Я уже говорил в моих письмах в каком году было написано это сочинение

В каком году было написано это сочинение? (Дайте ответ с максимально возможной точностью.) Укажите название «Положения», о котором пишет автор, и год, когда оно было обнародовано.

Прочтите отрывок из исторического источника и кратко ответьте на вопросы 12 и 13. Ответы предполагают использование информации из источника, а также применение исторических знаний по курсу истории соответствующего периода.

Из сочинения общественного деятеля.

«Я уже говорил в моих письмах, что мы, люди, не привыкшие к крестьянской речи, манере и способу выражения мыслей, мимике, присутствуя при каком-нибудь разделе земли или каком-нибудь расчёте между крестьянами, никогда ничего не поймём… Крик, шум, галдение не прекращаются до тех пор, пока есть хоть один сомневающийся… Другой молчит, молчит, а там вдруг ввернёт слово  — одно только слово, восклицание,  — и этим словом, этим восклицанием перевернёт всё вверх дном. В конце концов, смотришь, постановлено превосходнейшее решение, и опять-таки, главное, решение единогласное…

А между тем, неся все тягости войны, которых не может чувствовать мужик, слыша всюду толки о победах, о поражениях, находясь, посредством писем, в тесной связи со сражающимися под Плевной, Карсом своими детьми и братьями, может ли мужик оставаться равнодушным ко всему этому? Его неподвижность, безучастие мы принимаем за равнодушие к делу… но не кажущееся ли это равнодушие?..

Существование помещичьих хозяйств обусловливается… существованием таких подневольных, бедных крестьян, у которых не хлеб, а хлебишко, да и тот осыпается, пока мужик исполняет работы, на которые обязался зимой, у которой „рот велик“. Зажиточные крестьяне не нанимаются ни за какие деньги. Следовательно, чтобы было кому работать в помещичьих хозяйствах, нужно, чтобы были нуждающиеся, бедные. Порядок ли это? Иные думают, что в этом-то и порядок.

Старая помещичья система после „Положения“ заменилась кулаческой, но эта система может существовать только временно, прочности не имеет и должна пасть и перейти в какую-нибудь иную, прочную форму… По крайней мере, я, как хозяин, не вижу никакой возможности поднять наше хозяйство, пока земли не перейдут в руки земледельцев. Кажется, что в настоящее время и все это начинают понимать».

В каком году было написано это сочинение? (Дайте ответ с максимально возможной точностью.) Укажите название «Положения», о котором пишет автор, и год, когда оно было обнародовано.

Из сочинения общественного деятеля

«Я уже говорил в моих письмах, что мы, люди, не привыкшие к крестьянской речи, манере и способу выражения мыслей, мимике, присутствуя при каком- нибудь разделе земли или каком-нибудь расчёте между крестьянами, никогда ничего не поймём… Крик, шум, галдение не прекращаются до тех пор, пока есть хоть один сомневающийся… Другой молчит, молчит, а там вдруг ввернёт слово — одно только слово, восклицание, — и этим словом, этим восклицанием перевернёт всё вверх дном. В конце концов, смотришь, постановлено превосходнейшее решение, и опять-таки, главное, решение единогласное…

А между тем, неся все тягости войны, которых не может чувствовать мужик, слыша всюду толки о победах, о поражениях, находясь, посредством писем, в тесной связи со сражающимися под Плевной, Карсом своими детьми и братьями, может ли мужик оставаться равнодушным ко всему этому? Его неподвижность, безучастие мы принимаем за равнодушие к делу… но не кажущееся ли это равнодушие?..

Существование помещичьих хозяйств обусловливается… существованием таких подневольных, бедных крестьян, у которых не хлеб, а хлебишко, да и тот осыпается, пока мужик исполняет работы, на которые обязался зимой, у которой “рот велик”. Зажиточные крестьяне не нанимаются ни за какие деньги. Следовательно, чтобы было кому работать в помещичьих хозяйствах, нужно, чтобы были нуждающиеся, бедные. Порядок ли это? Иные думают, что в этом-то и порядок.

Старая помещичья система после “Положения” заменилась кулаческой, но эта система может существовать только временно, прочности не имеет и должна пасть и перейти в какую-нибудь иную, прочную форму… По крайней мере, я, как хозяин, не вижу никакой возможности поднять наше хозяйство, пока земли не перейдут в руки земледельцев. Кажется, что в настоящее время и все это начинают понимать».

Ответ:

1) год написания сочинения — 1877 или 1878 гг.;

2) название — Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости;

3) год издания Положения — 1861 г.

Из сочинения общественного деятеля

«Я уже говорил в моих письмах, что мы, люди, не привыкшие к крестьянской речи, манере

и способу выражения мыслей, мимике, присутствуя при каком-нибудь разделе земли или

каком-нибудь расчёте между крестьянами, никогда ничего не поймём.. . Крик, шум, галдение

не прекращаются до тех пор, пока есть хоть один сомневающийся.. . Другой молчит, молчит, а

там вдруг ввернёт слово — одно только слово, восклицание, — и этим словом, этим

восклицанием перевернёт всё вверх дном. В конце концов, смотришь, постановлено

превосходнейшее решение, и опять-таки, главное, решение единогласное.. .

А между тем, неся все тягости войны, которых не может чувствовать мужик, слыша всюду

толки о победах, о поражениях, находясь, посредством писем, в тесной связи, со

сражающимися под Плевной, Карсом своими детьми и братьями, может ли мужик оставаться

равнодушным ко всему этому? Его неподвижность, безучастие мы принимаем за равнодушие к

делу.. . но не кажущееся ли это равнодушие?. .

Существование помещичьих хозяйств обусловливается.. . существованием таких

подневольных, бедных крестьян, у которых не хлеб, а хлебушко, да и тот осыпается, пока

мужик исполняет работы, на которые обязался зимой, у которой «рот велик» . Зажиточные

крестьяне не нанимаются ни за какие деньги. Следовательно, чтобы было кому работать в

помещичьих хозяйствах, нужно, чтобы были нуждающиеся, бедные. Порядок ли это? Иные

думают, что в этом-то и порядок.

Старая помещичья система после «Положения» заменилась кулаческой, но эта система

может существовать только временно, прочности не имеет и должна пасть и перейти в какую-

нибудь иную, прочную форму.. . По крайней мере, я, как хозяин, не вижу никакой

возможности поднять наше хозяйство, пока земли не перейдут в руки земледельцев. Кажется,

что в настоящее время и все это начинают понимать» .

С1. В каком году было написано это сочинение? (Дайте ответ с максимально возможной

точностью. ) Укажите название «Положения» , о котором пишет автор, и год, когда оно было

обнародовано.

C2. В существовании какой категории крестьян и почему были заинтересованы помещики? Как

автор оценивает современное ему состояние сельского хозяйства? В чём автор видит

возможность развития сельского хозяйства?

C3. Почему крестьянскую общину современники нередко оценивали как тормоз в экономическом

развитии деревни? (Приведите не менее двух объяснений. ) Укажите название реформы, в

рамках которой была предпринята попытка разрушить крестьянскую общину.

метки: Сочинение, Деятель, Говорить, Письмо, Общественный, Родитель, Девушка, Автор

  • 09 Окт 2013

Текст:

  • Василий Федотов представлял собой довольно интересный тип купца, вышедшего из приказчиков и достигшего хорошего благосостояния, но корысть с желанием положить себе в карман лишний миллиончик погубила его. Федотов был среднего роста, плешивый, старался не смотреть вам в глаза. При встречах он поднимал веки, быстрым взглядом осматривал вас и сейчас же опускал их;
  • такой же взгляд, применяемый как особый род кокетства, приходилось наблюдать у некоторых женщин. Он был крайне нервный;
  • когда он говорил с вами, поднимал глаза к небу, руки тоже, чтобы засвидетельствовать правоту свою, а если этого было, по его мнению, мало, он изливал слезу, бил себя в грудь. Вся его фигура, весь вид его с этими жестами и слезами были какие-то неестественные, и ему особо не доверяли, называя его за глаза Васькой Федотовым, говоря: «Этот Васька всё-таки пригласит нас на «чашку чая». У купечества «чашка чая» означала собрание кредиторов с предложением скидки. И это мнение оказалось совершенно правильным;
  • он своевременно, перед приглашением на «чашку чая», перевёл на свою жену оба дома, стоимость которых составила около трёхсот тысяч рублей, положил на её имя в банк капитал, тоже триста тысяч рублей, и был уверен: этим он обеспечил себя на чёрный день.

    Но оказалось, что, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Конкурс прошёл, а жена выпроводила его из своего дома. Федотов, оскорблённый, разорённый, чтобы существовать, стал биржевиком и, занимаясь комиссионерством, захаживал к знакомым с разными предложениями. Однажды во время такого прихода он, хмурый, несчастный, с блуждающими от волнения глазами, войдя ко мне, сел на стул и, схватив себя за голову, упал на стол и зарыдал. Рыдания его были искренние, а не лукавые, как приходилось ему проделывать раньше для получения каких-либо выгод;

  • сейчас он действительно страдал. Вода и валерьяновые капли привели его в более спокойное состояние, он извинился за причинённое беспокойство и рассказал: — Вам известно, что я лишился всего состояния, любимого дела, покинут женой, но это, как ни больно было для меня, я перенёс. У меня была единственная дочка, которая была для меня дороже всего. Выдавая замуж, я наградил её пятьюдесятью тысячами рублей, на столько же дал ей бриллиантов и приданого;
  • когда бы она ни приходила ко мне, я всегда дарил ей что-нибудь, спрашивал её: «Не нужно ли чего тебе?» Она была для меня радость и любовь, я жил для неё, и она была для меня всё! И вот по дороге к вам, у Ильинских ворот, я вижу её, идущую мне навстречу. Можете представить мою неожиданную радость! Я спешу к ней. Она же, увидев меня, повернула в сторону, сделав вид, что не желает со мной говорить. Это было уже сверх сил моих!

Сочинение:

В тексте известного общественного деятеля, московского промышленника Николая Александровича Варенцова поднимается проблема отношения детей к родителям.

4 стр., 1925 слов

Василий федотов представлял собой довольно интересный тип купца

… Эх, женщины! «Василий Семенович Федотов представлял из себя довольно интересный тип купца, вышедшего из приказчиков … он говорил с вами, поднимал глаза к небу, руки … оказалось совершенно правильным; он своевременно, перед приглашением на «чашку чая», перевел на свою жену свои два дома, стоимость которых приблизительно была около 300 тысяч рублей, … уже сверх сил моих! Сочинение: В тексте известного …

Данная проблема являлась актуальной во все времена. Рассказывая нам историю Василия Федотова, автор акцентирует наше внимание на том, что именно предательство дочери стало самым тяжелым потрясением для героя. Будучи покинутым женой, лишившись состояния, которым он так дорожил, он не находит поддержки и у любимой дочери! А ведь это было для него самым главным. История, рассказанная автором, заставляет нас задуматься, поразмышлять на вечные темы, такие как долг перед родителями, чувство благодарности и любви.

В тексте ярко выражена позиция автора. Читая этот отрывок, нам несложно догадаться, что Н. А. Варенцов осуждает поступок девушки. Описывая состояние героя, автор отмечает искренность страданий Василия Федотова. Не зря текст заканчивается восклицанием главного героя: «Это было уже сверх сил моих!». Несмотря на то, что мы не найдем в тексте прямых оценочных высказываний автора, мы понимаем, что Николай Александрович сочувствует Василию Федотову.

Я полностью согласна с мнением автора. Я считаю, что каждый человек обязан ценить, уважать и любить своих родителей. Василий Федотов заботился о своей дочери, а она отвернулась от него в самый тяжелый момент его жизни. Я уверена, что отношения детей к родителям не должно основываться на деньгах, благосостоятельности и успешности. Поэтому поступок девушки невозможно оправдать.

Мы найдем отражение этой проблемы и в русской классической литературе. Вспомним цикл произведений А.С. Пушкина «Повести Белкина», а именно «Станционного смотрителя». В этом произведении автор рассказывает нам историю бедного станционного смотрителя, единственной отрадой которого была любимая дочь. Но девушка покидает отца. Он пытается найти ее, хотя бы просто увидеть, но его выгоняют из дома дочери. И лишь после его смерти, когда девушка приезжает навестить отца, она понимает, что натворила.

Другим произведением, отражающим данную проблему, является роман И.С. Тургенева «Отцы и дети». Главный герой романа Евгений Базаровотрицает всякого рода чувства, дружбу, любовь. Он никогда не показывает своего теплого отношения к родителям, которые безумно любят своего сына и восхищаются им. Герой мало общается со своими родителями, после долгой разлуки уезжает, погостив лишь несколько дней…. Только перед смертью Базаров осознает, как сильно он любит их на самом деле.

2 стр., 645 слов

Какими качествами обладают любимые герои автора в булгаковской прозе

… понять всю красоту лирики Булгаковской дьяволиады, но все равно ведь в каждом этот герой вызвал какие-то чувства. В конце вышеиздоженного, хочется добавить … книгой, при чем не только читаемой, но и цитируемой и любимой. Если вы знаете, то даже Сталин (как пишут) любил … Маргарита» могли бы сразится и с Гарри Поттером (кстати моя любимая книга), Ну а про массовый бульварный романчики можно и не …

Должны ли мы любить и уважать своих родителей? Испытывать благодарность за то, что они дарили нам тепло, любовь и ласку многие годы? Вечные вопросы… Но каждый находит свой ответ. Я уже нашла свой. И я знаю, что он верный.

ТАКЖЕ ВАМ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО:

Содержание–>Культура, миропонимание, характер народа


О коллективном единогласном решении

Я уже говорил в моих письмах, что мы, люди, не привыкшие к кресть­янской речи, манере и способу выражения мыслей, мимике, присутствуя при каком-нибудь разделе земли или каком-нибудь расчете между кресть­янами, никогда ничего не поймем. Слыша отрывочные, бессвязные вос­клицания, бесконечные споры с повторением одного какого-нибудь слова, слыша это галдение, по-видимому, бестолковой, кричащей, считающей или измеряющей толпы, подумаем, что тут и век не сочтутся, век не придут к какому-нибудь результату. Между тем подождите конца, и вы увидите, что раздел произведен математически точно – и мера, и качество почвы, и уклон поля, и расстояние от усадьбы, все принято в расчет, что счет, сведен верно и, главное, каждый из присутствующих, заинтересованных в деле людей, убежден в верности раздела или счета. Крик, шум, галдение не прекращаются до тех пор, пока есть хоть один сомневающийся.

То же самое и при обсуждении миром какого-нибудь вопроса. Нет ни речей, ни дебатов, ни подачи голосов. Кричат, шумят, ругаются – вот подерутся, кажется, галдят самым, по-видимому, бестолковейшим образом. Другой молчит, молчит, а там вдруг ввернет слово – одно только слово, восклицание, – и этим словом, этим восклицанием перевернет все вверх дном. В конце концов, смотришь, постановлено превосходнейшее решение, и опять-таки, главное, решение единогласное.

Еще труднее нам понять смысл политических слухов, ходящих в народе, и выяснить себе его воззрения на совершающиеся события.

Зная, сколь невежественны крестьяне, зная, что они не обладают даже самыми элементарными географическими, историческими, политическими познаниями, зная, что крестьяне 11 мая празднуют и молятся Царю-Граду, чтобы град не отбил поля, зная, что не всякий поп объяснит, что это за «обновление Царе-града», о котором прописано в календаре под 11 мая, зная, что и дьячок, распевающий за молебном «аллилуя» и «радуйся», тоже убежден, что молятся Царю-Граду, и усердно кладет поклоны, чтобы и его рожь не отбило градом, – право, не можешь себе представить, чтобы у этих людей могли быть какие-нибудь представления о соверша­ющихся политических событиях.

Казалось бы, можно ли интересоваться тем, чего не знаешь, можно ли сочувствовать войне, понимать ее значение, когда не знаешь, что такое Царьград?

А между тем, неся все тягости войны, которых не может чувствовать мужик, слыша всюду толки о победах, о поражениях, находясь, посредством писем, в тесной связи, со сражающимися под Плевной, Карсом” своими детьми и братьями, может ли мужик оставаться равнодушным ко всему этому? Его неподвижность, безучастие мы принимаем за равнодушие к делу… но не кажущееся ли это равнодушие?

Подумайте! Возможно ли, чтобы эта неподвижная, серая масса не имела никаких представлений о том, что так близко касается ее непосредственных интересов? Возможно ли, чтобы все делалось так, как оно делается, если бы не было сочувствия к делу, или, лучше сказать, сознания необходимости сделать что-то?

Каждая отдельная личность как будто совершенно равнодушна, как будто совершенно безучастна, не имеет никакого представления о деле, повинуется только приказанию нести деньги, сушить капусту, вести в город сына или мужа…

Однако же Сидор, например, выслушав рассказ о том, что турки схва­тили болгарина с женой и ребенком, изрубили ребенка, зажарили и за­ставили отца съесть, нисколько, по-видимому, не возмущаясь таким ужас­ным зверством, не ахая, не охая, совершенно спокойно замечает, зачем же он ел?

Брат Фоки, Дмитрок, солдат, находящийся где-то там, около Шипки, просит прислать денег; «Трудно без денег, – пишет он, – потому что иной раз сухарей не подвезут и голодать приходится, а будь деньги, купил бы у болгарина хлебец!». Но у Фоки ничего нет. Он еле прокармливает свое семейство в нынешний год, когда и в «кусочках» плохо подают. Узнав о письме, деревня сама, по собственной инициативе, без всякого побуж­дения со стороны начальства, решила имеющиеся у нее общественные день­ги, три рубля, предназначавшиеся на выпивку, послать от мира Дмитроку.

На днях крестьянин Иван Кадет пришел просить Семеныча (молодой человек, обучавшийся в земледельческом училище, теперь изучающий у меня практическое хозяйство в качестве работника) написать Дмитроку письмо.

– Напишите ему поклон от братца Фоки Леонтьевича с супругой… и т. д. и т. д. все поклоны… Мир посылает ему поклон. – Написать, что мир кланяется? – Мир посылает поклон и три рубля денег от мира: от всех домо-хозяинов, значит.

Прислушайтесь к рассуждениям отдельных лиц – ничего не поймете. Высказываются самые, по-видимому, бессмысленные вещи, смешные даже: Китай за нас подымется. Царь Китаю не верит, боится, чтоб не обманул, говорит ему: ты, Китай, свой берег Черного моря, стереги, а я, говорит, буду свой стеречь. Она от себя железную дорогу подземную в Плевну сделала и по ней турку войско и харч доставляла, а он-то, Черняев, ан-гличанкину дорогу сейчас увидал и засыпать приказал. Ну, сейчас тогда Плевну и взяли, и т. д.Но масса в общей сложности имеет совершенно определенные убеж­дения. Турок надоел до смерти, все из-за его бунтов выходит. Но отношение к турку какое-то незлобливое, как к ребенку: несостоятельный, значит, чело­век, все бунтует. Нужно его усмирить, он отдышится, опять бунтовать ста­нет, опять будет война, опять потребуют лошадей, подводы, холсты, опять капусту выбирать станут. Нужно с ним покончить раз и навсегда. В тот мо­мент, когда одни газеты говорят о необходимости мира, другие – робко за­являют о необходимости движения в Царьград, какой-нибудь мужик-коро­бочник, объясняющий, что это турецкое знамя, потому что на нем орел на­писан, а на русском был бы крест, с полным убеждением говорит, что нужно «конец положить». Говорит: «Оно там, что Бог даст, а нужно до Костиполя дойти». «И дойдем, – говорит, – только бы кто другой не вчепился. А вчепится она – ей в хвост ударить, вот только бы Китай поддержал. Царь-то вот Китаю не верит». Никакой ненависти к турку, вся злоба на нее, на англичанку. Турка просто игнорируют, а пленных турок жалеют, калачики им подают. Подают – кто? – мужики. А мещане, те издеваются – не все, конечно, – и побить бы готовы, если бы не полиция. Странно, что в отношениях к пленным туркам сходятся, с одной стороны, барыни и мужи­ки, а с другой – купцы, мещане, чиновники-либералы.

Раздел земли произведен правильно, счет сведен верно. Каждый в отдельности не может объяснить вам, почему именно земля разделена так, а не иначе, но раздел сделан математически верно, как не сделает никакой землемер. Землемер делает один, а тут работают все.

И что меня поражало, когда я слышал мужицкие рассуждения на сход­ках – это свобода, с которой говорят мужики. Мы говорим и оглядываемся, можно ли это сказать? а вдруг притянут и спросят. А мужик ничего не боится. Публично, всенародно, на улице, среди деревни мужик обсуждает всевозможные политические и социальные вопросы и всегда говорит при этом открыто все, что думает. Мужик, когда он ни царю, ни пану не виноват, то есть заплатил все, что полагается, спокоен.