Я успел выкопать окопчик только по колено как сочинение

Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования).

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Напишите, согласны или не согласны Вы с точкой зрения автора прочитанного текста. Объясните почему. Своё мнение аргументируйте, опираясь в первую очередь на читательский опыт, а также на знания и жизненные наблюдения (учитываются первые два аргумента).

Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

(1)Я успел выкопать окопчик только по колено, как вдруг оглушительный хлопок возле самого уха, как будто щёлкнули пастушьим кнутом. (2)Этот звук мне был уже знаком: разрывная пуля. (3)И медленное падение срезанной ветки тальника — подтверждение моей догадки, хотя никакого выстрела я и не слышал. (4)Снайпер притаился за озером и стрелял издалека. (5)В воображении я увидел себя глазами снайпера в перекрестье оптического прицела и почувствовал всю свою беззащитность, беспомощность перед этим чёрным крестиком, упавшим на мои семнадцать прожитых лет чёрной тенью намогильного креста. (6)Я ощущал этот крестик на своей коже, как будто холодное дуло карабина упёрлось в моё тело. (7)Я физически ощущал эту маленькую точку, как бы уже очерченную краснотой от вдавленного в живую плоть металла, эту зудящую точку, куда должна войти раскалённая разрывная пуля…

(8)Опять я не услышал выстрела. (9)Пуля на этот раз шлёпнулась рядом в землю, разорвалась, и меня обдало ошмётками влажного перегноя. (10)Тут я понял: третий раз он не промажет. (11)Стрелять было бесполезно — я не видел противника, а в окопчике мог спрятать лишь ноги. (12)Оставалось только бежать. (13)Куда? (14)Я оглянулся.

(15)В ста шагах от меня темнела распахнутая дверь бани. (16)Спасительный выход из смерти, манящая лазейка в жизнь. (17)И я побежал.

(18)Баня стояла чуть в стороне от кустика, и я бежал под небольшим углом по отношению к предполагаемому полёту пули. (19)По ходу моего бега снайпер перемещал перекрестье оптического прицела, стараясь удержать его на моей спине, чуть пониже левой лопатки… (20)Стояла задумчивая тишина белой ночи, или уже наступило туманное утро, умиротворяюще кричал где-то коростель — и меня убивали…

(21)Снайпер понял наконец, что я бегу к бане, взял в перекрестье темнеющий дверной проем, как раз середину, на уровне моей поясницы. (22)Я бежал. (23)Убегал от пули, но бежал под выстрел. (24)Бежал, чувствуя себя трепетной свечой на ветру, хрупким сосудом, полным горячей крови, живой плотью, боящейся увечья, боли, смерти… (25)Ещё шаг, ещё рывок… (26)Вот уже рядом распахнутая дверь предбанника. (27)Рывок — и я в дверном проёме. (28)И раздался хлопок разрывной пули, такой оглушительный, словно стреляли в упор, и я, продырявленный насквозь, с разорванными в клочья внутренностями, как подкошенный упал лицом вниз. (29)И как бы все ещё продолжая бег по инерции, в порыве этого яростного бега, на животе прополз через предбанник в баню.

(30)Первым делом я ощупал рану. (31)Раны не было, крови не было. (32)Промазал! (33)Чуть-чуть запоздал, чуть замешкал, рука дрогнула… (34)Во что ж попал тогда? (35)Я привстал, чтобы отодвинуться дальше от двери, и разбитый в щепки приклад автомата поволокся по полу на ремне. (36)Когда я бежал, автомат держал в правой руке, прижав к боку, как раз на уровне поясницы. (37)Что, если бы он взял чуть-чуть левее?!

(38)Потом всю жизнь сидело во мне это «что, если бы…», всю жизнь я снова и снова переживал момент выстрела, хлопка разрывной пули, как бы заново переигрывая событие и поправляя ошибку снайпера.(39)Чуть-чуть левее… (40)Пуля попадает мне в спину и, разорвав внутренности, отдельными осколками выходит спереди. (41)Я падаю и сгоряча заползаю в баню, хватаюсь за рану и, увидев кровь, понимая, чувствуя, что это мой конец, но все же на что-то ещё надеясь, в страшной жажде жизни, начинаю метаться, стонать, звать на помощь… (42)И, корчась на полу, пачкаясь в луже собственной крови, умираю в банном затхлом сумраке… (43)Снайпер, вероятно, не сомневался в этом. (44)Наверное, довольно улыбнулся и закурил сигарету. (45)Какой я у него был по счету, убитый метким выстрелом русский солдат, — десятый, двадцатый?..

(46)А я вот живу. (47)И всю жизнь бегу, бегу, ощущая на спине чёрную тень крестика, бегу через годы к чёрному проёму банной двери, убегаю от смерти или бегу туда, где ждёт меня неотвратимый выстрел. (48)“А что, если он возьмёт чуть-чуть левее!” (49)И звучит, звучит в душе моей трагически-торжественное чувство войны…

(По А.Ю. Генатулину)

Анатолий Юмабаевич Генатулин — российский писатель XX века.

(1)Я успел выкопать окопчик только по колено, как вдруг оглушительный хлопок возле самого уха, как будто щёлкнули пастушьим кнутом. (2)Этот звук мне был уже знаком: разрывная пуля. (3)И медленное падение срезанной ветки тальника — подтверждение моей догадки, хотя никакого выстрела я и не слышал. (4)Снайпер притаился за озером и стрелял издалека. (5)В воображении я увидел себя глазами снайпера в перекрестье оптического прицела и почувствовал всю свою беззащитность, беспомощность перед этим чёрным крестиком, упавшим на мои семнадцать прожитых лет чёрной тенью намогильного креста. (6)Я ощущал этот крестик на своей коже, как будто холодное дуло карабина упёрлось в моё тело. (7)Я физически ощущал эту маленькую точку, как бы уже очерченную краснотой от вдавленного в живую плоть металла, эту зудящую точку, куда должна войти раскалённая разрывная пуля…

(8)Опять я не услышал выстрела. (9)Пуля на этот раз шлёпнулась рядом в землю, разорвалась, и меня обдало ошмётками влажного перегноя. (10)Тут я понял: третий раз он не промажет. (11)Стрелять было бесполезно — я не видел противника, а в окопчике мог спрятать лишь ноги. (12)Оставалось только бежать. (13)Куда? (14)Я оглянулся.

(15)В ста шагах от меня темнела распахнутая дверь бани. (16)Спасительный выход из смерти, манящая лазейка в жизнь. (17)И я побежал.

(18)Баня стояла чуть в стороне от кустика, и я бежал под небольшим углом по отношению к предполагаемому полёту пули. (19)По ходу моего бега снайпер перемещал перекрестье оптического прицела, стараясь удержать его на моей спине, чуть пониже левой лопатки… (20)Стояла задумчивая тишина белой ночи, или уже наступило туманное утро, умиротворяюще кричал где-то коростель — и меня убивали…

(21)Снайпер понял наконец, что я бегу к бане, взял в перекрестье темнеющий дверной проем, как раз середину, на уровне моей поясницы. (22)Я бежал. (23)Убегал от пули, но бежал под выстрел. (24)Бежал, чувствуя себя трепетной свечой на ветру, хрупким сосудом, полным горячей крови, живой плотью, боящейся увечья, боли, смерти… (25)Ещё шаг, ещё рывок… (26)Вот уже рядом распахнутая дверь предбанника. (27)Рывок — и я в дверном проёме. (28)И раздался хлопок разрывной пули, такой оглушительный, словно стреляли в упор, и я, продырявленный насквозь, с разорванными в клочья внутренностями, как подкошенный упал лицом вниз. (29)И как бы все ещё продолжая бег по инерции, в порыве этого яростного бега, на животе прополз через предбанник в баню.

(30)Первым делом я ощупал рану. (31)Раны не было, крови не было. (32)Промазал! (33)Чуть-чуть запоздал, чуть замешкал, рука дрогнула… (34)Во что ж попал тогда? (35)Я привстал, чтобы отодвинуться дальше от двери, и разбитый в щепки приклад автомата поволокся по полу на ремне. (36)Когда я бежал, автомат держал в правой руке, прижав к боку, как раз на уровне поясницы. (37)Что, если бы он взял чуть-чуть левее?!

(38)Потом всю жизнь сидело во мне это «что, если бы…», всю жизнь я снова и снова переживал момент выстрела, хлопка разрывной пули, как бы заново переигрывая событие и поправляя ошибку снайпера.(39)Чуть-чуть левее… (40)Пуля попадает мне в спину и, разорвав внутренности, отдельными осколками выходит спереди. (41)Я падаю и сгоряча заползаю в баню, хватаюсь за рану и, увидев кровь, понимая, чувствуя, что это мой конец, но все же на что-то ещё надеясь, в страшной жажде жизни, начинаю метаться, стонать, звать на помощь… (42)И, корчась на полу, пачкаясь в луже собственной крови, умираю в банном затхлом сумраке… (43)Снайпер, вероятно, не сомневался в этом. (44)Наверное, довольно улыбнулся и закурил сигарету. (45)Какой я у него был по счету, убитый метким выстрелом русский солдат, — десятый, двадцатый?..

(46)А я вот живу. (47)И всю жизнь бегу, бегу, ощущая на спине чёрную тень крестика, бегу через годы к чёрному проёму банной двери, убегаю от смерти или бегу туда, где ждёт меня неотвратимый выстрел. (48)”А что, если он возьмёт чуть-чуть левее!” (49)И звучит, звучит в душе моей трагически-торжественное чувство войны…

(По А.Ю. Генатулину)

Анатолий Юмабаевич Генатулин — российский писатель XX века.

Все мы прекрасно знаем, что однажды наша жизнь подойдёт к концу, однако стараемся отсрочить такой момент. Страх смерти является абсолютно естественным для человека, у каждого есть инстинкт самосохранения. Именно жажда жизни помогает не погибнуть в экстремальной ситуации. В опасных обстоятельствах может оказаться любой, но намного больше угроза жизни на войне.

Проблему самосохранения рассматривает Анатолий Генатулин в предложенном для анализа тексте. Чтобы привлечь внимание читателей к этому вопросу, он повествует о солдате, с трудом укрывшемся от пули снайпера. Услышав звук разрывной пули и поняв, что с третьего выстрела снайпер обязательно в него попадёт, герой сразу нашёл “манящую лазейку в жизнь”. Он побежал в сторону бани, беспокоясь лишь о том, чтобы не умереть. В опасной ситуации человек должен очень быстро соображать, как спастись,

(1)Я успел выкопать окопчик только по колено, как вдруг оглушительный хлопок возле самого уха, как будто щёлкнули пастушьим кнутом. (2)Этот звук мне был уже знаком: разрывная пуля. (3)И медленное падение срезанной ветки тальника — подтверждение моей догадки, хотя никакого выстрела я и не слышал. (4)Снайпер притаился за озером и стрелял издалека. (5)В воображении я увидел себя глазами снайпера в перекрестье оптического прицела и почувствовал всю свою беззащитность, беспомощность перед этим чёрным крестиком, упавшим на мои семнадцать прожитых лет чёрной тенью намогильного креста. (6)Я ощущал этот крестик на своей коже, как будто холодное дуло карабина упёрлось в моё тело. (7)Я физически ощущал эту маленькую точку, как бы уже очерченную краснотой от вдавленного в живую плоть металла, эту зудящую точку, куда должна войти раскалённая разрывная пуля…

(8)Опять я не услышал выстрела. (9)Пуля на этот раз шлёпнулась рядом в землю, разорвалась, и меня обдало ошмётками влажного перегноя. (10)Тут я понял: третий раз он не промажет. (11)Стрелять было бесполезно — я не видел противника, а в окопчике мог спрятать лишь ноги. (12)Оставалось только бежать. (13)Куда? (14)Я оглянулся.

(15)В ста шагах от меня темнела распахнутая дверь бани. (16)Спасительный выход из смерти, манящая лазейка в жизнь. (17)И я побежал.

(18)Баня стояла чуть в стороне от кустика, и я бежал под небольшим углом по отношению к предполагаемому полёту пули. (19)По ходу моего бега снайпер перемещал перекрестье оптического прицела, стараясь удержать его на моей спине, чуть пониже левой лопатки… (20)Стояла задумчивая тишина белой ночи, или уже наступило туманное утро, умиротворяюще кричал где-то коростель — и меня убивали…

(21)Снайпер понял наконец, что я бегу к бане, взял в перекрестье темнеющий дверной проем, как раз середину, на уровне моей поясницы. (22)Я бежал. (23)Убегал от пули, но бежал под выстрел. (24)Бежал, чувствуя себя трепетной свечой на ветру, хрупким сосудом, полным горячей крови, живой плотью, боящейся увечья, боли, смерти… (25)Ещё шаг, ещё рывок… (26)Вот уже рядом распахнутая дверь предбанника. (27)Рывок — и я в дверном проёме. (28)И раздался хлопок разрывной пули, такой оглушительный, словно стреляли в упор, и я, продырявленный насквозь, с разорванными в клочья внутренностями, как подкошенный упал лицом вниз. (29)И как бы все ещё продолжая бег по инерции, в порыве этого яростного бега, на животе прополз через предбанник в баню.

(30)Первым делом я ощупал рану. (31)Раны не было, крови не было. (32)Промазал! (33)Чуть-чуть запоздал, чуть замешкал, рука дрогнула… (34)Во что ж попал тогда? (35)Я привстал, чтобы отодвинуться дальше от двери, и разбитый в щепки приклад автомата поволокся по полу на ремне. (36)Когда я бежал, автомат держал в правой руке, прижав к боку, как раз на уровне поясницы. (37)Что, если бы он взял чуть-чуть левее?!

(38)Потом всю жизнь сидело во мне это «что, если бы…», всю жизнь я снова и снова переживал момент выстрела, хлопка разрывной пули, как бы заново переигрывая событие и поправляя ошибку снайпера.(39)Чуть-чуть левее… (40)Пуля попадает мне в спину и, разорвав внутренности, отдельными осколками выходит спереди. (41)Я падаю и сгоряча заползаю в баню, хватаюсь за рану и, увидев кровь, понимая, чувствуя, что это мой конец, но все же на что-то ещё надеясь, в страшной жажде жизни, начинаю метаться, стонать, звать на помощь… (42)И, корчась на полу, пачкаясь в луже собственной крови, умираю в банном затхлом сумраке… (43)Снайпер, вероятно, не сомневался в этом. (44)Наверное, довольно улыбнулся и закурил сигарету. (45)Какой я у него был по счету, убитый метким выстрелом русский солдат, — десятый, двадцатый?..

(46)А я вот живу. (47)И всю жизнь бегу, бегу, ощущая на спине чёрную тень крестика, бегу через годы к чёрному проёму банной двери, убегаю от смерти или бегу туда, где ждёт меня неотвратимый выстрел. (48)”А что, если он возьмёт чуть-чуть левее!” (49)И звучит, звучит в душе моей трагически-торжественное чувство войны…

(По А.Ю. Генатулину)

Анатолий Юмабаевич Генатулин — российский писатель XX века

    В каких ситуациях человек наиболее остро осознает ценности жизни ? Именно над этой проблемой размышляет Анатолий Юмабаевич Генатулин в данном тексте .
   Автор рассказывает военную историю солдата , оказавшегося на краю смерти в “перекрестье оптического прицела ” снайперской винтовки.Писатель обращает внимание на то ,что герой текста испытывает страх и боится за свою дальнейшую жизнь. Именно в это время происходит переосмысление ценностей.Спустя много лет он вспоминает этот выстрел и задается вопросом “Что , если бы он взял чуть-чуть левее?!”. Анатолий Юмабаевич Генатулин восхищен насколько сильным человеком нужно быть ,чтобы пройти через такое испытание и переосмыслить свои взгляды на жизнь .
   Автор считает , что люди наиболее остро осознаёт ценность жизни только тогда , когда проходят через переживание и осмысление смерти.
   Я согласна с мнением писателя : ведь  очень часто люди , оказавшиеся на войне ,стечением обстоятельств переосмысливают свою жизнь .
   Не каждый человек может понять ценность своей жизни , это осознается лишь через переживания за близкого человека или перед страхом умереть.Так , в романе Л.Н.Толстого “Война и мир” поставлена проблема ценности человеческой жизни . Главный герой , Андрей Болконский , до сражения с Наполеоном хотел прославиться и считал его своим кумиром .После тяжелого ранения под Аустерлицем , он переосмысливает свою жизнь , меняет взгляды на неё. Андрей Болконский понимает , что главная ценность – это и есть сама жизнь , а не честолюбивые помыслы .
   Таким образом , мы можем сказать ,что переоценка ценностей в жизни человека возникает в результате психологического потресения или во время военных сражений .

Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования).

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Напишите, согласны или не согласны Вы с точкой зрения автора прочитанного текста. Объясните почему. Своё мнение аргументируйте, опираясь в первую очередь на читательский опыт, а также на знания и жизненные наблюдения (учитываются первые два аргумента).

Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

1.

2.

Напишите сочинение по прочитанному тексту.
Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.
Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в
комментарий два примера- иллюстрации из прочитанного текста,
которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы
исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования).
Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Напишите, согласны
или не согласны Вы с точкой зрения автора прочитанного текста.
Объясните почему. Своё мнение аргументируйте, опираясь в первую
очередь на читательский опыт, а также на знания и жизненные
наблюдения (учитываются первые два аргумента).
Объём сочинения – не менее 150 слов.
Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному
тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой
пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких
бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.
Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

3. Тексты на ЕГЭ

Публицистический
стиль
Социальнонравственные
проблемы
Художественный стиль
Внутренний мир человека
Авторское понимание действительности
выражается скрыто (имплицитно), всей
совокупностью текстовых, композиционных
и языковых средств

4.

5. Информативность как признак текста

Текст содержит
информацию
О каких-либо фактах,
событиях, людях
О способах
авторского
воздействия на
читательское
восприятие
О цели его создания (кому
предназначен текст, чего хотел
достичь автор, на какие вопросы
ответить и т.д.)
Об авторе (отношение к
поднятым проблемам)

6. Обратите внимание!

Комментирование
предполагает умение
работать с различными
типами информации
текста, так как она
неодинакова по
значимости и способу
выражения.

7. Виды информации в тексте

Виды информации
в тексте
Что содержит
информация
Роль данной информации
Фактуальная
События,
факты,
герои,
время и место действия,
движение сюжета и т.п.
Концептуальная
Замысел автора, его
позицию, систему взглядов,
подход к фактам.
Позволяет увидеть внешнюю сторону
текста.
Автор
отбирает
эту
информацию и использует, чтобы
передать то, что его волнует, изложить
свои мысли.
Служит объединяющим началом
текста, создает текст как единое целое.
Это
субъективное
авторское
понимание отношений между фактами,
событиями, их авторская оценка,
понимание
причинно-следственных
связей между событиями. Этот вид
информации
раскрывает
замысел
писателя, рисует картину мира такой,
какой он её себе представляет.
Подтекстовая
Скрытая, дополнительная
информация, смысл которой
содержится в отдельных
словах, предложениях,
фрагментах текста и
становится понятным лишь в
процессе переработки и
анализа фактуальной и
контекстуальной
информации.
Может основательно изменить
истолкование текста, позволяет иначе,
по-новому увидеть и понять его
концептуальную информацию либо
непосредственно, либо через
фактуальную информацию.

8.

(1)Я успел выкопать окопчик только по колено, как вдруг оглушительный хлопок
возле самого уха, как будто щелкнули пастушьим кнутом. (2)Этот звук мне был уже
знаком: разрывная пуля. (3)И медленное падение срезанной ветки тальника —
подтверждение моей догадки, хотя никакого выстрела я и не слышал. (4)Снайпер
притаился за озером и стрелял издалека. (5)В воображении я увидел себя глазами
снайпера в перекрестье оптического прицела и почувствовал всю свою беззащитность,
беспомощность перед этим черным крестиком, упавшим на мои семнадцать прожитых
лет черной тенью намогильного креста. (6)Я ощущал этот крестик на своей коже, как
будто холодное дуло карабина уперлось в мое тело. (7)Я физически ощущал эту
маленькую точку, как бы уже очерченную краснотой от вдавленного в живую плоть
металла, эту зудящую точку, куда должна войти раскаленная разрывная пуля…
(8)Опять я не услышал выстрела. (9)Пуля на этот раз шлепнулась рядом в землю,
разорвалась, и меня обдало ошметками влажного перегноя. (10)Тут я понял: третий раз
он не промажет. (11)Стрелять было бесполезно — я не видел противника, а в окопчике
мог спрятать лишь ноги. (12)Оставалось только бежать. (13)Куда? (14)Я оглянулся.
(15)В ста шагах от меня темнела распахнутая дверь бани. (16)Спасительный выход из
смерти, манящая лазейка в жизнь. (17)И я побежал.
(18)Баня стояла чуть в стороне от кустика, и я бежал под небольшим углом по
отношению к предполагаемому полету пули. (19)По ходу моего бега снайпер перемещал
перекрестье оптического прицела, стараясь удержать его на моей спине, чуть пониже
левой лопатки… (20)Стояла задумчивая тишина белой ночи, или уже наступило туманное
утро, умиротворяюще кричал где-то коростель — и меня убивали..
(21)Снайпер понял наконец, что я бегу к бане, взял в перекрестье темнеющий дверной
проем, как раз середину, на уровне моей поясницы. (22)Я бежал. (23)Убегал от пули, но
бежал под выстрел. (24)Бежал, чувствуя себя трепетной свечой на ветру, хрупким
сосудом, полным горячей крови, живой плотью, боящейся увечья, боли, смерти… (25)Еще
шаг, еще рывок… (26)Вот уже рядом распахнутая дверь предбанника. (27)Рывок — и я в
дверном проеме. (28)И раздался хлопок разрывной пули, такой оглушительный, словно
стреляли в упор, и я, продырявленный насквозь, с разорванными в клочья
внутренностями, как подкошенный упал лицом вниз. (29)И как бы все еще продолжая бег по
инерции, в порыве этого яростного бега, на животе прополз через предбанник в баню.

9.

(30)Первым делом я ощупал рану. (31)Раны не было, крови не было. (32)Промазал!
(33)Чуть-чуть запоздал, чуть замешкал, рука дрогнула… (34)Во что ж попал тогда? (35)Я
привстал, чтобы отодвинуться дальше от двери, и разбитый в щепки приклад автомата
поволокся по полу на ремне. (36)Когда я бежал, автомат держал в правой руке, прижав к
боку, как раз на уровне поясницы. (37)Что, если бы он взял чуть-чуть левее?!
(38)Потом всю жизнь сидело во мне это «что, если бы…», всю жизнь я снова и снова
переживал момент выстрела, хлопка разрывной пули, как бы заново переигрывая
событие и поправляя ошибку снайпера.(39)Чуть-чуть левее… (40)Пуля попадает мне в
спину и, разорвав внутренности, отдельными осколками выходит спереди. (41)Я падаю и
сгоряча заползаю в баню, хватаюсь за рану и, увидев кровь, понимая, чувствуя, что это
мой конец, но все же на что-то еще надеясь, в страшной жажде жизни, начинаю метаться,
стонать, звать на помощь… (42)И, корчась на полу, пачкаясь в луже собственной крови,
умираю в банном затхлом сумраке… (43)Снайпер, вероятно, не сомневался в этом.
(44)Наверное, довольно улыбнулся и закурил сигарету. (45)Какой я у него был по счету,
убитый метким выстрелом русский солдат, — десятый, двадцатый?..
(46)А я вот живу. (47)И всю жизнь бегу, бегу, ощущая на спине черную тень крестика,
бегу через годы к черному проему банной двери, убегаю от смерти или бегу туда, где ждет
меня неотвратимый выстрел. (48) «А что, если он возьмет чуть-чуть левее!» (49)И звучит,
звучит в душе моей трагически-торжественное чувство войны…
(По А.Ю.Генатулину («Сто шагов на войне»)
А.Ю.Генатулин — русский писатель ХХ века. Основные темы его произведений: Великая Отечественная
война, жизнь современников писателя. В 2008 году ему присуждена Литературная премия имени Сергея
Аксакова.

10.

Обратите внимание!
Это важно!

11. Автор и рассказчик в художественном тексте

Автор
Создатель художественного
произведения, в котором
отражается его мировоззрение и
реализуется индивидуальный
авторский стиль.
Рассказчик
Один из персонажей
произведения, от имени которого
ведется повествование о судьбе
героев или о событиях,
составляющих содержание
литературного произведения.
Реализует собственный
o Принимает участие в
творческий замысел,
событиях и повествует о них.
разрабатывая фабулу, выстраивая o Только повествует о
сюжет, соединяя фрагменты текста событиях
в единое композиционное целое.
Может выражать авторскую
позицию по отношению к
описываемым событиям
Образ Р. возникает при персонифицированном повествовании
от первого лица. Подобное повествование — один из способов
реализации авторской позиции в художественном тексте.
Образ Р. является важным средством композиционной
организации текста.

12. Формулировка проблемы и комментарий к ней

1
Осмысление: что, кто, где, когда и др.
2
отправные точки для формулировки проблемы
3
Как раскрывает автор текста данную проблему?
(Способы выражения авторского отношения к
изображаемому)

13.

1
Осмысление: что, кто, где, когда и др.
Что стало предметом
изображения в данном
тексте?
Эпизод из военной жизни
героя
Кто является героем
событий?
Семнадцатилетний
солдат
В какой ситуации
показан герой?
Экстремальная,
пограничная ситуация:
жизнь-смерть
Как показан герой?
Через испытание
страхом и жаждой жизни
Зачем автор избирает
такой способ
изображения?
Показать психологию
поведения человека в
смертельной опасности

14. Испытание страхом и жаждой жизни как отправные точки повествования. Проблемы, поставленные автором

проблема влияния страха на
поведение человека в
сложнейшей жизненной
ситуации;
проблема мобилизующего
свойства страха;
проблема активизирующей роли
страха в экстремальных
ситуациях;
проблема страха как мощного
катализатора физических и
духовных сил человека и т.п.
проблема осознания
ценности жизни;
проблема влияния чувства
самосохранения на поведение
человека в смертельно
опасной ситуации;
проблема стремления к жизни;
проблема любви к жизни;
проблема борьбы за жизнь и
т.п.
Анализ:
аспекты душевного состояния героя,
оказавшего в смертельной опасности

15. Испытание страхом и жаждой жизни как отправные точки повествования

Смерть
Жизнь
Снайпер, разрывные пули
– окопчик по колено
Баня в ста шагах: «спасительный выход из
смерти, манящая лазейка в жизнь».
Способ выжить – спастись бегством, укрыться в бане
Атмосфера
страха в
ощущениях и
эмоциях героя
(примерыиллюстрации):
цитирование: «Бежал, чувствуя себя трепетной свечой на
ветру, хрупким сосудом,..живой плотью, боящейся увечья,
боли, смерти».
ссылки на номера предложений: предложения 5-7, 24,28
указание номера (-ов) абзаца (-ев): абзац 4
неявное цитирование (использование экзаменуемым
авторских опорных слов и моделей синтаксических
конструкций): «Страх смерти обострил все эмоции
героя, заставив его буквально почувствовать на
спине место, куда войдёт разрывная пуля…»

16. РАБОТА С ТЕКСТОМ

1
2
Осмысление: что, где, когда?
Отправные точки для формулировки проблемы
Как раскрывает автор данную проблему?
(Способы выражения авторского отношения к
изображаемому) :
3
композиция,
конфликт,
ключевые слова,
роль деталей и т.д.

17. Каковы композиционные особенности текста?

• Ретроспектива как желание
автора переключить внимание
читателя с внешней стороны
происходящего на его глубинный
смысл;
• действие уплотнено во времени
(считанные минуты) и
пространстве (окопчик – баня);
• приёмы сопоставления и
противопоставления и т.д

18. Повествование от первого лица

Рассказчик раскрывает сюжет,
становится персонажем собственной
истории;
это способ прямой передачи глубоко
внутренних эмоций и мыслей
рассказчика;
всё происходящее преломляется через
сознание и восприятие рассказчика;
рассказчик не только наблюдает и
оценивает, но и действует;
он рассказывает не только о других, но
и о себе;
делится своими впечатлениями и
оценками и т.д.

19. Основные приёмы психологизма как способа создания внутреннего мира персонажа

Повествование
от первого лица
создает иллюзию правдоподобия психологической картины, поскольку о себе человек
рассказывает сам. «Я» повествователя выступает не только как субъект речи, но и как
объект самоописания и самоизображения.
воспоминания
герой выделяет важные моменты жизни и заново
осмысливает жизненные явления и процессы
абзац 1,2,4
предложения 38-49
самоанализ
прямое называние чувств и переживаний,
происходящих в душе героя
«почувствовал всю свою беззащитность,
беспомощность», «чувствуя себя
трепетной свечой на ветру, хрупким
сосудом, полным горячей крови, живой
плотью, боящейся увечья, боли, смерти»
и т.д.
внутренний
монолог
а)используется для изображения мыслей героя по
поводу его эмоционального состояния;
б) эмоциональное состояние героя передается во
внутреннем монологе с помощью особенностей
построения внутренней речи.
•Предложения 33-34, 37, 39-42,
•«Что, если бы он взял чуть-чуть
левее?!» «Чуть-чуть левее…» «А что,
если он возьмёт чуть-чуть левее!»
воображение
раскрываются новые психологические состояния
героя через представляемые им образы.
• «Я, продырявленный насквозь, с
разорванными в клочья внутренностями,
как подкошенный упал лицом вниз»;
«Пуля попадает мне в спину и, разорвав
внутренности, отдельными осколками
выходит спереди. Я падаю и сгоряча
заползаю в баню, хватаюсь за рану и,
увидев кровь, понимая, чувствуя, что это
мой конец, но все же на что-то еще
надеясь, в страшной жажде жизни,
начинаю метаться, стонать, звать на
помощь…И, корчась на полу, пачкаясь в
луже собственной крови, умираю в
банном затхлом сумраке…»
• предл.40-42

20. Конфликт как основа произведения

Конфликт — это противоречие, которое
оказывается движущей силой, пружиной
сюжета в литературном произведении;
это столкновение интересов, чувств,
характеров героев, разность их
убеждений и чувств.
Без конфликта нет произведения!
Виды конфликтов:
— человек против человека;
— человек против природы;
— человек против обстоятельств;
— человек против общества;
— человек против самого себя и т.д.

21. Конфликт: человек против человека

Охотник (фашистский
снайпер)
«притаился за озером и
стрелял издалека»
Жертва (17-летний
солдат)
«увидел себя глазами снайпера в
перекрестье оптического прицела
и почувствовал всю свою
беззащитность, беспомощность»,
В рассказе страх, возникающий в
«перемещал
перекрестье опасной ситуации,
смертельно
оптического прицела,
«физически…ощущал этот крестик
становится
сюжетообразующим
стараясь
удержать его на
на своей коже», «меня убивали»
моей спине, чуть пониже
мотивом.
Он определяет развитие
левой
лопатки»
художественной коллизии,
т.к. руководит
«Я побежал…Бежал..
Убегал от пули,
«взял в перекрестье
но бежал под выстрел. Бежал,
поведением
ходсвечой на
темнеющий
дверной героя, меняющим
чувствуя себя трепетной
ветру, хрупким сосудом, полным
проем, как раз середину,
дальнейших
событий.
горячей крови, живой плотью,
на уровне моей
поясницы»
«раздался хлопок
разрывной пули»
боящейся увечья, боли, смерти».
«всю жизнь я снова и снова
переживал момент выстрела,
хлопка разрывной пули»

22. Работаем с текстом. Ключевые слова

100 шагов до спасительной двери
Я побежал (17), я бежал (18), по ходу бега (19) бегу к бане (21), я
бежал (22), убегал от пули, но бежал под выстрел (23), бежал (24),
ещё шаг, ещё рывок (25), рывок (27), продолжая бег…, в порыве
яростного бега (29)
Мотивация выживания в обстановке страха смерти и боли
является мощнейшим стимулом к спасению
(46)А я вот живу. (47)И всю жизнь бегу, бегу, ощущая на спине черную тень
крестика, бегу через годы к черному проему банной двери, убегаю от смерти
или бегу туда, где ждет меня неотвратимый выстрел. (48) «А что, если он
возьмет чуть-чуть левее!» (49)И звучит, звучит в душе моей трагическиторжественное чувство войны…
Страх смерти остаётся на подсознательном уровне, не
преодолевается и не контролируется сознанием и волей человека.
Он становится основным источником жажды жизни, стремления
выжить.

23. Контраст как композиционный приём

Жизнь
семнадцать прожитых лет
Смерть
чёрный крестик перекрестья
оптического прицела — черная тень
намогильного креста
задумчивая тишина белой ночи,
«меня убивали»
туманное утро, умиротворяющий крик
коростеля
убегал от пули, яростный бег,
страшная жажда жизни
дверной проем
бежал под выстрел
хлопок разрывной пули
«В рассказе два времени – прошлое и настоящее. И в настоящем, как будто
всплывающем из прошлого, самое главное — парадоксальное сочетание «я
умираю» и «я живу». Это как будто бесконечный зацикленный диалог рассказчика
с самим собой, который он раз за разом восстанавливает в памяти».
«Рассказчик пишет, что всю жизнь убегает от смерти или бежит к ней, и
главное тут – движение как противопоставление самой смерти. Предложение
47 раскрывает смысл предыдущего предложения и всего того, что герой имеет
в виду, говоря «я живу». Это не размеренная обычная жизнь, это бесконечный
«яростный» бег через годы от смерти к жизни».

24. Деталь в художественном тексте (предметная, цветовая)

Я увидел себя глазами снайпера в перекрестье оптического прицела…
…Почувствовал всю свою беззащитность, беспомощность перед этим черным
крестиком, упавшим на мои семнадцать прожитых лет черной тенью
намогильного креста.
…Ощущал этот крестик на своей коже, как будто холодное дуло карабина
уперлось
в мое тело.
Страх
По ходу моего бега снайпер перемещал перекрестье оптического прицела,
стараясь
удержать
его на
моей спине, чуть пониже
левой лопатки…
• делает
героя
беззащитным
и беспомощным,
Снайпер понял наконец, что я бегу к бане, взял в перекрестье темнеющий
вызывает
жалость
к себе
(5); моей поясницы.
дверной
проем, как
раз середину,
на уровне
…Всю
жизнь бегу, бегу,
на спине
черную тень(6-7);
крестика…
• обостряет
всеощущая
чувства
и ощущения
• не оставляет никакого выбора, кроме стремления
убежать от смерти (12);
• вызывает отчаяние (23), ярость (29);
Художественная деталь
• остаётся на всю жизнь (47).
позволяет показать
психологическое состояние
рассказчика, понять мотивацию
его действий.

25. Роль художественной детали

Страх
мысленно пережитое умирание
страх
стремление убежать от смерти, жить
…В рассказе А.Генатулина действие предельно сжато в
пространстве («окопчик», в ста шагах – баня), да и события на
грани жизни и смерти уплотнены до нескольких секунд, однако
осязаемый накал чувств и эмоций таков, что потом он не
отпускает рассказчика всю жизнь. Страх заставил героя буквально
умереть: молоденький солдатик довольно натуралистично
представил свою гибель: «продырявленный насквозь, с разорванными
в клочья внутренностями». В предложениях 40-42 эта воображаемая
сцена смерти обрастает жуткими деталями, и ужас пережитого
рассказчик не может забыть даже спустя много лет. Однако страх
не только приблизил героя к явственному пониманию собственной
смертности, но и породил «страшную жажду жизни». Несомненно,
герой так остро чувствует жизнь, потому что знает, что такое
смерть.

26.

27.

Работа над осознанием микротем
предполагает установление связи
между ними по определенным
функционально-смысловым моделям:
1) предмет – его признак;
2) предмет – оценка предмета;
3) события – их причины;
4) события – их следствия;
5) персонаж – его действия;
6) персонаж – его интересы / увлечения;
7) персонаж – его взаимоотношения с
окружающими;
8) персонаж – события его жизни;
9) явление – его эпоха;
10) явление – его оценка.

28.

Событие — следствие
Абзац
Комментарий
(1)Я успел выкопать окопчик только по
колено, как вдруг оглушительный
хлопок возле самого уха, как будто
щелкнули пастушьим кнутом. (2)Этот
звук мне был уже знаком: разрывная
пуля…(5)В воображении я увидел себя
глазами снайпера в перекрестье
оптического прицела и почувствовал
всю свою беззащитность,
беспомощность перед этим черным
крестиком, упавшим на мои
семнадцать прожитых лет черной
тенью намогильного креста.
Писатель исследует эмоции и
переживания семнадцатилетнего
солдата, оказавшегося на краю
смерти, – в «перекрестье
оптического прицела» снайперской
винтовки.
(6)Я ощущал этот крестик на своей
коже, как будто холодное дуло
карабина уперлось в мое тело. (7)Я
физически ощущал эту маленькую
точку, как бы уже очерченную
краснотой от вдавленного в живую
плоть металла, эту зудящую точку, куда
должна войти раскаленная разрывная
пуля…
Герой физически испытывает
страх: он чувствует «холодное
дуло карабина», упёршееся в его
тело, ощущает зудящую точку,
куда войдёт пуля, и эти
переживания заставляют его
почувствовать собственную
«беззащитность и
беспомощность».

29.

Персонаж – его действия
Абзац
(11)Стрелять было бесполезно — я не
видел противника, а в окопчике мог
спрятать лишь ноги. (12)Оставалось
только бежать. ….(17)И я
побежал…(18)Баня стояла чуть в стороне
от кустика, и я бежал под небольшим
углом по отношению к предполагаемому
полету пули. (19)По ходу моего бега
снайпер перемещал перекрестье
оптического прицела, стараясь удержать
его на моей спине, чуть пониже левой
лопатки… (20)Стояла задумчивая тишина
белой ночи, или уже наступило туманное
утро, умиротворяюще кричал где-то
коростель — и меня убивали..
(22)Я бежал. (23)Убегал от пули, но
бежал под выстрел. (24)Бежал, чувствуя
себя трепетной свечой на ветру, хрупким
сосудом, полным горячей крови, живой
плотью, боящейся увечья, боли, смерти…
(25)Еще шаг, еще рывок… (26)Вот уже
рядом распахнутая дверь предбанника.
(27)Рывок — и я в дверном проеме.
Комментарий
Ощущая себя «трепетной
свечой на ветру, хрупким
сосудом, полным горячей
крови» и чувствуя, что
жизнь его висит на волоске,
рассказчик тем не менее
мобилизует все свои
душевные и физические
силы: «Я бежал. Убегал от
пули…». «Сто шагов» до
распахнутой двери бани
стали для него
бесконечным бегом в жизнь
(предл. 25-27), которую
даже в ожидании близкой
смерти герой чувствует
особенно остро (предл.20).

30.

Событие — следствие
Абзац
Комментарий
(28)И раздался хлопок разрывной пули, такой
оглушительный, словно стреляли в упор, и я,
продырявленный насквозь, с разорванными в
клочья внутренностями, как подкошенный упал
лицом вниз. (29)И как бы все еще продолжая бег
по инерции, в порыве этого яростного бега, на
животе прополз через предбанник в
баню.(30)Первым делом я ощупал рану. (31)Раны
не было, крови не было. (32)Промазал! …(37)Что,
если бы он взял чуть-чуть левее?!…
(38)Потом всю жизнь сидело во мне это
«что, если бы…», всю жизнь я снова и снова
переживал момент выстрела, хлопка разрывной
пули, как бы заново переигрывая событие и
поправляя ошибку снайпера.(39)Чуть-чуть
левее… (40)Пуля попадает мне в спину и,
разорвав внутренности, отдельными осколками
выходит спереди. (41)Я падаю и сгоряча заползаю
в баню, хватаюсь за рану и, увидев кровь,
понимая, чувствуя, что это мой конец, но все же
на что-то еще надеясь, в страшной жажде жизни,
начинаю метаться, стонать, звать на помощь…
(42)И, корчась на полу, пачкаясь в луже
собственной крови, умираю в банном затхлом
сумраке…
Детальное описание
последствий выстрела,
которые представляет
рассказчик в предложениях
28, 40 и 42, помогает
читателю понять, что
юноша не раз видел смерть
в самом страшном её
образе, и поэтому главное
в поведении героя –
движение, действие,
попытка убежать от
неминуемой гибели.

31.

Событие — оценка
Абзац
(42)И, корчась на полу, пачкаясь в луже
собственной крови, умираю в банном
затхлом сумраке…
(46)А я вот живу. (47)И всю жизнь
бегу, бегу, ощущая на спине черную тень
крестика, бегу через годы к черному
проему банной двери, убегаю от смерти
или бегу туда, где ждет меня
неотвратимый выстрел. (48) «А что, если
он возьмет чуть-чуть левее!» (49)И
звучит, звучит в душе моей трагическиторжественное чувство войны…
Комментарий
Рассказчик чудом избежал
гибели, и именно поэтому
запоздалый смертельный
ужас «что, если бы…»
заставляет его мчаться через
годы к спасительному
«чёрному проёму банной
двери».
Осознание ценности жизни
стало для героя более полным
через переживание и
осмысление смерти.

32. От анализа – к синтезу

«…Если близорукие критики думают, что я хотел описывать только то, что мне
нравится, как обедает Облонский и какие плечи у Карениной, то они
ошибаются. Во всем, почти во всем, что я писал, мною руководила
потребность собрания мыслей, сцепленных между собой для
выражения себя, но каждая мысль, выраженная словами особо,
теряет свой смысл… когда берется одна и без того сцепления, в
котором она находится… нужны люди, которые показали бы
бессмыслицу отыскивания отдельных мыслей в художественном
произведении и постоянно бы руководили читателем в том
бесчисленном лабиринте сцеплений, в котором состоит сущность
искусства, и по тем законам, которые служат основанием этих
сцеплений».
Л.Н.Толстой об идее романа «Анна Каренина»
вычленяемые, т. е. анализи
Вычленяемые, т.е. анализируемые элементы текста должны описываться в
их системных связях. Каждый элемент в структуре текста должен вести
от анализа к синтезу, т. е. к пониманию целостного текстового смысла.

33.

СХЕМА РАБОТЫ: комментарий
Поставленная проблема
Аспект 1 ________ + пример 1
Аспект 2 ________ + пример 2
Комментируем только
сформулированную проблему с опорой
на исходный текст!
Приводимые примеры-иллюстрации
должны иметь прямое отношение к
сформулированной проблеме!
Не пересказываем текст, избегаем
чрезмерного цитирования!
Следим за связностью и логичностью
изложения!

34. Основные требования к цитированию

• Назначение цитаты — подтвердить
сказанное, но не повторять его.
• У цитат, важных для понимания
проблемы исходного текста, должен
быть акцент на её аспекты.
• Неточность цитирования или
искажение цитаты приводят к
фактическим ошибкам.
• Включая цитату в предложение,
необходимо следить за тем, чтобы она
была грамматически связана с ним.
• Если в цитате есть местоимение,
должно быть понятно, какое слово оно
заменяет.
Обратите
внимание!

35. Назначение цитаты — подтвердить сказанное, но не повторять его

Автор показывает, как в
сложившейся ситуации ожидание
неминуемой гибели заставило
семнадцатилетнего солдата
почувствовать «беззащитность,
беспомощность».
А.Генатулин образно и точно
передал осознание
рассказчиком непрочности,
кратковременности его
короткой жизни: убегая от
пули, герой чувствует себя
«трепетной свечой на ветру,
хрупким сосудом, полным
горячей крови».
Рассказчик, понимая, что
находится на мушке снайпера,
чувствует себя
беспомощным
и беззащитным: «я
почувствовал
всю свою беззащитность,
беспомощность».
Герой представляет себя
свечой, которая может
мгновенно погаснуть, и
стеклянным сосудом,
который может разбиться
в любую секунду: «Я
ощущал себя трепетной
свечой на ветру, хрупким
сосудом, полным горячей
крови».

36.

37.

«Известно, что физический страх – это естественный инстинкт
самосохранения. Как же влияет это чувство на поведение человека в
смертельной опасности? Эта необычная проблема находится в центре
внимания автора текста.
Писатель исследует эмоции и переживания семнадцатилетнего
солдата, оказавшегося на краю смерти – в «перекрестье оптического
прицела» снайперской винтовки. Герой физически испытывает страх: он
чувствует «холодное дуло карабина», упёршееся в его тело, ощущает
зудящую точку, куда войдёт пуля, и эти переживания заставляют его
почувствовать собственную «беззащитность и беспомощность».
Детальное описание последствий выстрела, которые представляет
рассказчик в предложениях 28, 40 и 42, помогает читателю понять, что
юноша не раз видел смерть в самом страшном её образе, и поэтому
главное в поведении героя – движение, действие, попытка убежать от
неминуемой гибели.
Автор подчёркивает, что именно страх породил в солдате жажду жизни,
стремление спастись, ускользнуть в «манящую лазейку в жизнь…».
Экзаменуемый, ссылаясь на исходный текст (в виде цитат, цифровых
ссылок, элементов изложения), прослеживает ход авторской мысли от
формулировки проблемы к основному выводу.
В комментарии выделены ключевые аспекты проблемы:
эмоции и чувства солдата , рождённые смертельным страхом, – 2 абзац;
ужас ожидания смерти, заставляющий спасаться от неё, — 3 абзац.

38.

«Проблема осознания ценности жизни находится в центре внимания
автора предложенного к анализу текста.
В нём А.Генатулин описывает чувства и ощущения совсем юного
солдата, который, чтобы спастись от пули снайпера, делает отчаянный
рывок из своего маленького окопчика в находящуюся неподалеку от него
баню. В минуты смертельной опасности жажда жизни просыпается в герое
с огромной силой.
Ощущая себя «трепетной свечой на ветру, хрупким сосудом, полным
горячей крови» и чувствуя, что жизнь его висит на волоске, рассказчик тем
не менее мобилизует все свои душевные и физические силы: «Я бежал.
Убегал от пули…». «Сто шагов» до распахнутой двери бани стали для него
бесконечным бегом в жизнь (предложения 25-27), которую даже в ожидании
близкой смерти герой чувствует особенно остро (предложение 20).
Он чудом избежал гибели, и именно поэтому запоздалый смертельный
ужас «что, если бы…» заставляет его мчаться через годы к «чёрному
проёму банной двери».
Следовательно, осознание ценности жизни, по мнению автора,
становится более полным через переживание и осмысление смерти».
Экзаменуемый также прослеживает ход авторской мысли от
формулировки проблемы к идее текста.
В комментарии выделены ключевые аспекты проблемы:
осознание хрупкости человеческой жизни — 3 абзац;
жажда жизни, осмысление её ценности – 4 абзац.
Примеры-иллюстрации вплетаются в комментарий в виде цитат, ссылок на номера
предложений.

Описание слайда:

(30)Первым делом я ощупал рану. (31)Раны не было, крови не было. (32)Промазал! (33)Чуть-чуть запоздал, чуть замешкал, рука дрогнула… (34)Во что ж попал тогда? (35)Я привстал, чтобы отодвинуться дальше от двери, и разбитый в щепки приклад автомата поволокся по полу на ремне. (36)Когда я бежал, автомат держал в правой руке, прижав к боку, как раз на уровне поясницы. (37)Что, если бы он взял чуть-чуть левее?!
(30)Первым делом я ощупал рану. (31)Раны не было, крови не было. (32)Промазал! (33)Чуть-чуть запоздал, чуть замешкал, рука дрогнула… (34)Во что ж попал тогда? (35)Я привстал, чтобы отодвинуться дальше от двери, и разбитый в щепки приклад автомата поволокся по полу на ремне. (36)Когда я бежал, автомат держал в правой руке, прижав к боку, как раз на уровне поясницы. (37)Что, если бы он взял чуть-чуть левее?!
(38)Потом всю жизнь сидело во мне это «что, если бы…», всю жизнь я снова и снова переживал момент выстрела, хлопка разрывной пули, как бы заново переигрывая событие и поправляя ошибку снайпера.(39)Чуть-чуть левее… (40)Пуля попадает мне в спину и, разорвав внутренности, отдельными осколками выходит спереди. (41)Я падаю и сгоряча заползаю в баню, хватаюсь за рану и, увидев кровь, понимая, чувствуя, что это мой конец, но все же на что-то еще надеясь, в страшной жажде жизни, начинаю метаться, стонать, звать на помощь… (42)И, корчась на полу, пачкаясь в луже собственной крови, умираю в банном затхлом сумраке… (43)Снайпер, вероятно, не сомневался в этом. (44)Наверное, довольно улыбнулся и закурил сигарету. (45)Какой я у него был по счету, убитый метким выстрелом русский солдат, — десятый, двадцатый?..
(46)А я вот живу. (47)И всю жизнь бегу, бегу, ощущая на спине черную тень крестика, бегу через годы к черному проему банной двери, убегаю от смерти или бегу туда, где ждет меня неотвратимый выстрел. (48) «А что, если он возьмет чуть-чуть левее!» (49)И звучит, звучит в душе моей трагически-торжественное чувство войны…
(По А.Ю.Генатулину («Сто шагов на войне»)

А.Ю.Генатулин – русский писатель ХХ века. Основные темы его произведений: Великая Отечественная война, жизнь современников писателя. В 2008 году ему присуждена Литературная премия имени Сергея Аксакова.