого следует, что равнодушие намного хуже, чем злодеяния.

Сочинение 9.3 “РАВНОДУШИЕ”

Текст для сочинения:

(1)Этот случай произошёл, когда Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет.
(2)Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, которые были года на два младше его самого, мучили котёнка. (3)Один мальчик куском колбасы манил котёнка к се­бе, поднося еду к самой мордочке голодного животного, а его товарищ при каждой отчаянной попытке котёнка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. (4)Котёнок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, когда его приподнимали за хвост над землёй, в то время как мальчишки смеялись над его беспомощными попытками.(5) Неподалёку от них стояли их отцы и что-то оживлённо обсуждали между собой, изредка с улыбкой поглядывая на своих развлекающихся детишек.

(6)Валю эта сцена возмутила до глубины души.

— (7)Ему же больно, — обратился он к одному из мальчишек — к тому, который так без­жалостно тащил котёнка за хвост.

(8)Мальчишка удивлённо посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котёнка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:

— Не-а. (9)Ему не больно. (10)Мы же с ним играем.

(11)Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. (12)Мальчишка, никак не ожидавший такого поворота событий, принялся кричать и плакать. (13)А Валя его спросил:

— Почему же ты кричишь? (14)Я ведь с тобой играю. (15)Тебе же совсем не больно. (16)На этот раз, надо сказать, взрослые вмешались почти тут же. (17)Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку и долго крутили Валины уши, точно собирались выдрать их с корнем. (18)Слёзы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. (19)Его пнули в спину коленом, толкнули и сказали: «Ну что, будешь теперь знать, как оби­жать маленьких?!» (20)И тогда он ответил: «Они мучили беззащитное животное. (21)Ваши де­ти—живодёры».

— (22)Какое ещё животное? — возмутился папаша. — (23)Тоже мне, кошачий защитник! (24)Вали отсюда, пока уши тебе не открутил, чтоб неповадно было! (25)Дылда!

(26)Вот и весь случай. (27)Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, он потерял аппетит и плохо спал по ночам. (28)Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. (29)Другое не давало Вале покоя. (30)Будучи прав, он понёс наказание. (31)Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость воз­мещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вёл себя не так, как надо.

(32)«Но как надо было? (33)В чём ошибка?» — терзался семилетний Валя. (34)Он вступился за котёнка, и ему надрали уши. (35)Он ничего ещё не понимал в этом мире, и поэтому ему было больно и страшно. (36)Он не выдержал и зашёл а кабинет к отцу, когда тот играл на скрипке, чего отецникогда не позволял делать.(37)Валя искал Ответана Вопрос, но и рта не успел открыть, как его прогнали.

(38)Лучше бы его ударили смычком по лицу.(39)Лучше бы его пнули ногой. (40)Но ему сказали: «За ужином обо всём поговорим. (41)А сейчас уйди, до вечера не мешай. (42)Неужели, ты не видишь, что я играю на скрипке?»

(43)Поговорим за ужином? (44)«Глупый человек однажды уронил свой меч за борт и тща­тельно пометил борт, чтобы показать капитану, где следует искать, не понимая, что корабль движется…»

(По Ю.П. Вяземскому*)

* Юрий Павлович Симонов (Вяземский) (род. в 1951 г.) — русский писатель, философ, телеведущий.

Пример сочинения 9.3 “Что такое РАВНОДУШИЕ?”

Равнодушие – это безынициативное, безучастное отношение ко всему окружающему. Равнодушный человек безразличен к людям, к их проблемам, его не интересуют чужие беды. Для доказательства своих слов приведу примеры из текста Юрия Павловича Симонова и своего личного жизненного опыта.

В тексте равнодушными показаны не только мальчишки, которые мучили котенка, но и их родители. Они не объяснили своим детям, что так нельзя делать, эти папаши еще и унизили Валю, который заступился за беззащитное животное (предложения 17-25). Также равнодушным оказался и отец Вали, не пожелавший даже выслушать своего ребенка (предложения 36-42).

К сожалению, среди нас тоже много равнодушных людей. Немало примеров можно встретить и в классической литературе. Дмитрий Старцев, главный герой рассказа “Ионыч” А. П. Чехова, постепенно превращается в человека, безразличного к работе, к людям, к таким проявлениям жизни, как дружба, любовь. Герой становится грубым, жадным, апатичным. Для него основной ценностью становятся только деньги.

Таким образом, равнодушие – безразличное, лишенное интереса отношение к окружающей действительности.

Первый аргумент

Тема равнодушия звучит в русской и мировой литературе очень часто. Например, Н. В. Гоголь в повести «Шинель» отобразил равнодушное общество, которому нет дела до «маленького человека» Акакия Акакиевича Башмачкина. У главного героя крадут шинель, о которой он так долго мечтал, что несколько месяцев экономил даже на собственном питании. Окружающие люди к этому событию отнеслись равнодушно. Ни коллеги, ни органы, занимающиеся кражами, не стали помогать Башмачкину. Неспособность главного героя жить в равнодушном обществе приводит к тому, что Башмачкин умирает. Это доказывает, почему равнодушие – это жестокость. Именно равнодушие стало причиной смерти Акакия Акакиевича.

План сочинения

Итоговое сочинение на тему равнодушия имеет вид мини-эссе.

Рассуждение рекомендуется строить по следующему плану:

  1. Что такое равнодушие — определение понятия.
  2. Примеры.
  3. Вывод — небольшое заключение о том, почему равнодушию нет места в душе человека.

Аргументы для сочинения-рассуждения на тему равнодушия можно приводить как из литературы, так и из жизни. В выводе необходимо выразить собственную точку зрения по рассматриваемой проблеме.

Второй аргумент

На тему равнодушия писал и Г. Х. Андерсен. В своей сказке «Девочка со спичками» он показал, к чему может привести общественное равнодушие. Маленькая босая девочка в Новый год продавала спички. Этого требовало трудное положение героини: она была очень бедна. Никого из прохожих не заинтересовало, почему холодной зимой маленькая девочка идет босиком. Никто не обратил на нее внимания. Никто не захотел хотя бы как-то помочь бедной героине. Это равнодушие стало причиной гибели девочки. Ни холодный вечер, ни нищета героини не стали причиной ее смерти. Причина заключена в человеческом равнодушии, которое может быть хуже жестокости.

Сочинение «Как связаны понятия «равнодушие и «эгоизм»?

Что такое равнодушие? Это особое состояние человеческой души, когда безразличны человеку и страдания и радости других людей, и всё прекрасное, что окружает его. Равнодушный человек часто любит себя — и тогда один порок человеческий переходит в другой — в эгоизм. Связаны ли между собой равнодушие и эгоизм? Не только связаны, но и дополняют одно другое. Эти два неприятных качества часто описывали русские и зарубежные писатели в своих произведениях.

Обратимся к произведению Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея». Это история юноши, почти ребёнка, который был невероятно красив. Но он быстро понял, что его красота — средство, с помощью которого он может достичь всего. Толчком к этому послужил портрет его. Однажды он пожелал остаться вечно молодым, как на портрете. Это и произошло, но не принесло ему счастья. Из — за его эгоизма покончила с собой любившая его девушка.

От него отвернулись все знакомые, он убил художника, создавшего злосчастный портрет. Он стал очень богат, он оставался молодым, а портрет его приобретал неприглядные черты чёрной души Дориана. Он нашёл в себе силы и ударил ножом чудовище на портрете, а утром обнаружили целый портрет молодого Дориана Грея, а рядом — мёртвого пожилого человека с лицом, изувеченным пороками — истинное лицо, которое он заслужил равнодушием к другим и эгоизмом.

В другом произведении — романе Гончарова «Обломов», тоже можно встретить равнодушие к самому себе, дошедшее до крайнего эгоизма. Илье Ильичу было безразлично всё — как жить, где жить — лишь бы никто не вздумал вытащить его из насиженного места. Обманут его — и тут он проявляет поразительное равнодушие. И такое поведение довело его до гибели — сначала до душевной, а позднее и до физической.

Итак, понятия «равнодушие и эгоизм» связаны с собой тесно и неразрывно. Поступаете в 2021 году? Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы: подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);оформим заявления (Вам останется только подписать);подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Одно приводит к другому, одно не может существовать без другого. И такая связь — очень страшное явление в жизни человека, и привести оно может лишь к гибели и душевной и физической.

Полезный материал по теме:

  1. Как связаны понятия равнодушие и эгоизм?
  2. Как связаны понятия равнодушие и эгоизм?
  3. Как связаны понятия «равнодушие» и «эгоизм»?
  4. Как связаны между собой понятия «равнодушие» и «эгоизм»?
  5. Вы согласны с тем, что равнодушие «разъедает душу» человека? Как связаны понятия «равнодушие» и «эгоизм»? Что можно привести к равнодушию?

Сочинение-рассуждение на тему «Равнодушие»

Что такое равнодушие? Почему оно ломает людей, заставляя в корне менять свою жизнь? Что делает человека равнодушным к любимому, события, которые происходят на его родной земле и в личной жизни?

Равнодушие — это когда ты наконец-то находишь в себе силы признаться в своих чувствах человеку, но в ответ слышишь только молчание. Это когда твоя лучшая подруга никак не отреагировала на твою трагедию, и дальше продолжила рассказывать о том, как она вчера провела время в клубе. Это — молчание. Это — нежелание слушать и интересоваться жизнью других. Это — надмерное самолюбие и эгоизм.

Равнодушие к происходящему поломало не одну судьбу. Все было бы иначе, если бы человек хоть как-то отреагировал на сложившуюся ситуацию, выразил заинтересованность, желание решить проблему или выразил свое видение ситуации.

Равнодушие разрушает отношения между людьми, которые строились на доверии и взаимопонимании не один год. Бывает же, что мы ожидаем поддержки от своего самого лучшего друга, потому что у вас в семье кто-то заболел или умер, но в ответ опять молчание. Не верьте в то, что человек не мог подобрать слов — поддержать и облегчить душевную боль можно даже молча. Главное — искреннее желание хоть как-то помочь человеку.

Психологи утверждают, что сейчас наступила мода на показательное равнодушие. Люди таким способом показывают свою толерантность к происходящему — меня это не трогает, не касается, это существует, но пусть оно существует вдали от меня. Но на самом деле это никакая не толерантность — в этом понятии присутствует хоть какая-то доля заинтересованности происходящим. Равнодушие не имеет ничего общего с толерантностью.

Возможно, такое отношение к жизненным передрягам облегчает жизнь — человек будто отстраняет себя от проблем, тем самым сохраняя спокойствие и душевное равновесие. Ведь если переживать за каждое происшествие, которое тебя лично не касается, можно заболеть или заработать нервный срыв. По природе своей человек устроен так, что вынужден оберегать свою нервную систему и тело от ушибов и срывов, чтобы это никак не повлияло на будущее потомство. Но нельзя быть равнодушным на все сто процентов.

Человек не становится равнодушным просто так — что то должно постоянно и негативно влиять на него, чтобы захотелось ничего не чувствовать и не соболезновать другим. Это не происходит в один миг. Развитие равнодушия внутри человека происходит постепенно, если это явление “подкармливать” подобными ситуациями относительно этого человека.

Нет большей жестокости, чем равнодушие. Люди, которые кричат, ругаются, матерятся, доказывают свое мнение — это одно. Человек, старающийся во всем найти позитив, с искрящимися от счастья глазами — это другое. Это две крайности. А вот равнодушный человек, не испытывающий ни обиды, ни скорби, ни счастья, ни влюбленности — это страшно.

Часто говорят, что такие люди давно умерли в душе. Отчасти это правда, ведь они не способны чувствовать какие-либо эмоции — им это неинтересно и чуждо, проще отстраниться от сложившейся ситуации, остаться в стороне, не встревая.

Быть равнодушным намного легче, чем вырастить в своем сердце любовь, воспитать себя как человека мягкого, любящего, который готов прийти на помощь. Проще всего не спрашивать у своей бабушки о состоянии ее здоровья, тяжело оставить на потом свои нужды и желания, помогая убрать в квартире, пойти в магазин за продуктами, помыть посуду.

Равнодушие побеждает любовь. Важно научиться любить, ничего не ожидая взамен.

  • Сочинения
  • Свободная тема
  • Чем опасно равнодушие?

Что такое равнодушие? Какие негативные последствия оно влечет для человека? Знаменитый писатель А.П. Чехов говорил, что “равнодушие — это паралич души”. С ним сложно не согласиться, ведь равнодушный человек не способен сочувствовать и испытывать сострадания, сопереживать и радоваться ближнему. Равнодушный человек не интересуется проблемами общества, ему все равно на его окружение.

Примеры равнодушия и его последствий часто встречаются как в повседневной жизни, так и в произведениях литературы. Так в одноименном романе А.С. Пушкина главный герой — Евгений Онегин — проявляет равнодушие ко всему белому свету, он не видит смысла ни в чем. Евгений воспитывался как любой дворянин. Светская жизнь быстро сделала его равнодушным. Ему наскучила праздная и пустая повседневность. Онегин понимает, что превратился в бесчувственного, он пытается изменить себя и уезжает из столицы в деревню. Но и деревенский быт ему быстро надоел. Кроме того, из-за своего равнодушия, он отвергает дружбу с Лариным и не принимает любовь Татьяны. Герой не может проявлять настоящих эмоций и чувств. Евгений Онегин старается построить близкие отношения с Ольгой, не думая о том, как будет чувствовать себя Ленский. Чувства Онегина проснулись только после смерти Ленского во время дуэли, ведь именно Онегин из-за своего равнодушия позволил этому произойти. Сухость и эгоизм, сопровождавшие его долгие годы, нанесли огромный ущерб. Онегин заплатил высокую цену за то, что не смог вовремя избавится от равнодушия.

Что бы было с миром, если каждый человек в нем был равнодушным? Что бы стало с обществом? Именно такую картину рисует Ф.М. Достоевский в своем романе “Преступление и наказание”. Одна из основных героинь произведения, Соня Мармеладова, чувствует важность и необходимость самопожертвования и отзывчивости к окружающим. Она — это “луч света в темном царстве” общества, погрязшего в черствости. Она старается помочь каждому, в том числе и Родиону Раскольникову. Соня помогает Родиону справится с ужасными душевными терзаниями. Если бы не она, роман мог бы закончится трагически.

Равнодушие — проблема, встречающаяся в различных эпохах. Оно приводит мраку, черствости души. Именно поэтому следует помогать ближним, сопереживать и раскрыть душу миру.

Введение

К сожалению, в нашем обществе становится все больше и больше равнодушных людей. Они думают только о себе, чужие проблемы их не интересуют. Такие люди не задумываются о том, что их поступки могли бы помочь другому человеку. Равнодушные люди могут, не задумываясь, оставить ближнего в беде. Все это приводит к выводу о том, что равнодушие есть наивысшая жестокость. Оно делает из человека животное, которое привыкло жить в одиночестве, заботясь лишь о себе. Для равнодушных людей нет никаких общественных ценностей, они не знают, что такое любовь и дружба, сострадание и милосердие. Это указывает на степень нравственного разложения человека.

Равнодушные люди – самые злые люди, потому что их ничего не интересует в жизни, кроме собственного «я». Добрые и даже злые поступки относительно других людей показывают, что человек живет, а не просто существует, он умеет чувствовать и выражать свои эмоции. Равнодушие же предполагает отсутствие каких-либо чувств. Из этого следует, что равнодушие намного хуже, чем злодеяния.

Сочинение 9.3 «РАВНОДУШИЕ»

Текст для сочинения:

(1)Этот случай произошёл, когда Вале Тряпишникову едва исполнилось семь лет.
(2)Как-то раз, гуляя во дворе, Валя увидел, как двое мальчишек, которые были года на два младше его самого, мучили котёнка. (3)Один мальчик куском колбасы манил котёнка к се­бе, поднося еду к самой мордочке голодного животного, а его товарищ при каждой отчаянной попытке котёнка завладеть колбасой хватал его за хвост и оттаскивал в сторону. (4)Котёнок визжал от боли и разочарования, дрожал, пытался кусаться, когда его приподнимали за хвост над землёй, в то время как мальчишки смеялись над его беспомощными попытками.(5) Неподалёку от них стояли их отцы и что-то оживлённо обсуждали между собой, изредка с улыбкой поглядывая на своих развлекающихся детишек.

(6)Валю эта сцена возмутила до глубины души.

— (7)Ему же больно, — обратился он к одному из мальчишек — к тому, который так без­жалостно тащил котёнка за хвост.

(8)Мальчишка удивлённо посмотрел на Валю, не выпуская визжавшего котёнка, потом улыбнулся и миролюбиво объяснил:

— Не-а. (9)Ему не больно. (10)Мы же с ним играем.

(11)Ни слова больше не говоря, Валя схватил мальчишку за ноги и перевернул его вниз головой. (12)Мальчишка, никак не ожидавший такого поворота событий, принялся кричать и плакать. (13)А Валя его спросил:

— Почему же ты кричишь? (14)Я ведь с тобой играю. (15)Тебе же совсем не больно. (16)На этот раз, надо сказать, взрослые вмешались почти тут же. (17)Сильные, грубые руки ухватили Валю за шиворот, отняли у него мальчишку и долго крутили Валины уши, точно собирались выдрать их с корнем. (18)Слёзы лились из Валиных глаз, но он не издал ни звука. (19)Его пнули в спину коленом, толкнули и сказали: «Ну что, будешь теперь знать, как оби­жать маленьких?!» (20)И тогда он ответил: «Они мучили беззащитное животное. (21)Ваши де­ти—живодёры».

— (22)Какое ещё животное? — возмутился папаша. — (23)Тоже мне, кошачий защитник! (24)Вали отсюда, пока уши тебе не открутил, чтоб неповадно было! (25)Дылда!

(26)Вот и весь случай. (27)Вроде ничего особенного, но целую неделю после него Валя не мог прийти в себя, он потерял аппетит и плохо спал по ночам. (28)Но не уши были тому виной и не воспоминание о пережитом унижении. (29)Другое не давало Вале покоя. (30)Будучи прав, он понёс наказание. (31)Ведь не может же так быть, рассуждал Валя, чтобы справедливость воз­мещалась несправедливостью, а значит, где-то была допущена ошибка, где-то он, Валя, вёл себя не так, как надо.

(32)«Но как надо было? (33)В чём ошибка?» — терзался семилетний Валя. (34)Он вступился за котёнка, и ему надрали уши. (35)Он ничего ещё не понимал в этом мире, и поэтому ему было больно и страшно. (36)Он не выдержал и зашёл а кабинет к отцу, когда тот играл на скрипке, чего отецникогда не позволял делать.(37)Валя искал Ответана Вопрос, но и рта не успел открыть, как его прогнали.

(38)Лучше бы его ударили смычком по лицу.(39)Лучше бы его пнули ногой. (40)Но ему сказали: «За ужином обо всём поговорим. (41)А сейчас уйди, до вечера не мешай. (42)Неужели, ты не видишь, что я играю на скрипке?»

(43)Поговорим за ужином? (44)«Глупый человек однажды уронил свой меч за борт и тща­тельно пометил борт, чтобы показать капитану, где следует искать, не понимая, что корабль движется…»

(По Ю.П. Вяземскому*)

* Юрий Павлович Симонов (Вяземский) (род. в 1951 г.) — русский писатель, философ, телеведущий.

Пример сочинения 9.3 «Что такое РАВНОДУШИЕ?»

Равнодушие — это безынициативное, безучастное отношение ко всему окружающему. Равнодушный человек безразличен к людям, к их проблемам, его не интересуют чужие беды. Для доказательства своих слов приведу примеры из текста Юрия Павловича Симонова и своего личного жизненного опыта.

В тексте равнодушными показаны не только мальчишки, которые мучили котенка, но и их родители. Они не объяснили своим детям, что так нельзя делать, эти папаши еще и унизили Валю, который заступился за беззащитное животное (предложения 17-25). Также равнодушным оказался и отец Вали, не пожелавший даже выслушать своего ребенка (предложения 36-42).

К сожалению, среди нас тоже много равнодушных людей. Немало примеров можно встретить и в классической литературе. Дмитрий Старцев, главный герой рассказа «Ионыч» А. П. Чехова, постепенно превращается в человека, безразличного к работе, к людям, к таким проявлениям жизни, как дружба, любовь. Герой становится грубым, жадным, апатичным. Для него основной ценностью становятся только деньги.

Таким образом, равнодушие — безразличное, лишенное интереса отношение к окружающей действительности.

Первый аргумент

Тема равнодушия звучит в русской и мировой литературе очень часто. Например, Н. В. Гоголь в повести «Шинель» отобразил равнодушное общество, которому нет дела до «маленького человека» Акакия Акакиевича Башмачкина. У главного героя крадут шинель, о которой он так долго мечтал, что несколько месяцев экономил даже на собственном питании. Окружающие люди к этому событию отнеслись равнодушно. Ни коллеги, ни органы, занимающиеся кражами, не стали помогать Башмачкину. Неспособность главного героя жить в равнодушном обществе приводит к тому, что Башмачкин умирает. Это доказывает, почему равнодушие – это жестокость. Именно равнодушие стало причиной смерти Акакия Акакиевича.

Неравнодушие Неравнодушный

Неравнодушие как качество личности – способность относиться с интересом ко всему и ко всем; быть небезучастным, питающим склонность, испытывающим чувство симпатии, любви к кому-либо.

Произошёл этот случай на одной из станций метро. Всё выглядело обычным, люди спокойно ехали, впереди на ступенях эскалатора стояли двое молодых ребят. У каждого было в руке по сумке, иногда они переговаривались. На подъезде эскалатора к платформам картина поменялась, была заметна некоторая паника. Люди, оборачиваясь назад, спешили покинуть платформу, повисла некоторая напряжённость, в иных глазах читался шок.

Через несколько секунд вдруг стало понятно общее смятение, люди спешно уходили из центра зала, отчётливо была видна образовавшаяся пустота на перроне. Внизу на путях лежала женщина без сознания… Скоро должен прибыть поезд! Не прошло и пяти секунд, как двое парней побросали свои сумки и спрыгнули на пути. Дальше происходило всё стремительно: в четыре руки ребята затолкали бессознательную женщину на перрон. Само по себе это было нелегко, но они справились в считанные секунды.

В туннеле показался свет, поезд приближался с высокой скоростью, судя по нарастающему гулу. Ни разу не взглянув в сторону, парни организовались самым верным образом. Один, при помощи другого, залез обратно на платформу и тут же подал руку. Через миг они оба стояли на платформе. К тому времени к лежащей рядом женщине уже подошли люди, она была жива, и ей оказывали помощь. Двое ребят уехали на том же поезде, молча подняв свои сумки.

Неравнодушие – это способность кого-то или что-то любить, быть внимательным и сострадательным ко всему живому и неживому. Если равнодушный человек – это выгоревшее сердце и паралич души, то неравнодушный – это сердце, полное милосердия, интереса и внимания к людям. Неравнодушие активно и инициативно, оно не может спокойно воспринимать чужую боль, поэтому старается реально помочь. То есть оно не безразлично и не безучастно к людям, окружающему.

Во времена деградации общества, когда невежество, эгоизм, полная нравственная распущенность и вседозволенность только поощряется социумом, трудно ожидать многомиллионного отряда неравнодушных. Неравнодушие как качество личности становится сегодня раритетом. Просьба о помощи вызывает неизменный отказ и возмущение: выкручивайся сам, все в таких условиях. Жуткий эгоизм и корысть века деградации быстро расчеловечивают людей, делают их чёрствыми и неспособными к сопереживанию чужой боли, лишают сердца сострадательности и милосердия. Другому человеку плохо, но дверь нашего сердца закрывается перед ним. Жалобный писк котёнка, упавшего в яму, не вызовет в равнодушном сердце никаких эмоций.

На людной улице вдруг человек упал Быть может сердце, или водка всё же? Пытался встать, но так он и не встал Сознание потерял видать, похоже

Никто к нему не подошёл с толпы Все обходили, лишь взглянув назад И я пытался мимо уж пройти Как вдруг увидел чей-то детский взгляд

Лет четырёх, девчонки взгляд тот был Он, на упавшего был устремлён сейчас И этот взгляд не то что удивил Меня, он просто напросто потряс

В нём было удивление и укор Непонимание, почему так происходит Что папа с мамой потупили взор И помощь, что нужна… — им не доходит

И устыдившись, той девчонки, крошки Вернулся к человеку я, к тому Людей окликнув, звякнул в «неотложку» Да помощь оказал, как мог — ему

Как знать, и я скорей — не одинок Но голос мой в толпе был не услышен, Для равнодушных, равнодушие — не порок Их лозунг прост — «свои проблемы выше»

А равнодушие, словно вирус среди нас Вот заболел один.., десятый…, сотый… Возможно, что она коснулась вас Когда-то, заразившись от кого-то

Тот вирус очень сложно победить Но всё же знай — лечение возможно С тобою это тоже может быть!!!… Замедли шаг и помоги прохожим…

Рассказывает мужчина: — Я стоял в очереди в магазине за маленькой бабушкой, у которой трясутся ручки, потерянный взгляд. Она крепко прижимала к груди маленький кошелек. Видели, наверняка, такой вязанный, я несколько раз такой видел. У нее не хватало семи рублей, чтоб купить то, что она взяла: хлеб, молоко, крупу, малюсенький кусочек ливерной колбасы. И продавец очень грубо с ней разговаривал, а она стояла такая потерянная. Мне так жалко ее стало, я сделал замечание продавцу и положил на кассу десять рублей. Но у меня сердце так быстро начало биться, я взял за руку эту бабушку, она посмотрела мне в глаза, вроде как не поняла, зачем я это сделал, а я взял и повел её в торговый зал, попутно набирая в корзинку продукты для нее, все только самое нужное: мясо, косточки на суп, яйца, всякие крупы, а она шла молча за мной, и все смотрели на нас.

Дошли до фруктов, и я спросил, что она любит. Бабушка молча смотрела на меня и хлопала глазами. Я взял всего помаленьку, но я думаю, ей надолго хватит. Подошли к кассе, люди расступились и пропустили нас без очереди, тут я понял, что денег у меня с собой немного и едва хватает на ее корзинку. Я оставил свою в зале, расплатился, все это время держа за руку эту бабушку, и мы вышли на улицу. В этот момент я заметил, что по щеке бабушки протекла слеза, я спросил, куда ее может подвести, посадил в машину, а она предложила зайти попить чаю.

Мы зашли к ней домой, такого я еще не видел: все как при совке, но уютно. Пока она грела чай и положила на стол пирожки с луком, я осмотрелся и осознал, как живут наши старики. После всего сел в машину, и тут меня накрыло. Я плакал минут десять…

Все мы способны сделать одно маленькое доброе дело и согреть кому-то душу. Достаточно просто внимательно смотреть по сторонам и иметь неравнодушное сердце.

Петр Ковалев Другие статьи автора: https://podskazki.info/karta-statej/

Второй аргумент

На тему равнодушия писал и Г. Х. Андерсен. В своей сказке «Девочка со спичками» он показал, к чему может привести общественное равнодушие. Маленькая босая девочка в Новый год продавала спички. Этого требовало трудное положение героини: она была очень бедна. Никого из прохожих не заинтересовало, почему холодной зимой маленькая девочка идет босиком. Никто не обратил на нее внимания. Никто не захотел хотя бы как-то помочь бедной героине. Это равнодушие стало причиной гибели девочки. Ни холодный вечер, ни нищета героини не стали причиной ее смерти. Причина заключена в человеческом равнодушии, которое может быть хуже жестокости.

Что такое безжалостность? Сочинение ОГЭ. Б. Раевский

Что такое безжалостность? по Б. Раевскому

Вариант сочинения 1:

Безжалостность – это крайняя степень жестокости. Безжалостные люди лишены души и совести.

В данном тексте мы видим поведение таких подростков – Яшки и его дружков. По отношению к тщедушному и болезненному Юлию они ведут себя крайне жестоко: заламывая ему руки, заставляют есть землю, под дружный хохот мажут краской голову (предл. 7-9, 17). При любом удобном случае Яшка причиняет боль беззащитному мальчику (предл. 40). Яшка Кривоносый отвратителен как любой другой человек, издевающийся над более слабым.

Я понял, что безжалостность превращает человека в животное.

Вариант сочинения 2:

Безжалостность – это жестокость, от которой невозможно ждать пощады. Безжалостный человек теряет человеческое лицо и душу.

Читая текст Б. Раевского, мы видим, как, унижая болезненного Юлия физически и морально, Яшка превратился в жестокого мучителя. В своём стремлении унизить, растоптать достоинство мальчика Кривоносый готов смешать его с этой землёй. С какой издёвкой Яшка предлагает Юлию есть землю (предл. 4-6)!

Безжалостны были и фашисты, стремившиеся захватить нашу страну и уничтожавшие мирных жителей. Невозможно без ужаса вспоминать кадры из фильма «Иди и смотри». Сожжение жителей села – картина невыносимая, а исполнители этого кошмара страшнее монстров.

Безжалостность рождает горе и безысходность. К счастью, она, как правило, наказуема.

Вариант сочинения 3:

Безжалостность – это, на мой взгляд, жестокость, умноженная на душевную чёрствость. Там, где царит это чувство, нет места милосердию и великодушию.

Безжалостное поведение Яшки Кривоносого и его друзей в рассказе Б. Раевского: над слабым, беззащитным Юлием они ради потехи чинят страшную расправу: заставляют есть землю, краской мажут голову (предл. 5-7, 17). Их не останавливает ни тщедушность этого подростка, ни его болезненный вид.

Уверовав в свою безнаказанность, Яшка, встретившись на поединке с Юлием, думает не столько о победе, сколько об очередном унижении «слабака» (предл. 58). К счастью, Юла наказал хулигана, и мы искренне радуемся этому.

Вызывает негодование и отвратительная безжалостность барыни из рассказа И.С. Тургенева «Муму». Пользуясь своей властью, помещица заставила Герасима утопить собачку, которую он очень любил.

Безжалостные люди страшны, потому что у них нет души и сердца.

Текст для работы: По Б. Раевскому

(1)Издавна воронихинские мальчишки враждовали с заовражными. (2)Невысокому, болезненному Юлию влетало особенно часто. (3)Однажды у моста его встретил Яшка Кривоносый со своей необузданной ватагой. (4)– Ну, Цезарь, давай закусим, – сказал Яшка. (5)Наклонился, сгрёб горсть земли. (6)– Ешь, Древний Рим! (7)Двое ребят вывернули Юле руки, а Кривоносый прижал горсть земли к его плотно стиснутому рту. (8)Юла дёргался, отбивался. (9)3емля противно скрипела на зубах, и только неожиданно появившийся милиционер спас его… (10)Через несколько дней Юла опять нарвался на Яшкину компанию. (11)– Эге! – сказал Яшка. (12)– Непорядок! (13)Цезарь-то был рыжим. (14)А Юла – чёрный! (15)Сейчас исправим… (16)Он крепко держал Юлия, пока один из мальчишек сбегал домой, принёс ведёрко и кисть. (17)Яшка под дружный хохот мальчишек жирно ляпал краску на голову Юле, так что волосы у него слиплись и поднялись. (18)Огненно-яркой краской были вымазаны и лоб, и уши… (19)Юла с ненавистью глядел на мучителя. (20)Если б мог, он стёр бы Яшку с лица земли. (21)Но как? (22)Яшка был на голову выше его и, конечно, гораздо сильнее. (23)…Вскоре в город приехал цирк шапито, и Юлий пошёл на представление. (24)На арену вышел дядька в чёрном и громко объявил: (25)– Всемирно знаменитый силач Али Махмуд! (26)Под гром аплодисментов на ковёр вступил настоящий силач. (27)На арену вывели лошадь, и Али Махмуд поднял её так просто, будто игрушечную лошадь, потом так же легко пронёс по арене шест, на каждом конце которого висело по трое мужчин. (28)Маленький, тщедушный Юла восторженно следил за каждым движением Али Махмуда. (29)«Быть бы мне таким силачом!» – замирая от счастья, мечтал Юла. (30)Сколько чудесного смог бы он тогда сделать! (31)И самое первое – задал бы тогда Яшке перцу! (32)После представления за кулисами Юла спросил Али Махмуда: (33)– А трудно стать силачом? (34)Али Махмуд ответил почти не задумываясь: (35)– Это очень просто, мальчик. (36)Пятнадцать подтягиваний утром, пятнадцать вечером – вот и всё. (37)Через год ты станешь вдвое сильнее. (38)Кончилось лето, началась учёба в школе. (39)И в первый же день занятий Юла снова напоролся на Яшку Кривоносого. (40)– Чего ж ты не здороваешься, древний? – Яшка по привычке с силой провёл ладонью Юле от подбородка до лба, больно задрав ему приподнятый кончик носа. (41)– Стой! – яростно приказал рассерженный Юла. (42)– Мы дерёмся. (43)Один на один. (44)Но не сейчас, а ровно через год. (45)Запомни: в будущем году первого сентября я тебя непременно поколочу. (46)Клянусь! (47)– А если не побьёшь? – ехидно вклинил Яшка. (48)– Если я не побью, выкрасишь мне волосы суриком, и я целую неделю буду так ходить по всему городу… (49)Столько злости и правдивости было в голосе Юлы, что ему поверили. (50)– Ладно! – с угрозой сказал Яшка. (51)– Ровно через год, ловлю тебя на слове. (52)Смотри, Цезарь!.. (53)Много боли и мучений пришлось вынести Юлию, но через два месяца он уже делал без перерыва пятнадцать подтягиваний… (54)Прошёл год. (55)Первого сентября Юла вместе со своим одноклассником Колькой Самохиным пришёл к реке. (56)Там уже собралась целая толпа воронихинцев. (57)– Ну, – сказал Яшка,– начнём, слабак? (58)У него руки чесались быстрее выкрасить своему врагу голову, поэтому он подскочил к Юле и ударил его… (59)Они дрались уже долго. (60)Многие думали, что Юла вот-вот свалится, сдастся, потому что привыкли его побеждать. (61)Но зрители не замечали, что Яшка уже устал и суёт кулаками почти наугад, а Юла ещё свеж. (62)Он ударил Яшку в подбородок, как показалось ему самому, совсем несильно, но вдруг у того подогнулись колени, и он мягко осел на землю. (63)– Ура! (64)Нокаут! – радостно заорал Колька Самохин. (66)Кажется, больше всех был удивлён сам Юла. (66)Он вовсе не ожидал, что его удар окажется таким могучим. (67)Оцепенели и зрители… (68)Эта история стала началом спортивного пути чемпиона Европы, штангиста Юлия Петровича Старова. (69)Разные пути приводят людей в спорт…

(По Б. Раевскому)