Яконов взбирается тропинкой через пустырь сочинение егэ

Исходный текст

Яконов взбирался тропинкой через пустырь, не замечая — куда, не замечая подъёма. И ноги устали, вывихиваясь от неровностей. И тогда с высокого места, куда он забрёл, он уже разумными глазами огляделся, пытаясь понять, где он. Земля под ногами в обломках кирпича, в щебне, в битом стекле, и какой-то покосившийся тесовый сарайчик или будка по соседству, и оставшийся внизу забор вокруг большой площади под неначатое строительство. А в горке этой, подвергшейся странному запустению неподалёку от центра столицы, шли вверх белые ступени, числом около семи, потом прекращались и начинались, кажется, вновь. Какое-то глухое воспоминание колыхнулось в Яконове при виде этих белых ступеней, а куда вели ступени, плохо различалось в темноте: здание странной формы, одновременно как бы разрушенное и уцелевшее. Лестница поднималась к широким железным дверям, закрытым наглухо и заваленным слежавшимся щебнем. Да! Да! Разящее воспоминание подхлестнуло Яконова. Он оглянулся. Промеченная рядами фонарей, далеко внизу вилась река, странно знакомой излучиной уходя под мости дальше к Кремлю. Но колокольня? Её нет. Или эти груды камня — от колокольни? Яконову стало горячо в глазах. Он зажмурился, тихо сел. На каменные обломки, завалившие паперть. Двадцать два года назад на этом самом месте он стоял с девушкой, которую звали Агния. Той самой осенью под вечер они шли переулками у Таганской площади, и Агния сказала своим тихим голосом, который трудно расслышивался в городском громыхании:

– Хочешь, я покажу тебе одно из самых красивых мест в Москве?

И подвела его к ограде маленькой кирпичной церкви, окрашенной в белую и красную краску и обращённой алтарём в кривой безымянный переулок. Внутри ограды было тесно, шла только вокруг церквушки узкая дорожка для крестного хода. И тут же, в углу ограды, рос старый большой дуб, он был выше церкви, его ветви, уже жёлтые, осеняли и купол, и переулок, отчего церковь казалась совсем крохотной.

– Вот эта церковь, – сказала Агния.

– Но не самое красивое место в Москве.

– А подожди.

Она провела его к паперти главного входа, вышла из тени в поток заката и села на низкий парапет, где обрывалась ограда и начинался просвет для ворот

– Так смотри!

Антон ахнул. Они как будто сразу вывалились из теснины города и вышли на крутую высоту с просторной открытой далью. Река горела на солнце. Слева лежало Замоскворечье, ослепляя жёлтым блеском стёкол, почти под ногами в Москву-реку вливалась Яуза, справа за ней высились резные контуры Кремля, а ещё дальше пламенели на солнце пять червонно-золотых куполов храма Христа Спасителя. И во всём этом золотом сиянии Агния, в наброшенной жёлтой шали, тоже казавшаяся золотой, сидела, щурясь на солнце.

– Да! Это – Москва! — захваченно произнёс Антон.

– Но она – уходит, Антон, – пропела Агния. – Москва – уходит!..

– Куда она там уходит? Фантазия.

– Эту церковь снесут, Антон, – твердила своё Агния.

– Откуда ты знаешь? – рассердился Антон. – Это художественный памятник, его как пить дать оставят.

Он смотрел на крохотную колоколенку, в прорези которой, к колоколам, заглядывали ветки дуба.

– Снесут! – уверенно пророчила Агния, сидя всё так же неподвижно, в жёлтом свете и в жёлтой шали.

Яконов очнулся. Да, … разрушили шатровую колоколенку и разворотили лестницу, спускавшуюся к реке. Совершенно даже не верилось, что тот солнечный вечер и этот декабрьский рассвет происходили на одних и тех же квадратных метрах московской земли. Но всё так же был далёк обзор с холма, и те же были извивы реки, повторённые последними фонарями.

Какую роль играют исторические памятники в жизни человека и общества? Нужно ли их беречь? Именно над этими вопросами размышляет А. И. Солженицын, поднимая проблему сохранения культурного наследия.

Размышляя над проблемой, А. Солженицын рассказывает о прогулке Антона и Агаты близ церкви. С сожалением девушка замечает, что «одно из самых красивых мест в Москве» снесут. Автор стремится показать читателю, как важно людям не оставаться равнодушными к культурным памятникам. Также важен эпизод, в котором Яконов с горечью вспоминает, что «разрушили шатровую колоколенку и разворотили лестницу, спускавшуюся к реке». Писатель хочет донести до читателя мысль, что нужно бережно относиться к историческим памятникам.

Позиция автора ясна: людям следует беречь ту красоту, что была передана нам от наших предков.

Нельзя не согласиться с позицией А. Солженицына. Действительно, культура – это неотъемлемая часть человеческой жизни. Мы должны сохранять культурное наследие, так как именно оно вносит значительный вклад в нравственное воспитание как человека, так и общества в целом.

Так, российский филолог и культуролог Д. Лихачёв в произведении «Письма о добром и прекрасном» писал о том, что культура воспитывает человека и что каждый ответственен за её сохранение. Разрушение памятников прошлого приводит к невосполнимым потерям национальных ценностей. Именно поэтому каждый должен сохранить культурное наследие, бережно к нему относиться.

Таким образом, хочу отметить, что культура играет важную роль в жизни общества. Её сохранение – одна из основных обязанностей каждого человека.

Вступление

Сохранить прошлое, выраженное в памятниках, старинных зданиях, произведениях искусства, наша основная задача. Это важно сделать ради будущих поколений, которые имеют право не только знать, что происходило раньше, но и иметь возможность ощутить прошлое материально.

К сожалению, часто во имя каких-то бытовых нужд исторические памятники и памятники культуры не реставрируются, разрушаются, сносятся, а на их месте выстраиваются современные торговые центры.

Проблема

Проблему сохранения культурного наследия поднимает А.И. Солженицын на примере утраты старинной церкви, которая имела большую культурную значимость, при этом много значила лично для героя текста Яконова.

Комментарий

Текст начинается с того, что Яконов идет по маленькой, едва заметной тропинке, преодолевая усталость, неровности пути. Путь его усыпан стеклом, щебнем и обломками кирпичей. Оказавшись на месте, он обнаружил остатки будки и подготовленное, но давно заброшенное место для строительства. На горке, практически в центре столицы, Яконов увидел несколько белых ступеней, которые заставили ожить воспоминания в сердце героя. Из-за сумерек уже было не различить, куда вели эти ступени. Виднелись лишь большие железные ворота, скрытые слежавшимся щебнем.

Ему вспомнилась текущая внизу речка, колокольня, которой сейчас уже не было. От осознания разрушения колокольни, Яконов ощутил сильнейшую боль в сердце, зажмурился, присел.

И тут его осенило: 22 года назад он бывал тут с девушкой по имени Агния. Тогда осенним вечером они гуляли у Таганской площади, и девушка предложила показать одно из самых красивых мест в Москве.

Они долго шли к небольшой кирпичной церкви. В ее ограде было тесно, вмещалась только узкая тропинка, для свершения крестного хода. Там рос огромный, высокий многолетний дуб, от его высоты церковь казалась совсем миниатюрной.

Агния сказала, что это еще не самое красивое место, оно располагалось внизу, где горела река, где лежала вся Москва, сияющая на закатном солнце. Агния сказала, что Москва эта уходит, что это место собираются уничтожать, церковь будут сносить. Антон не верил в это, он утверждал, что художественный памятник останется неприкосновенным.

Когда Яконов очнулся, он понял, что пророчества Агнии сбылись, колокольня и лестница были разрушены. Он не мог в это поверить.

Авторская позиция

Автор выражает свою боль через переживания лирического героя. Для него это стало настоящим потрясением. А.И. Солженицын призывает сохранять памятники культуры, потому что это не только историческая память, это еще и воспоминания людей, их духовная память.

Своя позиция

Нужно очень трепетно относиться к наследию прошлого, давая возможность потомкам прочувствовать дух прошедшего времени, насладиться историей, которая находится прямо перед глазами и которую можно запросто потрогать рукой. Разрушение памятников истории и культуры влечет за собой разрыв времен, разрушение преемственности поколений.

Аргумент 1

В произведении В. Солоухина «Черные доски» говорит о том, что множество старинных икон, церквей было уничтожено после революции. Он вопрошает о том, неужели стены, где венчались отцы, деды и прадеды, не достойны лучшей участи. В них хоронили своих предков наши соотечественники. Разве достойны эти места подобного обхождения? Солоухин предупреждает о том, что от разрушения церквей недалеко до надругательства над могилами. Писатель утверждает, что разрушая памятники прошлого, мы теряем человеческий облик.

Аргумент 2

В другом произведении В. Солоухина «Письма из русского музея» автор рассуждает о реконструкции Москвы, вспоминая, что на месте величайших, ценнейших исторических памятников архитектуры сейчас пустоты, незавершенные или не начатые строительства. Отказываясь от прошлого, мы практически ставим крест на своем счастливом будущем, так как опыт, накопленный поколениями, исчезает вместе с ним.

Заключение

Разрушая памятники прошлого, наше культурное наследие, наши историческую архитектуру, мы обрубаем свои исторические корни, уничтожаем память о прошлом.

Даниил Романович | Просмотров: 17.9k

Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования). Дайте пояснение к каждому примеру-иллюстрации. Проанализируйте смысловую связь между примерами-иллюстрациями.

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Сформулируйте и обоснуйте своё отношение к позиции автора (рассказчика) по проблеме исходного текста.

Объём сочинения  — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается 0 баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

(1)Яконов взбирался тропинкой через пустырь, не замечая  — куда, не замечая подъёма. (2)И ноги устали, вывихиваясь от неровностей. (3)И тогда с высокого места, куда он забрёл, он уже разумными глазами огляделся, пытаясь понять, где он. (4)3емля под ногами в обломках кирпича, в щебне, в битом стекле, и какой-то покосившийся тесовый сарайчик или будка по соседству, и оставшийся внизу забор вокруг большой площади под неначатое строительство. (5)А в горке этой, подвергшейся странному запустению неподалёку от центра столицы, шли вверх белые ступени, числом около семи, потом прекращались и начинались, кажется, вновь. (6)Какое-то глухое воспоминание колыхнулось в Яконове при виде этих белых ступеней, а куда вели ступени, плохо различалось в темноте: здание странной формы, одновременно как бы разрушенное и уцелевшее. (7)Лестница поднималась к широким железным дверям, закрытым наглухо и по колено заваленным слежавшимся щебнем. (8)Да! (9)Да! (10)Разящее воспоминание подхлестнуло Яконова. (11)Он оглянулся. (12)Промеченная рядами фонарей, далеко внизу вилась река, странно знакомой излучиной уходя под мост и дальше к Кремлю. (13)Но колокольня? (14)Её нет. (15)Или эти груды камня  — от колокольни? (16)Яконову стало горячо в глазах. (17)Он зажмурился, тихо сел. (18)На каменные обломки, завалившие паперть. (19)Двадцать два года назад на этом самом месте он стоял с девушкой, которую звали Агния. (20)Той самой осенью под вечер они шли переулками у Таганской площади, и Агния сказала своим тихим голосом, который трудно расслышивался в городском громыхании:

—(21)Хочешь, я покажу тебе одно из самых красивых мест в Москве?

(22)И подвела его к ограде маленькой кирпичной церкви, окрашенной в белую и красную краску и обращенной алтарём в кривой безымянный переулок. (23)Внутри ограды было тесно, шла только вокруг церквушки узкая дорожка для крестного хода. (24)И тут же рос, в углу ограды, старый большой дуб, он был выше церкви, его ветви, уже жёлтые, осеняли и купол, и переулок, отчего церковь казалась совсем крохотной.

— (25)Вот эта церковь,— сказала Агния.

— (26)Но не самое красивое место в Москве.

— (27)А подожди.

(28)Она провела его к паперти главного входа, вышла из тени в поток заката и села на низкий парапет, где обрывалась ограда и начинался просвет для ворот.

—(29)Так смотри!

(30)Антон ахнул. (31)Они вывалились из теснины города и вышли на крутую высоту с просторной открытой далью. (32)Река горела на солнце. (33)Слева лежало Замоскворечье, ослепляя жёлтым блеском стёкол, почти под ногами в Москву-реку вливалась Яуза, справа за ней высились резные контуры Кремля, а ещё дальше пламенели на солнце пять червонно-золотых куполов храма Христа Спасителя. (34)И во всём этом золотом сиянии Агния, в наброшенной жёлтой шали, тоже казавшаяся золотой, сидела, щурясь на солнце.

— (35)Да! (36)Это  — Москва!  — захваченно произнёс Антон.

— (37)Но она  — уходит, Антон,— пропела Агния.— Москва  — уходит!..

— (38)Куда она там уходит? (39)Фантазия.

— (40)Эту церковь снесут, Антон,— твердила своё Агния.

—(41)Откуда ты знаешь?  — рассердился Антон.— (42)Это художественный памятник, его как пить дать оставят.

(43)Он смотрел на крохотную колоколенку, в прорези которой к колоколам заглядывали ветки дуба.

—(44)Снесут!  — уверенно пророчила Агния, сидя всё так же неподвижно, в жёлтом свете и в жёлтой шали.

(45)Яконов очнулся. (46)Да, … разрушили шатровую колоколенку и разворотили лестницу, спускавшуюся к реке. (47)Совершенно даже не верилось, что тот солнечный вечер и этот декабрьский рассвет происходили на одних и тех же квадратных метрах московской земли. (48)Но всё так же был далёк обзор с холма, и те же были извивы реки, повторённые последними фонарями…

(По А. Солженицыну*)

*Александр Исаевич Солженицын (1918-2008)  — выдающийся русский писатель, публицист, историк, поэт и общественный деятель.

Источник текста: не определён

(1)Яконов взбирался тропинкой через пустырь, не
замечая — куда, не замечая подъёма. (2)И ноги устали, вывихиваясь от
неровностей. (3)И тогда с высокого места, куда он забрёл, он уже
разумными глазами огляделся, пытаясь понять, где он. (4)3емля под ногами
в обломках кирпича, в щебне, в битом стекле, и какой-то покосившийся
тесовый сарайчик или будка по соседству, и оставшийся внизу забор вокруг
большой площади под неначатое строительство. (5)А в горке этой,
подвергшейся странному запустению неподалёку от центра столицы, шли
вверх белые ступени, числом около семи, потом прекращались и начинались,
кажется, вновь. (6)Какое-то глухое воспоминание колыхнулось в Яконове
при виде этих белых ступеней, а куда вели ступени, плохо различалось в
темноте: здание странной формы, одновременно как бы разрушенное и
уцелевшее. (7)Лестница поднималась к широким железным дверям, закрытым
наглухо и по колено заваленным слежавшимся щебнем. (8)Да! (9)Да!
(10)Разящее воспоминание подхлестнуло Яконова. (11)Он оглянулся.
(12)Промеченная рядами фонарей, далеко внизу вилась река, странно
знакомой излучиной уходя под мост и дальше к Кремлю. (13)Но колокольня?
(14)Её нет. (15)Или эти груды камня — от колокольни? (16)Яконову стало
горячо в глазах. (17)Он зажмурился, тихо сел. (18)На каменные обломки,
завалившие паперть. (19)Двадцать два года назад на этом самом месте он
стоял с девушкой, которую звали Агния. (20)Той самой осенью под вечер
они шли переулками у Таганской площади, и Агния сказала своим тихим
голосом, который трудно расслышивался в городском громыхании:

—(21)Хочешь, я покажу тебе одно из самых красивых мест в Москве?

(22)И
подвела его к ограде маленькой кирпичной церкви, окрашенной в белую и
красную краску и обращенной алтарём в кривой безымянный переулок.
(23)Внутри ограды было тесно, шла только вокруг церквушки узкая дорожка
для крестного хода. (24)И тут же рос, в углу ограды, старый большой дуб,
он был выше церкви, его ветви, уже жёлтые, осеняли и купол, и переулок,
отчего церковь казалась совсем крохотной.

— (25)Вот эта церковь,— сказала Агния.

— (26)Но не самое красивое место в Москве.

— (27)А подожди.

(28)Она
провела его к паперти главного входа, вышла из тени в поток заката и
села на низкий парапет, где обрывалась ограда и начинался просвет для
ворот.

—(29)Так смотри!

(30)Антон
ахнул. (31)Они вывалились из теснины города и вышли на крутую высоту с
просторной открытой далью. (32)Река горела на солнце. (33)Слева лежало
Замоскворечье, ослепляя жёлтым блеском стёкол, почти под ногами в
Москву-реку вливалась Яуза, справа за ней высились резные контуры
Кремля, а ещё дальше пламенели на солнце пять червонно-золотых куполов
храма Христа Спасителя. (34)И во всём этом золотом сиянии Агния, в
наброшенной жёлтой шали, тоже казавшаяся золотой, сидела, щурясь на
солнце.

— (35)Да! (36)Это — Москва! — захваченно произнёс Антон.

— (37)Но она — уходит, Антон,— пропела Агния.— Москва — уходит!..

— (38)Куда она там уходит? (39)Фантазия.

— (40)Эту церковь снесут, Антон,— твердила своё Агния.

—(41)Откуда ты знаешь? — рассердился Антон.— (42)Это художественный памятник, его как пить дать оставят.

(43)Он смотрел на крохотную колоколенку, в прорези которой к колоколам заглядывали ветки дуба.

—(44)Снесут! — уверенно пророчила Агния, сидя всё так же неподвижно, в жёлтом свете и в жёлтой шали.

(45)Яконов
очнулся. (46)Да, … разрушили шатровую колоколенку и разворотили
лестницу, спускавшуюся к реке. (47)Совершенно даже не верилось, что тот
солнечный вечер и этот декабрьский рассвет происходили на одних и тех же
квадратных метрах московской земли. (48)Но всё так же был далёк обзор с
холма, и те же были извивы реки, повторённые последними фонарями…

(По А. Солженицыну*)

*Александр Исаевич Солженицын (1918-2008) — выдающийся русский писатель, публицист, историк, поэт и общественный деятель.

      Почему важно сохранять памятники архитектуры? Именно над этой проблемой размышляет А. И. Солженицын, автор предложенного для анализа текста.

      Рассуждая о проблеме, автор повествует о том, как Антон Яконов случайно пришел в памятное ему место, которое оказалось разрушенным. Однако даже развалины колокольни, развороченная лестница напомнили Яконову о том, что “двадцать два года назад на этом месте он стоял с девушкой, которую звали Агния”. Безусловно, образ памятников архитектуры в нашей памяти связан с чем-то важным. Когда человек видит, что памятник разрушен, теряется связь с определенным событием в его жизни, что откликается душевной болью. Солженицын с точностью передает глубину переживаний Яконова: “Но колокольня? Ее нет. Или эти груды камня – от колокольни? Яконову стало горячо в глазах. Он зажмурился, тихо сел”. Читатель понимает, что разрушение памятников оборачивается страданиями тех людей, для которых они были хранителями важных воспоминаний. Следовательно, сохранять памятники архитектуры необходимо, чтобы сберечь согреваемую воспоминаниями человеческую душу.

      Продолжая осмысление проблемы, автор акцентирует внимание на диалоге между Агнией и Антоном двадцать два года назад, когда церковь и другие красоты этого памятного для Яконова места вызывали восхищение. Примечательно, что на восторг Антона Агния ответила следующим образом: “Но она – уходит, Антон, Москва – уходит!..” Эта фраза объясняется тем, что девушка знала, что церковь снесут. Автор подводит нас к мысли о том, что памятники архитектуры заключают в себе красоту, а также формируют неповторимый облик целого города. Таким образом, памятники архитектуры важно сохранять для того, чтобы города не потеряли свой истинный облик и уникальность.

      Приведенные мною эпизоды дополняют друг друга. Мысль о памятниках архитектуры как о хранителях вос

Обновлено: 04.05.2023

по А.И. Солженицыну (1) Яконов взбирался тропинкой через пустырь, не замечая — куда, не замечая подъёма. (2) И ноги устали, вывихиваясь от неровностей. (3) И тогда с высокого места, куда он забрёл, он уже разумными глазами огляделся, пытаясь понять, где он. (4) Земля под ногами в обломках кирпича, в щебне, в битом стекле, и какой -то покосившийся тесовый сарайчик или будка по соседству, и оставшийся внизу забор вокруг большой площади под не начатое строительство. (5) А в горке этой, подвергшейся странному запустению неподалёку от центра столицы, шли вверх белые ступени, числом около семи, потом прекращались и начинались, кажется, вновь. (6) Какое-то глухое воспоминание колыхнулось в Яконове при виде этих белых ступеней, а куда вели ступени, плохо различалось в темноте: здание странной формы, одновременно как бы разрушенное и уцелевшее. (7) Лестница поднималась к широким железным дверям, закрытым наглухо и заваленным слежавшимся щебнем. (8) Да! (9) Да! (10) Разящее воспоминание подхлестнуло Яконова. (11) Он оглянулся. (12) Промеченная рядами фонарей, далеко внизу вилась река, странно знакомой излучиной уходя под моста дальше к Кремлю. (13) Но колокольня? (14) Её нет. (15) Или эти груды камня — от колокольни? (16) Яконову стало горячо в глазах. (17) Он зажмурился, тихо сел. (18) На каменные обломки, завалившие паперть. (19) Двадцать два года назад на этом самом месте он стоял с девушкой, которую звали Агния. (20) Той самой осенью под вечер они шли переулками у Таганской площади, и Агния сказала своим тихим голосом, который трудно расслышивался в городском громыхании: – (21) Хочешь, я покажу тебе одно из самых красивых мест в Москве? (22) И подвела его к ограде маленькой кирпичной церкви, окрашенной в белую и красную краску и обращённой алтарём в кривой безымянный переулок. (23) Внутри ограды было тесно, шла только вокруг церквушки узкая дорожка для крестного хода. (24) И тут же, в углу ограды, рос старый большой дуб, он был выше церкви, его ветви, уже жёлтые, осеняли и купол, и переулок, отчего церковь казалась совсем крохотной. – (25) Вот эта церковь,– сказала Агния. – (26) Но не самое красивое место в Москве. – (27) А подожди. (28) Она провела его к паперти главного входа, вышла из тени в поток заката и села на низкий парапет, где обрывалась ограда и начинался просвет для ворот – (29) Так смотри! (30) Антон ахнул. (31) Они как будто сразу вывалились из теснины города и вышли на крутую высоту с просторной открытой далью. (32) Река горела на солнце. (33) Слева лежало Замоскворечье, ослепляя жёлтым блеском стёкол, почти под ногами в Москву-реку вливалась Яуза, справа за ней высились резные контуры Кремля, а ещё дальше пламенели на солнце пять червонно-золотых куполов храма Христа Спасителя. (34) И во всём этом золотом сиянии Агния, в наброшенной жёлтой шали, тоже казавшаяся золотой, сидела, щурясь на солнце. -(35) Да! (36) Это – Москва! – захваченно произнёс Антон. – (37) Но она – уходит, Антон, -пропела Агния. – Москва – уходит. – (38)Куда она там уходит? (39) Фантазия. – (40) Эту церковь снесут, Антон,– твердила своё Агния. – (41) Откуда ты знаешь? – рассердился Антон.– (42) Это художественный памятник, его всё равно оставят. (43) Он смотрел на крохотную колоколенку, в прорези которой, к колоколам, заглядывали ветки дуба. – (44) Снесут! – уверенно пророчила Агния, сидя всё так же неподвижно, в жёлтом свете и в жёлтой шали. (45) Яконов очнулся. (46) Да, . разрушили шатровую колоколенку и разворотили лестницу, спускавшуюся к реке. (47) Совершенно даже не верилось, что тот солнечный вечер и этот декабрьский рассвет происходили на одних и тех же квадратных метрах московской земли. (48) Но всё так же был далёк обзор с холма, и те же были извивы реки, повторённые последними фонарями.

Вступление

Сохранить прошлое, выраженное в памятниках, старинных зданиях, произведениях искусства, наша основная задача. Это важно сделать ради будущих поколений, которые имеют право не только знать, что происходило раньше, но и иметь возможность ощутить прошлое материально.

К сожалению, часто во имя каких-то бытовых нужд исторические памятники и памятники культуры не реставрируются, разрушаются, сносятся, а на их месте выстраиваются современные торговые центры.

Проблема

Проблему сохранения культурного наследия поднимает А.И. Солженицын на примере утраты старинной церкви, которая имела большую культурную значимость, при этом много значила лично для героя текста Яконова.

Комментарий

Текст начинается с того, что Яконов идет по маленькой, едва заметной тропинке, преодолевая усталость, неровности пути. Путь его усыпан стеклом, щебнем и обломками кирпичей. Оказавшись на месте, он обнаружил остатки будки и подготовленное, но давно заброшенное место для строительства. На горке, практически в центре столицы, Яконов увидел несколько белых ступеней, которые заставили ожить воспоминания в сердце героя. Из-за сумерек уже было не различить, куда вели эти ступени. Виднелись лишь большие железные ворота, скрытые слежавшимся щебнем.

Ему вспомнилась текущая внизу речка, колокольня, которой сейчас уже не было. От осознания разрушения колокольни, Яконов ощутил сильнейшую боль в сердце, зажмурился, присел.

И тут его осенило: 22 года назад он бывал тут с девушкой по имени Агния. Тогда осенним вечером они гуляли у Таганской площади, и девушка предложила показать одно из самых красивых мест в Москве.

Они долго шли к небольшой кирпичной церкви. В ее ограде было тесно, вмещалась только узкая тропинка, для свершения крестного хода. Там рос огромный, высокий многолетний дуб, от его высоты церковь казалась совсем миниатюрной.

Агния сказала, что это еще не самое красивое место, оно располагалось внизу, где горела река, где лежала вся Москва, сияющая на закатном солнце. Агния сказала, что Москва эта уходит, что это место собираются уничтожать, церковь будут сносить. Антон не верил в это, он утверждал, что художественный памятник останется неприкосновенным.

Когда Яконов очнулся, он понял, что пророчества Агнии сбылись, колокольня и лестница были разрушены. Он не мог в это поверить.

Авторская позиция

Автор выражает свою боль через переживания лирического героя. Для него это стало настоящим потрясением. А.И. Солженицын призывает сохранять памятники культуры, потому что это не только историческая память, это еще и воспоминания людей, их духовная память.

Своя позиция

Нужно очень трепетно относиться к наследию прошлого, давая возможность потомкам прочувствовать дух прошедшего времени, насладиться историей, которая находится прямо перед глазами и которую можно запросто потрогать рукой. Разрушение памятников истории и культуры влечет за собой разрыв времен, разрушение преемственности поколений.

Аргумент 1

Аргумент 2

Заключение

Разрушая памятники прошлого, наше культурное наследие, наши историческую архитектуру, мы обрубаем свои исторические корни, уничтожаем память о прошлом.

Яконов взбирался тропинкой через пустырь, не замечая — куда, не замечая подъёма. И ноги устали, вывихиваясь от неровностей. И тогда с высокого места, куда он забрёл, он уже разумными глазами огляделся, пытаясь понять, где он. Земля под ногами в обломках кирпича, в щебне, в битом стекле, и какой-то покосившийся тесовый сарайчик или будка по соседству, и оставшийся внизу забор вокруг большой площади под неначатое строительство. А в горке этой, подвергшейся странному запустению неподалёку от центра столицы, шли вверх белые ступени, числом около семи, потом прекращались и начинались, кажется, вновь. Какое-то глухое воспоминание колыхнулось в Яконове при виде этих белых ступеней, а куда вели ступени, плохо различалось в темноте: здание странной формы, одновременно как бы разрушенное и уцелевшее. Лестница поднималась к широким железным дверям, закрытым наглухо и заваленным слежавшимся щебнем. Да! Да! Разящее воспоминание подхлестнуло Яконова. Он оглянулся. Промеченная рядами фонарей, далеко внизу вилась река, странно знакомой излучиной уходя под мости дальше к Кремлю. Но колокольня? Её нет. Или эти груды камня — от колокольни? Яконову стало горячо в глазах. Он зажмурился, тихо сел. На каменные обломки, завалившие паперть. Двадцать два года назад на этом самом месте он стоял с девушкой, которую звали Агния. Той самой осенью под вечер они шли переулками у Таганской площади, и Агния сказала своим тихим голосом, который трудно расслышивался в городском громыхании:

– Хочешь, я покажу тебе одно из самых красивых мест в Москве?

И подвела его к ограде маленькой кирпичной церкви, окрашенной в белую и красную краску и обращённой алтарём в кривой безымянный переулок. Внутри ограды было тесно, шла только вокруг церквушки узкая дорожка для крестного хода. И тут же, в углу ограды, рос старый большой дуб, он был выше церкви, его ветви, уже жёлтые, осеняли и купол, и переулок, отчего церковь казалась совсем крохотной.

– Вот эта церковь, – сказала Агния.

– Но не самое красивое место в Москве.

Она провела его к паперти главного входа, вышла из тени в поток заката и села на низкий парапет, где обрывалась ограда и начинался просвет для ворот

Антон ахнул. Они как будто сразу вывалились из теснины города и вышли на крутую высоту с просторной открытой далью. Река горела на солнце. Слева лежало Замоскворечье, ослепляя жёлтым блеском стёкол, почти под ногами в Москву-реку вливалась Яуза, справа за ней высились резные контуры Кремля, а ещё дальше пламенели на солнце пять червонно-золотых куполов храма Христа Спасителя. И во всём этом золотом сиянии Агния, в наброшенной жёлтой шали, тоже казавшаяся золотой, сидела, щурясь на солнце.

– Да! Это – Москва! — захваченно произнёс Антон.

– Но она – уходит, Антон, – пропела Агния. – Москва – уходит.

– Куда она там уходит? Фантазия.

– Эту церковь снесут, Антон, – твердила своё Агния.

– Откуда ты знаешь? – рассердился Антон. – Это художественный памятник, его как пить дать оставят.

Он смотрел на крохотную колоколенку, в прорези которой, к колоколам, заглядывали ветки дуба.

– Снесут! – уверенно пророчила Агния, сидя всё так же неподвижно, в жёлтом свете и в жёлтой шали.

Яконов очнулся. Да, … разрушили шатровую колоколенку и разворотили лестницу, спускавшуюся к реке. Совершенно даже не верилось, что тот солнечный вечер и этот декабрьский рассвет происходили на одних и тех же квадратных метрах московской земли. Но всё так же был далёк обзор с холма, и те же были извивы реки, повторённые последними фонарями.

Какую роль играют исторические памятники в жизни человека и общества? Нужно ли их беречь? Именно над этими вопросами размышляет А. И. Солженицын, поднимая проблему сохранения культурного наследия.

Позиция автора ясна: людям следует беречь ту красоту, что была передана нам от наших предков.

Нельзя не согласиться с позицией А. Солженицына. Действительно, культура – это неотъемлемая часть человеческой жизни. Мы должны сохранять культурное наследие, так как именно оно вносит значительный вклад в нравственное воспитание как человека, так и общества в целом.

Таким образом, хочу отметить, что культура играет важную роль в жизни общества. Её сохранение – одна из основных обязанностей каждого человека.

Александр Исаевич Солженицын – это один из удивительных мастеров русского художественного слова. Его произведения воспитывают в нас бережное отношение к культурному наследию страны. Что же такое культурные памятники, наследие и традиции народов?

Почему люди так ужасно относятся к историческим памятникам? Эти и другие вопросы возникают после прочтения произведения А. И. Солженицына.

Автор поднимает проблему сохранения культуры.

В небольшом, но очень содержательном тексте Солженицын повествует о разрушении колокольни(предложения

4,6), которая была “художественным памятником”, одним из самых красивых мест Москвы(предложения 21,42). Автор повествует об ужасном обращении с памятником культуры. Он убежден в том, что невозможно разрушить то, что когда-то построили наши предки.

Ведь эта колокольня украшала город, а оставшиеся на том месте руины разрушили все великолепие того места и разочаровали героя. Автор с болью в сердце описывает все то, что осталось от старинного памятника.

Я полностью разделяю позицию А. И. Солженицына. Действительно, старинные сооружения – это память нашей страны и культуры. Мы должны бережно хранить

и восстанавливать обветшалые памятники. Без них город не имеет той незабвенной красоты и загадочности.

Свою позицию я готова подтвердить аргументами из литературы.

Во-первых, в произведении Д. С. Лихачева “Письмо о добром и прекрасном” автор рассуждает о недобросовестном отношении власти к памятникам отечественной культуры, к церквям. Экология культуры должна стать одно из важнейших задач современности. Именно в культуре находят себя истоки нравственности и духовной образованности, без которой немыслим человек.

Во-вторых, произведение Рея Бредбери “451 градус по Фаренгейту” повествует нам проблему сохранения культуры и духовной свободы общества. Перед читателем возникает картина антиутопического общества, в котором не ценят памятников и таких культурных ценностей, как книги. Именно они являются носителями культуры, идей и свободы общества.

Необходимо задумываться о том, что уничтожив культурное наследие, погибнет все общество в целом.

Итак, текст заставил меня задуматься о том, как важны для нас культурные памятники. К сожалению, многие люди не замечают за обветшалыми зданиями всего великолепия архитектуры прошлых лет. Но ведь благодаря памятникам культуры, мы знаем историю своей страны и можем гордиться достижениями наших предков в этой области.

Каждый из нас должен заботиться о том, чтобы ценности сохранились для будущих поколений.

(1)Яко­нов взби­рал­ся тро­пин­кой через пу­стырь, не за­ме­чая — куда, не за­ме­чая подъёма. (2)И ноги уста­ли, вы­ви­хи­ва­ясь от не­ров­но­стей. (3)И тогда с вы­со­ко­го места, куда он забрёл, он уже ра­зум­ны­ми гла­за­ми огля­дел­ся, пы­та­ясь по­нять, где он. (4)3емля под но­га­ми в об­лом­ках кир­пи­ча, в щебне, в битом стек­ле, и какой-то по­ко­сив­ший­ся те­со­вый са­рай­чик или будка по со­сед­ству, и остав­ший­ся внизу забор во­круг боль­шой пло­ща­ди под не­на­ча­тое стро­и­тель­ство. (5)А в горке этой, под­верг­шей­ся стран­но­му за­пу­сте­нию не­по­далёку от цен­тра сто­ли­цы, шли вверх белые сту­пе­ни, чис­лом около семи, потом пре­кра­ща­лись и на­чи­на­лись, ка­жет­ся, вновь. (6)Какое-то глу­хое вос­по­ми­на­ние ко­лых­ну­лось в Яко­но­ве при виде этих белых сту­пе­ней, а куда вели сту­пе­ни, плохо раз­ли­ча­лось в тем­но­те: зда­ние стран­ной формы, од­но­вре­мен­но как бы раз­ру­шен­ное и уце­лев­шее. (7)Лест­ни­ца под­ни­ма­лась к ши­ро­ким же­лез­ным две­рям, за­кры­тым на­глу­хо и по ко­ле­но за­ва­лен­ным сле­жав­шим­ся щеб­нем. (8)Да! (9)Да! (10)Ра­зя­щее вос­по­ми­на­ние под­хлест­ну­ло Яко­но­ва. (11)Он огля­нул­ся. (12)Про­ме­чен­ная ря­да­ми фо­на­рей, да­ле­ко внизу ви­лась река, стран­но зна­ко­мой из­лу­чи­ной уходя под мост и даль­ше к Крем­лю. (13) Но ко­ло­коль­ня? (14)Её нет. (15)Или эти груды камня — от ко­ло­коль­ни? (16)Яко­но­ву стало го­ря­чо в гла­зах. (17)Он за­жму­рил­ся, тихо сел. (18)На ка­мен­ные об­лом­ки, за­ва­лив­шие па­перть. (19)Два­дцать два года назад на этом самом месте он стоял с де­вуш­кой, ко­то­рую звали Агния. (20)Той самой осе­нью под вечер они шли пе­ре­ул­ка­ми у Та­ган­ской пло­ща­ди, и Агния ска­за­ла своим тихим го­ло­сом, ко­то­рый труд­но рас­слы­ши­вал­ся в го­род­ском гро­мы­ха­нии:

—(21)Хо­чешь, я по­ка­жу тебе одно из самых кра­си­вых мест в Москве?

(22)И под­ве­ла его к огра­де ма­лень­кой кир­пич­ной церк­ви, окра­шен­ной в белую и крас­ную крас­ку и об­ра­щен­ной алтарём в кри­вой безы­мян­ный пе­ре­улок. (23)Внут­ри огра­ды было тесно, шла толь­ко во­круг церк­вуш­ки узкая до­рож­ка для крест­но­го хода. (24)И тут же рос, в углу огра­ды, ста­рый боль­шой дуб, он был выше церк­ви, его ветви, уже жёлтые, осе­ня­ли и купол, и пе­ре­улок, от­че­го цер­ковь ка­за­лась со­всем кро­хот­ной.

— (25)Вот эта цер­ковь,— ска­за­ла Агния.

— (26)Но не самое кра­си­вое место в Москве.

(28)Она про­ве­ла его к па­пер­ти глав­но­го входа, вышла из тени в поток за­ка­та и села на низ­кий па­ра­пет, где об­ры­ва­лась огра­да и на­чи­нал­ся про­свет для ворот.

(30)Антон ахнул. (31)Они вы­ва­ли­лись из тес­ни­ны го­ро­да и вышли на кру­тую вы­со­ту с про­стор­ной от­кры­той далью. (32) Река го­ре­ла на солн­це. (33)Слева ле­жа­ло За­моск­во­ре­чье, ослеп­ляя жёлтым блес­ком стёкол, почти под но­га­ми в Моск­ву-реку вли­ва­лась Яуза, спра­ва за ней вы­си­лись рез­ные кон­ту­ры Крем­ля, а ещё даль­ше пла­ме­не­ли на солн­це пять чер­вон­но-зо­ло­тых ку­по­лов храма Хри­ста Спа­си­те­ля. (34)И во всём этом зо­ло­том си­я­нии Агния, в на­бро­шен­ной жёлтой шали, тоже ка­зав­ша­я­ся зо­ло­той, си­де­ла, щу­рясь на солн­це.

— (35)Да! (Зб)Это — Москва! — за­хва­чен­но про­изнёс Антон.

— (37)Но она — ухо­дит, Антон,— про­пе­ла Агния.— Москва — ухо­дит.

— (38)Куда она там ухо­дит? (ЗЭ)Фан­та­зия.

— (40)Эту цер­ковь сне­сут, Антон,— твер­ди­ла своё Агния.

—(41)От­ку­да ты зна­ешь? — рас­сер­дил­ся Антон.— (42)Это ху­до­же­ствен­ный па­мят­ник, его как пить дать оста­вят.

(43)Он смот­рел на кро­хот­ную ко­ло­ко­лен­ку, в про­ре­зи ко­то­рой к ко­ло­ко­лам за­гля­ды­ва­ли ветки дуба.

—(44)Сне­сут! — уве­рен­но про­ро­чи­ла Агния, сидя всё так же не­по­движ­но, вжёлтом свете и в жёлтой шали.

(45)Яко­нов оч­нул­ся. (46)Да, . раз­ру­ши­ли ша­тро­вую ко­ло­ко­лен­ку и раз­во­ро­ти­ли лест­ни­цу, спус­кав­шу­ю­ся к реке. (47)Со­вер­шен­но даже не ве­ри­лось, что тот сол­неч­ный вечер и этот де­кабрь­ский рас­свет про­ис­хо­ди­ли на одних и тех же квад­рат­ных мет­рах мос­ков­ской земли. (48)Но всё так же был далёк обзор с холма, и те же были из­ви­вы реки, по­вторённые по­след­ни­ми фо­на­ря­ми.

(По А. Сол­же­ни­цы­ну*)

В предложенном для анализа тексте А.Солженицын ставит проблему уничтожения культурных памятников.Во что могут превратиться некогда прекраснейшие места? Какие воспоминания они могут вызвать в человеке?

Чтобы привлечь внимание читателей, автор повествует о “маленькой белой церкви, окрашенной в белую и красную краску и обращенной алтарем в кривой безымянный переулок”.На первый взгляд неприметное сооружение открывает захватывающий вид на Москву, чем восхищает главного героя Антона Яконова. Однако Агния обрывает его мысли ,твердо заявляя, что белую церковь скоро снесут.Рассерженный Яконов не верит ей, полагая, что “это художественный памятник, его как пить дать оставят”.Но по прошествии двадцати двух лет Антон снова возвращается на то же самое место и находит лишь обломки кирпича и “оставшийся внизу забор вокруг большой площади под неначатое строительство”.Несмотря на то, что открывающийся с холма вид все так же прекрасен, он не в силах заглушить “разящего воспоминания”,пробудившегося в тот вечер в Антоне.

Авторская позиция становится понятной после внимательного прочтения текста.А.Солженицын уверен, что уничтожение культурных памятников ведет к потере облика страны или города :”Совершенно даже не верилось, что тот солнечный вечер и этот декабрьский рассвет происходили на одних и тех же квадратных метрах московской земли”.

Я согласна с автором, так как убеждена, что уничтожение культурного наследия страны ведет к утере ее нравственного облика, оскуднению

Вы видите только 35% текста. Оплатите один раз,
чтобы читать целиком более 6000 сочинений сразу по всем предметам.

Доступ будет предоставлен бессрочно, навсегда. Оплата через Apple Pay, GPay

  • 1 из 1 К1 Формулировка проблем исходного текста
  • 3 из 3 К2 Комментарий к сформулированной проблеме исходного текста
  • 1 из 1 К3 Отражение позиции автора исходного текста
  • 3 из 3 К4 Аргументация экзаменуемым собственного мнения по проблеме
  • 2 из 2 К5 Смысловая цельность, речевая связность и последовательность изложения
  • 2 из 2 К6 Точность и выразительность речи
  • 3 из 3 К7 Соблюдение орфографических норм
  • 3 из 3 К8 Соблюдение пунктуационных норм
  • 1 из 2 К9 Соблюдение языковых норм
  • 2 из 2 К10 Соблюдение речевых норм
  • 1 из 1 К11 Соблюдение этических норм
  • 1 из 1 К12 Соблюдение фактологической точности в фоновом материале
  • ИТОГО: 23 из 24

Мо­ло­дец. Со­чи­не­ние от­ве­ча­ет всем тре­бо­ва­ни­ям, предъ­яв­ля­е­мым к та­ко­му ви­ду ра­бо­ты вы­пуск­ни­ка шко­лы. Успе­хов)))

Читайте также:

      

  • Мастер и маргарита итоговое сочинение 2022
  •   

  • Сочинение баллада о зенитчицах
  •   

  • Шпаргалка на сочинение по литературе
  •   

  • Сочинение про годзиллу на английском
  •   

  • Живи родной язык живи сочинение