Януш корчак реферат по педагогике

Реферат: Педагоги прошлого – Януш Корчак

Министерство образования и науки Российской Федерации.

ГОУ СПО «Омский музыкальный педагогический колледж»

Реферат

Тема: Педагоги прошлого – Януш Корчак

Выполнила: Шарафутдинова А. Г.

группа 2-3.

Проверила: Головачева В. М.

Омск 2007г.

Содержание.

Биография Януша Корчака

Педагогическая идея

Взрослому читателю

Право на уважение

Право ребенка быть тем, что он есть

Как любить ребенка

Ребенок в семье

Хороший ребенок

Роль и задачи воспитателя

Педагогика для детей и взрослых

Воспитание воспитателя ребенком

Заключение

Список используемой литературы

Биография Януша Корчака

Януш Корчак (22.07.1878-1942) –польский педагог, детский писатель, публицист и общественный деятель. В 1903 окончил медицинский институт в Варшаве (по специальности врач — педиатр). В течение 8 лет работал в детской больнице. Отказавшись от врачебной практики, Корчак создает (1911) в Варшаве «Дом сирот» нового типа на средства богатых филантропов, перед которыми поставил условие — «не вмешиваться во внутренние дела Дома и не касаться вопросов воспитания». Будучи директором Дома, Корчак вел большую работу с беспризорными, трудновоспитуемыми детьми.

Система Корчака изложена в его книге «Как любить детей», написанной во время первой мировой войны на фронте, 2-я часть книги «Интернат» издана в СССР в 1922 г. с предисловием к ней Н. К. Крупской, которая советовала каждому педагогу прочитать эту книгу, так как она «…способна заставить задуматься над очень многими вопросами, заставить повнимательнее присмотреться к очень многим явлениям в жизни детских учреждений, повнимательнее отнестись к психике ребят»

Корчаку принадлежит около 20 книг о воспитании: «Воспитательные моменты»(1919), «О школьной газете»(1921), «Право ребенка на уважение»(1929),»Правила жизни»(1939), «Шуточная педагогика»(1939) и др., а также много статей. Они основаны главным образом на наблюдениях и экспериментах, в которых Корчак проверял правильность своих теоретических концепций и эффективность основанных на них многих практических предложений.

Главный принцип воспитательной системы Корчака, пронизывающий все его произведения и всю практическую педагогическую деятельность в руководимых им детских учреждениях, — это самовоспитывающая активность детей, формирование в детском коллективе и у отдельных воспитанников умения и навыков «самопознания, самоконтроля, самооценки и всякого рода самоуправления».

Педагогику Корчака считают наукой не о детях, а о людях: «Ребенок прежде всего человек, которого внимательный педагог должен изучать и относиться к нему с уважением и доверием».

Кроме «Дома сирот», Корчак организовал интернат «Наш дом», читал лекции на Высших педагогических курсах, вел работу в суде по делам малолетних преступников. Во время гитлеровской оккупации Корчак погиб в газовых камерах Треблинки вместе с 200 своими воспитанниками; ему предлагали спастись, но он предпочел остаться с детьми.

Сочинения (кроме указанных): в рус. переводе – «Джек – кооператор», М.,1929; «Король Матиуш первый», Варшава, 1960; «Когда я снова стану маленьким», М.,1964 г. Литература: Мойтлис Е.Л., Януш Корчак, «Советская педагогика», 1958г. №8.

Педагогическая идея

Каждый значительный человек оставляет нам свои идеи и свой образ. Идея Януша Корчака была, по сути, одна, и такого она свойства, что, например, в последовательном курсе истории педагогики точное место Янушу Корчаку найдешь не сразу: о нем можно с одинаковым правом рассказать до Руссо и после Песталоцци, между Ушинским и Макаренко, сразу после Марии Мантессори и вместе с Сухомлинским. С него можно начинать курс, а можно и заканчивать им, ибо идея Януша Корчака известна человечеству с тех пор, как оно стало человечеством: воспитатель должен любить детей. Но и сегодня мысль Януша Корчака нуждается в защите как мысль новая, даже дерзко новая.

Образ Януша Корчака, старого человека с добрыми, проницательными глазами, сливается с его идеей. Он прожил красивую жизнь: был известным врачом, лечил раненых в русско-японской войне начала века и в 29 лет сделал окончательный выбор – посвятить всего себя чужим детям и детству. В большом доме, отданном детям, он поместился в маленькой комнатке под крышей. Здесь он писал ночами сказки для детей и книги о воспитании для взрослых, а дни он тоже отдавал детям. Преданность отца – детям, преданность ученого – науке и преданность писателя – литературе были для него одно и тоже: счастье, которое знают только педагоги. От выбора однажды сделанного, Януш Корчак ни разу не отступил. Когда 200 его воспитанников фашисты отправили в лагерь смерти, старому доктору предложили остаться, он пошел со своими детьми.

Перебирая в памяти десятки учителей, которых встречал в жизни,- никто из них не оставил бы детей, невозможно это. Для подвига Корчака надо быть просто человеком. Но это трудно.

Идея Януша Корчака естественна, и гибель его естественна – она была венцом его идеи.

Януш Корчак не спас своих детей и не мог их спасти, но он не оставил их перед лицом смерти, точно также как не оставлял он их перед лицом жизни.

Мало кто из педагогов говорил о детях так строго. «Среди детей, — писал Корчак, — столько же плохих людей, сколько и среди взрослых …Все, что творится в грязном мире взрослых, существует и в мире детей».

У самых порядочных людей, бывает, вырастают дурные дети лишь потому, что отец в какой–то момент разочаровался в сыне, то есть оставил его одного перед лицом жизни, душой оставил. Разочарование в любви острее, чем просто нелюбовь. Женщине можно с нежностью сказать: «Я вас любил…». Ребенку так не скажешь. Януш Корчак – певец любви, у которой нет прошедшего времени, — верной и вечной любви к детям.

«Ни один воспитатель не вырастит из сотни детей сотню идеальных людей», — пишет Януш Корчак. И есть лишь одна возможность избежать разочарования: признать право детей на детство, признать абсолютную, а не относительную ценность детства. Перестать судить о ребенке только с точки зрения будущего, внушая тем самым, что сейчас он – никто: Я ничто…Чем-то могут быть только взрослые. А вот я уже ничто чуть постарше…»Нельзя мерить детей на взрослый аршин! В основе такого взгляда не умиление детством, а понимание его».

Любящий может требовать, а нелюбящий и по головке не должен гладить. Всякое общение с ребенком без любви – это общение без внимания, пустое общение. Оно пагубно для детей.

Образ Януша Корчака сложился в нашем сознании так, что мы представляем себе, прежде всего, образ доброго человека. Но он писал: «Если жизнь требует клыков, разве вправе мы вооружать детей одним румянцем стыда да тихими вздохами? Твоя обязанность – воспитать людей, а не овечек, работников, а не проповедников: в здоровом теле здоровый дух. А здоровый дух не сентиментален и не любит быть жертвой». Корчак смотрит на жизнь трезво, он меньше всего идеалист или сторонник безграничного терпения.

«Кто ты, — спрашивал Корчак ребёнка, — кто ты Нашему Дому (одно из детских учреждения Януша Корчака) и всему этому миру – товарищ? Жилец? Безразличный жилец? Обременительный пришелец?»

Педагогика Януша Корчака соединяет в себе бестрепетный реализм мужчины и мечтательную поэтичность ребёнка. Но в первую очередь Януш Корчак учит нас мужеству воспитывать, мужеству любить детей такими, какие они есть, чтобы от нашей любви они становились лучше, чем есть. И пока читаешь Корчака, привычное понятие «любовь к детям» наполняется новым, сложным смыслом.

Да, именно так надо смотреть на педагогику: науку об искусстве любви к детям. Исследуют развитие педагогической мысли. Прекрасно! Необходимо! Но развитие педагогического чувства – его кто изучает? А между тем практический воспитатель – это на три четверти чувство. Поэтому и воспитателя и в институте куда труднее учить, чем инженера или даже врача, и мы, вздыхая, говорим: «Ничего не поделаешь, педагогом надо родиться…». Родиться–то, разумеется, надо, но пора и признать, что воспитание чувств воспитателя – первое, а не двадцать первое дело.

«Жизнь Януша Корчака, его подвиг изумительной нравственной силы и чистоты явились для меня вдохновением. Я понял: чтобы стать настоящим воспитателем детей, надо отдать им своё сердце». В.А. Сухомлинский.

Столетний юбилей педагога по решению ЮНЕСКО отмечали во всём мире. Когда выписываешь строчки из Корчака, на память постоянно приходят параллельные места из Макаренко и Сухомлинского. Антон Семёнович Макаренко говорил о детях: «Я очень люблю этот отдел человечества…» Корчак воспитывал сирот, Макаренко – бездомных, Сухомлинский – детей, измученных войной и безотцовщиной. Каждый из них заменял детям отца, поэтому такое поразительное совпадение чувств. При всех различиях в условиях жизни и во взглядах на жизнь они создавали одно учение – оно составляет ядро педагогики 20 века.

Любовь к детям многогранна. Крупская любила детей заботливо, Гайдар – весело, Макаренко – требовательно, Сухомлинский – нежно, Корчак – грустно. Когда дети вырастали и уходили из Нашего Дома, Януш Корчак говорил им: «Мы даём вам одно – тоску по лучшей жизни, которой пока нет, но которая будет».

Вся педагогическая философия Корчака в ответах на главный вопрос воспитателя: чему учить? Что дать ребенку? Какие ценности – драгоценности? Януш Корчак отвечает: дайте ему одно – стремление к лучшей жизни; заразите его своей тоской – общечеловеческой тоской! — по лучшей жизни. Тоска, стремление — это разные переводы одного и того же слова. Заметим, что речь идет не о личной жизни, а общей — о жизни человечества, о жизни вообще. Человек, который стремится к лучшей жизни народа — это человек.

Вот как дерзко говорил Януш Корчак:

«Мы не даем вам Бога, ибо каждый из вас должен сам найти его в своей душе.

Не даем Родины, ибо ее вы должны обрести трудом своего сердца и ума.

Не даем любви к человеку, ибо нет любви без прощения, а прощение есть тяжкий труд, и каждый должен взять его на себя.

Мы даем вам одно, даем стремление к лучшей жизни по правде и справедливости.

И может быть, это стремление приведет вас к Богу, Родине и Любви».

В этих словах признание: лучшей жизни нет, она далеко. И уверенность: она будет. И точнейшее определение: это жизнь по правде и справедливости. Игорь Неверли, секретарь и биограф Корчака, сказал очень точно: «Для него будущее – не столько другой, лучший строй, сколько другой, более совершенный человек».

И вот слова Корчака, которые можно было бы написать на большом листе бумаги и вывесить в каждой учительской: «Реформировать мир – это значит реформировать воспитание».

Корчак очень долго был ребенком – до 14 лет играл в кубики, но однажды в 14 лет понял: «Я существую не для того, чтобы меня любили и мною восхищались, а чтобы самому действовать и любить. Не долг окружающих мне помогать, а я сам обязан заботиться о мире и человеке».

Я существую для того, чтобы действовать и любить…. Так писали и Гёте, и Пушкин, и, видимо, многие великие и невеликие люди. С открытием окружающего мира, о котором надо заботиться, в котором надо действовать, который надо любить — с этим открытием рождается личность.

Януш Корчак с детства мечтал быть писателем, но отец умер, когда мальчику (тогда его звали еще Генриком Гольдсмитом; Януш Корчак-псевдоним, случайно взятый для первой книги из названия чужого романа) было всего 11 лет, и в дом пришла нужда. Мальчик стал подрабатывать репетиторством, мысли о писательстве оставил: «Итак, я буду не писателем, а врачом. Литература — это слова, а медицина — дело».

И вот учение позади, он врач в детской больнице, он мобилизован, как уже говорилось, на русско-японскую войну, едет через всю Россию, «за Уральские горы, за Забайкалье». Потом он практикуется в клиниках Берлина (год), Парижа (полгода), Лондона (месяц), ходит в школы для умственно отсталых детей, в тюрьмы для малолетних преступников. Он учится действовать — лечить людей и учится любить их. Вернувшись в Варшаву, он стал знаменитым врачом.

Корчак делал все, чтобы дать детям безмятежное детство: «Те, у кого не было безмятежного, настоящего детства, страдают от этого всю жизнь», — считал он.

Страх распустить детей, усиление надзора за ними, призывы быть с детьми как можно строже — приводят к обратным результатам – дети выходят из-под контроля взрослых, связь между поколениями теряется, диалог между старшими и младшими становится невозможным. Подростки становятся неуправляемыми, теряют нравственные ориентиры. Все это надо рассматривать не как результат послаблений, а как результат долголетнего применения устаревшего метода преподавания. В центре внимания не духовная сторона воспитания, а механическая, педагогика сосредоточена на проблеме наказаний и безнаказанности, надзора и безнадзорности, и обо всем судит крайне примитивно.

Переменить взгляд на воспитание, поверить в то, что только безмятежное, доброе детство соединяет ребенка с взрослыми, ведет к сотрудничеству поколений, рождает в ребенке желание любить и действовать, заботиться о людях, о стране, — поверить в это всей душой многим людям трудно. Но книги Корчака помогают нам совершить трудный переход к новому взгляду на воспитание. Любая полка педагогической литературы сегодня покажется бедной, если на ней нет трех книг: «Как любить детей», «Педагогической поэмы» и «Сердце отдаю детям».

Обратимся к живому Корчаку, к живым его книгам, к главной его мысли. Вот она — главная мысль: ребенок равный нам – ценный – человек.

Так просто. Но признание этого равенства переворачивает душу взрослого человека и делает счастливыми детей!

Взрослому читателю.

Вы говорите:

— Дети нас утомляют.

Вы правы.

Вы поясняете:

— Надо опускаться до их понятий.

Ошибаетесь.

Не от этого мы устаём. А от того, что надо подниматься до их чувств.

Подниматься, становиться на цыпочки, тянуться, чтобы не обидеть.

Взрослый: «Знал бы, не за что бы не хотел стать взрослым. Ребёнку во сто раз лучше. Взрослые – несчастные. Неправда, будто они делают, что хотят. Нам ещё меньше разрешено, чем детям. У нас больше обязанностей, больше огорчений. Реже весёлые мысли. Мы уже не плачем – это правда, но пожалуй, лишь потому, что плакать не стоит. Мы только тяжело вздыхаем. Мы разучились радоваться жизни, самому простому её проявлению – дождю, снегу, солнцу, радуге.

Ребёнок: «Ребёнок словно весна. То солнце выглянет – и тогда ясно и очень весело и красиво. То вдруг гроза – блеснёт молния и ударит гром, а взрослые словно всегда в тумане. Тоскливый туман их окружает. Ни больших радостей, ни больших печалей. Всё как-то серо и серьёзно. Наша радость и тоска налетает как ураган, а их еле плетутся».

Важно не то, что человек знает, а то, что он чувствует. «Я понимаю, почему ребёнок может быть зрелым музыкантом. И когда мы присмотримся внимательнее к его рисункам, прислушаемся к его речи, когда он, наконец, поверит в себя и заговорит, — мы постигнем его огромную своеобразную ценность, мы обнаружим в нём поэта, художника, мастера чувства.

Януш Корчак задавался вопросом: от чего – правда, редко, но бывают внезапные взрывы массовой недисциплинированности всей группы? От чего под час самый надёжный и подведёт? Он упорно искал и постепенно находил ответ.

Если воспитатель ищет в детях черты характера и достоинства, которые кажутся ему особенно ценными, если хочет сделать всех на один лад, увлечь всех в одном направлении, его введут в заблуждение: одни подделываются под его требования, другие искренне поддадутся внушению, до поры до времени. А когда выявится действительный облик ребёнка, не только воспитатель, но и ребёнок болезненно ощутит своё поражение. Чем больше старания замаскироваться или повлиять – тем более бурная реакция; ребёнку, раскрытому в самых своих доподлинных тенденциях, уже нечего терять.

Право на уважение

Существует ли жизнь в шутку? Нет, детский возраст – долгие, важные годы в жизни человека.

Жестокие законы Древней Греции и Рима позволяют убить ребёнка. В 17 веке в Париже детей постарше продают нищим, а малышей у собора Парижской Богоматери раздают даром. Это ещё очень недавно! И по сей день ребёнка бросают, когда он помеха.

Мы ввели всеобщее обучение, принудительную умственную работу. Школа требует. А родители дают неохотно. Конфликты между семьёй и школу ложатся всей тяжестью на ребёнка. Родители соглашаются с не всегда справедливыми обвинениями ребёнка школой, чтобы избавить себя от навязываемой её над ним опеки, школа создаёт ритм часов, дней и лет. Школьные работники должны удовлетворять сегодняшние нужды юных граждан. Ребёнок – существо разумное, он хорошо знает потребности, трудности и помехи своей жизни. Не деспотичные распоряжения, не навязанная дисциплина, не доверчивый контроль, а тактичная договорённость, вера в опыт, сотрудничество и совместная жизнь!

Ребёнок не глуп; дураков среди них не больше, чем среди взрослых. Облачённые в пурпурную мантию лет, как часто мы навязываем бессмысленные, не критичные не выполнимые предписания! Ребёнок – иностранец, он не понимает языка, не знает направление улиц, не знает законов и обычаев. Порой предпочитает осмотреться сам, трудно – попросит указания и советы. Необходим гид, который вежливо ответит на вопросы.

Уважайте его незнания! Уважайте его труд познания!

Непривычные к боли, обиде, несправедливости, дети глубоко страдают и потому чаще плачут, но даже слёзы ребёнка вызывают шутливые замечания, кажутся менее важными. Слёзы упрямства и капризы – это слёзы бессилия и бунта, отчаянная попытка протеста, призыв на помощь, жалоба на халатность опеки, свидетельство того, что детей неразумно воспитывают и принуждают.

Уважайте текущий час и сегодняшний день! Как ребёнок сумеет жить завтра, если мы не даём ему жить сегодня сознательной ответственной жизнью?

Позволим детям упиваться радостью утра и верить. Ему не жаль времени на сказку, на беседу с собакой, на подробное рассматривание картинки, и всё это любовно. Он прав. Мы наивно боимся смерти, не сознавая, что жизнь – это хоровод умирающих и вновь рождающихся мгновений. Год – это лишь попытка понять вечность по-будничному. Играю ли я или говорю с ребёнком – переплелись две одинаковые зрелые минуты моей и его жизни; сержусь ли, мы опять вместе – только моя злая мстительная минута насилует его важную и зрелую минуту жизни.

Отрекаться во имя завтра? А в чём оно так заманчиво? Сбывается предсказание: валится крыша, ибо не уделено должного внимания фундаменту знания.

Право ребёнка быть тем, что он есть.

Мы хотим, чтобы дети были лучше нас. Грезится нам совершенный человек будущего.

Мы простили себя и освободили от обязанности исправляться. Плохо нас воспитали. Но поздно! Не позволяем критиковать нас детям, и не контролируем себя сами.

Воспитатель поспешно осваивает особые права взрослых: смотреть не за собой, а за детьми, регистрировать не свои, а детские вины.

Уступаем ли мы тактично, избегаем ли не нужных трений, облегчаем ли совместную жизнь? Не мы ли сами упрямо, привередливы, задиристы и капризны?

Ребёнок привлекает наше внимание, когда мешает и вносит смуту. И не видим, когда он спокоен, серьёзен, сосредоточен. Громко говорят о себе плохие поступки и плохие дети, заглушая шёпот добра, но добра в тысячу раз больше, чем зла.

Мы требуем стандарта добродетели и поведения и, сверх того, по нашему усмотрению и образцу.

Для ребёнка пример не только дом, но и коридор, двор, улица. Ребёнок говорит языком окружающих, повторяет их жесты, подражает их поступкам. Мы не знаем чистого ребёнка – каждый в той или иной степени загрязнён.

Но он умеет быстро высвобождаться и очищаться. Сколько чудес в росте растения и человека – в сердце, в мозгу, в дыхании! Так же силён и стоек дух ребёнка. Существует моральная устойчивость и чуткая совесть. Не правда, что дети легко заражаются.

А какова роль наших воспитателей?

Страж стен и мебели, тишины во дворе, чистоты ушей и пола; пастух который следит, чтобы скот не лез в потраву, не мешал работе и весёлому отдыху взрослых; ларёк со страхами и предостережениями, лоток с моральным барахлом, продажа на вынос знания, которые лишают смелости, запутывает и усыпляет, вместо того, чтобы пробуждать оживлять и радовать.

Как любить ребёнка

Ребёнок в семье

Януш Корчак говорил: «Никакая книга, никакой врач не заменит собственной зоркой мысли и внимательного наблюдения.

Бывает, впечатлительный ребёнок фантазирует, что он в доме родителей – подкидыш. Да: тот, кто породил его, умер столетие назад.

Ребёнок – это пергамент, сплошь покрытый иероглифами, лишь часть которых ты сумеешь прочесть, а некоторые сможешь стереть или перечеркнуть и вложить своё содержание.

Всякий мрак, как ячейка рождения и воспитания людей, дело чрезвычайно важное и ответственное. Люди – отцы и матери, — если они поднялись до осознания себя единицами всей вселенной, если их трудовой день вносит красоту в жизнь всех людей, будут готовы к воспитанию новых человеческих жизней; они будут проводить свои системы воспитания, не в словах, а на собственном живом примере. Гармония семьи состоит в той любви, где никто не требует обязательств друг от друга, в той высочайшей чести друг к другу, где нет слов о самопожертвовании, а есть мысль о помощи, о радости быть полезным.

Хороший ребёнок

Мало плачет, ночью нас не будит, доверчив, спокоен – хороший. А плохой капризен, кричит без явного к тому повода, доставляет матери больше неприятных эмоций, чем приятных. Надо остерегаться смешивать хороший с удобным. Ребёнок может быть более или менее терпелив от рождения, независимо от самочувствия. С одного довольно единицы нездоровья, чтобы дать реакцию десяти единиц крика, а другой на десяток единиц недомогания реагирует одной единицей плача. Один вял, движения ленивы крик без острого напряжения, чёткой эмоции. Другой легко возбудим, движения активны, сон чуток, крик вплоть до синюхи. Зайдётся, задохнётся, надо приводить в чувства, порой с трудом возвращается к жизни. Это даёт распознать в младенце, что он вырастет человеком могучей воли, стихийного натиска. Наполеон в детстве заходился плачем. Всё современное воспитание направлено на то, чтобы ребёнок был удобен, последовательно, шаг за шагом стремиться усыпить, подавить всё, что является волей и свободой ребёнка, стойкостью его духа, силой его требований.

Стало быть, все позволять? Ни за что: из скучающего раба мы сделаем изнывающего от скуки тирана. А, запрещая, закаляем как-никак волю, хотя бы лишь в направлении обуздания, ограничения себя, развиваем изобретательность, умение ускользнуть из-под надзора. Позволяя же детям «все», бойтесь; как бы, потакая капризам, не подавить сильных желаний.

Пример: ребенок хочет взять в рот горящую свечку – я не могу ему это позволить, хочет играть со мной в мяч — а я хочу читать; мы должны разграничивать его и свои права. Кто не продумает основательно вопроса запретов и приказов, когда их мало, тот растеряется и не охватит всех, когда их будет много.

Среда воспитания

Воспитывающей средой является дух, который царит в семье. Этот руководящий дух подчиняет и не терпит сопротивления.

Догматическая среда. Традиция авторитет, обряд, веление как абсолютный закон. Догматом могут быть земля, отчизна, добродетель и грех; могут быть наука, общественно-политическая работа, богатство, борьба, а также бог — как герой, божок или кукла — не во что, а как веришь.

Идейная среда. Сила ее не в твердости духа, а в полете, порыве, движении. Здесь не работаешь, а радостно вершишь. Нет догм — есть проблемы. Нет благоразумия – есть жар души, энтузиазм. Если догматическая среда способствует воспитанию ребенка. То идейная – хорошая почва под посев активных детей. Ребенок хочет, чтобы с ним обходились серьезно, требует доверия, советов и указаний. Мы же относимся к нему шутливо, безустанно подозреваем, отталкиваем непониманием, отказываем в помощи.

Роль и задачи воспитателя

Мыслей у детей не меньше, и они не беднее и не хуже, чем у взрослых, только они другие. В нашем мышлении образы линялые, ветхие, чувства тусклые и словно покрытые пылью. А дети думают сердцем, не умом. Поэтому нам так трудно найти с детьми общий язык, поэтому нет более сложного искусства, чем умение с ними говорить. Долгое время мне казалось, что с детьми нужно говорить просто, понятно, занимательно, образно, убедительно. Теперь я думаю по-другому: мы должны говорить коротко и с чувством, не подыскивая слова и выражения, говорить искренне!

Воспитатель может утратить энтузиазм, который возникал в нем самопроизвольно, независимо от чьих либо приказов. Он желал внести новую радостную струю в серую однообразную жизнь детей. А теперь доволен, если отметит для себя «все по старому». Он утрачивает энергию на мелкие проступки смотрит сквозь пальцы, старается меньше замечать, меньше знать – только самое необходимое. Раньше дня не пройдет, чтобы он не подметил что-нибудь в детях или в себе. И дети к нему льнули, а теперь сторонятся. Да и любит ли он их еще?

То он думает «я хочу, я обязан», а то безнадежно «да стоит ли?». А ты лучше порадуйся, о воспитатель! Ты уже отбрасываешь предвзятое сентиментальное представление о детях. Ты уже знаешь, что ты не знаешь их. Сам того не понимая ты уже на правильном пути. Сбился? Помни, блуждать в огромном лесу жизни – зазорно. Даже плутая, гляди по сторонам с интересом и увидишь мозаику прекрасных образов.

Будь самим собой, ищи собственный путь, познай себя прежде, чем захочешь познать детей. Прежде чем намечать круг их прав и обязанностей, отдай себе отчет в том, на что ты способен сам. Ты сам тот ребенок, которого должен раньше, чем других, узнать, воспитать, научить. Одна из грубейших ошибок считать, что педагогика является наукой о ребенке, а не о человеке. Детей нет, есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными впечатлениями, иной игрой чувств. Будь самим собой и присматривайся к детям тогда, когда они могут быть самими собой. Присматривайся, но не предъявляй требований.

Обеспечить детям свободу гармонического развития всех духовных сил, высвободить всю полноту скрытых возможностей, воспитать в уважении к добру, к красоте, к свободе — вот настоящая задача воспитателя. Только делать это надо правильно своим примером, прокладывая детям дорогу своим путем, а не переделывая детей.

Сто детей – сто людей, которые не когда-то там, не еще…не завтра, а уже… сейчас…люди. Не мирок, а мир, не малых, а великих, не «невинных», а глубоко человеческих ценностей, достоинств, свойств, стремлений, желаний.

Каковы твои обязанности? – быть бдительным. Чем ниже духовный уровень воспитателя, бесцветнее его моральный облик, больше забот о своем покое и удобствах, тем больше он издает приказов и запретов, диктуемых якобы заботой о благе детей.

Воспитатель, который не хочет неприятных сюрпризов и не желает нести ответственность за то, что может случиться.

Воспитателю не избежать ошибок, вытекающих из порочного навыка к избитым выражениям и общепринятым поступкам из обычного отношения к детям как к существам, не отвечающим за себя, забавным своей наивной неопытностью. Если станешь относиться к их заботам, желаниям, вопросам презрительно, шутливо или покровительственно, ты всегда кого-нибудь больно заденешь. У тебя нет времени, ты не можешь все время следить, искать скрытые мотивы явно нелепого желания, проникать в неисследованные тайны детской логики, фантазии, искания истины. Ты будешь делать эти ошибки, потому что не ошибается только тот, то ничего не делает. Хороший воспитатель от плохого отличается только количеством сделанных ошибок и причиненного детям вреда. Есть ошибки, которые хороший воспитатель делает только раз и, критически оценив, больше не повторяет, долго помня свою ошибку. Если хороший воспитатель от усталости поступит бестактно или несправедливо, он приложит все усилия, чтобы както механизировать мелкие надоедливые обязанности, ведь он знает, что все неладное от нехватки у него времени. Плохой воспитатель свои ошибки сваливает на детей. Хороший воспитатель знает, что стоит подумать и над пустячным эпизодом, за ним может стоять целая проблема — не пренебрегает ничем. Если ребенок поверит тебе свою тайну, радуйся, потому что его доверие – высочайшая награда. Но не принуждай его к откровенности, у него есть право на тайну. Надо убедить детей в том, что мы уважаем их тайны, что вопрос «не можешь ли ты мне сказать?» не значит «ты должен».

Не будем стараться предупреждать каждое движение, колеблется — подсказывать дорогу, оступится –лететь на помощь. Помни, в минуты тягчайшей душевной борьбы нас может не оказаться рядом. Ибо, если ребенок не ошибается в детстве и, всячески опекаемый и охраняемый, не учится бороться с искушениями, он вырастает пассивно – нравственным благодаря сильному сдерживающему началу.

Позволь детям ошибаться и радостно стремится к исправлению.

Пусть никогда не покидает сознание воспитателя, что он может ошибаться. Пусть ни один из его взглядов не станет непререкаемым убеждением, ни убеждением навсегда. Пусть сегодняшний день всегда будет только переходом от суммы вчерашних наблюдений к завтрашней, еще большей. Каждый вопрос и каждый факт должны рассматриваться независимо от общих воззрений. Только при соблюдении всех этих условий работа воспитателя не будет ни монотонной, ни безнадежной. Каждый день принесет что-либо новое, неожиданное, необыкновенное, обогатит еще одним данным.

И только тогда он полюбит каждого ребенка разумной любовью, заинтересуется его духовной сущностью, потребностями и судьбой. Чем ближе он станет ребенку, тем больше заметит в нем черт, достойных внимания.

Советы общения с детьми: не надо говорить детям о том, какими «Я» хочу, чтобы они были, а о том, какими они сами хотят и какими могут быть.

Не пытайся обращаться с ним, как с ребенком. Все, только не притворная синтементальность. Разговор должен быть серьезным, деловым, равного с равным. Задача даже самой хорошей речи — вызвать энтузиазм, способствовать начинанию, не останавливаться на достигнутом. Слово – всегда союзник, не заместитель. Надо избегать рассчитанных на эффект красивых жестов. Если во внешне очень положительных поступках скрыта фальшь, они раздражают больше, чем слова.

Педагогика для детей и для взрослых

У того, кто делает что-либо новое, должны быть ошибки, не надо бояться ошибиться. Неуспехи и трудности будят мысль. Дуралей тот, кто хочет, чтобы всегда было легко. Мудрец сказал: что приказывать другим легко, а вот научись-ка быть господином своих собственных мыслей и чувств.

Что из того, что воспитательница сдала экзамены на пятерки и помнит, что пишут о детях ученые, если детей не любит; характер человека и его призвание важны, но, быть может, доброта и честность даже важнее. Знание это не только книга. Задача книги облегчить, ускорить познание жизни, а не заменить его. Корчак пишет, что добрый человек-это такой человек, который понимает каково другому, умеет почувствовать, что другой чувствует.

Правило жизни Януша Корчака такое: 1«быть искренним — если я что люблю, говорю – люблю, и баста»;2 «Меня не касается, маленький кто-либо или большой и что говорят про него другие, красив, некрасив, умен, глуп, меня даже не касается хуже или лучше он меня. Для меня человек хорош, если хорошо относится к людям, если не желает и не делает зла, если он добрый».

Поэт – это такой человек, который сильно радуется и сильно горюет, легко сердится и крепко любит, который глубоко чувствует, волнуется и сочувствует. И дети такие.

А философ – это такой человек, который глубоко вдумывается и обязательно желает знать, как все есть на самом деле. И опять дети такие.

Детям трудно самим сказать, что они чувствуют и о чем думают, ведь приходится говорить словами. Но дети – поэты и философы.

Самое главное воспитатель должен уметь: любого в любом случае целиком простить. Воспитатель не обязан брать на себя ответственность за далекое будущее, но он целиком отвечает за сегодняшний день. Воспитатель, пренебрегая неусыпным трудом над собой, опускается и не развивается.

Воспитание воспитателя ребенком.

«Ребенок обогащает меня опытом, влияет на мои взгляды, на мир моих чувств; от ребенка я получаю приказания – и я требую от себя, обвиняю себя. Ребенок и поучает, и воспитывает. Ребенок знает о себе больше, чем я о нем.я его лишь отгадываю. Группа детей будет знать воспитателя насквозь, использует все его недостатки и его нерешительность, слабости и изъяны. Не даст себя ни завлечь, ни обмануть. И либо доверится, либо отложит решение, либо замкнется, либо объявит открытую войну. Дети подвергнут тебя экзамену добросовестному и оценят справедливо. Согласно с главным постулатом педагогики: покажи пример, будь образцом, не слова, а дела»

(Корчак).

Воспитатель не может тягаться с неизвестной наследственностью, ее инстинктами, не может вылечить от шрамов и травм самого раннего детства.

Воспитатель только создает условия для выздоровления, много света и тепла, свободы и веселья. Верю, что ребенок сам по себе захочет стремиться к исправлению. «Я» его поддерживаю – здоровой атмосферой семьи, воспитания. В области чувств ребенок иной. Следовательно, надо не рассуждать, а вместе с ним чувствовать; по детски радоваться, любить, доверять.

Педология – обязана говорить очень много о физическом развитии ребенка, столько же о чувствах и только потом уже – интеллекте.

Заключение

Исследуя и анализируя книги и опыт великих педагогов, лучше начинаешь понимать, какую ответственность несет педагог за своих воспитанников. Открывается новый взгляд на задачи педагога и их решение.

У педагогов прошлого, педагогов по призванию, то есть настоящих асов своего дела учишься многим тонкостям детской психологии, так необходимой в педагогической деятельности. В идее воспитания Януша Корчака главная мысль – это, прежде всего любовь к детям. Исходя из нее педагог никогда не навредит ребенку. Но не слепая любовь, а все понимающая и все видящая. Из любви к ребенку можно строго с ним поговорить не нравоучительно, а отнестись к нему, как к человеку способному самостоятельно контролировать свои поступки и анализировать свое поведение. Направить, помочь, поддержать – важные моменты в педагогике. Главное все это делать, с целью воспитать настоящего человека.

Педагог должен также постоянно саморазвиваться, уметь анализировать свои действия и всегда быть примером для детей, а не пустым нравоучителем.

Список используемой литературы.

1. Бжозовский С. (1878-1911) – польский писатель, автор книг, оказавших влияние на развитие польской общественной мысли (выписки из его книг).

2. Виткевич С. (1851-1915) «Ендрек Чайка» — польский писатель.

3. Сидони Габриэль Коллет (1873-1954) «Клодина в Париже» — французский писатель.

4. Януш Корчак «Избранные педагогические произведения» М.: Педагогика, 1879г.; «Как любить ребенка» М.: Книга о воспитании, 1990г.; Статьи: «Теория и практика» (1925); «Воспитание воспитателя ребенком» (1926); «Открытое окно» (1926); «Каста авторитетов»(1926-1927); «Чувство» (1927-1928)

5. Джон Локк «Педагогические сочинения» М., 1939г.

6. Жан Жак Руссо « Эмиль или о воспитании» 1762г.

7. Толстой Л. Н. «Педагогические сочинения» М.,1948г.

8. Зигмунд Фрейд (1856-1939) – выписки из его трудов.

9. Шарко Жан Мартен (1825-1911) – французский врач невропатолог (выписки из его трудов).

10. Шацкий С. Т. «Дети работники будущего» 1908г.

Муниципальное автономное образовательное
учреждение дополнительного образования детей «Детско-юношеский центр Киренского
района «Гармония»

«Как любить ребенка»

   Я. Корчак

Выполнила: педагог ДО 2 кв.к.

Карманова О.Р.

                                    Киренск
 2014 г.

                                           
Содержание

1.     Введение………………………………………….……….3

2.     Основная часть
……………………………………………4

3.     Заключение ……………………………………….………8

4.     Список литературы
………………………………………9

         Введение

         Каждый значительный человек
оставляет нам свои идеи и свой образ. Идея Януша Корчака известна человечеству
с тех пор, как оно стало человечеством: воспитатель должен любить детей.

         Образ Януша Корчака, старого
человека с добрыми проницательными глазами, сливается с его идеей. Он прожил
красивую жизнь: был известным врачом, лечил раненых в русско-японской войне
начала XX века и в 29 лет сделал окончательный выбор – отказался от семьи, от
личной жизни, чтобы всего себя посвятить чужим детям и детству. В большом доме,
отданным детям, он поместился в маленькой комнатке под крышей. Здесь он писал
ночами сказки для детей и книги для воспитания для взрослых. Преданность отца –
детям, преданность ученого – науке и преданность писателя – литературе были для
него одно и то же: счастье, которое знают только педагоги.

         От выбора, однажды
сделанного, Януш Корчак ни разу не отступил. Когда 200 его воспитанников
фашисты  отправили в лагерь смерти, в Треблинку, старому доктору предложили
остаться, но он пошёл со своими детьми. Всех ждёт смерть: но нас заставляет
безмерно страдать смерть близких, чья то преждевременная и мучительная смерть.
Сознательный же выбор мученической смерти обычно становиться легендой и
принимается как подвиг. Януш Корчак не спас своих детей и не мог их спасти. Но
он не оставил их перед лицом смерти, точно также как не оставлял их перед лицом
жизни.

        Это, по сути, и есть любовь к
детям, да и вообще любовь. Любить – значит не оставлять перед лицом жизни.

        Основная часть.

        Мало кто из педагогов говорил
о детях так строго. «Среди детей, – писал Корчак, – столько же плохих людей,
сколько и среди взрослых… Всё что твориться в грязном мире взрослых, существует
и в мире детей». «Воспитатель, который приходит со сладкой иллюзией, что он
выступает в этакий маленький мирок чистых, нежных, открытых сердечек, чьи
симпатии и доверие легко сыскать, скоро разочаруется».

         Драматичный час в сложной
истории нашей любви к детям… Терпение кончается, умиление сменяется
негодованием. И чем больше бы хвастались ребенком в начале, тем больше его
теперь стыдимся его. С глаз долой! И из сердца вон. Горчайшее из чувств –
разочарование в детях. Приходит час, и мы начинаем видеть одни только
недостатки их и прегрешения. Мы с унылой завистью смотрим на чужих
благополучных детей и отворачиваемся душой от своих – как раз в ту минуту,
когда им больше всего нужны наша любовь и нравственная  помощь.

         У самых порядочных людей,
бывает, вырастают дурные дети лишь потому, что отец в какой-то момент
разочаровался в сыне, то есть оставил его одного перед лицом жизни, душой
оставил. Поскольку разочарование в любви острее, чем просто нелюбовь, то
появляется мстительное желание «сломать» «подавить» «заставить» «потребовать».
Януш Корчак – певец любви,  у которого нет прошедшего времени, – верной и
вечной любви к детям. Он их не идеализирует, но для него ребёнок – король, и не
десятый и не пятнадцатый, а всегда первый.

       Да, дети бывают настольно
неблагодарны порой, что вырастают совсем не такими, как нам хотелось бы. «Ни
один воспитатель не вырастит из сотни детей сотню идеальных людей», – пишет
Януш Корчак. И есть лишь одна возможность избежать разрушительного для обеих
сторон разочарования: признать право детей на детство, признать абсолютную, а
не относительную ценность детства. Перестать судить о ребёнке толь с точки
зрения будущего, внушая тем самым, что сейчас он – никто: «Я ничто… Чем- то
могут быть только взрослые. А вот я уже ничто чуть постарше…» Нельзя мерить
детей на взрослый аршин! Ребёнок, в отличии от взрослого, может» солгать,
выманить, украсть», пишет Януш Корчак, хотя ему вовсе не нравятся дети, которые
лгут, выманивают, вынуждают, крадут.

      Но он знает, что проступок
ребёнка не то, что преступление взрослого, что проступок ребёнка по – своему ценен,
потому что «в конфликтах с совестью и вырабатывается  моральная  стойкость .

Образ  Януша Корчака сложился в нашем
сознании так, что мы представляем себе, прежде всего доброго человека. Но он
писал: «Если жизнь требует клыков, разве вправе мы вооружать детей одним
румянцем стыда да тихими вздохами? Твоя обязанность – воспитать людей, а не
овечек, работников, а не проповедников: в здоровом теле здоровый дух. А
здоровый дух не сентиментален и не любит быть жертвой».

     И вот такой – воинственный,
готовый к спору, вспыльчивый, насмешливый,  гордый, призирающий грубую силу, но
и бессильную слабость презирающий, – он сначала унижался, шёл на всё, чтобы
достать хлеба для своих детей, а потом без колебании, сам, по доброй воле,
выбирая между детьми и жизнью, от жизни отказался.

    Педагогика Януша Корчака
соединяет в себе бестрепетный реализм мужчины и мечтательную поэтичность
ребенка. Но в первую очередь Януш Корчак учит нас мужеству – мужеству воспитывать,
мужеству любить детей такими, какие они есть, чтобы от нашей любви они
становились лучше, чем есть. Да, именно так надо смотреть на педагогику: науку
об искусстве любви к детям.

     «Жизнь Якуша Корчака, его подвиг
изумительной нравственной силы и чистоты явились для меня вдохновением. Я
понял: чтобы стать настоящим воспитателем детей, надо отдать своё сердце.

                                                                     
                     В. А. Сухомлинский.

Якуш Корчак обращается именно к
чувству воспитателя: он сам перенес все болезни, какими болеет педагог, сам
познал бездны педагогического отчаяния. Он понимает воспитание так же , как
понимает ребёнка: «Наверно предписание педагогических самоучек воспитывать
детей последовательно чтобы отец не критиковал поступков матери, взрослые не
говорили при детях о делах…» В конечном счёте во всех мелких и важных делах
воспитатель вынужден поступать так, как знает и умеет, а главное – как может».
С подозрением смотрит Корчак на человека, который будто бы настолько терпелив,
что отвечает на все вопросы детей. « Коли не врёт, он, возможно, настолько чужд
детям, что они действительно редко и лишь в виду исключения обращаются к нему с
вопросами». Дети надоедливы, а воспитатель нетерпелив – что же! Нельзя
представлять себе педагога « в белых перчатках, с бутоньеркой в петлице».

      Дети говорили Янушу Корчаку:

– Вы такой странный! Иногда я вас
люблю, а иногда так просто убил бы со злости! Да, он может и разозлиться,
разозлить, а в молодости мог и отшлёпать – а потом стать на колени перед
кроватью плачущего ребёнка.

       «Бывало, говоришь, а голос у
тебя дрожит и на глазах беспомощные слёзы. Эти тяжёлые минуты должен пережить
каждый молодой воспитатель – педагог.

         Пережить! Не прочитать о
таких минутах, а пережить их самому! Пережить, перечувствовать, перестрадать –
и вынести из этого горнила ту истинную любовь к детям, которую ничто не
поколеблет. Если он не любит детей, каждый урок для него, каждая встреча с
ребёнком – мука. « Нет ничего унизительнее, – пишет Януш Корчак, – чем
зарабатывает на хлеб с отвращением.»

         Одно из детских учреждений
Януш Корчака называлось «Наш Дом» – с большой буквы.

         Когда дети вырастали и
уходили из нашего Дома, Януш Корчак говорил им: «Мы даём им одно – тоску по
лучшей жизни, которой пока нет, но которая будет».

         Святая тоска! С неё испокон
веков начинались гуманисты, революционеры, поэты, учёные и просто честные люди.

         Это напутствие, это
благословение выросшим детям. Быть может, не всем они придутся по душе, но в
нескольких абзацах – вся педагогическая философия Корчака и ответ на главный
вопрос воспитателя: чему учить? Что дать ребёнку? Какие ценности – драгоценности?
Януш Корчак отвечает: дайте ему одно – стремление к лучшей жизни. Тоска,
стремление – это разные переводы одного и того же слова.

          Заметили, что речь идёт не
о личной жизни, а общей – о жизни народа, о жизни человечества, о жизни вообще.
Человек, который стремится к лучшей жизни народа, – это человек.

        Вот как дерзко говорил Януш
Корчак: « Мы не даём вам Бога, ибо каждый из вас должен сам найти его в своей
душе.

        Не даём Родины, ибо её вы
должны обрести трудом своего сердца и ума.

Не даём любви человеку, ибо нет любви
без прощения, а прощение есть тяжкий труд, и каждый должен взять его на себя.

        Мы даём вам одно, даём
стремление к лучшей жизни, которой нет, но которая когда-то будет, к жизни по
правде и справедливости.

         И может быть, это стремление
приведёт вас к Богу, Родине и Любви.

Заключение.

В этих словах: найти, обрести трудом,
тяжкий труд, стремление к лучшей жизни – признание: лучшей жизни нет, она
далеко.

          Корчак был педагог –
реалист.

В детском доме были сироты, и Корчак,
делая всё, чтобы дать им безмятежное детство. « Те, у кого не было безмятежного
настоящего детства, страдают от этого всю жизнь – считал он.

          Американская писательница,
автор личных книг по воспитанию Мария Уинн пишет, что в середине десятого века
произошла перемена в отношении к детям и к детству.

           Прежде считалось, что
родители должны охранять детство; теперь преобладает другая точка зрения:
родители должны готовить детей к трудному будущему. Во всём мире целое
поколение вырастают, не знал безмятежного детства; быть ребёнком теперь очень
трудно – и это сказывается на нравственном облике людей. Те, у кого не было
безмятежного детства, страдают всю жизнь.

             Переменить взгляд на
воспитание, поверить в то, что только безмятежное, доброе детство соединяет
ребёнка с взрослыми, ведёт к сотрудничеству поколений, рождает в ребёнке
желание любить и действовать, заботиться о людях, о стране, – поверить в это
всей душой многим людям трудно. Но книги Корчака помогают нам совершить трудный
путь переход к новому взгляду на воспитание. В основу своей педагогики он
положил чудесный сплав любви и уважения к ребёнку и светлую мечту о мире, где
дети будут избавлены от всего, что их унижает, где их счастье будет обусловлено
счастьем и свободой всего народа.

             Обратимся к живому
Корчаку, к главной его мысли. Вот она: «Главная мысль: ребёнок равный нам –
ценный – человек.

             Так просто. Но признание
этого равенства переворачивает душу взрослого человека и делает счастливыми
детей.

          Литература.

1.     Я Корчак. Право ребёнка на
уважение.

     М,
Педагогика, 1979 г.

2.  Я Корчак. Как
любить ребёнка: Книга о воспитании

     М:
Политиздат, 1990 г.

3.     С. Соловейчик. О Януше
Корчаке и его педагогике.

М: Политиздат, 1990
г.

метки: Ребенок, Корчак, Значение, Право, Развитие, Детская, Лагерь, Совет

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

КАФЕДРА ВОЗРАСТНОЙ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

РЕФЕРАТ

По дисциплине: ТЕОРИЯ ВОСПИТАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ

Тема: МЕТОДЫ ВОСПИТАНИЯ ЯНУША КОРЧАКА

Выполнил:

Студент _2_ курса, _4_ семестр

Муратова Жанна Каиржановна

Тюмень, 2013

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 2. Основные принципы методов воспитания

Глава 3. Реализация педагогических идей я. Корчака

Заключение

Литература

Введение

Сколько во всем, что делал Корчак, понимания детской психики! 22 июня, самый длинный день, объявляется днем, когда можно совсем не ложиться, потому что ночь и так очень короткая. Соответственно 22 декабря, когда ночь самая длинная, объявляется днем, когда желающие могут не вставать, потому что день очень маленький.

В этих мероприятиях много юмора, присущего Корчаку, но есть еще и уважение к интересам маленьких граждан. Это Корчаку принадлежит исполненное глубокого смысла высказывание, что ребенок — это тоже человек, только маленький. А мечтал Корчак о создании детской республики, где дети будут полноправными гражданами, где с их интересами и желаниями будут считаться.

Корчак писал: Ты вспыльчив, — говорю я мальчику. — Ладно, дерись, только не слишком больно, злись, но только раз в день. Если хотите, в одной этой фразе я изложил весь педагогический метод, которым я пользуюсь16. Надо не вытравлять побуждения ребенка, а считаться с ними, так полагал Корчак.

8 стр., 3537 слов

Дошкольное воспитание №5, 1989

… Н. Я. Фор­мирование предметно-игрового взаимо­действия // Дошкольное воспитание.— 1987.— № 5). Организация условий для совместных предметных действий … может кормить куклу палочкой — действовать с предметом-заместителем, мало похо­жим на ложку. И наконец, он может лишь … по игре. Как мы указывали в предыдущей статье (Дошкольное воспитание.— 1989.— № 4), более эффективно форми­рование игровых умений …

Можно спорить о достоинствах метода Корчака (мало найдется воспитателей, согласных дать ребенку право судить самого педагога), но очевидно, что это педагогика, где ребенок рассматривается не как сырье, из которого надо сделать вещь, а как живой человек со своими радостями и бедами и где ребенок сам активно включается в свое воспитание.

Упомянутые педагогические системы достаточно различны по своим исходным принципам и методам воздействия на ребенка. Однако их сближает внимание к живой душе воспитанника, к его желаниям и интересам.

Замечательные традиции гуманистического подхода к воспитанию, сообразного с природной активностью ребенка, содержатся в отечественной педагогике.

Педагогические взгляды выдающегося польского педагога Януша Корчака (1878-1942) формировались в драматическом противоборстве с окружающим миром. Раннее осознание социальной несправедливости по отношению к детям способствовало тому, что у него сложилась своеобразная концепция, согласно которой общество делилось на класс взрослых и угнетаемый ими класс детей. В поисках причины угнетенного состояния ребенка в обществе Корчак приходит к противопоставлению двух миров – взрослых и детей. Корчак становится, с одной стороны, защитником интересов и прав детей от деспотизма и произвола взрослых, с другой – пытается найти пути примирения и достижения взаимопонимания между ними.

Не менее важной предпосылкой корчаковского взгляда на детей как на социальную прослойку является его убеждение в абсолютной ценности детства. На нем построена вся воспитательная система Корчака. «Детский возраст, — писал он, — долгие, важные годы в жизни человека» [1, с.15]. «…Детские годы – это горы, с которых река берет начало и где определяет свое направление» [2, т.4, с.9]. Он неоднократно подчеркивал значение счастливого, радостного детства в формировании личности, считая, что без пережитого во всей полноте детства искалечена вся жизнь человека. Не случайно Корчак пытался повысить ответственность воспитателей за «сегодняшний день» ребенка: «Этот сегодняшний день должен быть ясным, полным радостных усилий, ребячий, без забот, без обязанностей свыше лет и сил. Я обязан обеспечить ему возможность израсходовать энергию, я обязан независимо от громыхания обиженного писаного закона и его грозных параграфов – дать ребенку все солнце, весь воздух, всю доброжелательность, какая ему положена независимо от заслуг или вин, достоинств или пороков» [1, с.41].

По мнению Корчака, дети обладают множеством прав, которые взрослые должны безоговорочно признавать. Это право ребенка на уважение:

  • его незнания и труда познания;
  • его неудач и слез;
  • тайн и отклонений тяжелой работы роста;
  • текущего часа и сегодняшнего дня;
  • мистерии исправления;
  • усилий и доверчивости.

Не менее важно признание права ребенка быть тем, что он есть. Взрослые также должны признавать право ребенка на: участие в рассуждениях о нем и приговорах; внимательное отношение к его проблемам; высказывание своих мыслей; самостоятельную организацию своей жизни; использование своих достоинств и сокрытие своих недостатков; протест; ошибку; тайну; движение; собственность; игру; и, наконец, право на смерть.

7 стр., 3148 слов

Копия 2 распр.нарушения у детей

… конфликтных ситуациях. 4. Формирование таких качеств, как эмпатия, доверие к людям и т. д. Поскольку поведение агрессивных детей часто является деструктивным и связано с непредсказуемыми эмоциональными вспышками, … должны преобладать индивидуальные формы работы, в дальнейшем ребенка включают в состав небольших групп, численностью по 2–3 человека. При этом желательно, чтобы на занятиях …

Глава 2. Основные принципы методов воспитания

Принцип уважения личности и прав ребенка не просто отражал гуманистические позиции польского педагога и касался проблем взаимоотношений абстрактного воспитателя с вымышленными детьми. Гуманизм педагогики Корчака отличался, прежде всего, действенностью – педагогические принципы Корчака воплотились в разумной организации воспитательного процесса в его авторских детских учреждениях – Доме сирот и Нашем доме.

Дом сирот был необычным для того времени явлением. Отличие от других сиротских приютов проявилось уже в самом здании, в продуманном расположении учебных и жилых помещений. Это было здание в глубине сада. За домом находилась площадка для игр. В подвалах, защищенных от сырости, размещались кухня с кладовой, прачечная, котельная, душевые, а также раздевалка. Почти весь первый этаж занимал рекреационный зал, в котором дети проводили большую часть дня, что способствовало их объединению. Дальше – канцелярия, швейная мастерская, классные комнаты. На втором этаже находились комнаты бурсистов. На третьем этаже — две спальни, одна для мальчиков, другая для девочек, разделенные комнаткой воспитательницы, а также умывальными комнатами и туалетами. Комнатка самого Корчака была на чердаке дома [3, с. 41].

Другой важной чертой детских домов Корчака было приспособление всей организации жизни к потребностям физического и психического развития ребенка. Там проводился целый комплекс мероприятий, направленных на поддержание здоровья и обеспечение правильного развития (рациональное питание, личная гигиена и гигиена помещений, возможность полноценного отдыха, сна, движение на свежем воздухе, постоянные измерения роста, взвешивание и другие систематические исследования).

Позднее он более подробно характеризует воспитательную программу детского дома, основная идея которой была «добрая воля и служба ребенку» [3, с.48]. В статье «Еврейский ребенок» он выделяет наиболее остро стоящие перед интернатом задачи: «как согласовать потребности и задачи руководства и детей, обязанности и индивидуальную волю, справедливые желания и капризы; как защитить тонкие и чувствительные натуры; как задержать количественный рост тех, которые представляют проблему и принижают звание человека уже самим своим существованием» [5, с. 243].

Для этого необходимо, на его взгляд, создать детское сообщество на основе справедливости, братства, равных прав и обязанностей. В ходе формирования воспитательной системы Корчака волновала, прежде всего, проблема самочувствия ребенка в коллективе других детей и тесно связанная с ней проблема установления правильных взаимоотношений воспитателей и детей.

Ведущая идея педагогической концепции Корчака связана с проблемой детского самочувствия, особенно в условиях большого детского коллектива. Именно заботой об обеспечении хорошего самочувствия ребенка и была продиктована организация жизни детей на основе самоуправления. Необходимость обращения к детскому самоуправлению как ведущему методу организации жизни детей диктовалась и целью, которую Корчак и его сотрудники ставили перед собой – воспитание активной и самостоятельной личности. Создавая своеобразное ребячье общество, он начал с того, что в любом обществе является критерием действенной демократии – с суда. Корчак организовал товарищеский суд, прежде всего, с мыслью о том, чтобы обеспечить защиту каждого ребенка. Кроме того, он заботился о том, чтобы судьба ребенка не зависела от доброй или злой воли, хорошего или плохого настроения воспитателя. В основе товарищеского суда лежит принцип уважения детей и серьезного отношения к их заботам. Суд также стал органом регулирования взаимоотношений воспитателей и воспитанников, основой для формирования взаимного уважения и сотрудничества.

5 стр., 2320 слов

Калинина р. Ребенок пошел в детский сад… К проблеме адаптации …

… воспитателями, установление отношений между воспитателями и детьми, основанных на доверии. • Знакомство с группой и детским садом, “освоение” их. • Знакомство со всем персоналом детского сада. • Знакомство и дружба с детьми … — говорит взрослый.— А теперь давайте сделаем маленький кружок”. Вместе с воспитателем дети становятся тесным кружком и начинают “раздувать пузырь”: наклонив головы вниз, дуют …

Суд принимал решения согласно Кодексу, который был составлен самим Корчаком. Кодекс учил детей справедливости, внимательному отношению к бедам товарищей, воспитывал как судей, так и тех, чьи дела разбирались судом. Содержание Кодекса логически вытекало из провозглашенного Корчаком принципа уважения личности и прав ребенка и доверия к нему и имело в виду, прежде всего, не наказание, а исправление ребенка, пробуждало веру в возможность такого исправления.

Развитие самоуправления детей поставило перед необходимостью создания органа, который бы одновременно устанавливал законы и нормы общежития и контролировал их выполнение. Так, через полгода деятельности суда в Доме сирот начал действовать Судебный совет. Судебный совет состоял из воспитателя и двух судей, избираемых на три месяца тайным голосованием. Судьей мог быть лишь ребенок, не имевший в течение месяца судебных дел. У детей, избранных в Судебный совет, уже после выбора могли быть свои судебные дела и тогда они не имели бы права судить других. Поэтому в Судебный совет избирались пять человек, но в работе принимали участие всегда только двое. Судебный совет рассматривал все дела об опозданиях при возвращении от родных; дела, где помимо определения соответствующей статьи приходится издавать новый обязательный для всех закон; дела о денежных возмещениях и др.

Высшим органом детского самоуправления в корчаковских детских домах был сейм. Он избирался раз в год, в его состав входило около 20 депутатов, избранных путем всеобщего плебисцита. Послом мог быть только ребенок, у которого не было ни одной судимости за воровство или мошенничество. Однако и у таких детей было право на реабилитацию. В задачи сейма входило принятие или отклонение постановлений Совета самоуправления, установление праздников и знаменательных дат в жизни дома, присуждение наград. Впоследствии прерогативы Сейма были настолько расширены, что он принимал участие в утверждении решений о приеме и исключении воспитанников.

3 стр., 1451 слов

Проблемы воспитания одарённого ребёнка в детском саду и дома

… формировани? личности. Создание оптимальных условий дл? развити? личностного потенциала ребенка требует специальных педагогических и психологических подходов, квалифицированных специалистов, эффективных … и родителей в аспекте индивидуальной траектории развити? личности ребенка. Объект исследовани? – воспитание одаренных детей дошкольного возраста. Предмет исследовани? – психолого-педагогические …

Наряду с Советом самоуправления существовал педагогический совет, состоявший из квалифицированных педагогов и несший ответственность за реализацию целей, направление воспитания и за результаты воспитательной работы, за опекунскую работу, организацию жизни детей и физическое и психическое развитие каждого ребенка.

В данной системе взаимодействия коллектива детей и взрослых большое значение придавалось общим собраниям детского дома. Общие собрания приучали детей коллективно решать вопросы своей жизни. Кроме того, там формировалось общественное мнение, которое было ведущим методом воздействия на отдельного ребенка. Собрания в немалой степени способствовали утверждению в жизни детского дома принципа гласности, который обеспечивал нейтрализацию некоторых отрицательных явлений во внутриколлективных взаимоотношениях.

Труд в домах сирот Корчака был существенным фактором воспитания. Корчак не только стремился прививать своим подопечным уважение к людям труда, пробуждать в них признание необходимости любой работы – умственной и физической. Он хотел выработать у них определенные практические навыки, самостоятельность и добросовестность, умение ладить с товарищами в процессе труда, научить контролировать себя и других, развивать волю и инициативу детей, т.е. развить в них качества, имеющие немаловажное значение для взрослого человека.

Выполнению этих важнейших задач трудового воспитания способствовали дежурства, которые в воспитательной системе Корчака представляли не простое поочередное выполнение каких-то обязанностей. Этим термином определялось выполнение детьми в течение долгого времени (минимум месяц и более) добровольно принятых на себя обязанностей. Вся работа в доме была распределена на дежурства, количество которых было в два раза больше, чем детей, поскольку некоторые из дежурств выполняло сразу несколько детей. Тем самым каждый воспитанник в доме имел определенную обязанность, причем обязанности дежурных менялись каждый месяц. Важно отметить добровольность записи на дежурства и признание работы общественным долгом. В конце каждого месяца дети подавали заявления на следующий месяц. На основе этих заявлений Совет самоуправления и осуществлял распределение всех обязанностей по дому.

Наиболее выразительной чертой, отличавшей воспитательную систему Корчака, была организация общественного мнения детского коллектива. Выражению общественного мнения детского коллектива в немалой степени служила еженедельная газета детского дома. В еженедельных газетах поднимался целый ряд вопросов. Чаще всего писали о трудностях, встречающихся в работе, например, об экономических неурядицах или о нежелательных явлениях в жизни детского общества. Газета была своего рода зеркалом жизни детского учреждения, «бесценным научным документом»: она информировала, обращала внимание на недостатки, охватывала все вопросы жизни детей.

13 стр., 6430 слов

Развитие музыкально-творческих способностей детей среднего дошкольного …

… и музыкальными руководителями для диагностики музыкально-творческих способностей детей среднего дошкольного возраста. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЯ: детский сад общеразвивающего вида «Мишутка» г.Черногорск, п.г.т. Пригорск. Работа … чтобы адаптироваться в усложняющемся мире, человек вынужден в течение всей своей жизни овладевать новым и большим объемом знаний. Это требует от него высокой …

Яснее всего общественное мнение детского коллектива проявлялось в так называемых плебисцитах доброжелательности и недоброжелательности. Плебисциты созывались после: 1) месячного пребывания новичка (в том числе и воспитателя) в детском доме; 2) годичного пребывания, перед получением «гражданского звания» и 3) при обсуждении вопроса об исправлении воспитанника или его реабилитации. Плебисцит, или общее тайное голосование детей, проходил следующим образом. Подлежащий плебисциту воспитанник объявлялся заранее, за день до плебисцита; на следующий день во время завтрака перед каждым ребенком клали карточки со знаками «плюс» (люблю, уважаю), «минус» (отношусь отрицательно), «нуль» (безразличен).

У ребят уже было время подумать и решить, какой карточке отдать предпочтение, поэтому голосование проходило быстро и четко. Язык цифр просто и абсолютно точно определял место ребенка или воспитателя в коллективе.

Плебисциты формировали у воспитанников такие важные качества, как мужество, принципиальности и честность. Кроме того, с помощью плебисцитов воспитатели имели возможность исследовать взаимоотношения детей, условия их возникновения и развития.

Гуманизации процесса воспитания, стимулированию самовоспитания детей в немалой степени содействовал и использовавшийся Корчаком своеобразный «метод письменного общения» с детьми. Он придавал этому методу большое значение, считая, что подобный способ общения, отнюдь не освобождает воспитателя от словесного общения с ребенком, а также способствует правильному выбору методов дальнейшего воздействия на ребенка.

Большое значение для достижения взаимопонимания с детьми имеет, по мнению Корчака, дневник воспитателя, содержание которого доступно детям. Этот дневник хранится на полке, и каждый ребенок в любое время может познакомиться с мыслями и переживаниями своего воспитателя. Через эти записи в дневнике воспитатель выражал свое отношение к тем или иным событиям дня, поступкам детей, радовался их успехам, сопереживал и огорчался неудачам. В дневниковых заметках он мог поругать себя и тем самым извиниться перед ребенком за свою оплошность, упрекнуть кого-то за проступок, поразмышлять о трудностях в жизни детского дома. Однако делалось это всегда тактично, ни в одной записи не упоминаются имена детей – дети сами разберутся, кто есть кто.

Обеспечению гласности в жизни детского дома содействовала и доска объявлений. Она вывешивалась на видном месте, и на ней прикреплялись кнопками приказы, сообщения и объявления. Объявления, сделанные в устной форме на общих линейках или собраниях, всегда вызывают тысячу вопросов: кто-то не понял, кто-то не расслышал. Доска объявлений в этом случае – незаменимый помощник воспитателя. Она организует не только детей, но и его самого, заставляя заблаговременно обдумать план каждого мероприятия и давать всегда продуманные, хорошо разработанные распоряжения.

Как видим, каждый отдельный элемент воспитательной системы был частью целого, и каждый из них может быть эффективным лишь при умелом сочетании с остальными средствами в общей системе воспитательной работы.

13 стр., 6351 слов

Социальная активность ребенка детского сада как средство нравственного …

… в возрастном аспекте, так как основы нравственного облика человека закладываются в детском, подростковом и юношеском возрастах, а нравственное развитие протекает в течение всей … в обществе, морального состояния, ощущения, чувства. Нравственное сознание активный процесс отражения ребенком своих нравственных отношений, состояний. Субъективной движущей силой развития нравственного сознания является …

В отличие от многих других детских приютов целевая установка этой системы предполагала воспитание активной и самостоятельной личности с развитыми гуманистическими качествами и имела в своей основе принцип уважения личности и прав ребенка и детского коллектива и принцип взаимодействия «разумного воспитания» с активностью детей в самовоспитании. Воспитательные, опекунские и организационные задачи этих детских домов складывались в тщательно продуманную систему и включали: обеспечение правильного нравственного и физического развития ребенка; организацию детского самоуправления в интересах воспитания и самовоспитания; организацию жизни детского дома на законах равноправия; организацию воспитательного воздействия общественного мнения детского коллектива в целях стимулирования детской самовоспитывающей активности; введение гласности в жизнь детского дома; осуществление связи детского дома со средой, в которой большое значение придавалось взаимодействию с семьей.

Цель, основополагающие принципы и гуманистическая направленность воспитательной системы Корчака определили и выбор основного метода воспитания – метода детского самоуправления. Активное детское самоуправление было в корчаковской системе той формой организации взаимодействия взрослых и детей, которая способствовала созданию единого воспитательного коллектива. Самоуправление было также и наиболее верным способом гуманизации взаимоотношений взрослых и детей, помогающим строить эти отношения на основе сотрудничества и взаимной договоренности. Такой стиль взаимоотношений давал реальный нравственный результат: дети держались с воспитателями на равных, сознавая, что несут равную со взрослыми ответственность за судьбу дома. А чувство собственного достоинства являет собой предпосылку защищенности ребенка в системе отношений.

Именно эта нравственная атмосфера детского дома, обеспечившая самочувствие защищенности каждого ребенка, является выражением эффективности и жизненности воспитательной системы Корчака, которая была исключительным явлением в педагогической жизни Европы XX века. Это новый тип воспитательного учреждения, где организация жизни и быта детей была проникнута глубоким гуманизмом, заботой о благе ребенка, о создании условий для его развития и воспитания, для обеспечения каждому ребенку гарантии защищенности.

Глава 3. Реализация педагогических идей я. Корчака

6 августа 1942 года Януш Корчак погиб вместе со своими детьми и сотрудниками «Дома Сирот» в одной из газовых камер лагеря смерти в Треблинке. Похоронен Корчак на еврейском кладбище в Варшаве.

10 стр., 4551 слов

Воспитательная система в условиях детского оздоровительного лагеря

… -воспитательного процесса. Ориентация на интересы ребенка, сегодня одна из важных черт детского оздоровительного лагеря. Детский лагерь создает благоприятные условия для самосовершенствования … которые помогают познать ребенка, выстроить отношения между детьми, детьми и взрослыми. При правильно организованной деятельности детский оздоровительный лагерь располагает благоприятной атмосферой …

Имя Януша Корчака навсегда останется символом высоты духа, мудрости Педагога, поистине героической любви к детям.

Педагогические идеи Корчака, получив дальнейшее развитие, реализуются сегодня через деятельность Всемирной ассоциации Януша Корчака с центром в Варшаве, через проходящий в Израиле Корчаковский семинар, через корчаковские общества, которые есть в тридцати странах мира. В 1991 года по инициативе известного ученого доктора педагогических наук, профессора, заведующей кафедрой педагогики и психологии Российской академии повышения квалификации Ирины Дмитриевны Демаковой было создано Российское общество Януша Корчака. На сегодняшний день существует несколько региональных отделений общества: в Санкт-Петербурге, Казани, Курске, Перми. Российское Общество Януша Корчака занимается пропагандой идей известного педагога, организацией работы с детьми в духе его гуманистических идей, практической помощью сиротам, инвалидам, детям из социально неблагополучных семей, обучением педагогов.

Одним из проектов Общества является Молодежный центр «Наш Дом». Цель проекта — развитие, социальная адаптация и интеграция в общество детей, имеющих различные проблемы (инвалидов, сирот, переживших трагедию, детей из неполных и социально неблагополучных семей и др.).

Ежегодно, с 1993 года, Центр организует летние и зимние детские интеграционные лагеря, а также проводит другую работу, направленную на интеграцию и социализацию детей-инвалидов и детей из детских домов. В основе работы детского интеграционного лагеря «Наш Дом» — гуманистические идеи Януша Корчака, главными из которых являются право ребенка на уважение, принцип прощения и диалоговые отношения между детьми и взрослыми. Финансирование лагеря осуществляется через гранты и частные пожертвования.

Для лагеря «Наш Дом» очень важен интернациональный аспект. Знакомство с культурой и традициями разных стран расширяет детский кругозор детей, учит их быть терпимыми к людям других национальностей. В лагере все дети живут вместе в небольших группах — так называемых «семьях», с двумя или тремя взрослыми воспитателями. Большое внимание уделяется разностороннему развитию детей. Ребята изучают иностранные языки, поют, играют на гитаре и других музыкальных инструментах, рисуют, танцуют, играют в театре. Дети активно участвуют в жизни лагеря: они выражают свое мнение в детском парламенте, на доске объявлений и в выпускаемой ими газете, вместе с взрослыми устраивают фестивали, представления и концерты.

В проекте лагеря «Наш Дом» совершенно бесплатно работают студенты и молодые люди разных профессий: педагоги, психологи, социальные работники, актеры, художники. Все они согласны с Янушем Корчаком в том, что «если разделить человечество на взрослых и детей, а жизнь — на детство и взрослость, то окажется, что дети и детство — это очень большая часть человечества и жизни». Именно поэтому здесь не делят людей на детей и взрослых, а просто уважают каждого человека, независимо от возраста. И, уважая, помогают маленьким людям понять и узнать себя, развить свои способности. Одним словом, помогают ЖИТЬ.

12 стр., 5556 слов

Влияние личности педагога на развитие воспитания ребёнка

… стремится мысленно поставить себя на место ребенка. Выдающийся польский педагог Януш Корчак в одном из писем напоминает о … необходимости возвыситься к духовному миру ребенка, а не … результатом педагогической деятельности, который диагностируется сопоставлением качеств личности ребенка в начале педагогического воздействия и по его …

Заключение

Глубокое знание детской психики, уважение к детям лежат в основе всей теории и практической деятельности Януша Корчака.

Ведь в течение многих лет в процессе своей воспитательной и врачебной практики он тщательно собирал факты – результаты своих наблюдений за ребенком, за родителями и воспитателями.

Он отмечал, что в современном обществе мало делается, для того чтобы познать ребенка и создать условия, в которых он мог бы существовать. Между интересами и стремлениями ребенка и тем, что ему позволено, — огромный разрыв.

Для того, чтобы развивать волю, самостоятельность, мужество, необходима, по утверждению Корчака, система воспитания, основанная на детской активности и самодеятельности.

Велика так же, отмечает Корчак, воспитательная роль правильных отношений детей друг с другом. Нравственное развитие ребенка в значительной мере определяется тем, как он чувствует себя в детском обществе. Благополучие ребенка зависит не только от того, как его оценивают взрослые, но и, может даже в большей степени – от мнения сверстников.

В «Доме Сирот» Корчак создал стройную систему самоуправления, которая содержала в себе богатый запас воспитательных средств, стимулирующих и развивающих у детей активность и самостоятельность.

Оригинальная система самоуправления, разработанная Корчаком, во многом не утратила своей ценности и в настоящее время. Многие прогрессивные педагоги используют методы и средства, лежащие в основе корчаковской системы, для развития активности, самодеятельности, самостоятельности у детей, для создания такого нравственного климата в детском коллективе, который обеспечивает высокую эффективность воспитательной работы.

Корчак – выдающийся педагог. Соединение педагогики и медицины, глубокое изучение возрастных и индивидуальных особенностей детей, новый характер отношений между воспитателями и воспитанниками – все это получило название «педагогики сердца». Януш Корчак подарил нам эту педагогику, утвердив своими трудами бессмертие добра и человечности.

Литература

1. Януш Корчак. «Как любить ребенка», книга о воспитании. М., Политиздат, 1990г.

2. Василий Кочнов. «Януш Корчак», книга для учителя. М., Просвещение, 1991г.

3. Антология гуманной педагогики. «Корчак». Сост. Матятин Олег Петрович. Издательский дом Шалвы Амонашвили, М., 1998г.

4. Иван Зюзюкин. «Под знаменем цвета надежды». «Смена», ежемесячный литературно-иллюстрированный журнал, №6, 1996г.

Педагогическая система Януша Корчака

Содержание

Введение

1.Исторические и социальные предпосылки педагогических идей Януша Корчака

1.1Политическая и социальная ситуация в Польше в начале XX века. Биография Януша Корчака

.2Исторические предпосылки педагогических идей Януша Корчака

2.Обзор и анализ основных педагогических произведений Януша Корчака в контексте его понимания любви к ребёнку

2.1 Обзор и анализ основных педагогических произведений Януша Корчака

.2 Понятие любви к ребёнку и её значимости в воспитательном процессе в произведении «Как любить ребёнка»

Заключение

Список литературы

Введение

Сегодня мы много слышим о кризисе воспитания, существующем в странах постсоветского пространства. Причины этого кризиса обуславливаются жёстким экономическим и политическим реформированием, следствием которого явилось социальное расслоение общества, снижение жизненного уровня большинства населения. Многие люди не сумели приспособиться к новым условиям, сформировать защитные механизмы. Вследствие правовой, моральной, экономической незащищенности усилилась конфликтность отношений между родителями, родителями и детьми. Как правило, это признаётся основной причиной дезорганизации жизни большинства семей, разрушения сложившихся нравственно-этических норм и традиций семейного уклада.

Но если более глубоко проследить причины этого кризиса, то можно увидеть, что корни его уходят гораздо глубже во времени, чем начало реформирования нашего общества. Ведь реформирование должно улучшать социальную ситуацию, а к негативным последствиям приводят не реформы, а те извращённые формы, в которых они протекают. А так как реформы проводят люди, то правильней сказать, что не ухудшение экономической и политической ситуации в стране привело к кризису в воспитании, а, скорее, эти ухудшения обусловлены ранее наступившим кризисом воспитательной системы. Именно во время советской эпохи и были извращены некоторые нравственно-этические категории. Поколение, на которое сейчас возложены родительские обязанности, выросло тогда, когда семья рассматривалась не как важнейший социальный институт, а лишь как неизбежная стадия общественной жизни человека. Поэтому рационально организованное и продуманное воспитание ребенка происходило за пределами семейного круга. Семья покорно отдавала детей государству, а государство не вмешивалось во внутренние дела семьи.[17]

В результате такой воспитательной системы была утрачена наиважнейшая категория воспитательного процесса – категория любви к ребёнку. Родители, доверяя основные воспитательные задачи государству, и сосредоточившись только на физическом обеспечении своих детей и их будущего, разучились нести основную ответственность за своего ребёнка, и можно сказать, разучились любить ребёнка. Государственные институты, как бездушные модели, не могут и не могли дать ребёнку любовь, а давали лишь её суррогат, построенный на хорошо запрограммированной системе. С разрушением же старой системы образования мы не имеем и этого.

На основании вышеперечисленных причин сегодня действительно уместно говорить о существующем кризисе воспитания в нашем обществе, охватившем воспитание на всех уровнях, начиная с самого главного – семьи, и заканчивая социальными институтами воспитания, такими как школа, образовательные учреждения, армия. И основная проблема этого кризиса – это утрата любви к ребёнку. Актуальность этой проблемы настолько высока, что без её решения, никакие другие благоприятные факторы, как-то улучшение социально-экономической жизни общества, выделение больших бюджетных средств на образование, реформирование системы заведений для детей-сирот, совершенствование воспитательных и образовательных программ к разрешению сложившейся ситуации не приведут.

Проблема деградации родительской любви проявляется как в крайних формах: рост социального сиротства, обусловленный отказом матерей от детей ещё в роддоме и оставлением детей без присмотра родителями, уезжающими на заработки за границу, так и в неявно выраженной форме, когда недостаток родительской любви или её неправильный, патологический характер проявляются уже как итог воспитания. В этом случае, мы имеем так называемый «эффект бумеранга», когда отсутствие любви направляется на родителей, на всё общёство и в конечном счёте мы имеет рост преступности, иждивенчества, бродяжничества.

Учитывая глобальность проблемы и то, что практически каждому из нас в той или иной мере приходилось её коснуться, хочется спросить: «Так как же нам любить ребёнка?» Безусловно, подобные ситуации складывались в истории и ранее. И, безусловно, многие известные учёные-педагоги, детские психологи изучали эту проблему и пытались найти ответ. Но, наверное, ни один из них не рассматривал эту проблему так глубоко и не подходил к ней так буквально как Януш Корчак, одна и педагогических работ которого так и называется – «Как любить ребёнка». Педагогическая идея Януша Корчака, по сути, вся укладывается в одну фразу: воспитатель должен любить детей.[7 с.150]

Этот общественный деятель Польши первой половины XX века, многогранная личность: педагог, писатель, врач, журналист, главным делом своей жизни избрал заботу о беспризорных детях. Он организовал в Польше два приюта – «Дом сирот», для еврейских детей сирот, и «Наш дом» для беспризорных детей поляков, и это были не просто детские дома, а целые детские республики с численностью по 200 человек каждая. Подвиг смерти Януша Корчака несколько затмил подвиг его жизни. А ведь только так можно охарактеризовать жизнь этого человека. Жизнь, полностью, без остатка посвящённую детям, оставшимся без родителей. Да и не только им. Своей литературной, журналисткой деятельностью, выступлениями по радио под известным всей польской детворе именем Старый Доктор, Корчак стремился повлиять на всё буржуазное общество Польши. Его произведения пронизаны одной общей идеей, которую он постоянно стремился донести людям, ребёнок, это в первую очередь человек, он достоин уважения и любви не менее, чем взрослые члены общества. Но любовь к ребёнку по Корчаку это не то чувство, которое принято в общественном сознании, связанное со снисхождением, умилением, «улюлюканьем». Это, в первую очередь уважение к ребёнку, уважение его прав, его потребностей, его чувств. Корчак не ставил своей целью сделать из детей гениальных учёных, музыкантов, спортсменов. Воспитать в ребёнке полноценную личность, привить ему уважение к труду, дать ему право самому выбирать свою судьбу, научить уважать других людей – вот что было основной целью педагогической работы Януша Корчака. И он не видел других способов воспитания полноценных высоконравственных членов общества, способных уважать и любить других людей, как самим взрослым научиться любить и уважать ребёнка. Большую часть литературного наследия Корчака составляют многочисленные научно-практические работы по воспитанию, педагогике, физиологии и психологии ребенка. Эти труды врача, воспитателя и ученого достаточно широко представлены на русском языке и самые известные из них: «Как любить ребёнка» и «Право ребёнка на уважение».[1]

Цель данной работы провести обзор педагогических произведений Януша Корчака и их анализ в контексте понимания автором значимости любви к ребёнку в воспитательном процессе.

Объектом исследования курсовой работы являться педагогические произведения Януша Корчака.

Предмет исследования – это определение Корчаком понятия любви к ребёнку и её значимости в воспитательном процессе в контексте его педагогических работ.

В соответствии с поставленной целью мы определили следующие задачи:

провести обзор педагогических произведений Януша Корчака;

выполнить анализ педагогических работ Януша Корчака с точки зрения его идеи о значимости любви к ребёнку в процессе воспитания.

корчак педагогический воспитательный

1.Исторические и социальные предпосылки педагогических идей Януша Корчака

1.1Политическая и социальная ситуация в Польше в начале XX века. Биография Януша Корчака

Во время начала Янушем Корчаком своей педагогической деятельность Польша переживала сложный политический период борьбы за независимость. Вот уже более 100 лет, после третьего раздела Польши в 1795 году, её территория была поделена между Россией, Пруссией и Австрией и Польша не существовала как самостоятельное государство. Несмотря на это, поляки не оставляли надежды на восстановление своей независимости. Каждое новое поколение боролось, либо присоединяясь к противникам держав, разделивших Польшу, надеясь найти в них поддержку в воссоединении польского государства, либо поднимая внутренние восстания. Особенно тяжело приходилось тем частям разделённого государства, которые перешли в состав России и Пруссии. На территории, находившейся под властью Пруссии, проводилась интенсивная германизация бывших польских районов, экспроприировались хозяйства польских крестьян, закрывались польские школы. Россия также проводила политику русификации польского общества, но ситуация коренным образом изменилась после первой русской революции 1905 года. Веяние свободы распространилось и на Польшу. Польские депутаты заседали во всех четырех российских Думах (1905-1917), добиваясь автономии Польши. Во время первой мировой войны Николай II в официальной декларации обещал в случае победы объединить три части Польши в автономное государство в рамках Российской империи. После Февральской революции в России Временное правительство князя Львова признало право Польши на самоопределение. Очевидно, что в начале XX века подавляющее большинство польской интеллигенции видели в России осуществление своих надежд, и влияние русских революционных идей было велико.

октября 1918 года, в период распада и краха Центральных держав, Регентский совет Польши объявил о создании независимого польского государства, а 14 ноября передал Пилсудскому суду всю полноту власти в стране. К этому времени Германия уже капитулировала, Австро-Венгрия распалась, а в России шла гражданская война. Новая страна столкнулась с большими трудностями. Города и села лежали в развалинах; отсутствовали связи в экономике, которая длительное время развивалась в рамках трех разных государств; Польша не имела ни собственной валюты, ни государственных учреждений.

Эти события, как борьба Польши за независимость, так и становление молодого польского государства сопровождались обнищанием польского населения. И, как всегда, в подобной ситуации наиболее страдают дети. В наследство молодой республике досталась целая армия голодных, грязных и больных детей сирот, как потерявших родителей во время военных действий, так и брошенных на произвол судьбы вследствие крайней нужды и нищеты. Вместе с этим, многие из прогрессивной польской интеллигенции, связывали возрождение Новой Польши с новым поколением и ставили ставку на формирование нового польского общества путём воспитания из этих потерянных в политическом водовороте детей новых членов возрождённого свободного польского государства.[16] Именно в такой сложной политической и экономической ситуации и зарождаются педагогические идеи и цели Корчака. Он рано начал задумываться над смыслом собственной жизни и предчувствовал свой особенный жизненный путь ещё в детстве. В его школьном дневнике осталась запись: “Чувствую, во мне сосредоточиваются неведомые силы, которые взметнутся снопом света, и свет этот будет светить мне до последнего вздоха. Чувствую, я близок к тому, чтобы добыть из бездны души цель и счастье”. [10. с.148]

Януш Корчак – это литературный псевдоним, настоящее его имя – Генрик Гольдшмидт. Он родился 22 июля 1878 г. в Варшаве в состоятельной семье известного юриста. Рано оставшись без отца, Генрик был вынужден зарабатывать репетиторством, чтобы помочь матери содержать семью. Несмотря на трудности в 1898 г. он окончил русскую гимназию и поступил на медицинский факультет Варшавского университета. В 1904 г. молодой человек оканчивает университет и начинает работать врачом-педиатром в детской больнице. В качестве врача полевого госпиталя Корчак проходит две войны – русско-японскую и первую мировую.

В 1905 г. выходит первая повесть Корчака – «Дитя гостиной», принесшая ему успех и известность. Корчак вступает на путь реформаторства неустроенного мира не только как врач-педиатр, но и как писатель, журналист, общественный деятель. Он провозглашает: «Реформировать мир – это значит реформировать воспитание».[5 с.7]

Параллельно с педиатрической деятельностью Корчак работает воспитателем в детских летних колониях, где основной контингент составляют сироты и дети из малоимущих еврейских семей. Именно тогда Корчак определил свою главную профессию – педагог. Лучшим подтверждением тому явились его книги – «Моськи, Иоськи и Срули» (1910), «Юзьки, Яськи и Франки» (1911). В 1912 г. Корчак стал директором реорганизованного «Дома Сирот».

Во время Первой мировой войны Корчак – ординатор полевого госпиталя русской армии. Четыре года он провел в скитаниях по дорогам войны. Весной 1917 г. откомандирован для работы врачом в польских и украинских детских приютах, год живет в Киеве. В военные годы зарождается одна из главных педагогических книг Корчака – «Как любить ребенка» (1918), ставшая жизненным кредо автора. И хотя формально Корчак оставляет занятия медициной, врачом он остается до конца своей жизни – поскольку его воспитанникам врач был нужен всегда.

В 1918 г. Корчак возвращается в Варшаву и становится мозговым центром и душой двух приютов – «Наш дом» и «Дом Сирот», где создает своеобразную детскую республику, крошечную ячейку равенства и справедливости. В «Доме Сирот» был выборный детский сейм, товарищеский суд и судебный совет. Товарищеский суд в девяноста пяти случаях из ста выносил оправдательные приговоры; понять и простить – таков был его лейтмотив. Оставшиеся годы своей жизни Корчак полностью посвящает приютским детям. Пан Доктор, так его называют дети, живёт и работает в комнате на чердаке «Дома сирот», здесь рождаются его главные литературные и педагогические труды. Опыт своей практической работы с детьми Корчак описывал и анализировал в книгах. Лучшие из них – «Воспитательные моменты» (1919), «О школьной газете» (1921), «Право ребенка на уважение» (1929), «Правила жизни» (1930), «Шутливая педагогика» (1939), «Банкротство маленького Джека» (1924), «Когда я снова стану маленьким» (1925), «Кайтусь-волшебник» (1935), «Упрямый мальчик. Жизнь Луи Пастера» (1938). Он также сотрудничает с журналами, работает редактором созданной им детской газеты (первой в мире), выступает под псевдонимом Старый Доктор с воспитательными беседами по радио.

Особое место среди книг Корчака занимает дилогия «Король Матиуш Первый» и «Матиуш на необитаемом острове» (1923). Этот шедевр принес Корчаку мировую славу и занял достойное место среди лучших философских сказок. Притча о благородном мальчике-короле Матиуше I завоевала миллионы сердец – как детей, так и взрослых. Маленький стойкий герой, чем-то похожий и на Гамлета, и на Дон Кихота, навсегда вошел в мировую литературу.

Когда Гитлер вторгся в Польшу и Варшава была оккупирована, Корчак остался со своими подопечными. В 1940 г. немцы его арестовали. Несколько месяцев Корчак просидел в тюрьме, откуда его выкупили его бывшие воспитанники. У всемирно известного писателя была возможность уехать из Польши. Но Корчак вернулся в «Дом Сирот», который уже находился на территории Варшавского гетто.

Множество людей тщетно пытались уговорить Корчака покинуть гетто, зная, что власти разрешили ему уходить. Но Корчак отказался. 5 августа 1942 г. детей «Дома Сирот» отправили в концлагерь в Треблинку. Через несколько дней Корчак вместе со своими детьми вошел в газовую камеру.

На месте смерти Корчака в Треблинке стоит большой камень. На нем короткая надпись: «Януш Корчак и дети».[1]

.2 Исторические предпосылки педагогических идей Януша Корчака

Конец XIX начало XX века в Европе характеризовался очередным витком подъёма педагогической «революционной» мысли. Педагогические идеи этого периода в своей основе не были принципиально новыми, они базировались на платформе гуманистической педагогики, подготовленной ещё философами античной эпохи. Идеи гуманизма в реформировании общества, а в частности в воспитании и образовании широко развернул в своей работе «Государство» великий древнегреческий мыслитель Платон. Он утверждал, что совершенное государство можно построить только благодаря совершенному правительству – философам, то есть мудрецам. В понятие философ Платон вкладывал не только ум и образованность, но и наделял его высоконравственными качествами. Хотя сам Платон в заключение признал свою теорию утопической и отказался от идеи построения «Царства Божьего» на земле, его взгляды были подхвачены многими последующими мыслителями-реформаторами.

Идеи гуманистической педагогики нашли наиболее яркое выражение в сознании поколения эпохи Возрождения. Начиная с А. Данте, Ф. Петрарки, К. Салютати и кончая М. Монтенем и Ф. Беконом, в рамках гуманистического движения, педагогика фактически выделилась в самостоятельную науку. Гуманистической педагогике принадлежат идеи ведущей роли воспитания в развитии человека, формирование его как всесторонне развитого свободного индивида, организации образования и построении его содержания в соответствии с возрастом, наклонностями ребёнка и др.

Педагогическое сознание эпохи Просвещения, представленное сотнями выдающихся философов, литераторов, государственных и общественных деятелей под «предводительством» Ж.Ж.Руссо, выработало особую, антропологическую, форму теоретического понимания воспитания. В русле светского гуманизма они провозгласили идею громадной роли просвещения, воспитания, образования, в исправлении общества и человека, всего «человеческого рода». Это нашло выражение в многочисленных моделях воспитания и образования реальных и фантастических проектах «педагогических общин» и «педагогических провинций», в кардинальном обновлении содержания и методологии образования.[16]

Таким образом, к концу XIX века сформировалась гуманистическая педагогическая наука, которая выражалась в двух основных направлениях. Во-первых, индивидуализация воспитания, то есть организация процесса образования в соответствии с возрастом и врожденными наклонностями ребёнка. Это подразумевало установление некой обратной связи между педагогом и воспитанником, требовало от учителя самому учиться, узнавать своего ученика, и в соответствии с этим организовывать процесс воспитания. Во-вторых, отведение образованию, воспитанию основной роли в изменении и совершенствовании человеческого рода, реорганизации общества из нутри.

В дореволюционной России идеи гуманистической педагогики подхватили и активно развивали с ударением на индивидуализацию такие великие деятели, как Н.В. Ломоносов и Л.Н. Толстой. Общественно-реформаторское направление развивали идеологи русской демократии А.Н. Радищев, В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский и др. При этом от радищевской идеи воспитания отдельных героев-патриотов они переходят к концепции революционного преобразования всей народной массы.[16]

Особое место среди многочисленных сподвижников народного просвещения в России занимал Л.Н. Толстой. Именно трудами этого великого писателя, педагога, общественного деятеля зачитывался в начале и на протяжении всей своей педагогической деятельности Януш Корчак. Мировоззрение Толстого было во многом противоречиво. Горячий протест против общественного насилия, лжи, тут же сочетался с проповедью самоусовершенствования и не противления злу насилием. Осуждение навязывания ребёнку определённых уроков и лекций, призывы к свободе ребёнка в его праве на самоопределение, и тут же Толстой ставит на первое обязательное место преподавание христианской религии. Однако, несмотря на свою противоречивость, взгляды Л.Н. Толстого с успехом воплощались в жизнь. У себя на родине, в Ясной Поляне, Толстой открыл школу, необычную для того времени. В ней воплотились идеи и желания писателя. Там обучались крестьянские дети, не было наказаний, взысканий, применялся интересный новаторский подход к обучению ребят. Именно своей противоречивостью педагогическая деятельность Толстова выделяется из общего потока педагогических реформ.[14] Её успех обусловлен, скорее не приверженности каким-либо демократическим идеям и целям, достижения которых революционеры демократы видели в новых направлениях воспитания ребёнка, а в осознании ценности самого этого ребёнка. В любви к простым бедным крестьянским детям, бескорыстном желании дать им образовании и помочь встать на ноги. Видимо именно это, может быть на подсознательном уровне, и привлекало Януша Корчака более всего к педагогическим работам Л.Н. Толстого. Ведь и сам Корчак, не смотря на свою открытую приверженность к реформаторским идеям, никогда не ставил никаких идеологических целей выше самого ребёнка. Он доказал это и своей жизнью и своей смертью. Имея возможность покинуть гетто и оккупированную Польшу, он мог оправдать такой поступок перед обществом тем, что продолжил бы свою педагогическую работу после войны, воспитал бы ещё одно поколение полноценных граждан. Мог оправдать перед обществом, но не перед самим собой. И Корчак выбирает газовую камеру вместе со своими детьми.

Итак, исследовав исторические предпосылки педагогических идей Януша Корчака, мы пришли к выводу, что они базировались на принципах гуманистической педагогики. Так же, жизненный путь этого педагога-мыслителя, доказывает, что выше всех идеологических целей он ставил самого ребёнка и идею важности любви к ребёнку в воспитании.

2. Обзор и анализ основных педагогических произведений Януша Корчака в контексте его понимания любви к ребёнку

2.1Обзор и анализ основных педагогических произведений Януша Корчака

Из всего литературного наследия легендарного польского педагога и писателя Януша Корчака трудно выделить отдельные педагогические работы. В принципе все его произведения: и публицистика, и сказки, и дневник, так или иначе, касаются вопросов воспитания и несут педагогическую тематику. В данной работе мы рассмотрим четыре работы этого автора конкретно посвящённые педагогическим вопросам и наиболее известные: «Когда я снова стану маленьким», «Правила жизни», «Право ребёнка на уважение» и «Как любить ребёнка». Последнему произведению мы посвятим отдельную часть и проведём более глубокий его анализ.

“Когда я снова стану маленьким”.

У любого кто прочтёт эту книгу, в первую очередь возникает чувство восхитительного удивления к особенному педагогическому таланту Януша Корчака. Удивления его неподдельному качеству: поразительной способности перевоплощения в ребёнка. Насколько он понимает и чувствует детскую душу, насколько свежи в его памяти детские мысли, переживания, давно забытые всеми взрослыми. Понимаешь, что именно такие невзрослеющие люди и являются истинными педагогами – педагогами от Бога.

Начинает Корчак книгу со смелого вызова, брошенного взрослым, которые, часто раздражаясь по поводу детских шалостей, почемучек, игрушек, говорят, что им трудно опускаться до уровня детей! Так вот, это неправда! Не надо опускаться, надо подниматься, вставать на цыпочки, что бы дотянуться до их чувств, чтобы не обидеть ребёнка, не омрачить его жизнь… Дотянуться до их чувств, а Корчак не сомневается, что чувства выше и важнее для человека, чем знания. «Я понимаю, почему ребёнок может быть зрелым музыкантом. И когда мы присмотримся внимательнее к его рисункам, прислушаемся к его речи, когда он, наконец, поверит в себя и заговорит, – мы постигнем его огромную своеобразную ценность, мы обнаружим в нём поэта, художника, мастера чувства».[3]

Утверждение о том, что дети не только такие же полноправные люди, как и взрослые, но и во многом лучше, пронизывает многие работы Януша Корчака. И хотя в данном произведении автор не ставит открытых острых вопросов воспитания, обращение к взрослому читателю, которым он начинает книгу, стало классическим педагогическим афоризмом.

Герой произведения – так и не повзрослевший мальчишка, хотя все атрибуты взрослости налицо: усы, часы, работа учителем в школе… А счастья нет! И вот гном помогает ему стать маленьким, хотя он и не забывает, что был когда-то, в другой жизни, взрослым. Он переоткрывает для себя мир! Всё интересно: и эскимосы, и улица, по которой можно идти задом наперед, и первый снег, и первая любовь. Замечательно чисты слова Корчака о первой любви: «Разве нельзя кого-нибудь любить – просто разговаривать, глядеть, играть вместе в какую-нибудь игру, подать на прощание руку, – и чтобы никто тебя не выпытывал. Чтобы никто даже не замечал».[3] Корчак напоминает нам, что даже грустные минуты в жизни ребёнка, отличаются от взрослой болезненной тоски. «Когда тебе грустно, это не так уж плохо. Грусть – такое мягкое, приятное чувство. В голову приходит равные добрые мысли. И всех становится жалко: и маму, потому что моль ей платье испортила, и папу, потому что он так много работает, и бабушку – ведь она старенькая и скоро умрет, и собаку, потому что ей холодно, и цветок, у которого поникли листья, – наверное, болеет. Хочется каждому помочь и самому стать лучше. Ведь мы и грустные сказки любим. Значит, грусть нужна. И тогда хочется побыть одному или поговорить с кем-нибудь по душам. И боишься, как бы твою грусть не спугнули».[3]

Но не только радости есть у ребёнка, есть и горести, и проблемы настоящие, а не придуманные, как взрослым кажется, и обиды «Муха укусила! Не муха укусила, а учительница попрекает тем, прежним. Нельзя попрекать одолжениями. Это больше всего обижает. Думают, что мы легко забываем, не умеем быть благодарными. Нет, мы хорошо помним. И год, и больше. И каждую бестактность, и каждый добрый поступок. И мы многое прощаем, если видим доброту и искренность. Я учительнице тоже прощу, когда успокоюсь ».[3] Как жаль, что мало взрослых, которые могут понять и простить, как прощают их дети, по-настоящему.

Корчак знал это душевное качество всех детей. Потому и не боялся вводить в своих приютах такую, казалось бы, крайнюю воспитательную меру, как суд. И действительно, в девяноста случаях из ста товарищеский суд выносил вердикт: «Простить!».[8] С высоты своего взрослого положения мы забываем, что ребёнок ещё только учится жить, и действительно нуждается в разъяснении: что хорошо, а что плохо. Часто, ребёнку достаточно указать на его плохой поступок, объяснить, как поступать правильно, а не наказывать. Но здесь проявляется уже наша лень, легче наказать, накричать, дать оплеуху, чем уделить время, и терпеливо объяснять.

Своей книгой, Корчак стремиться разрушить, ту воздвигнутую временем стену, существующую между взрослым и детским миром, и напоминает каждому из нас, что дети, на самом деле это и есть мы. Нет, и не может быть никакого отдельного мира взрослых и мира детей, все мы были детьми, а все дети когда-нибудь станут взрослыми. Простые мысли, но, имея плачевный опыт наблюдения за качеством традиционного родительского и школьного воспитания, Корчак вынужден напоминать нам об этом.

То, что большинство проблем, возникающих у детей и между детьми и взрослыми, обусловлены тем, что дети ещё просто не знают, как нужно правильно жить, постоянно беспокоит Корчака. Один мальчик, так прямо и сказал ему: «Много у нас, у ребят, огорчений оттого, что мы не знаем, как правильно жить. Иногда взрослые объяснят спокойно, а больше сердятся. А ведь неприятно, когда сердятся. Понять трудно, спросить нельзя».[3] И Корчак пишет книгу «Правила жизни», которую он называет педагогикой для детей и взрослых. Как и большинство своих произведений, он пишет её в лёгкой художественной манере присущей детской литературе, но сам называет свою книгу научной. Этим автор настраивает юных читателей на серьёзный лад, ведь кроме множества поучительных историй для детей, книга действительно содержит и много серьёзного педагогического опыта, адресованного профессиональным воспитателям и просто родителям. Корчак не просто так, рассматривает в детской книге серьёзные педагогические вопросы, он убеждён, что детям нужно не только постигать этот мир, учиться «правилам жизни», но и уже сейчас понимать, что когда-то они сами станут родителями, и уже сейчас им нужно учиться воспитывать собственных детей.

В своей книге Корчак стремится охватить как можно больший социальный спектр, окружающий ребёнка и оказывающий на него влияние. И он пишет о самых близких для ребёнка людях: родителях, братьях и сёстрах, домашних. Об улице и о школе, богатых и бедных, симпатичных – несимпатичных, мальчиках и девочках. Пишет о развлечениях, здоровье, способностях, мыслях и чувствах. Здесь Корчак вводит новое психологическое понятие – «лёгкие мысли» у детей. И снова он не стесняется признаться, что такой термин подсказал ему один мальчик, сказав: «Я и раньше думал, только теперь мысли у меня трудные. А когда я был маленький, мысли были легкие».[3] У взрослых мысли долгие и трудные, но и дети рано начинают задумываться о трудностях жизни, Корчак знает это и спешит на помощь.

Педагогические произведения Януша Корчака «Когда я снова стану маленьким», «Правила жизни», «Право ребёнка на уважение», «Как любить ребёнка» можно объединить в один цикл, пронизанный общей идеей – признание в ребёнке совершенной личности, полноправного члена общества, призыва к взрослым в первую очередь изучать ребёнка, наблюдать за ним, анализировать его поступки и поведение, прежде чем принимать воспитательные меры, строить какую либо воспитательную программу. Такой подход требует много усилий и терпения, и Корчак убеждён, что преодолеть трудности и достигнуть положительных результатов можно, только если действительно любить ребёнка, и любовь эта должна быть правильной. Этому вопросу он посвящает целую книгу – «Как любить ребёнка».

Главным принципом любви к ребёнку, согласно педагогических взглядов Корчака, должно быть построение её в первую очередь на уважении к детям.

«Ребёнок – существо разумное, он хорошо знает потребности, трудности и помехи своей жизни. Не деспотичные распоряжения, не навязанная дисциплина, не недоверчивый контроль, а тактичная договорённость, вера в опыт, сотрудничество и совместная жизнь!» – заявляет он в своей книге «Право ребёнка на уважение».[3] Корчак призывает взрослых к сотрудничеству к детям, не это ли главный принцип уважения? Сам Корчак никогда не чурался советоваться с детьми на равных. Как часто мы встречаем в его произведениях фразы: «Один мальчик мне сказал», «Я спросил одну девочку». В своих приютах он с самого начала ввёл систему активного привлечения детей к труду, ввел систему товарищеского суда и наставничества, привлекая детей не просто к работе, но действительно к полноправному сотрудничеству во всех вопросах жизни приюта. Часто он сам вызывался в суд в качестве подсудимого, если чувствовал, что несправедливо поступил с кем ни будь из детей. Результаты его воспитательной системы были потрясающими, многие из его воспитанников не просто стали полноценными членами общества, но и высокообразованными, известными личностями: писателями, журналистами, врачами. [4]

Корчак выделяет главные постулаты его «Кодекса права ребёнка на уважение».

Уважайте его незнания! Уважайте его труд познания!

Уважайте текущий час и сегодняшний день! Как ребёнок сумеет жить завтра, если мы не даём ему жить сегодня сознательной ответственной жизнью?

Право ребёнка быть тем, что он есть. [3]

И в этой работе Корчак критикует существующую традиционную систему воспитания, называя неумелых педагогов скорее сторожами стен и мебели, блюстителями тишины и чистоты пола и ушей, вместо того, кем они призваны быть, и что должны делать: пробуждать, оживлять и радовать.

Итак: главная идея педагогических произведений Януша Корчака – воспитатель должен любить детей. Любовь эта должна строиться в первую очередь на неподдельном уважении к ребёнку, к его проблемам, труду познания этого мира, его праву сознательного ответственного выбора. Любовь эта должна проявляться внутренне на глубоком изучении ребёнка, терпеливом и вдумчивом наблюдении, вдумчивом анализе результатов наблюдения и отсюда, выработки индивидуального для каждого ребёнка воспитательного подхода. Внешне эта любовь должна выражаться в тесном сотрудничестве с ребёнком, в стремлении пробуждать в нём скрытые таланты, оживлять в нём лучшие чувства и строить воспитательный процесс интересно и увлекательно.

2.2Понятие любви к ребёнку и её значимости в воспитательном процессе в произведении «Как любить ребёнка»

Произведения Корчака нельзя жёстко квалифицировать как педагогические, психологические или научно-физиологические, так же как нельзя уместить в жёсткие рамки живую психику ребёнка. Поэтому во многих его работах есть мысли и идеи, основанные на всех этих направлениях, в которых автор являлся безусловным специалистом. К таким многосторонним по содержанию произведениям относится одна из наиболее известных работ Януша Корчака – «Как любить ребёнка».

Это произведение врач полевого госпиталя Корчак писал в перерывах между боевыми действиями первой мировой войны. К этому времени он уже имел многолетний опыт врача педиатра, работы с детьми в летних детских лагерях и воспитателя в «Доме сирот».[9] Как профессиональному педагогу и тонкому психологу, Корчаку, конечно же, есть чем поделиться с читателем. Однако, как и во многих других своих произведениях, он начинает свой рассказ интригующе – «Не знаю». «Я не знаю и не могу знать, как неизвестные мне родители в неизвестных мне условиях могут воспитывать неизвестного мне ребенка, подчеркиваю могут, а не хотят, могут, а не должны». И тут же Корчак мастерски защищает своё «не знаю». Это не признание своей некомпетентности, не роспись в беспомощности. «Не знаю» учёного – это начало его творческого исследовательского пути, это попутный ветер его научной мысли, это горизонт, который не даст остановиться и успокоиться на достигнутом, а всегда будет манить и призывать двигаться вперёд. Вот что имеет в виду Корчак, призывая: «… чтоб поняли и полюбили чудесное, полное жизни и ошеломляющих неожиданностей творческое «не знаю» современной науки о ребёнке».[2]

Перед нами не произведение-наставление, не научная брошюра, содержащая ответы на наболевшие педагогические вопросы, а скорее размышления учёного, содержащие больше вопросов, чем ответов. И тот, кто терпеливо и вдумчиво прочтёт работу и вернётся к её началу, непременно отметит, что в заглавии скорее следует поставить вопросительный знак, чем точку: «как любить ребёнка?»

Свою книгу Корчак начинает обращением к матери, даже к будущей матери, которая только ещё готовиться к этому волшебному акту мироздания: появлению новой жизни. И заканчивает своё произведение автор, также обращением к матери призывая её быть первым и главным воспитателем своего ребёнка. Эта работа содержит так много наблюдений за жизнью и развитием детей с различных сторон, что может быть полезна и для профессиональных педагогов и для детских психологов, для физиологов и врачей педиатров (таким специалистом широкого профиля был Януш Корчак), что, увлекшись чтением можно забыть, кому на самом деле посвящена эта книга. А Корчак ставит всё на свои места, подчёркивая, несмотря на свой положительный опыт в воспитании детей сирот, огромное значение родительского воспитания.

Так как же всё-таки нам любить ребёнка? Какой совет нам даст пан Доктор?

Найти ответы на эти вопросы непросто ещё и потому, что каждое предложение, каждая фраза произведения это тезис, это глубокая мысль достойная обширнейшего анализа. Как же выделить из такого обилия мыслей главные, не потерять те, которые достойны особого внимания. Но Корчак сам ставит акценты и выделяет самые важные постулаты своей работы, которые он стремиться донести обществу. «Я взываю о Magna Charta Libertatis, о правах ребенка. Может, их больше, но я нашел три основных.

. Право ребенка на смерть.

. Право ребенка на сегодняшний день.

. Право ребенка быть тем, что он есть».[2]

Первый пункт несколько пугает, может быть это какая-то ошибка. Может быть, такое отношение было приемлемым тогда, в начале ХХ века. Но сейчас это звучит кощунственно. Каким образом слово «смерть» может соседствовать с такими понятиями как уважение, право и тем более любовь?

Корчак терпеливо обосновывает свою позицию. Он вынужден применить такой жестокий термин, потому что не может смягчить суровую правду жизни, должен быть до конца честным с читателем. Право ребёнка на смерть ни в коем случае не подразумевает право на суицид. Дело в том, что наш родительский страх потерять ребёнка иногда приводит к патологическим последствиям. И как раз сегодня, когда многие семьи имеют всего одного ребёнка, эта проблема особенно актуальна. Стоит привести в пример такую губительную, извращённую «любовь» бабушки, замечательно показанную в повести П. Санаева «Похороните меня за плинтусом».[11] Именно об этом предупреждает Корчак. Руководимый таким страхом родитель, заслоняя своего ребёнка от опасностей окружающего мира, одновременно закрывает этот мир от ребёнка. Не давая ему возможность стать самостоятельной личностью, научиться на собственных ошибках и тем самым, подвергая его ещё большей опасности и риску гибели в будущем. «В страхе, как бы смерть не отобрала у нас ребёнка, мы отбираем ребёнка у жизни; оберегая от смерти, мы не даём ему жить».[2] В те времена, ещё не было никакой законодательной базы о правах ребёнка, никто не представлял даже возможности существования детской милиции, комитетов по защите прав ребёнка. Но Корчак уже тогда видит всю опасность такой неразумной любви и призывает закон взять ребёнка под свою защиту.

И ещё, Корчак видит причину этого страха в нашем отношении к ребёнку, как к ещё не состоявшемуся человеку, который будто ещё и не живёт, а только готовиться к жизни, только ещё будет жить. Корчак же постоянно подчёркивает, что нам нужно понять, что ребёнок, не смотря на свой возраст и социальные предрассудки, укоренившиеся в мире, уже человек, что он имеет право на сегодня, как и любой другой член общества. Это утверждение проходит красной нитью через всё произведение и это второй пункт в его Великом Кодексе Свободы о правах ребёнка.

«Ты говоришь:

Он должен… Я хочу, чтоб он…

И ищешь примера, которому он должен быть подобен, моделируешь жизнь достойную его».[2]

«Вместо того чтобы наблюдать, чтобы видеть и понимать, берется первый пришедший в голову пример “удачного ребенка” и перед собственным ребенком ставится требование: вот образец, на который ты должен равняться».[2]

Любить ребёнка (любовь по Корчаку) – это, прежде всего, принимать его таким, какой он есть. А разве это не истинное понимание любви вообще, не только родительской, но и в любом её проявлении: супружеской, дружеской, просто любви к ближнему. Корчак очень много говорит об этом, приводя многочисленные примеры из своего педиатрического опыта и опыта наблюдения за приютскими детьми. Он постоянно подчеркивает, что если дети разные, то это не означает, что одни хорошие, а другие плохие. Они просто разные. Отличительные черты характера ребёнка можно наблюдать с самого рождения. Новорожденные бывают от рождения наделены большей или меньшей терпимостью. Один сонный, медлительный, ленивый, сосёт слабо, крик тихий неэнергичный. Другой, напротив, легковозбудим, подвижен, спит чутко, сосёт взахлёб, кричит до посинения. Порой такое состояние доходит до болезни, ребёнка приходиться с трудом возвращать к жизни. Однако, замечает Корчак, эта болезнь не мешает младенцу вырасти во взрослого человека, наделённого сильной волей, сокрушительным упорством и гениальным умом и приводит в пример Наполеона, который в младенчестве заходился криком. Корчак предостерегает нас не путать «хорошего» ребёнка с «удобным».

«Современное воспитание требует, чтобы ребенок был удобен. Шаг за шагом оно ведет к тому, чтобы его нейтрализовать, задавить, уничтожить все, что есть воля и свобода ребенка, закалка его духа, сила его требований и стремлений».[2]

И что в большей мере влияет на будущий характер и личные качества ребёнка – среда или наследственность? Корчак не отвергает не то и не другое, он просто подчёркивает, что недопустимо подходить к ребёнку шаблонно, ставить крест на его будущем по причине неудачной наследственности или плохой воспитательной среды.

«Скажи мне, кто твои родители, и я скажу тебе, кто ты – это верно не всегда. Скажи мне, кто тебя воспитал, и я скажу тебе, кто ты – и это не всегда верно».[2]

Здесь Корчак ставит много провокационных вопросов и приводит множество примеров, когда из добропорядочной семьи может выйти сын-преступник, а в рядовой семье может вырасти ребёнок-гений или выдающаяся личность. И как определить границы между наследственностью и воспитательной средой? Беспутный, развращённый родитель передаёт свои качества по наследству или воспитывает в ребёнке отрицательные качества своим примером. У отца-алкоголика сын, скорее всего тоже будет предрасположен к пьянству, но может и наоборот возненавидеть этот порок и всю жизнь не прикасаться к бутылке.

Любовь по Корчаку – это наблюдение. Для того чтобы не применять к ребёнку шаблонные методы воспитания, для того чтобы найти к нему индивидуальный подход, мы должны сначала определить его индивидуальность, его наклонности, черты его характера. И сделать это можно только путём кропотливого, внимательного наблюдения. Как профессиональный психолог, Корчак, кроме ежедневного обычного наблюдения за жизнью ребёнка, подсказывает и другой, более эффективный путь. Более эффективно и качественно можно определить характер, узнать чувственные и умственные наклонности ребёнка и, следовательно, определить направление, в котором нужно прикладывать воспитательные усилия, можно в игре. Сейчас это может звучит не ново, но тогда в начале ХХ века мало кто относился серьёзно к детским играм. И Корчак, вместе с другими выдающимися воспитателями того времени: такими как А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинским, были первооткрывателями в этом направлении.[4] Для начала, следует разобраться, что понимает Корчак под игрой. Детская игра, по определению педагога-исследователя, это, прежде всего коллективное действие, игра для ребёнка это как работа для взрослого.

«Когда они вчетвером строят шалаш, копают куском железа, стекла, гвоздем, вбивают столбики, связывают их, покрывают крышей из веток, выстилают внутри мхом, работая молча, напряженно или лениво, не всегда совершенствуя, развивая дальнейшие планы, делясь результатами наблюдений – это не игра, это работа, пусть без достаточного навыка, несовершенными орудиями, с недостаточными материалами и потому малоэффективная и невыразительная по результатам, но зато организованная так, что каждый вкладывает в нее столько, сколько может, в зависимости от возраста, силы, умения».[2]

Игра для ребёнка, это не просто развлечение, не просто способ времяпрепровождения, несерьезного, по мнению многих взрослых, но и, пожалуй, единственная область, в которой ребёнок может самовыражаться, проявлять инициативу в самом широком диапазоне. Наблюдая за игрой ребенка, мы понимаем какой он в жизни, в действии, какого поведения в обществе от него ожидать в будущем, каков на него будет «спрос» на рынке труда.

А что делать, если ребёнок в играх пассивен, если бежит детского веселья и шума, теряется в коллективе, замыкается в себе. Как нам найти подход к такому малышу, как правильно «любить» такого ребёнка? Как часто такие дети и без того страдающие от неприятия общества, от жестокого равнодушия, вынуждены дополнительно страдать от непонимания родителей. От постоянных подталкиваний, от осуждающих нареканий от попыток насильно заставить их активно играть и веселиться с остальными детьми.

«Вместо того чтобы понять, матери и здесь жаждут переделать, силой навязать то, что лишь неспешно и осторожно можно выработать в постоянном усилии на пути, усеянном опытом множества неудач, несостоявшихся попыток и болезненных унижений. Всякий бездумный приказ только ухудшает положение вещей. Слова “иди поиграй с детьми” наносят ему не меньший вред, чем “хватит тебе играть с ними”».[2]

И снова пан Доктор на стороне ребёнка и ставит высокую планку для родителей и воспитателей. Нам хочется быстро и удобно, а он предлагает трудный, неспешный и осторожный путь. Предсказывает множество неудачных попыток и болезненных унижений и приоткрывает перед нами завесу, чтобы в очередной раз показать какая это трудная и ответственная работа – любить ребёнка.

Любить ребёнка по Корчаку – это значит, не относится к нему с пренебрежением. Отсутствие предвзятого отношения позволит воспитателю лучше понять его чувства, стремления, желания, а, следовательно, и к детским играм он будет относиться с большим пониманием. Следует признать правоту ребёнка, когда он выбирает с кем и в какие игры играть. Смириться с той истинной, что если дети не хотят играть по предлагаемому им сценарию, если они не активны, не проявляют интереса, то это не их вина, а непрофессионализм педагога.

Любить по Корчаку – это, прежде всего, быть с детьми честными. «Мы с упоением играем роль бескорыстных опекунов, умиляемся при мысли о принесенных нами жертвах,…»[2] Но обмануть ребёнка невозможно и он без труда раскусывает эти наши роли. Вначале они пробуют бороться с ложью, но потом, увидев всю бессмысленность борьбы, сами начинают водить нас за нос, подкупать, обманывать.

«Они подкупают нас просьбой, благодарной улыбкой, поцелуем, шуткой, послушанием, подкупают сделанными нам уступками, редко и тактично дают нам понять, что и у них есть кое-какие права, иной раз берут нас измором, а иной раз открыто спрашивают: “А что я за это буду иметь?”».[2]

Наше нечестное отношение к ребёнку, служит первопричиной возникновения потаённой детской ненависти к деспотичной и, следовательно, несправедливой власти сильных и поэтому безответственных.

И здесь Корчак приводит неутешительный психологический портрет взрослого глазами ребёнка доподросткового возраста, который складывается благодаря такому отношению.

Взрослые не умны.

В этом возрасте ребёнок уже уходит от иллюзий о всезнающем взрослом. Он начинает догадываться, что когда мы на их вопросы отвечаем излюбленным «отстань, мне некогда», на самом деле не так уж заняты, мы просто не знаем ответа. Но не это главная причина, по которой дети считают взрослых глупцами. Ребёнок дошкольного возраста, может быть даже доподросткового возраста, имеет другое мировоззрение, которое можно смело определить как «правильное». Не имея ещё того жизненного опыта, не обладая ещё тем багажом знаний, которым располагаем мы, взрослые, ребёнок постигает этот мир скорее с помощью чувств, чем разума. Корчак, обозначая такое мировоззрение, цитирует слова двенадцатилетнего мальчика: « – Я понимаю, что вы говорите, но не чувствую».[2] «Правильным» такое мировоззрение мы определили не по собственной прихоти, но исходя из библейского принципа. Именно на таких детей Иисус указал своим ученикам со словами: «… истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном; (От Матфея 18:3-4)». Дети умеют ценить каждый день, каждое мгновение этой жизни, как великий подарок, искренне радоваться восходящему солнцу, журчащему ручью, пению птиц, новой игрушке. Они думают, если бы у нас было столько возможностей, как у взрослых, насколько более интересным и радостным мы могли бы сделать каждое мгновение этой жизни. А взрослые, обладая такой свободой и возможностями, совершенно не умеют ими пользоваться. Вместо того чтобы быть счастливыми, они постоянно чем-то озабочены, раздражены, на что-то злятся, кричат по пустякам. Вот почему взрослые в глазах детей выглядят патологическими глупцами.

Взрослые не добрые.

Дети начинают замечать что, окунувшись в суету этого мира, взрослым не хватает времени и на доброту. Да, они заботятся о ребёнке, одевают и кормят его, но дети начинают подозревать, что взрослые скорее вынуждены это делать, иначе ребёнок просто умрёт. И всё это на фоне постоянных запретов, часто не справедливых наказаний, унизительных насмешек и подшучиваний. Какой ещё вывод может сделать ребёнок, если, как мы уже сказали, постигает мир чувствами, а не умом. Рано дети начинают замечать нашу несправедливость, наше лицеприятие, нашу эгоцентричность. Взрослые не верят, когда им говоришь правду, а когда их обманываешь, верят, если это им удобно. Не это ли первые уроки вранья, так успешно нами преподаваемые.

Взрослые лгут.

Ребёнка не столько уже беспокоит та мелкая ложь, что если не заснёшь, то ночью тебя утащит серый волчок. К такому типу обмана они уже научились относиться с юмором. Детей скорее настораживает и отталкивает двуличие взрослых. Они велят говорить правду, а когда говоришь, злятся или обижаются. Ребёнок замечает, что взрослые в глаза говорят одно, а за глаза другое. Такая неискренность обескураживает детей. Как часто нам приходится попадать в неловкую ситуацию, или наблюдать её со стороны, когда ребёнок простодушно выдаёт такие секреты. Здесь Корчак обращает внимание на вредное влияние непоследовательного воспитания. Когда мы сначала говорим одно, а затем другое, когда за один и тот же проступок сначала следует строгое наказание, а в другой раз просто не обращается внимание, то такое отношение взрослых ребёнок оценивает несправедливым, а значит лживым.

Ребёнок страдает от того, что взрослые, занятые своими делами не хотят понять и выслушать его, что порой в ответ на радостную новость он получает упрёки и одёргивания. Этот опыт нескольких неуместных вопросов, неудавшихся шуток, неосторожно выданных тайн учит ребёнка относиться ребёнка к взрослым настороженно, «как к приручённым, но диким зверям, на которых никогда нельзя целиком положиться».[2]

В результате многолетнего изучения психики ребёнка, Корчак отмечает, что кроме пренебрежения и антипатии, проявляемых в отношении детей к взрослым можно заметить некоторое отвращение. Здесь поражает умение Корчака понять детскую душу, перевоплотиться в ребёнка, чтобы заметить то, что взрослым кажется увидеть просто невозможно. Сквозь призму детского зрения взрослые действительно выглядят противно: толстые, красные, сопящие, кашляющие, беззубые, с колючей бородой, с отталкивающим запахом сигар. Сильный аромат духов вызывает у ребёнка такое же отвращение, как и запах пота, и ему нужно много раз объяснять, что духи не воняют, а пахнут очень хорошо. Противны детям принудительные ласки, объятия, поцелуи, похлопывания. Большинство детей терпеть не могут, когда их берут на колени, а если возьмёшь его за руку – он осторожно высвобождает её. Корчак отмечает, что такое поведение заметил у деревенских детей, и описал в своих педагогических произведениях ещё раньше знаменитый русский писатель и педагог Лев Толстой.[2] Взрослые позволяют себе фамильярность, бессмысленные вопросы, обидные насмешливые замечания.

«Ребенок чувствует себя более чистым, лучше воспитанным, более достойным уважения. Иногда он это и сам говорит.

Он боится есть, боится сырости. Трус. Я вот совсем ничего не боюсь.

Раз они боятся, пускай сами и сидят на печи, нам-то почему они все запрещают?».[2]

С сожалением Корчак констатирует, что едва ли не единственное доброе чувство, которое ребёнок постоянно к нам питает, это жалость.

Скажете, Корчак преувеличивает, возможно. Но из такой откровенной позиции учёного, даже если она несколько ошибочна, можно увидеть насколько он на стороне ребёнка. Может быть, именно в этом и заключается главный секрет его успешной педагогической деятельности, его плодотворного воспитательного влияния на самых так называемых «трудных» детей.

Любить по Корчаку – это, значит, не поддаваться обману, что ребёнок может долго довольствоваться ангельским мироощущением, что мы сумеем скрыть от него невежество, бессилие, противоречия, наши поражения и горечи – и то, что у нас нет формулы счастья. И здесь Корчак говорит слова, которые идут в разрез со всеми традиционными методиками воспитания: «Как наивен рецепт самоучек от педагогики, что детей следует воспитывать последовательно; что отец не должен критиковать действия матери; что взрослые не должны ссориться при детях; что служанка не должна лгать, будто “господ нет дома”, когда звонит нежеланный гость».[2] Опять же с этим утверждением можно спорить, можно назвать его кощунственным, но в этом весь Корчак. Ведь не даром он назвал свою работу «Как любить ребёнка», а не «Пособие по правильному воспитанию детей». Что даёт ему право на такие смелые утверждения, какой секрет знает пан Доктор? Может быть тот, который открыл первым ученикам Христа апостол Павел: «что любовь всё покрывает»?

Любить по Корчаку – это понимать, что «настоящим» бывает не только ребёнок в своих бурных проявлениях радости и горя, когда он так контрастно отличается от нас. Но следует также замечать периоды его спокойных настроений, когда он погружён в глубокие раздумья, когда он переживает новые загадочные впечатления, моменты болезненных удивлений и унизительных сомнений. То есть те моменты, в которые они так похожи на нас. Корчак отмечает, что хотя ребёнок и не умеет думать как взрослый, это не мешает ему по-своему задумываться над взрослыми проблемами. И вообще, отличительный процесс мышления ребёнка скорее обусловлен недостатком опыта и знаний, чем имеет какие то психологические особенности. Здесь учёный отмечает, что на этой стадии активный и пассивный темпераменты детей превращаются в разные типы мышления: реалистический и рефлексивный. Исходя из этого, Корчак снова подчёркивает недопустимость шаблонного подхода в педагогике. Индивидуальный подход к воспитанию, как мы уже подчёркивали, по его глубокому убеждению, это, прежде всего, принятие ребёнка таким, какой он есть. Ребёнок с реалистическим типом мышления верит или не верит, в зависимости от воли авторитета, удобней, выгодней верить; рефлексивный расспрашивает, делает выводы, возражает, бунтует мыслью и делом. Будет непростительной педагогической ошибкой противопоставлять неосознанный бунт первого жажде познания второго. Эта ошибка затрудняет диагноз и делает негодной воспитательную терапию.[2]

Стараясь вложить в свою работу как можно больше опыта, размышлений и идей, Корчак раскрывает многие вопросы, с которыми сталкивается воспитатель. Это и сложный внутренний мир дошкольника, и физиологические и психологические проблемы роста и полового созревания, и трудности психологического становления подростка. Но на какие бы направления не отвлекалась творческая мысль учёного, он снова и снова повторяет главные, по его мнению, принципы воспитания. Нужно понимать, а, следовательно, постоянно изучать ребёнка, принимать его таким, каков он есть, и осознавать всю сложность и многогранность психики ребёнка.

«Душа ребенка так же сложна, как и наша, полна аналогичных противоречий, находится в трагическом борении с извечным: хочу, но не могу, знаю, что надо, но не могу.»[2]

А отсюда вытекает необходимость индивидуального подхода к каждому воспитаннику, требующего от воспитателя огромного труда. Корчак уверен, что, не смотря на все преграды и трудности, которые неминуемо встретятся педагогу, решившему идти по столь трудному пути, непременно будет и награда. Но награда эта, конечно же, не имеет материальных основ, что никогда не останавливало настоящих педагогов, педагогов по призванию. Эта награда может быть гораздо ценнее и выше материальных ценностей.

«Воспитатель, который не вдалбливает, а освобождает, не тянет, а поднимает, не угнетает, а способствует формированию личности, не диктует, а учит, не требует, а спрашивает, вместе с ребенком переживает множество вдохновенных минут. Ему не раз придется затуманенными от слез глазами смотреть на борьбу ангела с дьяволом, где белый ангел одерживает победу».[2]

Таким образом, главная идея произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», суть его воспитательного метода и призыв ко всем педагогам, это то, что, прежде всего, нужно изучать ребёнка. Наблюдать, стараться понять, проникнуть в его внутренний мир. Это суть его «творческого «не знаю»», которым он начинает произведение, этим же обуславливается его признание в несовершенстве своей работы в заключении. Потому что не может быть совершенных методик по воспитанию, так же не возможно достичь совершенных результатов в педагогическом процессе.[10] Поэтому Корчак и не призывает стремиться к совершенству, а призывает любить ребёнка. Именно любовь может сгладить неизбежные ошибки, именно из неё должен черпать силы воспитатель. Но важно иметь правильное понимание этой любви, не путать её с унизительным умилением, а ещё хуже того с губительной, неразумной любовью, обусловленной страхом за жизнь и безопасность ребёнка, не дающей ребёнку самостоятельно развиваться и часто приводящей к непоправимым последствиям. Не отвергая полезного опыта и наработанных педагогических методик, Корчак подчёркивает важность, особенно для матери, для родителей, самостоятельного наблюдения, изучения и постижения собственного ребёнка. Это главное правило, которое сделает родительскую любовь действительно плодотворной, позволит уйти от многих ошибок в воспитании навязываемых шаблонными методиками. Это не простой путь, и Корчак прекрасно осознаёт это, он прекрасно знаком с тем «замкнутым кругом» в который попадает большинство родителей, инстинктивно принимая те методы воспитания, которые переняли сами от своих родителей.

«Мы не в силах изменить нашей взрослой жизни, потому что воспитаны в неволе, мы не можем дать ребенку свободу, пока сами живем в оковах».[2]

Здесь Корчак говорит вовсе не о политической неволе оккупированной Польши, это другие оковы и путы – запрет и принуждение, укоренившееся в традиционном воспитании. Но, не смотря на это, Корчак видит и другую, прекрасную творческую сторону воспитательного процесса. Это радости озарений педагога, воспитателя, родителя, рождаемые в тишине созерцания. По мнению этого замечательного педагога – ничто не может быть ценнее таких минут. И он призывает будущую мать: «Будь же готова к долгим часам вдумчивого одинокого созерцания…»[2]

Итак, в результате анализа произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», нами были выделены основные принципы, которые Корчак вкладывает в понятие этой любви и стремиться донести обществу.

Любить ребёнка (любовь по Корчаку) – это, прежде всего, принимать его таким, какой он есть.

Любовь по Корчаку – это наблюдение. Для того чтобы не применять к ребёнку шаблонные методы воспитания, для того чтобы найти к нему индивидуальный подход, мы должны сначала определить его индивидуальность, его наклонности, черты его характера. И сделать это можно только путём кропотливого, внимательного наблюдения.

Любить ребёнка по Корчаку – это значит, не относится к нему с пренебрежением.

Любить по Корчаку – это, прежде всего, быть с детьми честными.

Любить по Корчаку – это, значит, не поддаваться обману, что ребёнок может долго довольствоваться ангельским мироощущением, что мы сумеем скрыть от него невежество, бессилие, противоречия, наши поражения и горечи.

Обобщив все эти тезисы, можно выделить главную мысль произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», суть его воспитательного метода и призыв ко всем педагогам, воспитателям, родителям – это то, что, прежде всего, нужно изучать ребёнка. Наблюдать, стараться понять, проникнуть в его внутренний мир. Это главное правило, которое сделает родительскую любовь действительно плодотворной, позволит уйти от многих ошибок в воспитании навязываемых шаблонными методиками.

Заключение

Настоящая работа посвящена исследованию педагогических литературных произведений известного польского педагога, писателя, врача и выдающегося педагогического деятеля Януша Корчака.

В ходе работы была рассмотрена политическая и социальная ситуация, сложившаяся в Польше в начале ХХ века. Выявлены исторические социальные предпосылки педагогической деятельности Януша Корчака, обусловленные тяжёлой послевоенной социальной и экономической ситуацией в стране и высокому росту в связи с этим сиротства и детского беспризорничества. Также рассмотрены более глубокие исторические предпосылки педагогических воззрений Януша Корчака, базирующиеся на идеях гуманистической педагогики получившей широкое распространение во взглядах передовых педагогов и общественных деятелей начала ХХ века. Взгляды приверженцев гуманистической педагогики, выражались в двух основных направлениях. Во-первых, индивидуализация воспитания, то есть организация процесса образования в соответствии с возрастом и врожденными наклонностями ребёнка. Во-вторых, отведение образованию, воспитанию основной роли в изменении и совершенствовании человеческого рода, реорганизации общества изнутри. Корчак, хотя и высказывал свои убеждения, что реформировать общество, значит, реформировать воспитание, на практике более отдавался первому направлению, т.е. индивидуальному подходу в воспитании.

При написании данной курсовой работы, нами была поставлена цель, провести обзор педагогических произведений Януша Корчака и их анализ в контексте понимания автором смысла понятия «любовь к ребёнку» и значимости этой любви в воспитательном процессе.

В соответствии с поставленной целью нами был проведён обзор педагогических работ Януша Корчака и анализ наиболее известных из них: «Когда я снова стану маленьким», «Правила жизни», «Право ребёнка на уважение» и «Как любить ребёнка». Последнему произведению была отведена отдельная часть и проведён более глубокий её анализ.

В ходе анализа была выявлена главная идея педагогических произведений Януша Корчака – воспитатель должен любить детей. Любовь эта должна строиться в первую очередь на неподдельном уважении к ребёнку, к его проблемам, труду познания этого мира, его праву сознательного ответственного выбора. Любовь эта должна проявляться внутренне на глубоком изучении ребёнка, терпеливом и вдумчивом наблюдении, вдумчивом анализе результатов наблюдения и отсюда, выработки индивидуального для каждого ребёнка воспитательного подхода. Внешне эта любовь должна выражаться в тесном сотрудничестве с ребёнком, в стремлении пробуждать в нём скрытые таланты, оживлять в нём лучшие чувства и строить воспитательный процесс интересно и увлекательно.

В результате анализа произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», нами были выделены основные принципы, которые Корчак вкладывает в понятие этой любви и стремиться донести обществу.

Любить ребёнка (любовь по Корчаку) – это, прежде всего, принимать его таким, какой он есть.

Любовь по Корчаку – это наблюдение. Для того чтобы не применять к ребёнку шаблонные методы воспитания, для того чтобы найти к нему индивидуальный подход, мы должны сначала определить его индивидуальность, его наклонности, черты его характера. И сделать это можно только путём кропотливого, внимательного наблюдения.

Любить по Корчаку – это, прежде всего, быть с детьми честными.

Любить по Корчаку – это, значит, не поддаваться обману, что ребёнок может долго довольствоваться ангельским мироощущением, что мы сумеем скрыть от него невежество, бессилие, противоречия, наши поражения и горечи.

Обобщив все эти тезисы, можно выделить главную мысль произведения Януша Корчака «Как любить ребёнка», суть его воспитательного метода и призыв ко всем педагогам, воспитателям, родителям – это то, что, прежде всего, нужно изучать ребёнка. Наблюдать, стараться понять, проникнуть в его внутренний мир. Это главное правило, которое сделает родительскую любовь действительно плодотворной, позволит уйти от многих ошибок в воспитании навязываемых шаблонными методиками.

Все произведения этого замечательного педагога-мыслителя обладают одним удивительным свойством. В своих работах, Корчак, как бы не даёт готовых ответов, а заставляет читателя задуматься, читать между строк, самому, вместе с автором погружаться в размышления. Поэтому, прочитав его произведение, написанное в увлекательном художественном стиле, читатель сразу же испытывает желание перечесть его ещё раз, и всякий раз открывает для себя что-то новое. Вот и мы, задаваясь вопросом, удалось ли в плане данной работы достичь поставленной цели и справиться с поставленными задачами, не можем дать твёрдый утвердительный ответ. Ясно одно, по заданной теме можно написать ещё много работ, и в каждой из них, несомненно, будут новые открытия и новые выводы.

Список использованной литературы

1. Корчак Януш. Избранные педагогические произведения /Пер. с пол. К.Э.Сенкевич; Сост. и авт. примеч. Е.С.Рубенчик; Под. ред. и предисл.

М.Ф.Шабаевой; [Послесл. И.Неверли]. – М.: Просвещение, 1966. – 470 с.

2. Корчак Януш. Как любить ребёнка// Lib.ru: Библиотека Максима Мошкова – Режим доступа: <#”justify”>13. Есин А.Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения: Учебное пособие. – 3-е изд. -М.: Флинта, Наука, 2000. – 248 с.

14. Липчинская О. Ю. Реферат “Педагогические взгляды и педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого”. 2010. – Режим доступа: <http://tolstoy.lit-info.ru/review/tolstoy/008/794.htm>

. Библия.

. Википедия. Свободная энциклопедия// Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/

. Гонопольский А.М. Подростковая психотерапия. Основные проблемы воспитания детей // Гонопольский А.М. Психологическая помощь – Режим доступа: http://www.helpman.ru

ФГАОУ
ВПО «Южный федеральный университет»
Факультет
педагогики и практической психологии
Отделение
специального образования
Кафедра
коррекционной педагогики

Реферат:

«Педагогическая
система Януша Корчака
».

Выполнила:
Студентка
3 курса

Сопельник
Изабелла Борисовна

Проверила:

Старший
преподаватель

Колодяжная
Татьяна Павловна.

г.
Ростов-на-Дону
2013
год

Содержание

Введение

1. Обзор и анализ
основных педагогических произведений
Януша Корчака в контексте его понимания
любви к ребёнку

1.1
Обзор и анализ основных педагогических
произведений
 Януша Корчака

1.2
Понятие любви к ребёнку и её значимости
в воспитательном
 процессе
в произведении «Как любить ребёнка»

Заключение

Список литературы

Введение

Сегодня мы много
слышим о кризисе воспитания, существующем
в странах постсоветского пространства.
Причины этого кризиса обуславливаются
жёстким экономическим и политическим
реформированием, следствием которого
явилось социальное расслоение общества,
снижение жизненного уровня большинства
населения. Многие люди не сумели
приспособиться к новым условиям,
сформировать защитные механизмы.
Вследствие правовой, моральной,
экономической незащищенности усилилась
конфликтность отношений между родителями,
родителями и детьми. Как правило, это
признаётся основной причиной дезорганизации
жизни большинства семей, разрушения
сложившихся нравственно-этических норм
и традиций семейного уклада.

В результате такой
воспитательной системы была утрачена
наиважнейшая категория воспитательного
процесса – категория любви к ребёнку.

Проблема деградации
родительской любви проявляется как в
крайних формах: рост социального
сиротства, обусловленный отказом матерей
от детей ещё в роддоме и оставлением
детей без присмотра родителями, уезжающими
на заработки за границу, так и в неявно
выраженной форме, когда недостаток
родительской любви или её неправильный,
патологический характер проявляются
уже как итог воспитания. В этом случае,
мы имеем так называемый «эффект
бумеранга», когда отсутствие любви
направляется на родителей, на всё
общёство и в конечном счёте мы имеет
рост преступности, иждивенчества,
бродяжничества.

Учитывая
глобальность проблемы и то, что практически
каждому из нас в той или иной мере
приходилось её коснуться, хочется
спросить: «Так как же нам любить ребёнка?»
Безусловно, подобные ситуации складывались
в истории и ранее. И, безусловно, многие
известные учёные-педагоги, детские
психологи изучали эту проблему и пытались
найти ответ. Но, наверное, ни один из них
не рассматривал эту проблему так глубоко
и не подходил к ней так буквально как
Януш Корчак, одна и педагогических работ
которого так и называется – «Как любить
ребёнка». Педагогическая идея Януша
Корчака, по сути, вся укладывается в
одну фразу: воспитатель должен любить
детей.

Этот
общественный деятель Польши первой
половины XX века, многогранная личность:
педагог, писатель, врач, журналист,
главным делом своей жизни избрал заботу
о беспризорных детях. Он организовал в
Польше два приюта – «Дом сирот», для
еврейских детей сирот, и «Наш дом» для
беспризорных детей поляков, и это были
не просто детские дома, а целые детские
республики с численностью по 200 человек
каждая. Подвиг смерти Януша Корчака
несколько затмил подвиг его жизни. А
ведь только так можно охарактеризовать
жизнь этого человека. Жизнь, полностью,
без остатка посвящённую детям, оставшимся
без родителей. Да и не только им. Своей
литературной, журналисткой деятельностью,
выступлениями по радио под известным
всей польской детворе именем Старый
Доктор, Корчак стремился повлиять на
всё буржуазное общество Польши. Его
произведения пронизаны одной общей
идеей, которую он постоянно стремился
донести людям, ребёнок, это в первую
очередь человек, он достоин уважения и
любви не менее, чем взрослые члены
общества. Но любовь к ребёнку по Корчаку
это не то чувство, которое принято в
общественном сознании, связанное со
снисхождением, умилением, «улюлюканьем».
Это, в первую очередь уважение к ребёнку,
уважение его прав, его потребностей,
его чувств. Корчак не ставил своей целью
сделать из детей гениальных учёных,
музыкантов, спортсменов. Воспитать в
ребёнке полноценную личность, привить
ему уважение к труду, дать ему право
самому выбирать свою судьбу, научить
уважать других людей – вот что было
основной целью педагогической работы
Януша Корчака. И он не видел других
способов воспитания полноценных
высоконравственных членов общества,
способных уважать и любить других людей,
как самим взрослым научиться любить и
уважать ребёнка. Большую часть
литературного наследия Корчака составляют
многочисленные научно-практические
работы по воспитанию, педагогике,
физиологии и психологии ребенка. Эти
труды врача, воспитателя и ученого
достаточно широко представлены на
русском языке и самые известные из них:
«Как любить ребёнка» и «Право ребёнка
на уважение».

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]

  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #