Язык как хранитель культуры реферат

Обновлено: 04.05.2023

Язык не просто отражает мир человека и его культуру. Важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную, чтобы не сказать решающую, роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации.

Язык не существует вне культуры. Это один из важнейших компонентов культуры, форма мышления, проявление специфически человеческой жизнедеятельности, которая сама в свою oчередь является реальным бытием языка. Поэтому язык и культура нераздельны.

В идиоматике языка, то есть в том слое, который, по определению, национально специфичен, хранится система ценностей, общественная мораль, отношение к миру, к людям, к другим народам. Фразеологизмы, пословицы, поговорки наиболее наглядно иллюстрируют и образ жизни, и географическое положение, и историю, и традиции той или иной общности, объединенной одной культурой.

На эту тему написано много научных трудов. Именно в силу своей явной культуроносности, национальной и стилистической окрашенности идиоматика всегда привлекала повышенное внимание как ученых-лингвистов, так и изучающих иностранные языки. Интерес этот отнюдь не пропорционален той реальной роли, которую фразеологизмы играют в производстве речи. Роль эта весьма ограниченна, идиомы можно уподобить специям, которые добавляют в кушанье осторожно, щепоткой, на кончике ножа, а само кушанье, то есть речь, состоит из совсем иных, менее острых и ярких, нейтральных компонентов – слов и словосочетаний неидиоматического характера.

Очевидна и многократно исследована непосредственная связь (через образ, метафору, лежащие в основе идиомы) между языковой единицей и культурой, образом жизни, национальным характером и т. п. Так, “морские” идиомы английского языка проистекают из островного мышления, из прошлой жизни, целиком зависящей от окружающего остров Великобританию морского пространства, из самой распространенной профессии нации мореплавателей.

Значение языка чаще всего сводится к следующим образным утверждениям:

■ зеркало культуры, в котором отражается не только реальный, окружающий человека мир, но и менталитет народа, его национальный характер, традиции, обычаи, мораль, система норм и ценностей, картина мира;

■ кладовая, копилка культуры, так как все знания, умения, материальные и духовные ценности, накопленные тем или иным народом, хранятся в языковой системе: в фольклоре, книгах, в устной и письменной речи;

■ носитель культуры, так как именно с помощью языка она передается из поколения в поколение. Дети в процессе инкультурации, овладевая родным языком, вместе с ним усваивают и обобщенный опыт предшествующих поколений;

■ инструмент культуры, формирующий личность человека, который именно через язык воспринимает менталитет, традиции и обычаи своего народа, а также специфический культурный образ мира.

Язык представит собой средство выражения мыслей, средство общения. Конечно, у него есть и другие функции, но эти — основные. Среди многочисленных функций языка существует коммуникативная функция, предполагающая, что без языка любые формы общения людей становятся невозможными.

2. Методы исследования процесса МК.

Методы изучения культурных систем и межкультурных ситуаций

История становления межкультурной коммуникации как учебной дисциплины убедительно свидетельствует, что она изначально формировалась на основе интеграции различных гуманитарных наук и их методов. Основоположниками межкультурной коммуникации были представители различных научных отраслей: лингвистики, антропологии, психологии, социологии, этнологии, фольклористики и т.д. В процессе их совместной работы теории и методы этих областей знаний смешивались, придавая межкультурной коммуникации интегративный характер, который стал и остается в ней до сих пор основополагающим.

Однако междисциплинарный характер межкультурной коммуникации не исключает наличия специфических, характерных для каждой отдельной науки подходов к ее исследованию. В результате постепенно сложились три методологических подхода к изучению межкультурного общения: функциональный, объяснительный и критический. Эти подходы основываются на различных представлениях о природе человека, человеческом поведении и природе человеческих знаний. Каждый из них вносит свой вклад в наше понимание процесса межкультурного общения.

Функциональный подход сложился в 1980-е годы и основывается на методах социологии и психологии. Согласно этому подходу культуру любого народа можно описать с помощью различных методов. Любые изменения в культуре также могут быть измерены и описаны. Культура определяет поведение и общение человека, и поэтому они также поддаются описанию и могут быть предсказаны. Основная цель заключается в том, чтобы показать специфику влияния культуры на коммуникацию. Сравнение культурных различий взаимодействующих сторон позволяет предсказать успех или провал их коммуникации.

Функциональный подход позволяет изучать стили общения в разных культурах. Так, известный американский исследователь межкультурной коммуникации Дэн Бернланд с помощью этого подхода сравнил стили общения в Японии и США. Он установил довольно много различий, включая и различия в том, как представители японской и американской культур говорят комплименты и извиняются. Оказалось, что в обеих культурах люди предпочитают простые извинения, но американцы склонны значительно чаще извиняться и хвалить своего партнера.

Объяснительный (или интерпретирующий) подход также получил распространение в конце 1980-х годов. Сторонники этого подхода полагают, что окружающий человека мир не является чуждым ему, поскольку создается человеком. В ходе сознательной деятельности человек получает субъективный опыт, в том числе и в общении с представителями других культур. В силу субъективности человеческого опыта поведение человека становится непредсказуемым, и на него невозможно каким-либо образом повлиять.

Цель объяснительного подхода заключается в том, чтобы понять и описать, но не предсказать поведение человека. Сторонники объяснительного подхода рассматривают культуру как среду обитания человека, созданную и изменяемую через общение.

Критический подход включает многие положения объяснительного подхода, но акцент в исследованиях межкультурной коммуникации, проведенных на его основе, делается на изучении условий общения: ситуаций, окружающей обстановки и т.п. Сторонники данного направления интересуются прежде всего историческим контекстом коммуникации. Целью изучения межкультурной коммуникации является объяснение человеческого поведения, а через него — изменение жизни людей. Основным методом критического подхода является анализ текстов. Поэтому ученые обычно анализируют средства массовой информации (телевизионные передачи, видеоматериалы, публикации в печати), которые, по их мнению, вносят основной вклад в формирование современной культуры. Однако они не вступают в прямые контакты с коммуникантами, не исследуют личностные межкультурные взаимодействия.

История возникновения межкультурной коммуникации свидетельствует, что изначально у изучающих этот предмет не проявлялось активного интереса к теоретическим основам культуры и коммуникации, напротив, они хотели получить конкретные рекомендации и советы для практического общения с представителями других культур. По этой причине процесс изучения межкультурной коммуникации по многим параметрам отличается от других видов обучения. Главное отличие состоит в том, что этот процесс основывается на анализе и интерпретации реальных культурных контактов. Отсюда наиболее эффективным методом как изучения, так и обучения межкультурной коммуникации оказался тренинг, который отвечал специфическим требованиям и трудностям межкультурного обучения благодаря своей близости к практике и интенсивности обучения. тренинг был в большей степени ориентирован на практические требования и изучение конкретных ситуаций.

Важнейшая функция культуры заключается в хранении и передаче культуры из поколения в поколение. Язык формирует личность, национальный характер, этническую общность, народ и даже нацию.

Фразеологизмы, поговорки и пословицы хранят систему ценностей, общественную мораль, отношение к людям и миру, к другим народам, наглядно демонстрируют образ жизни, историю, географическое положение, обычаи и традиции людей, объединенных одной культурой.

что много веков назад образование было преимуществом духовенства.

Конфликт культур

Актуальность проблем, связанных с межкультурной коммуникацией, приобрела в настоящее время беспрецедентную остроту. Главным условием эффективного кросс-культурного общения является взаимопонимание, диалог культур, толерантность и уважение к представителям других культур.

Конфликты культур порождают огромное число курьезных и даже анекдотических ситуаций, а порой приводят к целым драмам и трагедиям.

Так, в Южной Америке, не сработала масштабная рекламная кампания сигарет Marlboro: человек на лошади. Оказалось, что у латиноамериканцев ковбой – это представитель беднейшего социального класса, который может позволить себе только дешевые, а следовательно, некачественные сигареты.

Конфликт культур произошел и у российских студентов, обучавшихся по специальной программе в США. Американские преподаватели, увидев, что некоторые студенты списывают, поставили неудовлетворительные оценки всему потоку. Их особенно возмутили не те, кто списывал, а те, кто давал списывать, а также те, кто заметил это и не сообщил преподавателям. Весь поток студентов был вынужден пересдавать экзамен и заново платить деньги. Однако, часть студентов из России, оскорбленные этой ситуацией, оказались от продолжения обучения.

Зачастую причиной культурного конфликта могут быть подарки. В России принято дарить хорошие, дорогие подарки, цветы, конфеты, причем довольно часто и по разным поводам. Коллеги с Запада могут воспринимать подобные дары, как проявление эксцентричности и даже попытку подкупа.

Рассмотренные выше ситуации – пример непосредственных культурных конфликтов, произошедших при реальном взаимодействии с иностранцами. Существуют также косвенные, опосредованные конфликты, возникающие при знакомстве с иностранным искусством: театром, кино, музыкой, художественной литературой. В этом случае барьер культур практически не заметен и не осознаваем, следовательно, представляет собой еще большую опасность: мы оцениваем чужую культуру сквозь призму собственной.

Важные особенности языка и культуры раскрываются при их сопоставлении. Здесь необходимо подчеркнуть возможность возникновения культурного барьера даже на уровне одной культуры. Если языковой барьер практически всегда очевиден, то культурный – только при столкновении собственной культуры с чужими, отличными от нее. В рамках родной культуры существует нерушимая иллюзия собственного, единственно верного видения мира, менталитета, образа жизни и так далее. Только выйдя за эти рамки, можно увидеть различие или конфликт культур.

Культурные ошибки, как правило, воспринимаются гораздо болезненней языковых, довольно долго не забываются и производят самое негативное впечатление. В отличие от языковых, культурные различия не обобщены в единый свод правил, здесь нет грамматики, орфографии, словарей и т.д.

Для того, чтобы наглядно увидеть всю глубину проблем кросс-культурной коммуникации, необходимо изучать новый язык с помощью непосредственного носителя этого языка и этой культуры, а также с привлечением представителя родной культуры, владеющим данным языком. Такой подход позволяет получить гораздо более глубокие знания культуры носителей изучаемого языка, поскольку их мир представлен не только собственными глазами, но и сквозь призму родной культуры изучающего этот язык. Этот метод помогает осмыслить различия культур и предостеречь от культурного шока при непосредственном контакте с носителями чужой культуры.

Наиболее заметно культурный конфликт проявляется на уровне лексики. При знакомстве с новым иностранным словом, эквивалентом родного, необходимо быть особенно осторожным с его употреблением. За каждым словом скрывается понятие, за понятием – какой-либо предмет или явление реальности чужого мира.

Различные исторические события и условия жизни разных народов, специфика их общественного сознания приводит к различному выражению действительности в различных понятиях и словесных выражениях. Это оказывает влияние на формирование существенных различий в лексике и грамматике языков. Несмотря на тот факт, что язык фиксирует далеко не все, что содержится в национальном мировоззрении, однако он способен описать всю национальную культурную картину мира, оберегать ее и передавать из поколения в поколение.

Выучив новое иностранное слово, человек извлекает тот самый кусочек мозаики из еще неизученной и непонятной ему до конца картины, пытается увязать его с уже имеющейся в его сознании родной картиной мира. Существенные расхождения в языковом мышлении могут проявляться в чувстве переизбытка или, наоборот, недостатка форм выражения одних и тех же понятий в сравнении с родным языком.

Язык неразрывно связан с обществом, его культурой и людьми, которые живут и трудятся в обществе. Принадлежащий обществу язык и его использование каждым отдельным человеком – два разных, хотя и тесно взаимосвязанных явления: с одной стороны, это общественное явление, некая совокупность единиц, правила, употребления которых хранятся в коллективном сознании носителей языка; с другой стороны, это индивидуальное использование какой-то части этой совокупности.

Оглавление

1.Введение 2
2. Этапы развития культуры и языка 3
3. Значения, функции и виды языка 3
4. Язык и культурно-национальная ментальность 10
5. Язык как хранитель культуры 12
6.Заключение 14
7. Список литературы 15

Файлы: 1 файл

реферат.doc

По дисциплине: Культурология.

Выполнил: Чернавина Н.И.

Новосибирск, 2011 г.

Отражение культуры в языке.

2. Этапы развития культуры и языка 3

3. Значения, функции и виды языка 3

4. Язык и культурно-национальная ментальность 10

5. Язык как хранитель культуры 12

6.Заключение 14

7. Список литературы 15

Культура – это явление, всегда характеризующее определенную человеческую общность (народность, социальную группу, территориальное объединение и т. д.). (1)

Она сплачивает людей, объединяя их при помощи общих ценностей, понятий, стереотипов, норм. Для этого необходимы какие-то средства, которые делали бы все нематериальное, что представляет собой культуру, зримым, осязаемым. Без этого культура утрачивает свою силу и перестает быть общественным явлением.

Культура не только укрепляет солидарность между людьми, но и является причиной конфликтов между людьми. Это можно проиллюстрировать на примере языка, главного элемента культуры. С одной стороны, возможность общения способствует сплочению членов социальной группы. Общий язык объединяет людей. С другой стороны – общий язык исключает тех, кто не говорит на этом языке или говорит на нем несколько иначе.

2. Этапы развития культуры и языка.

В формировании древнерусского этноса принимали участие восточнославянские племена, тюркские и угро-финские народы. Видный ученый начала 20века Д.Зеленину утверждал, что русский народ необходимо делить на две ветви – южнорусскую и северорусскую. Как аргумент он приводит разность языковых диалектиков. Но постепенно язык обеих ветвей сближались. Так сформировался московский говор, легший в основу русского литературного языка. Русь, приняв христианство, дополнило и усилило достижения духовной жизни славян, заменив языческую форму их выражения более цивилизованной и культурной.

Особое место в этом отношении занимает устное народное творчество, создавшее духовную почву для дальнейшего развития литературы, причем пришедшая с христианством письменная культура не вытеснила обряды, традиции, а органично слилась с ними. Наиболее ценными письменным источником можно считать древнерусские летописи. Некоторое время на Руси сосуществуют два литературных языка – церковно-книжный и светско-государственный. Так на бытовом языке писались договоры киевских князей с соседями, летописи. Книги в основном переписывались в монастырях и большинство из них были церковными.

Большое влияние на формирование русской культуры оказало взаимодействие с древнеболгарской культурой.

3. Значения, функции и виды языка.

Каждая культура создает свою языковую систему, с помощью которой ее носители имеют возможность общаться друг с другом. Вне языка культура становится невозможной, поскольку язык образует ее фундамент. При помощи языка люди передают и фиксируют символы, нормы, обычаи, передают информацию, научные знания и модели поведения. Так происходит социализация, которая выражается в усвоении культурных норм, без которых жизнь человека в обществе становится невозможной. Благодаря языку в обществе достигается согласованность, гармония и стабильность. С его помощью от одного человека другому передаются верования, идеи, чувства, ценности, установки.

В культурологической литературе значения языка сводится к следующим оценкам:

– язык – зеркало культуры, в котором отражается окружающий мир, менталитет народа, его национальный характер, традиции, обычаи, мораль, систем норм и ценностей, картина мира;

– язык – кладовая, копилка культуры, так как все знания, умения,, материальные и духовные ценности, накопленные тем или иным народом, хранятся в языковой системе – фольклоре, книгах, устной и письменной речи;

– язык – носитель культуры, так как именно с помощью языка культура передается из поколения в поколение.

-язык способствует идентификации объектов окружающего мира, их классификации и упорядочению сведений о нем;

-язык облегчает адаптацию человека в условиях окружающей среды;

-язык помогает правильно оценить объекты, явления и их соотношение;

– язык способствует организации и координации человеческой деятельности;

– язык – инструмент культуры, формирующий личность человека, который именно через язык воспринимает менталитет, традиции и обычаи своего народа, а так же культурный образ мира.

Благодаря языку возможна культура как накопление и аккумуляция знаний, а так же их передача из прошлого в будущее.

Языки культуры это совокупность любых знаков, символов и текстов, используемых людьми для передачи информации.

Языки принято делить на естественные, искусственные и вторичные.

1. Естественные языки: национальные (русский, немецкий…). Основное средство межличностной и межкультурной коммуникации.

-многозначность: одно слово имеет сразу несколько значений.

-находятся в процессе непрерывной трансформации и ассимиляции, связанной с социокультурными и политическими изменениями

-появляются естественным путем (в процессе развития человечества);

-широкие рамки использования: в устной и письменной речи, в искусстве;

      1. Искусственные языки: языки науки, языки условных сигналов

    -фиксированное значение: один знак – одно значение.

    -неизменны в течение времени.

    -специально созданы человеком.

    -фиксированные рамки использования: используются, как правило, только в своей области. Исключением являются цифры и математические знаки (+,-).

        1. Вторичные языки: коммуникационные структуры, надстраивающиеся над естественно-языковым уровнем (миф, религия, искусство). Им свойственны:

      -многозначность: например, красный цвет в различных направлениях и школах живописи имеет разное значение.

      -сложность структуры и передаваемой информации (по сравнению с естественными языками).

      Являясь важнейшим средством общения, язык объединяет людей, регулирует их межличностное и социальное взаимодействие, координирует их практическую деятельность, обеспечивает накопление и хранение информации, являющейся результатом исторического опыта народа и личного опыта индивида, формирует сознание индивида (индивидуальное сознание) и сознание общества (общественное сознание), служит материалом и формой художественного творчества.

      Таким образом, язык тесно связан со всей человеческой деятельностью и выполняет разнообразные функции.

      Функции языка – это проявление его сущности, его назначения и действия в обществе, его природы, т. е. его характеристики, без которых язык не может существовать. Главнейшие базовые функции языка – коммуникативная и когнитивная, имеющие разновидности, т. е. функции более частного характера.

      Коммуникативная функция языка играет ведущую роль. Но язык может выполнить эту функцию благодаря тому, что он подчинен строю мышления человека; поэтому возможен обмен информацией, знаниями, опытом.

      Из этого неизбежно следует вторая основная функция языка – когнитивная (т. е. познавательная, гносеологическая), означающая, что язык – важнейшее средство получения новых знаний о действительности. Когнитивная функция связывает язык с мыслительной деятельностью человека.

      В теориях культуры всегда важное место отводилось языку. Язык можно определить как систему коммуникации, осуществляемой с помощью звуков и символов, значения которых условны, но имеют определенную структуру. Культура не может существовать без знаков и текстов. Именно они оказываются носителями тех самых смыслов, которые и составляют сущность культуры. Сторонники структурализма полагали, что человеческое сознание зависит от внеличностных структур, которые аналогичны естественному языку, которым мы пользуемся. При этом естественный язык является лишь одной из разновидностей знаковых систем.

      Язык символов – это код, посредством которого мы выражаем наше внутреннее состояние так, как если бы оно было чувственным предприятием. Язык символов – это язык, в котором внешний мир есть символ внутреннего мира, символ души и разума.

      Символы влияют на ход человеческой жизни только в своей частной, исторически обусловленной форме. Символ – это явление, играющее особую роль в языке культуры. Символы – это отражение реального мира в искусственных формах. Символ обладает следующими признаками:

      • многозначность;
      • ассоциативность символа: связь между знаком и смыслом не вытекает ни из их природы, ни из их смежности.

      Например, буква “Я” ничем не напоминает звук “я”, хотя именно его и обозначает. Слово “рука” не похоже на руку, но человек всегда понимает, о чем идет речь, благодаря тому, что с детства знает о изначальной договоренности: “рука” означает руку.

      • сопоставление предметного образа и глубинного смысла;
      • существование в разных сферах бытия (на личном, социальном, государственном, этническом уровне);
      • часто в графическом изображении;

      Восприятие символа обуславливается культурными ценностями.(лекции)

      Первообразы – древнейшие, самые универсальные и глубокие мысли человечества, а так же его чувства. Древние люди наделили их чем-то вроде собственной, самостоятельной жизни. Образы ангелов, архангелов, святых престолов, апостола Павла – все это специфические символы глубинного бессознательного. Итак, культура выражает себя во множестве символов. В каждой эпохе можно обнаружить систему символов, которая выступает и изучается как специфический код культуры. С помощью языка символов можно раскрыть специфику той или иной культуры.

      Культуру можно рассматривать и как знаково-семиотическую систему. Любые фрагменты человеческого мира, приобретающие функцию знаков, могут служить предметом культурологического анализа. Структурно-семиотический подход раскрывает понятие диалога культур в новом аспекте, через понимание и определение статуса и специфики собственного культурного типа, которое осуществляется посредством привлечения и изучения собственных традиций, значимых в контексте иной культуры.

      В словах нашего языка таинственно запечатлены мудрость поколений, философия бытия, представления об укладе народной жизни, опирающейся на духовное единство, на чувство красоты и всемирную отзывчивость русского духа. В высших своих проявлениях язык – памятник культуры, духовное достояние и святыня народа.

      Язык – исторически сложившаяся система звуковых, словарных и грамматических средств, объективирующая работу мышления и являющаяся орудием общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей в обществе [2].

      Язык не просто отражает мир человека и его культуру. Важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации.

      Рассмотрим способность языка отражать и, главное, сохранять реальный и культурный мир своего речевого коллектива на конкретной теме.

      Ярким примером того, как в языке хранится культурная информация, служат термины университетского управления. И русские, и английские названия высших должностей руководства университетом – ректор, декан – хранят память о том, что во многих европейских странах образование как социальный институт зародилось в монастырях, и первоначально было чисто церковным. Затем образование разделилось на духовное и светское, и последнее распространилось гораздо шире, чем первое. В советской России церковное образование почти сошло на нет, и ни преподаватели, ни студенты, ни их родители уже не помнят о том, что много столетий назад образование принадлежало исключительно духовенству.

      Однако и в английском, и, особенно, в русском языке хранится культурный слой, раскрывающий исторические корни университетского образования.

      Глава, начальник или командир отделения из десяти человек

      Президент (руководитель) факультета или учебного отделения в университете; в США – архивариус или секретарь факультета.

      Чиновник или чиновники в Оксфордских или Кембриджских колледжах, назначенные следить за поведением младших

      Глава десяти монахов в монастыре

      Тот, кто осуществляет высший контроль в любой сфере.

      Правитель или губернатор, управляющий страной,

      Глава университета, колледжа, школы или религиозной организации (особенно иезуитского колледжа или семинарии). В английском употреблении применяется ныне лишь к главам Эксетерского

      и Линкольского колледжей в Оксфорде

      Очевидно, что язык как зеркало культуры отражает и все наиболее важные и устойчивые изменения в образе жизни и менталитете народа.

      Нагляднее всего изменения и в жизни и, соответственно, в языке видны на примере реалий, то есть разного рода фактов внеязыкового, реального мира.

      Язык – сокровищница, кладовая, копилка культуры. Он хранит культурные ценности – в лексике, в грамматике, в идиоматике, в пословицах, поговорках, фольклоре, в художественной и научной литературе, в формах письменной и устной речи.

      Само слово – это традиция, в корне которой заложены представления об истине, добре, красоте, идеале, вечности, правде и справедливости.

      В языке, таким образом, запечатлевается отношение к миру, известная идеология поведения. Язык в значительной мере определяет и характер культуры, как в широком, так и в насущном смысле. Как средоточие природного и социального опыта поколений, как генофонд мысли нации – он не только достояние мировой культуры, но и источник духовной сопричастности исторического развития для всех граждан нашего великого Отечества.

      Национальный язык – хранитель и зиждитель народного духа. Степень владения им – в целом определяет уровень мышления. Совершенство речи во многом определяет совершенство культуры человека. Состояние речи – это состояние мысли, состояние мысли – это состояние сознания, состояние сознания – это предпосылки поступков, поступки – это сущность поведения людей, сущность поведения людей – это судьба народа.

      Психолингвисты давно установили, что путём построения и внедрения особых образцов речи можно влиять на состояние мысли и поведение человека. Так что языковая норма настраивает на нормальное поведение, а отклонение от неё – всегда является предпосылкой, а затем и средством влияния на отклонение от нормы в поведении людей, на расшатывание их культурного сознания, на его повреждение и разрушение.

      Таким образом, язык выступает как оружие воздействия на социальное сознание и поведение человека [3], влияет на смысловой и эмоциональный настрой личности.

      Воздействие на язык в масштабах страны началось активно с 90-х годов XX века, и это воздействие было откровенно разрушительным в отношении к нормам поведения и здоровому состоянию человека. По всем линиям воздействия: через школу, литературу, театр, устную пропаганду “ревнителей разнузданной свободы”, через СМИ – велись активные выступления, чтобы приглушить здоровое языковое сознание и тем самым, снизить культурный уровень масс.

      Ещё ранее нам, например, активно навязывалась через СМИ блатная и криминальная речь, блатные и “тюремные” песни и т.д. Это, несомненно, влияло на массовый характер и уровень мышления, общения и определяло во многом “поведенческую атмосферу” в обществе. Привыкая к определённому уровню и типу речи, человек бессознательно “подвёрстывался” под тип мышления и поведения, этой речи соответствующий.

      Не безобидно и то, что мягкая, плавная, неторопливая, мелодичная, богатая тембрами, истинная русская речь ныне усилиями чужеродных СМИ подвергается искажению: в эфире распространяется отрывистое, лающее, механическое произнесение слов с повышением тона в конце фразы, с воровской поспешностью, вроде некоего бормотания. Нельзя забывать, что звуковой облик языка – тоже носитель смысла, и искажение звучания русской речи – это дезинформация.

      Без достойного освоения языка невозможно не только возрастание знаний, но нормальное развитие сознания человека и народа. Ибо язык, храня сосредоточенный в словах коренной опыт многих веков, является единственным средством его наследования. “Проверено опытом, – справедливо замечает один из современных учёных, – на ступень опускают чистоту родного языка (обновлением, внедрением иностранщины) – на три “обновлённый” язык сам повреждает веру и нравы носителя – народа” [7]. Сейчас как никогда необходимо сохранять плодотворный опыт поколений, и основа здесь – сохранение целомудрия нашей речи.

      Человек и народ имеют право на жизнь в здоровой соприродной им культурной и языковой среде. Насильственное повреждение такой среды – преступно. Оно должно быть пресекаемо законом. В этом, несомненно, и состоит защита прав человека и информационной безопасности России. Наше законодательство до сих пор ещё не доросло до простой истины, что слова литературного языка – основа культурной памяти и культурных традиций, должны бдительно и строго охраняться. А значит, в нашей жизни должен прочно утвердиться бережный подход к литературному языку. Культурная традиция прозревает дальше и больше, чем умозрительные рассуждения и выдумки, ограниченные временем, политическими пристрастиями и возможностями кругозора их авторов.

      Поэтому литературный язык должен охраняться на государственном уровне. Его изменения должны быть естественны и природны и защищены от массового вмешательства, искусственного распространения жаргона, сленга, современного канцелярита и пр. Всё это, учитывая характер и средства распространения этих повреждений языкового сознания масс, включая информационную агрессию, языковые клипы и прочее, наиболее точно определяется как “языковое насилие” над личностью и народом [9].

      Таким образом, язык не только отражает культуру своего народа, его социальное устройство, менталитет, мировоззрение и многое другое, но и хранит накопленный им социокультурный пласт, который служит важнейшим и эффективнейшим способом формирования следующих поколений, то есть инструментом культуры.

      Список литературы

      Брутян Г.А. Гипотеза Сепира-Уорфа. Ереван, 1968.

      Гумбольд В. Фон. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985.

      Добродомов И.Г.. Орфографическое “упорядочение” и ликвидация грамотности // Русский вестник. 2003. № 15-16. С. 14-15

      Емельяненко Г.Е. Язык наш – поводырь наш в рай или ад. СПб.: Питер, 2001. С.12.

      Поволяева А. Язык – составная часть культуры.

      Сквородников А.П. Языковое насилие в современной российской прессе // Теоретические и прикладные аспекты языкового общения. Вып. 2. Красноярск. 1997. С.10-15.

      Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб. пособие. М.: Слово, 2000.

      Читайте также:

          

      • Саблинский памятник природы доклад
      •   

      • Гений и психические аномалии доклад
      •   

      • Промышленность калининградской области доклад
      •   

      • Семь чудес урала доклад
      •   

      • Чатыр тау татарстан доклад

Язык – хранитель и свидетель культуры

А.О. Тихонова

Национальный исследовательский Иркутский государственный технический университет

В словах нашего языка таинственно запечатлены мудрость поколений, философия бытия, представления об укладе народной жизни, опирающейся на духовное единство, на чувство красоты и всемирную отзывчивость русского духа. В высших своих проявлениях язык – памятник культуры, духовное достояние и святыня народа.

Язык – исторически сложившаяся система звуковых, словарных и грамматических средств, объективирующая работу мышления и являющаяся орудием общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей в обществе [2].

Язык не просто отражает мир человека и его культуру. Важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации.

Рассмотрим способность языка отражать и, главное, сохранять реальный и культурный мир своего речевого коллектива на конкретной теме.

Ярким примером того, как в языке хранится культурная информация, служат термины университетского управления. И русские, и английские названия высших должностей руководства университетом – ректор, декан – хранят память о том, что во многих европейских странах образование как социальный институт зародилось в монастырях, и первоначально было чисто церковным. Затем образование разделилось на духовное и светское, и последнее распространилось гораздо шире, чем первое. В советской России церковное образование почти сошло на нет, и ни преподаватели, ни студенты, ни их родители уже не помнят о том, что много столетий назад образование принадлежало исключительно духовенству.

В Англии об этом напоминает архитектура. Старейшие университеты по-прежнему располагаются в своих старых монастырских зданиях XIII, XIV, XV и последующих веков, с их кельями для монахов и знаменитыми галереями (cloisters) для прогулок, медитаций и молитв. И даже более поздние, «краснокирпичные» (red brick) здания университетов часто строились с элементами монастырской архитектуры.

Однако и в английском, и, особенно, в русском языке хранится культурный слой, раскрывающий исторические корни университетского образования.

Декан – руководитель факультета. Вероятно, это слово пришло через немецкий – dekan из латинского – decanus. Первоначально имело значение «настоятель соборного капитула», а также «старший над десятью монахами» (табл. 1).

Таблица 1

Год

Значение

1483

Глава, начальник или командир отделения из десяти человек

1524

Президент (руководитель) факультета или учебного отделения в университете; в США – архивариус или секретарь факультета.

1577

Чиновник или чиновники в Оксфордских или Кембриджских колледжах, назначенные следить за поведением младших

1643

Глава десяти монахов в монастыре

Слово «ректор» появилось впервые в 1643 г. Пришло через польский из латинского rector – правитель, управитель (табл. 2).

Таблица 2

Год

Значение

1482

Тот, кто осуществляет высший контроль в любой сфере.

Сейчас неупотребительно

1685

Правитель или губернатор, управляющий страной,

городом, штатом

1464

Глава университета, колледжа, школы или религиозной организации (особенно иезуитского колледжа или семинарии). В английском употреблении применяется ныне лишь к главам Эксетерского

и Линкольского колледжей в Оксфорде

Еще один пример из русского языка (непосредственно из жизни Московского университета): главное здание МГУ, величественное и монументальное, делится на части, которые все называют зонами. Центральная часть здания, где расположен ректорат и некоторые факультеты – это зона А, поликлиника – в зоне E, квартиры для преподавателей – в зонах И, К, Л, Н, общежития – в зонах Б, В, Г и т. д. Все попытки заменить зону на сектор оказались безуспешными – слово зона слишком прочно вошло в язык, устоялось, прижилось. За этим словом – страница истории России: здание МГУ строилось в 1948-1953 гг., вскоре после победы и одновременно с послевоенной волной репрессий. Как и большинство крупных объектов того времени, университет строили заключенные, которые жили в зонах. Зона – термин из жизни концлагерей, который свидетельствует о не слишком далеком, но уже забытом прошлом [5].

Очевидно, что язык как зеркало культуры отражает и все наиболее важные и устойчивые изменения в образе жизни и менталитете народа.

Нагляднее всего изменения и в жизни и, соответственно, в языке видны на примере реалий, то есть разного рода фактов внеязыкового, реального мира.

В вариантах «Евгения Онегина» у Пушкина есть такие строки: «„Женись!» – «На ком?» – «…На Лидиной». – «Что за семейство! У них орехи подают, они в театре пиво пьют». Современный читатель недоумевает, какие явно негативные социокультурные коннотации не позволяют жениться на бедной Лидиной? Почему угощать орехами или в театре пить пиво настолько противоречило нормам дворянских женихов в культуре пушкинской эпохи, что исключало возможность брака. Собственно значения слов «орех» и «пиво», разумеется, никакого отношения к контексту не имеют и не проливают света на культурологическую загадку [2]. Ясно одно – общественная жизнь изменилась настолько, что всякая связь с современностью утрачена, а с нею утрачены и культурные коннотации этих слов. Без специального исследования и последующего комментирования этот контекст непонятен современному русскому человеку.

Язык – сокровищница, кладовая, копилка культуры. Он хранит культурные ценности – в лексике, в грамматике, в идиоматике, в пословицах, поговорках, фольклоре, в художественной и научной литературе, в формах письменной и устной речи.

Само слово – это традиция, в корне которой заложены представления об истине, добре, красоте, идеале, вечности, правде и справедливости.

Возьмём коренное слово «род». С приставкой “на”, означающей высшую степень качества и стремление ввысь, это – «народ» – те, кто народился и составляет единство по языку, истории, духу и мировосприятию коренных начал. «Родимый» – дорогой, душевный. «Родина» – родная и близкая сердцу страна. Но стоит нам взять приставки, означающие отвержение содержания корня, – “вы”, “от” – получаются с тем же корнем бранные слова – отродье, выродок.

В языке, таким образом, запечатлевается отношение к миру, известная идеология поведения. Язык в значительной мере определяет и характер культуры, как в широком, так и в насущном смысле. Как средоточие природного и социального опыта поколений, как генофонд мысли нации – он не только достояние мировой культуры, но и источник духовной сопричастности исторического развития для всех граждан нашего великого Отечества.

Национальный язык – хранитель и зиждитель народного духа. Степень владения им – в целом определяет уровень мышления. Совершенство речи во многом определяет совершенство культуры человека. Состояние речи – это состояние мысли, состояние мысли – это состояние сознания, состояние сознания – это предпосылки поступков, поступки – это сущность поведения людей, сущность поведения людей – это судьба народа.

Психолингвисты давно установили, что путём построения и внедрения особых образцов речи можно влиять на состояние мысли и поведение человека. Так что языковая норма настраивает на нормальное поведение, а отклонение от неё – всегда является предпосылкой, а затем и средством влияния на отклонение от нормы в поведении людей, на расшатывание их культурного сознания, на его повреждение и разрушение.

Таким образом, язык выступает как оружие воздействия на социальное сознание и поведение человека [3], влияет на смысловой и эмоциональный настрой личности.

Воздействие на язык в масштабах страны началось активно с 90-х годов XX века, и это воздействие было откровенно разрушительным в отношении к нормам поведения и здоровому состоянию человека. По всем линиям воздействия: через школу, литературу, театр, устную пропаганду “ревнителей разнузданной свободы”, через СМИ – велись активные выступления, чтобы приглушить здоровое языковое сознание и тем самым, снизить культурный уровень масс.

Ещё ранее нам, например, активно навязывалась через СМИ блатная и криминальная речь, блатные и “тюремные” песни и т.д. Это, несомненно, влияло на массовый характер и уровень мышления, общения и определяло во многом “поведенческую атмосферу” в обществе. Привыкая к определённому уровню и типу речи, человек бессознательно “подвёрстывался” под тип мышления и поведения, этой речи соответствующий.

Не безобидно и то, что мягкая, плавная, неторопливая, мелодичная, богатая тембрами, истинная русская речь ныне усилиями чужеродных СМИ подвергается искажению: в эфире распространяется отрывистое, лающее, механическое произнесение слов с повышением тона в конце фразы, с воровской поспешностью, вроде некоего бормотания. Нельзя забывать, что звуковой облик языка – тоже носитель смысла, и искажение звучания русской речи – это дезинформация.

Без достойного освоения языка невозможно не только возрастание знаний, но нормальное развитие сознания человека и народа. Ибо язык, храня сосредоточенный в словах коренной опыт многих веков, является единственным средством его наследования. “Проверено опытом, – справедливо замечает один из современных учёных, – на ступень опускают чистоту родного языка (обновлением, внедрением иностранщины) – на три “обновлённый” язык сам повреждает веру и нравы носителя – народа” [7]. Сейчас как никогда необходимо сохранять плодотворный опыт поколений, и основа здесь – сохранение целомудрия нашей речи.

Человек и народ имеют право на жизнь в здоровой соприродной им культурной и языковой среде. Насильственное повреждение такой среды – преступно. Оно должно быть пресекаемо законом. В этом, несомненно, и состоит защита прав человека и информационной безопасности России. Наше законодательство до сих пор ещё не доросло до простой истины, что слова литературного языка – основа культурной памяти и культурных традиций, должны бдительно и строго охраняться. А значит, в нашей жизни должен прочно утвердиться бережный подход к литературному языку. Культурная традиция прозревает дальше и больше, чем умозрительные рассуждения и выдумки, ограниченные временем, политическими пристрастиями и возможностями кругозора их авторов.

Поэтому литературный язык должен охраняться на государственном уровне. Его изменения должны быть естественны и природны и защищены от массового вмешательства, искусственного распространения жаргона, сленга, современного канцелярита и пр. Всё это, учитывая характер и средства распространения этих повреждений языкового сознания масс, включая информационную агрессию, языковые клипы и прочее, наиболее точно определяется как “языковое насилие” над личностью и народом [9].

Однако язык – это не копилка или склад, в котором хранятся вышедшие из употребления слова-понятия. Язык – живой, непрерывно функционирующий и непрерывно изменяющийся организм. Метафора «живые и мертвые языки» отнюдь не случайна. Все языки когда-то родились, и одни из них умерли давно, некоторые недавно, а некоторые умирают сейчас. Языки умирают, когда исчезает народ, говорящий на этих языках. С народом исчезает и его культура, а без культуры, без её движения и развития язык тоже перестает жить и становится мертвым, хранящимся в письменных памятниках.

Таким образом, язык не только отражает культуру своего народа, его социальное устройство, менталитет, мировоззрение и многое другое, но и хранит накопленный им социокультурный пласт, который служит важнейшим и эффективнейшим способом формирования следующих поколений, то есть инструментом культуры.

Список литературы

Брутян Г.А. Гипотеза Сепира-Уорфа. Ереван, 1968.

Горбаневский М.В., Караулов Ю.Н., Шаклеин В. М. Не говори шершавым языком [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.library.cjes.ru

Гумбольд В. Фон. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985.  

Добродомов И.Г.. Орфографическое “упорядочение” и ликвидация грамотности // Русский вестник. 2003. № 15-16. С. 14-15  

Емельяненко Г.Е. Язык наш – поводырь наш в рай или ад. СПб.: Питер, 2001. С.12.

Поволяева А. Язык – составная часть культуры.

Сквородников А.П. Языковое насилие в современной российской прессе // Теоретические и прикладные аспекты языкового общения. Вып. 2. Красноярск. 1997. С.10-15.

Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб. пособие. М.: Слово, 2000.

Троицкий В. Ю. Русский язык, русская культура и судьба народа [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.varkentin.info.ru

Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Слово, 1990.

Ожегов C.B. Словарь русского языка. М.: Наука, 1972.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://mvestnik.istu.irk.ru/

Дата добавления: 22.07.2014

База рефератов на портале KM.RU существует с 1999 года. Она пополнялась не только готовыми рефератами, докладами, курсовыми, но и авторскими публикациями, чтобы учащиеся могли использовать их и цитировать при самостоятельном написании работ.

Это популяризирует авторские исследования и научные изыскания, что и является целью работы истинного ученого или публициста. Таким образом, наша база – электронная библиотека, созданная в помощь студентам и школьникам.

Уважаемые авторы! Если Вы все же возражаете против размещения Вашей публикации или хотите внести коррективы, напишите нам на почту info@corp.km.ru, мы незамедлительно выполним Вашу просьбу или требование.

Every
language is a temple in which the soul

of
those who speak it is enshrined.

Oliver
Wendell
Holmes.

Каждый
язык — это храм, в котором бережно
хранятся души говорящих на этом языке.
Оливер Уэндел Холмс.

Язык не просто
отражает мир человека и его культуру.
Важнейшая фун­кция языка заключается
в том, что он хранит культуру и передает
ее из поколения в поколение. Именно
поэтому язык играет столь значитель-

79

ную, чтобы не сказать
решающую, роль в формировании личности,
на­ционального характера, этнической
общности, народа, нации.

В идиоматике языка,
то есть в том слое, который, по определению,
национально специфичен, хранится система
ценностей, общественная мораль, отношение
к миру, к людям, к другим народам.
Фразеологизмы, пословицы, поговорки
наиболее наглядно иллюстрируют и образ
жиз­ни, и географическое положение,
и историю, и традиции той или иной
общности, объединенной одной культурой.

На эту тему написано
много научных трудов. Именно в силу
своей явной культуроносности, национальной
и стилистической окрашенно­сти
идиоматика всегда привлекала повышенное
внимание как ученых-лингвистов, так и
изучающих иностранные языки. Интерес
этот отнюдь не пропорционален той
реальной роли, которую фразеологизмы
игра­ют в производстве речи. Роль эта
весьма ограниченна, идиомы можно
уподобить специям, которые добавляют
в кушанье осторожно, щепот­кой, на
кончике ножа, а само кушанье, то есть
речь, состоит из совсем иных, менее
острых и ярких, нейтральных компонентов
— слов и сло­восочетаний неидиоматического
характера.

Очевидна и многократно
исследована непосредственная связь
(че­рез образ, метафору, лежащие в
основе идиомы) между языковой еди­ницей
и культурой, образом жизни, национальным
характером и т. п. Так, «морские» идиомы
английского языка проистекают из
островного мышления, из прошлой жизни,
целиком зависящей от окружающего ос­тров
Великобританию морского пространства,
из самой распространен­ной профессии
нации мореплавателей.

Язык хранит культуру
народа, хранит и передает ее последующим
поколениям. Рассмотрим способность
языка отражать и, главное, со­хранять
реальный и культурный мир своего речевого
коллектива на кон­кретной теме:
монархия и отношение к ней народа. Иными
словами, посмотрим на нарисованную
русским и английским языками картину
или, вернее, на ту ее часть, где создан
образ монарха, правителя госу­дарства,
и его правления.

И в России, и в
Англии именно монархия в течение многих
веков была главной и единственной формой
правления. Особенно интересно то, что
и там, и там практически монархия как
способ управления госу­дарством
перестала существовать. В России это
произошло в 1917 году внезапно и
насильственно, в Англии формально
монархия еще сохра­няется, но фактически
это уже только некий декоративный
анахронизм, сувенир, то есть воспоминания
прошлых лет, так как монарх не имеет в
настоящее время никакой политической
власти.

Язык, разумеется,
и отразил — как зеркало — эту важнейшую
сто­рону социального и культурного
устройства общества, и сохранил — как
копилка и сокровищница. Посмотрим, как
оба языка выполнили эти функции,
запечатлев все образы в словах,
словосочетаниях, послови­цах и
поговорках.

При
изучении языкового материала, относящегося
к теме (семанти­ческому полю) «монарх
и монархия:; (слева царь,
царица,
царский,
king,

80

queen,
royal),
сразу
бросается в глаза преобладание позитивных
конно­таций, положительных оттенков
у языковых единиц. Оба языка — и
английский, и даже русский, несмотря на
несколько десятилетий воин­ствующего
антимонархизма советской России,
единодушно свидетель­ствуют (отражают
в
зеркале слов!) прославление монархии,
ее власть, неделимость царства/королевства,
превознесение монарха.

Английский язык

The
King
can
do
no
wrong
[Король не может быть не прав].

The
King’s word is more than another man’s oath
[Слово
короля
больше,

чем
клятва простого человека]. God
save
the
King
[Боже,
храни
короля]. The
faiths
Dеfепder
[3ащитник
веры (король)]. Kingdoms
divided
soon
fall
[Царства,
разделенные на части, скоро падут].

Русский язык

Государь,
батюшка, надежда, православный. Боже,
царя храни. Без царя народ сирота. Где
царь, тут и правда.

Без
бога свет не стоит, без царя земля не
правится. Без царя в голове. С царем в
голове.

И английский, и
русский язык наделяют монарха наивысшими
дос­тоинствами: он самый великий,
всемогущий, благородный, сильный, выгодно
отличающийся от всех и всех превосходящий.

Английский язык

King
Arthur
did
never
violate
the
refuge
of
a
woman
[король
Артур никогда не переступал порога
убежища женщины].

The
King of Heaven
(Jesus
Christ) [Царь
Небесный
(Иисус
Христос)].

King
of Kings
(Jesus
Christ) [Царь
царей
(Иисус
Христос)].

King
of the Jews
(Jesus
Christ) [Царь
Иудейский
(Иисус
Христос)].

King
of beasts
(the
Lion) [царь
зверей
(лев)].

King
of birds
(the
eagle) [царь
птиц
(орел)].

King
cobra
(the
world’s largest venomous snake) [королевская
кобра
(са­мая
большая
в
мире
ядовитая
змея)].

King
prawns/crab
[королевские
креветки, крабы].

Oil/cotton
king
[нефтяной,
хлопковый король].

King
size
[королевский
размер].

Русский язык

Царь
Небесный
(Иисус
Христос).

Царь
царей
(Иисус
Христос).

Царь
зверей
(лев).

Царь
птиц
(орел).

Человек

царь
природы.

Дуб

царь
лесов.

Царь-колокол.

Царь-пушка.

81

Cooтветсвенно,
прилагательные royal,
царский
также
прославляют монархию, так как обозначают
‘достойный царя’, ‘роскошный, велико­лепный’.

Английский язык

A
kings
ransom
=
a
lot
of
money
[королевский
выкуп = большая сумма денег].

Kings
English
[королевский
английский язык ]. A
royal
pardon
[амнистия
(букв. королевское прощение)]. Royal
eagle/leopard/stag/python
[королевский
(благородный) орел, ле­опард, олень,
питон]. Kingly
feast
[царское
угощение]. Royal
we
[Королевское
Мы].

Royal
visit,
Royal
yacht
[королевский
визит, королевская яхта]. Royal
fish
(the
fish
in
which
the
crown
has
special
rights:
sturgeon,
whale)
[королевская рыба (рыба, особые права
на которую принадлежат Короне: осетр,
кит)].

Royal
oak
(a
spring of oak worn, to commemorate the resloration of Charles II in
1660. Hence
Royal
Oak
Day
— 29 May)
[королевский дуб (дубо­вая веточка,
которую прикрепляют к одежде в память
о провозгла­шении Чарльза II
королем в 1660 году. С тех пор 29 мая — День
королевского дуба]. Royal
fern
[королевский
папоротник].

Royal
flush
(the
five
highest
cards
in
one
of
the
four
different
types)
[ко­ролевский
флэш
(пять
самых
крупных
карт
одной
или
разных
мас­тей)].

Royal
antelope
(the
smallest
known
— «king
of
hares»)
[королевская
анти­лопа
(самый
маленький
из
известных
видов
антилоп,
«король
зайцев»)].

Русский
язык
Царская
милость. Царская роскошь. Царский
подарок. Царский ужин, царский пир.
Царские врата. Царское угощение. Царский
глаз далеко видит. Царский гнев и милость
в руке

божьей.
Царская воля.

На
все святая царская воля. Царский чертог.
Царская водка
(смесь
кислот,

растворяющая
золото). Принять
по-царски. Наградить по-царски. (Не)
царское дело. Царские кудри
(красная
лилия).

82

Все сказанное о
царе и короле относится к царице и к
королеве: они также превосходят всех в
своих достоинствах.

Английский язык

Queen
of
glory/grace/paradise/woman
[Королева
славы, грации, рая, жен­щин (Дева
Мария)].

Queen
of heaven / the night / of tiders
[царица
неба,
ночи,
приливов
(луна)].

Queen
of
all
hearts/all
society
[букв.
королева сердец, общества (поко­рительница
сердец)].

Beauty
queen
[королева
красоты, богиня красоты].

The
queen
of
crime
writers
[королева
писателей-криминалистов].

London
is the queen of British cities
[Лондон
— королева
английских
городов].

Venice,
the queen of the Adriatic
[Венеция,
королева
Адриатики].

The
Latin, queen of tongues
(Ben
Jonson, 1573-1637) [латынь,
королева
языков
(Бен
Джонсон,
1573-1637)].

Queen
of
pleasure
[королева
наслаждения].

Queen
bee/ant/wasp
[матка
(букв.
королева)
у
пчел,
муравьев,
ос].

Русский язык

Царица
Небесная
(Богоматерь).

Царица
ночи.

Царица
общества.

Царица
моды.

Царица
бала.

Царица
цветов.

Царица
полей
(пехота).

Царица
(пчелиная
матка).

В
отношении темы монархии особый интерес
представляет русский язык, долгие годы
хранивший то, что уже не «отражалось».
Монархия в России была свержена, вся
идеология, воспитание были резко
антимо­нархическими, но над языком
не властны ни режимы, ни правитель­ства,
ни идеологии. Язык сохранил почтительное
и уважительное отно­шение к царю и
его власти. Человек без
царя в голове

это человек глупый и никчемный. Одной
этой поговорки вполне хватило бы, чтобы
сохранить хорошее отношение к царю и
царизму. А все эти царские
по­дарки, угощения, милости
демонстрируют
щедрость и всемогущество царя. Если
когда-нибудь в России реставрируется
монархия, можно счи­тать, что язык уже
сыграл в этом свою положительную роль.

Однако оба языка
сохраняют и критическое отношение
народа к монарху. Следующие контексты
отмечают недостатки монарха, воз­можность
его недостойного поведения, он внушает
недоверие и страх:

83

Английский язык

King
Harry
robbed
the
church,
and
died
a
beggar
[Король
Гарри ограбил церковь, да умер нищим].

King
loves
the
treason
but
hates
the
traitor
[Король
любит предательство, но ненавидит
предателя].

Kings
and
bears
often
worry
their
keepers
[Короли
и медведи часто бес­покоят своих
сторожей. (Keeper
— лорд-хранитель большой пе­чати)].

Kings
have
long
arms
(
hands),
many
ears
and
many
eyes

королей длин­ные руки, много ушей и
глаз].

Русский язык

Где
царь, там и страх.

Близ
короля, близ смерти.

Царь
да нищий без товарищей.

Приводимые ниже
контексты также имеют отрицательные
коннота­ции, показывая, что власть
монарха ограничена, что он далек от
народа и ничем не лучше человека из
народа:

Английский язык

King
can
(
may)
make
a
knight,
but
not
a
gentleman
[Король
может сде­лать человека рыцарем, но
не джентльменом].

Heaven
is above all yet; there sits a judge

That
no king can corrupt (Shakespeare. King

Henry
VIII)

[Над миром небо
есть. Там судия,

Он
неподкупен и для королей (У. Шекспир.
Генрих VIII.
Пер. Б. Тома­шевского)].

I
think the king is but a man, as I am: the violet smells to him as it
doth to me (Shakespeare. King

Henry
V)
[Король
такой же человек, как я. Фи­алка пахнет
для него так же, как и для меня (У. Шекспир.
Ген­рих V.
Пер. E. Бируковой].

Now
the
king
drinks
to
Hamlet
[Король
пьет здравье Гамлета (У. Шекс­пир.
Гамлет. Пер. М. Лозинского)] — эта цитата
из «Гамлета» стала крылатой для выражения
лицемерия.

Русский язык

До
бога высоко, до царя далеко.

Не
ведает царь, что делает псарь.

Жалует
царь, да не жалует псарь.

Интересные
данные о сложностях, вызванных культурным
фоном рус­ского слова царь
привела
0. Д. Митрофанова. Исторический роман
дву­язычного азербайджанского писателя
Чингиза Гусейнова «Фатальный Фатали»
был написан сначала на русском, а потом
переведен на азер­байджанский самим
автором. Но перевод не получился из-за
«сопро­тивления русскоязычного
текста». Сказалось то, что и герой романа
— Мирза Фатали Ахундов, и сам автор —
Чингиз Гусейнов сформирова­лись как
бы на стыке двух культур: русской и
азербайджанской.

84

Ч.
Гусейнов вынужден был отказаться от
идеи перевода. Вот как он сам объяснял
это: «Мог ли я допустить, чтобы произведение
азербайд­жанского народа и адресованное
азербайджанскому читателю звучало как
переводное с русского? Оставалось
создать новый оригинал, сле­дуя тому,
что уже было написано… Когда же
организованный в сюжетно-композиционное
и концептуальное целое первоначальный
ориги­нал стал воспроизводиться
по-азербайджански, и сказался диктат
язы­ка: русский, на котором изначально
рождался текст, естественно, не­вольно,
«стихийно» включил в структуру, содержание
романа русско-европейские реалии,
материалы, фигуры и судьбы. При этом
даже вос­точный материал в оболочке
русского языка был интерпретирован и
эмоционально окрашен опять-таки в
русско-европейском духе и тра­дициях»
28.

В
качестве примера приводится русское
слово царь.
Оказалось,
что, когда в русском тексте «возникала
интонация критико-иронического отношения
к российскому царю, столь привычная и
не заключающая в себе ничего
противоестественного в стихии русского
слова, фраза в целом оказывала сильнейшее
внутреннее сопротивление, царь от­торгался
текстом, иная языковая стихия противилась.
Но стоило, вы­бирая окольные пути,
заменить царя иным, более общим
обозначением царственной особы (государь,
например), язык переставал сопро­тивляться
и критическое отношение естественно
включалось в текст. В чем дело? Оказалось,
азербайджанский язык просто-напросто
не име­ет традиций негативного
изображения белого царя-самодержца.
Это для него непривычно, неестественно»
29.
Похоже,
что азербайджанский язык сохранил еще
большую верность русскому царю, чем
русский язык.

Ярким
примером того, как в языке хранится
культурная информа­ция, служат термины
университетского управления. И русские,
и анг­лийские названия высших должностей
руководства университетом — ректор,
декан

хранят память о том, что во многих
европейских стра­нах образование как
социальный институт зародилось в
монастырях и первоначально было чисто
церковным. Затем образование разделилось
на духовное и светское, и последнее
распространилось гораздо шире, чем
первое. В советской России церковное
образование почти сошло на нет, и ни
преподаватели, ни студенты, ни их родители
уже не помнят о том, что много столетий
назад образование принадлежало
исключи­тельно духовенству.

В
Англии об этом напоминает архитектура.
Старейшие университе­ты по-прежнему
располагаются в своих старых монастырских
зданиях XIII,
XIV,
XV
и последующих веков, с их кельями для
монахов и знамени­тыми галереями
(cloisters)
для прогулок, медитаций и молитв. И даже
более поздние, «краснокирпичные» (red
brick)
здания университетов часто строились
с элементами монастырской архитектуры.

Однако и в английском,
и, особенно, в русском языке хранится
куль­турный слой, раскрывающий
исторические корни университетского
образования:

28
Цит. по кн.: 0.
Д. Митрофанова.
Лингводидактические
уроки и прогно­зы конца XX
века // Материалы IX
Конг­ресса МАПРЯЛ, Братислава, 1999 г.
Доклады и сообще­ния российских
уче­ных. Москва, 1999, с. 352-353.

29
Там же, с. 356.

85

Декан

«руководитель
факультета». Вероятно, через нем.
Dekan
из лат.
decanus,
первонач. «настоятель соборного
капитула», а так­же «старший над
десятью монахами»
(Ф.).

Dean

1.
A head, a chief, or commander of a division of ten. 1483.

3.
Head of ten monks in a monastery 1643. 4. Hence, the heart of the
chap­ter in a collegiate or cathedral church. ME. 5. A presbyter
invested with jurisdiction or precedence (un­der the bishop or
archdeacon) over a division of archdeanconry. 6. In oth­er eccl.
uses 1647.
7.
The
officer or officers in the college of Oxford and Cambridge appointed
to supervise the conduct and discipline of junior members 1577. 8.
The president of a faculty or department of study in a University; in
U.S. the registrar or secretary of the faculty 1524. 9. The
president, chief or senior member of any body
(The
Shorter Oxford).

Декан

1. Глава, начальник или командир отделения
из десяти человек. 1483. 3. Глава десяти
монахов в монастыре. 1643. 4. С этих пор —
глава собрания капитула в университете
или в кафед­ральной церкви. Ср.-англ.
5. Пресвитер, облеченный властью или
пре­восходством (подчиняющийся
епископу — в англиканской церкви его
наместник — или архидиакону) над частью
епископства. 6. В другом церковном
употреблении. 1647. 7. Чиновник или чиновни­ки
в Оксфордских или Кембриджских колледжах,
назначенные следить за поведением
младших. 1577. 8. Президент (руководитель)
факультета или учебного отделения в
университете; в США — архива­риус или
секретарь факультета. 1524. 9. Президент,
начальник, или старший любого заведения.

Ректор

впервые
в 1643 г. Через польск.
rektor
из лат.
rector
«пра­витель, управитель»
(Ф.).

Rector


1.
The ruler or governor of a country, city, state, or people.

1685.

b.
Applied to God as the rul­er of the world, of mankind, etc. 2.
One who, or that which, exercises supreme or directive control in any
sphere. Now rare. 1482. 4. In scho­lastic use: a. The permanent
head or master of a university, college, school, or religious
institution (esp. a Jesuit college or seminary). In Eng. use now
applied only to the heads of Exeter and Lincoln Colleges, Oxford.
1464. b. In Scottish universities: the holder of one of the higher
offices. 1522. c. The acting head, and president of the
administrative body, in continental universities.
1548
(The
Shorter
Oxford).

Ректор

1. устар.
Правитель
или губернатор, управляющий страной,
городом, штатом или людьми. 1685. 6.
устар.
Употребляется
по отно­шению к Богу как правителю
мира, человечества и т. д. 2. Тот, кто
осуществляет высший контроль в любой
сфере. Сейчас неупотре­бительно. 1482.
4. В сфере образования: а. Постоянный
глава университета, колледжа, школы или
религиозной организации (особенно
иезуитского колледжа или семинарии). В
английском употреблении применяется
ныне лишь к главам Эксетерского и
Линкольского колледжей в Оксфорде.
1464. 6. В шотландских университе­тах:
руководитель одного из самых главных
офисов. 1522. в. Действующий глава, президент
административной организации в
континентальных университетах. 1548.

Еще
один пример из русского языка —
непосредственно из жизни Московского
университета. Главное здание МГУ,
величественное и мо­нументальное,
делится на части, которые все называют
зонами. Цент­ральная часть здания,
где расположен ректорат и некоторые
факульте­ты, — это зона А, поликлиника
— в зоне E, квартиры для преподавате­лей
— в зонах И, К, Л, Н, общежития — в зонах
Б, В, Г и др. Все попытки заменить зону
на
сектор
оказались
безуспешными: слово зона
слиш­ком
прочно вошло в язык, устоялось, прижилось.
За этим словом — стра­ница истории
России: здание МГУ строилось в 1948-1953
годах, вскоре после победы и одновременно
с послевоенной волной репрессий. Как и
большинство крупных объектов того
времени, университет строили заключенные,
которые жили в зонах.
Зона

термин из жизни концла-

86

герей, который
свидетельствует о не слишком далеком,
но уже забы­том прошлом.

Таким образом, язык
не только отражает культуру своего
народа, его социальное устройство,
менталитет, мировоззрение и многое,
мно­гое другое, но и хранит накопленный
им социокультурный пласт, кото­рый
служит важнейшим и эффективнейшим
способом формирования следующих
поколений, то есть инструментом культуры.

Однако
язык — это не копилка или склад, в котором
хранятся вы­шедшие из употребления
слова-понятия. В идиоматических
выраже­ниях, действительно, сохраняются
«мертвые», давно вышедшие из упот­ребления
слова, вроде зги
(ни зги не видно)
или
баклуши
(бить баклу­ши),
но
это те самые исключения, которые
подтверждают правила.

Язык
— живой, непрерывно функционирующий и
непрерывно из­меняющийся организм.
Метафора «живые и мертвые языки» отнюдь
не случайна. Все языки когда-то родились,
и одни из них умерли дав­но, некоторые
недавно, а некоторые умирают сейчас.
Языки умирают, когда исчезает народ,
говорящий на этих языках. С народом
исчезает и его культура, а без культуры,
без ее движения и развития язык тоже
перестает жить и становится мертвым,
хранящимся в письменных па­мятниках.

Интересно,
что культура
для жизни языка важнее, чем сам на­род,
его носитель.
С
падением Римской империи остановилось
разви­тие римской культуры и умерла
латынь, хотя потомки римлян и сейчас
живут в Риме. Но это уже другая культура,
другой язык. То же самое с древнегреческим
и с древнерусским языками: потомки
народов, гово­ривших на этих языках,
живы, но ни современные греки, ни
современ­ные русские не могут понять
мертвых прародителей своих языков —
древнегреческого и древнерусского —
без специального их изучения.

Далее вопросы
отражения культуры в языке будут
рассмотрены в динамике, а именно: каким
образом язык реагирует на изменения в
общественной и культурной жизни, как
идет сам процесс развития куль­туры,
а вместе с ней и языка как ее зеркала.

А.О. Тихонова

Национальный исследовательский Иркутский государственный технический университет

В словах нашего языка таинственно запечатлены мудрость поколений, философия бытия, представления об укладе народной жизни, опирающейся на духовное единство, на чувство красоты и всемирную отзывчивость русского духа. В высших своих проявлениях язык – памятник культуры, духовное достояние и святыня народа.

Язык – исторически сложившаяся система звуковых, словарных и грамматических средств, объективирующая работу мышления и являющаяся орудием общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей в обществе [2].

Язык не просто отражает мир человека и его культуру. Важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации.

Рассмотрим способность языка отражать и, главное, сохранять реальный и культурный мир своего речевого коллектива на конкретной теме.

Ярким примером того, как в языке хранится культурная информация, служат термины университетского управления. И русские, и английские названия высших должностей руководства университетом – ректор, декан – хранят память о том, что во многих европейских странах образование как социальный институт зародилось в монастырях, и первоначально было чисто церковным. Затем образование разделилось на духовное и светское, и последнее распространилось гораздо шире, чем первое. В советской России церковное образование почти сошло на нет, и ни преподаватели, ни студенты, ни их родители уже не помнят о том, что много столетий назад образование принадлежало исключительно духовенству.

В Англии об этом напоминает архитектура. Старейшие университеты по-прежнему располагаются в своих старых монастырских зданиях XIII, XIV, XV и последующих веков, с их кельями для монахов и знаменитыми галереями (cloisters) для прогулок, медитаций и молитв. И даже более поздние, «краснокирпичные» (red brick) здания университетов часто строились с элементами монастырской архитектуры.

Однако и в английском, и, особенно, в русском языке хранится культурный слой, раскрывающий исторические корни университетского образования.

Декан – руководитель факультета. Вероятно, это слово пришло через немецкий – dekan из латинского – decanus. Первоначально имело значение «настоятель соборного капитула», а также «старший над десятью монахами» (табл. 1).

Таблица 1

Год

Значение

1483

Глава, начальник или командир отделения из десяти человек

1524

Президент (руководитель) факультета или учебного отделения в университете; в США – архивариус или секретарь факультета.

1577

Чиновник или чиновники в Оксфордских или Кембриджских колледжах, назначенные следить за поведением младших

1643

Глава десяти монахов в монастыре

Слово «ректор» появилось впервые в 1643 г. Пришло через польский из латинского rector – правитель, управитель (табл. 2).

Таблица 2

Год

Значение

1482

Тот, кто осуществляет высший контроль в любой сфере.

Сейчас неупотребительно

1685

Правитель или губернатор, управляющий страной,

городом, штатом

1464

Глава университета, колледжа, школы или религиозной организации (особенно иезуитского колледжа или семинарии). В английском употреблении применяется ныне лишь к главам Эксетерского

и Линкольского колледжей в Оксфорде

Еще один пример из русского языка (непосредственно из жизни Московского университета): главное здание МГУ, величественное и монументальное, делится на части, которые все называют зонами. Центральная часть здания, где расположен ректорат и некоторые факультеты – это зона А, поликлиника – в зоне E, квартиры для преподавателей – в зонах И, К, Л, Н, общежития – в зонах Б, В, Г и т. д. Все попытки заменить зону на сектор оказались безуспешными – слово зона слишком прочно вошло в язык, устоялось, прижилось. За этим словом – страница истории России: здание МГУ строилось в 1948-1953 гг., вскоре после победы и одновременно с послевоенной волной репрессий. Как и большинство крупных объектов того времени, университет строили заключенные, которые жили в зонах. Зона – термин из жизни концлагерей, который свидетельствует о не слишком далеком, но уже забытом прошлом [5].

Очевидно, что язык как зеркало культуры отражает и все наиболее важные и устойчивые изменения в образе жизни и менталитете народа.

Нагляднее всего изменения и в жизни и, соответственно, в языке видны на примере реалий, то есть разного рода фактов внеязыкового, реального мира.

В вариантах «Евгения Онегина» у Пушкина есть такие строки: «„Женись!» – «На ком?» – «…На Лидиной». – «Что за семейство! У них орехи подают, они в театре пиво пьют». Современный читатель недоумевает, какие явно негативные социокультурные коннотации не позволяют жениться на бедной Лидиной? Почему угощать орехами или в театре пить пиво настолько противоречило нормам дворянских женихов в культуре пушкинской эпохи, что исключало возможность брака. Собственно значения слов «орех» и «пиво», разумеется, никакого отношения к контексту не имеют и не проливают света на культурологическую загадку [2]. Ясно одно – общественная жизнь изменилась настолько, что всякая связь с современностью утрачена, а с нею утрачены и культурные коннотации этих слов. Без специального исследования и последующего комментирования этот контекст непонятен современному русскому человеку.

Язык – сокровищница, кладовая, копилка культуры. Он хранит культурные ценности – в лексике, в грамматике, в идиоматике, в пословицах, поговорках, фольклоре, в художественной и научной литературе, в формах письменной и устной речи.

Само слово – это традиция, в корне которой заложены представления об истине, добре, красоте, идеале, вечности, правде и справедливости.

Возьмём коренное слово «род». С приставкой “на”, означающей высшую степень качества и стремление ввысь, это – «народ» – те, кто народился и составляет единство по языку, истории, духу и мировосприятию коренных начал. «Родимый» – дорогой, душевный. «Родина» – родная и близкая сердцу страна. Но стоит нам взять приставки, означающие отвержение содержания корня, – “вы”, “от” – получаются с тем же корнем бранные слова – отродье, выродок.

В языке, таким образом, запечатлевается отношение к миру, известная идеология поведения. Язык в значительной мере определяет и характер культуры, как в широком, так и в насущном смысле. Как средоточие природного и социального опыта поколений, как генофонд мысли нации – он не только достояние мировой культуры, но и источник духовной сопричастности исторического развития для всех граждан нашего великого Отечества.

Национальный язык – хранитель и зиждитель народного духа. Степень владения им – в целом определяет уровень мышления. Совершенство речи во многом определяет совершенство культуры человека. Состояние речи – это состояние мысли, состояние мысли – это состояние сознания, состояние сознания – это предпосылки поступков, поступки – это сущность поведения людей, сущность поведения людей – это судьба народа.

Психолингвисты давно установили, что путём построения и внедрения особых образцов речи можно влиять на состояние мысли и поведение человека. Так что языковая норма настраивает на нормальное поведение, а отклонение от неё – всегда является предпосылкой, а затем и средством влияния на отклонение от нормы в поведении людей, на расшатывание их культурного сознания, на его повреждение и разрушение.

Таким образом, язык выступает как оружие воздействия на социальное сознание и поведение человека [3], влияет на смысловой и эмоциональный настрой личности.

Воздействие на язык в масштабах страны началось активно с 90-х годов XX века, и это воздействие было откровенно разрушительным в отношении к нормам поведения и здоровому состоянию человека. По всем линиям воздействия: через школу, литературу, театр, устную пропаганду “ревнителей разнузданной свободы”, через СМИ – велись активные выступления, чтобы приглушить здоровое языковое сознание и тем самым, снизить культурный уровень масс.

Ещё ранее нам, например, активно навязывалась через СМИ блатная и криминальная речь, блатные и “тюремные” песни и т.д. Это, несомненно, влияло на массовый характер и уровень мышления, общения и определяло во многом “поведенческую атмосферу” в обществе. Привыкая к определённому уровню и типу речи, человек бессознательно “подвёрстывался” под тип мышления и поведения, этой речи соответствующий.

Не безобидно и то, что мягкая, плавная, неторопливая, мелодичная, богатая тембрами, истинная русская речь ныне усилиями чужеродных СМИ подвергается искажению: в эфире распространяется отрывистое, лающее, механическое произнесение слов с повышением тона в конце фразы, с воровской поспешностью, вроде некоего бормотания. Нельзя забывать, что звуковой облик языка – тоже носитель смысла, и искажение звучания русской речи – это дезинформация.

Без достойного освоения языка невозможно не только возрастание знаний, но нормальное развитие сознания человека и народа. Ибо язык, храня сосредоточенный в словах коренной опыт многих веков, является единственным средством его наследования. “Проверено опытом, – справедливо замечает один из современных учёных, – на ступень опускают чистоту родного языка (обновлением, внедрением иностранщины) – на три “обновлённый” язык сам повреждает веру и нравы носителя – народа” [7]. Сейчас как никогда необходимо сохранять плодотворный опыт поколений, и основа здесь – сохранение целомудрия нашей речи.

Человек и народ имеют право на жизнь в здоровой соприродной им культурной и языковой среде. Насильственное повреждение такой среды – преступно. Оно должно быть пресекаемо законом. В этом, несомненно, и состоит защита прав человека и информационной безопасности России. Наше законодательство до сих пор ещё не доросло до простой истины, что слова литературного языка – основа культурной памяти и культурных традиций, должны бдительно и строго охраняться. А значит, в нашей жизни должен прочно утвердиться бережный подход к литературному языку. Культурная традиция прозревает дальше и больше, чем умозрительные рассуждения и выдумки, ограниченные временем, политическими пристрастиями и возможностями кругозора их авторов.

Поэтому литературный язык должен охраняться на государственном уровне. Его изменения должны быть естественны и природны и защищены от массового вмешательства, искусственного распространения жаргона, сленга, современного канцелярита и пр. Всё это, учитывая характер и средства распространения этих повреждений языкового сознания масс, включая информационную агрессию, языковые клипы и прочее, наиболее точно определяется как “языковое насилие” над личностью и народом [9].

Однако язык – это не копилка или склад, в котором хранятся вышедшие из употребления слова-понятия. Язык – живой, непрерывно функционирующий и непрерывно изменяющийся организм. Метафора «живые и мертвые языки» отнюдь не случайна. Все языки когда-то родились, и одни из них умерли давно, некоторые недавно, а некоторые умирают сейчас. Языки умирают, когда исчезает народ, говорящий на этих языках. С народом исчезает и его культура, а без культуры, без её движения и развития язык тоже перестает жить и становится мертвым, хранящимся в письменных памятниках.

Таким образом, язык не только отражает культуру своего народа, его социальное устройство, менталитет, мировоззрение и многое другое, но и хранит накопленный им социокультурный пласт, который служит важнейшим и эффективнейшим способом формирования следующих поколений, то есть инструментом культуры.

Список литературы

Брутян Г.А. Гипотеза Сепира-Уорфа. Ереван, 1968.

Горбаневский М.В., Караулов Ю.Н., Шаклеин В. М. Не говори шершавым языком [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.library.cjes.ru

Гумбольд В. Фон. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985.

Добродомов И.Г.. Орфографическое “упорядочение” и ликвидация грамотности // Русский вестник. 2003. № 15-16. С. 14-15

Емельяненко Г.Е. Язык наш – поводырь наш в рай или ад. СПб.: Питер, 2001. С.12.

Поволяева А. Язык – составная часть культуры.

Сквородников А.П. Языковое насилие в современной российской прессе // Теоретические и прикладные аспекты языкового общения. Вып. 2. Красноярск. 1997. С.10-15.

Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб. пособие. М.: Слово, 2000.

Троицкий В. Ю. Русский язык, русская культура и судьба народа [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.varkentin.info.ru

Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Слово, 1990.

Ожегов C.B. Словарь русского языка. М.: Наука, 1972.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://mvestnik.istu.irk.ru/

Дата добавления: 29.06.2014

1. Обоснование
курса. Определение ключевых слов-понятий: язык,  культура, межкультурная
коммуникация.  Проблема нормы в языке и культуре.

2.
Взаимоотношение и взаимодействие триады: реальный мир, мышление/
культура, язык/речь. Языковая и культурная картины мира.

3. Языковой и
культурные барьеры на пути коммуникации.

4. Межкультурная
коммуникация и преподавание иностранных языков.

5. Виды культур.
“Я” и “мы” в культурах и языках.

6. Иностранное
слово как перекресток культур.

7. Война и мир
языков и культур в современных условиях.

8. Скрытые
трудности речепроизводства и коммуникации.

9.
Эквивалентность слов, понятий, реалий.

10.  Язык как зеркало
мира и культуры.

11.  Язык как хранитель
культуры.

12.  Язык как орудий
культуры.

13.
 Национальный характер.

14.  Язык и идеология.
Язык как орудие пропаганды.

15.  Невербальные
средства межкультурной коммуникации. Улыбка как знак культуры.

16.  Проблема глобального
языка. Английский язык как средство международного общения.

17.  Культура и образование.

1.
Обоснование курса. Определение ключевых слов-понятий: язык,
 культура, межкультурная коммуникация.  Проблема нормы в языке и
культуре.

Вся жизнь человека
проходит в общении. Случайная или намеренная изоляция – тяжелейшее испытание
для людей, почему-либо лишенных возможности нормально общаться. Дело в том, что
общение связано с самой сущностью человека и является одной из главных его
потребностей: человек – общественное существо.

Язык есть важнейшее
средство человеческого общения. Без языка человеческое общение невозможно, а
без общения не может быть и общества, а тем самым и человека. Без языка не
может быть и мышления, т.е. понимания человеком действительности и себя в ней.
Сам язык изучается специальной наукой, название которой лингвистика.

Язык – явление
общественное, он создается на протяжении длительного исторического периода.

Речевая культура – один
из компонентов общей культуры человека. Как и другие слагаемые культуры, она
прививается, воспитывается и требует постоянного совершенствования. Культура
речи – это раздел языкознания, в котором рассматривается два вопроса: как
овладеть нормами литературного языка, и как использовать выразительные языковые
средства в разных условиях общения.

Межкультурную
коммуникацию рассматривают как совокупность разнообразных форм отношений и
общения представителей разных культур.

Русский язык как способ
существования национальной русской культуры нуждается в охране, защите и
бережном отношении, а значит в правильном использовании. Правильное
использование определяет языковая норма. Норма – это совокупность правил,
которыми должны руководствоваться говорящие в момент речи. Говорить о языковой
норме имеет смысл для того, чтобы избежать ее нарушений. Нарушение языковой
нормы является речевой ошибкой.

2.
Взаимоотношение и взаимодействие триады: реальный мир, мышление/
культура, язык/речь. Языковая и культурная картины мира.

Человек воспринимает и
осознает мир посредством органов чувств и на этой основе создает систему
представлений о мире, которые являются уже ментальными конструкциями,
выраженными в высказываниях, образах, знаках. Пропустив их через свое сознание,
осмыслив результаты восприятия, человек передает их другим членам сообщества.
Язык как способ выразить мысль и передать ее от человека к человеку неразрывно
связан с мышлением. Соотношение языка и мышления, а также их взаимодействие с
культурой и действительностью – вечный сложнейший вопрос и языкознания, и
философии.

Таким образом, язык,
мышление и культура взаимосвязаны настолько тесно, что практически составляют
единое целое, ни один из компонентов не может существовать без двух других.
Итак, окружающий человека мир, или жизненный мир, представляет собой реальность
не саму по себе, а реальность, спроецированную на человеческий способ бытия.

Под языковой картиной
мира понимается отображение в формах языка устройства экстралингвистической
действительности, что в свою очередь проявляется в объеме значения и внутренней
форме языковых единиц. В целом представление о языковой картине мира носит
статический характер: изучаются значения слов и грам­матических форм в языковой
системе так, как они представлены в словаре и грамматическом описании языка.

Концептуальная и языковая картины мира соотносятся
друг с другом как целое с частью: языковая картина мира – это часть культурной
(концептуальной) картины мира, хотя и самая существенная. Однако языковая
картина мира беднее культурной, поскольку в создании последней участвуют,
наряду с языковыми, и другие виды мыслительной деятельности. Понятие языковой и
культурной картины мира играет важную роль в изучении иностранного языка.

3. Языковой и культурные
барьеры на пути коммуникации.

Что представляют из себя
эти барьеры?

«Рознь языков» ясна
человечеству со времен Вавилонской башни. Языковой барьер труден, но очевиден.
Чужой язык (жаргон, диалект), как Цербер, сторожит свое царство. Этого сторожа
нельзя обойти, подкупить, обмануть, но его можно выучить. Не сразу, не так
быстро, не «английский за три недели», но можно, и миллионы людей этот барьер
преодолевают.

Однако знание языка еще
не гарантирует радостей общения. «Через 15 лет выучишь английский и будешь
говорить сам с собой». Для того, чтобы «говорить с другими», легко и эффективно
общаться, нужно преодолеть еще и барьер культурный – гораздо более грозный,
опасный и трудный.

Чем же барьер культур
труднее, барьера языков?

1. Во-первых, он, в
отличие от языкового, невидим и не ощущаем. Столкновение с другими, чужими
культурами всегда неожиданно. Родная культура воспринимается как данное, как
дыхание, как единственная возможность видеть мир вокруг себя, жить по
определенным, родным правилам, в соответствии с общепринятыми нормами,
традициями, привычками. Осознание своей культуры как одной из многих,
отдельной, особенной, приходит только при столкновении (знакомстве, взаимодействии)
с иной культурой, особенно той, которая живет в иных странах, то есть
иностранной.

Итак, культурный барьер
невидим, он подобен стеклянной стене, отгораживающей свою культуру от других, и
становится очевидным только при знакомстве с иной культурой, только в момент
столкновения.

Конечно, языковой барьер
«лучше» культурного: он абсолютно ясен, очевиден, на нем нет шапки-невидимки.

2. Во-вторых, языковые
ошибки, как правило, не вызывают такой негативной реакции, как культурные.
Ошибки культурные воспринимаются гораздо более негативно. Обычно родная
культура вполне естественно представляется единственно правильной.

4. Межкультурная
коммуникация и преподавание иностранных языков.

Межкультурная
коммуникация – это непосредственный или опосредованный обмен информацией между
представителями разных лингвоструктур. В понятии межкультурная коммуникация
заложено равноправное, культурное взаимодействие представителей различных
лингвоструктурных общностей.

Преподавание иностранных
языков нужно проводить в тесной и неразрывной связи с национальной культурой.
Процесс формирования межкультурной коммуникации в обучении иностранных языков
ставит основную цель – выявить особенности межкультурного обучения. Исходя из
поставленной цели, выдвигается ряд задач: выделить основные компоненты
содержания обучения иностранных языков, изучить развитие межкультурной
коммуникации в обучении иностранного языка. Каждое занятие иностранным языком
представляет собой перекресток культур. Любое иностранное слово отражает
иностранный мир и иностранную культуру. Специалисты в области науки, культуры,
техники сейчас обратились к иностранным языкам, как орудию производства. Им
требуется английский язык (чаще всего) в качестве средства реального общения с
людьми из других стран, исключительно функционально. Основная задача
преподавания иностранных языков в России в настоящее время – это обучение языку
как реальному и полноценному средству общения.

Тесная связь и взаимозависимость преподавания
иностранных языков и межкультурной коммуникации очевидны и вряд ли нуждаются в
пространных разъяснениях.

Каждый урок иностранного языка – это перекрёсток
культур, это практика межкультурной коммуникации, потому что каждое иностранное
слово отражает иностранный мир и иностранную культуру: за каждым словом стоит
обусловленное национальным сознанием представление о мире.

5. Виды культур.
“Я” и “мы” в культурах и языках.

Пока нет единых
общепринятых принципов деления культуры по ее видам. Часть ученых осуществляет
выделение видов культуры сообразно видам человеческой деятельности. Существует
деление культуры по сферам жизнедеятельности человека. Аналогично правомерно
выделение видов культуры сообразно неким профессиональным общностям,
сопоставляют, например, культуру молодежи и культуру людей взрослого возраста,
культуру мужчин и культуру женщин и т. д. Можно рассматривать происхождение
культуры, ее генезис. По степени общности логично и целесообразно выделяется
общая культура, характерная для всего общества, и культура профессиональная,
присущая лишь людям данного рода занятий.

Важность изучения местоимений вряд ли нужно
обосновывать – достаточно вспомнить, что в компаративистике именно на основании
сравнения систем личных местоимений нередко делаются выводы о наличии
генетического родства между языками. В грамматике отмечается неоднородность этого класса слов,
местоимения распределяют по различным частям речи, исходя из их синтаксической
функции. Местоимения
личные я и мы, не имея родовых форм, могут иметь значения любого рода. В
Русской грамматике система личных местоимений русского языка относится к
местоимениям-существительным. В английском языке: я – I, мы – we.
Местоимение I в англ. языке может переводиться как
«мне», но вариант We like… не верен, а верно – I like…

То
обстоятельство, что во всех языках выявляются форманты местоименного
происхождения, навело ученых на мысль о глубокой древности возникновения
местоименных слов. Местоимения развиваются в языке раньше имени и глагола, они
появляются уже в аморфную эпоху развития языков, сначала просто в качестве
особого класса слов с обобщенным значением Европейская грамматическая традиция,
восходящая к античности, рассматривает местоимение как одну из частей речи.
Этот статус местоимений сохраняется и в описательных грамматиках.

6.
Иностранное слово как перекресток культур.

Языковые и культурные
особенности разных народов отражаются на структурно-грамматическом составе
предложений. Так, в немецком языке некоторые природные явления передаются
безличными предложениями, например «Еs геgnеt», «Еs dоnnеrt». В английском
языке это также безличные предложения: «It rains», «It thunders». В русском
языке те же самые мысли передаются личными двусоставными предложениями: «Идет
дождь», «Гремит гром».

Часто при переводе с
одного языка на другой возникают трудности из-за особенностей
лексико-фразеологической сочетаемости, так как значение слова не исчерпывается
только лишь лексическим понятием. При изучении языка необходимо усваивать слова
не обособленно, не в отдельности, а в устойчивых сочетаниях, характерных для данного
языка.

В русском языке,
например, существуют такие устойчивые выражения, как «одержать победу»,
«совершить преступление», «принимать участие» и другие. В английском языке им
также соответствуют устойчивые словосочетания: «to win a victory», «to commit a
crime», «to take part». В немецком языке двум первым выражениям эквивалентны
следующие устойчивые словосочетания: «den Sieg erringen», «ein Verbrechen
begeehen», а третьему выражению соответствует глагол с отделяемой приставкой
«teilnehmen».

Различная культурная и
языковая среда, различные духовные ценности, индивидуальность мышления и
менталитета разных народов обусловливают различные представления об одних и тех
же предметах, понятиях, явлениях.

При изучении иностранных
языков мы познаем мозаику чужой (а еще правильнее – иной) картины мира и
пытаемся сопоставить ее со своими представлениями о мире, обусловленными родным
языком и близким нам социокультурным пространством, так как «существенные
особенности языка и тем более культуры вскрываются при сопоставлении, при
сравнительном изучении языков и тем более культур».

7. Война и мир языков и
культур в современных условиях.

Проблема “язык и культура” –
центральная проблема филологии. Это определяется самой сущностью филологических
наук, имеющих предметом и целью своих разысканий, с одной стороны, эволюцию,
историческое движение языка, языков в значительной степени в связи и во
взаимодействии с той национальной культурой, которая находит свое выражение в
соответствующей национальной словесной форме; с другой стороны, – историю
культуры, насколько и поскольку она воплощается в языке, письменности,
словесности конкретного народа. Вот почему закономерна и проблема “культура и
язык”, поскольку язык, органически связанный с социально-историческим бытием
народа-носителя данного языка, представляется продуктом соответствующей
национальной культуры.

Важность указанной
проблематики обусловлена:

а) интересом общества к
культурологии – междисциплинарной науке, переживающей в настоящее время “второе
рождение” на новом витке переосмысления истории России, в том числе и в
особенности – исторического пути русской национальной культуры;

б) активностью разработки
проблем взаимодействия культур разных народов (“диалога культур”), особенно в
современную эпоху, характеризующуюся процессами интернационализации
разнообразных сторон жизни, социального, в том числе – духовного, бытия целых
народов, отдельного человека, под мощным влиянием научно-технического
прогресса;

в) немаловажным для
современной лингвистики представляется наблюдающееся в настоящее время
становление нового направления – лингвокультурологии, для которой проблема
“язык и культура” является, как очевидно, ключевой.

Существует
непосредственная связь между существованием и развитием культуры, с одной
стороны, и языком, на котором эта культура выражается, – с другой. Так,
христианская культура у южных, восточных, отчасти западных славян была
непосредственно связана с древнецерковнославянским языком.

8. Скрытые трудности
речепроизводства и коммуникации.

Рассмотрим две основные
причины, осложняющие коммуникацию вообще, а на иностранном языке в особенности:

1. Коллокационные, или
лексико-фразеологические, ограниче­ния, регулирующие пользование языком. Это
значит, что каждое сло­во каждого языка имеет свой, присущий только данному
языку круг или резерв сочетаемости.

2. Другой трудностью, еще
более скрытой, чем тайны и непредсказу­емость лексико-фразеологической
сочетаемости, является конфликт между культурными представлениями разных
народов о тех предме­тах и явлениях реальности, которые обозначены
«эквивалентными» словами этих языков. Эти культурные представления обычно
опреде­ляют появление различных стилистических коннотаций у слов разных языков.

В русской культуре,
согласно традиции, примете, поверью, черная кошка приносит несчастье, неудачу,
а поэтому словосочетание имеет отрицательные коннотации. В английской же
культуре черные кошки – признак удачи, неожиданного счастья, и на открытках с
надписью «Good Luck» сидят, к удивлению русских, именно черные кошки. Тот слой
лексики, который объединяет «эквивалентные» слова, представляет гораздо большие
трудности при изучении иностранного языка, чем безэквивалентная или не
полностью эквивалентная часть словаря.  Языковая эквивалентность – это миф,
который рассыпается, если принять во внимание такие факторы, как объем
семантики, лексическая сочетаемость, стилистические коннотации. Все эти
проблемы хорошо известны и лингвистам, и переводчикам, и преподавателям
иностранных языков. Гораздо меньше внимания получил (а потому и оказался гораздо
более скрытым, глубже спрятанным) культурологический аспект эквивалентности
слов разных языков. Слово как единица языка соотносится с неким предметом или
явлением реального мира (значение слова). За языковой эквивалентностью лежит
понятийная эквивалентность, эквивалентность культурных представлений.

9. Эквивалентность слов,
понятий, реалий.

Эквивалентность – это
соотношение между первичным и вторичным текстами (или их сегментами). При этом
полная эквивалентность, охватывающая как семантический, так и прагматический
уровень, а также все релевантные виды функциональной эквивалентности, является
идеализированным конструктом.

Слова вносятся в
разговорную речь в готовом виде. Этот факт приводится как один из аргументов в
пользу теории полной эквивалентности. Внесение и использование в речи в готовом
виде является шаткой основой эквивалентности фразеологизма слову, т.к.
воспроизведение в готовом виде – характерная черта всех единиц языка, и
нецелесообразно рассматривать их как эквиваленты слов.

Закон  эквивалентности   понятий ,
который гласит, что “всякое понятие может быть обозначено бесчисленным
количеством способов с помощью других  понятий “,
т.е.  эквивалентность   понятия  означает
его способность быть определенным через другие понятия.

Разумеется,  эквивалентность  возникает
только на достаточно высоких ступенях развития значений, при этом, поскольку
она зависит от отношений общности между понятиями, каждая структура обобщения
определяет возможную в ее сфере  эквивалентность   понятий.

При переводе реалий
авторы отмечают две основные трудности: отсутствие соответствия и необходимость
передачи не только семантики реалии, но и ее коннотации. Среди различных
средств они рекомендуют применять описательный перевод, перевод при помощи
аналогов, калькирование и контекстуальный перевод.

10.
 Язык как зеркало мира и культуры.

У каждой культуры есть
своя языковая система, с помощью которой ее   носители имеют возможность
общаться друг с другом. Значение языка в  культуре любого народа трудно
переоценить.

Язык – это зеркало
культуры, в  котором отражается не только реальный, окружающий человека мир, но
и  менталитет народа, его обычаи и традиции, мораль, система ценностей. Язык
является кладовой, копилкой культуры, так как все материальные и духовные
ценности, накопленные тем или иным народом, хранятся в языковой среде:
фольклоре, книгах, в устной и письменной речи.

Язык не простое зеркало,
которое отражает все окружающее, а призма, через которую смотрят на мир, и в
каждой культуре эта призма своя.

Каждый язык включает в себя картину мира, в ко­торой живет тот,
кто этот язык употребляет. Эта связь человека с картиной мира, содержащейся в
языке, на котором он говорит, с кругом представлений, образов и понятий,
которые запечатлены в языке, обуславли­вает глубочайшее действие каждого
языкового явле­ния. Этого воздействия не может избежать никто, ни в одной
фразе, которую человек произносит или слышит.

Язык в
отношении своего строения, своей лексики есть одна из важнейших сторон
культуры, может быть, самая важная. Язык есть, если можно так сказать, зеркало,
отражающее культуру. Весьма симптоматичны рассуждения о соотношении
национального языка и культуры и его свидетельство о восприятии родного языка
русскими поэтами, по существу отражающем такое восприятие всяким думающим о
судьбах русской культуры и русского языка: Национальный язык – это не только
средство общения, знаковая система для передачи сообщений. Национальный язык в
потенции – как бы “заместитель” русской культуры. Ощущение языка, как своего
рода концентрации духовного богатства, своего рода знамени духовного богатства
культуры в целом было в высшей степени свойственным особенно чутким к русскому
языку поэтам.

11.
 Язык как хранитель культуры.

Язык – носитель,
хранитель культуры, так как именно с помощью языка она передается из поколения
в поколение. И наконец, язык- это инструмент культуры, формирующий личность
человека, который именно через язык воспринимает менталитет, традиции и обычаи
своего народа.

Каждый социум (носитель
языка) отличается своей концептуальной системой – картиной мира, которая
отвечает физическим, духовным, технологическим, этическим, эстетическим и
другим потребностям в мире. Язык является одним из средств формирования
социализации картины мира.

Изменение философских
традиций исследования языка вызывает необходимость общаться не только к языку и
тексту, но и  учитывать контекст, включающий различные аспекты: исторический,
социальный, культурный, вербальный и др. контекст представляет собой
концептуальную систему, которая рассматривается как «система взаимосвязанной
информации, отражающая познавательный опыт индивида на самых разных аспектах
познания, осмысления мира: наиболее абстрактные концепты в  такой системе
континуально связаны с концептами, отражающими наш обыденный опыт, как часть
одной концептуальной системы».

 Язык и культура, конечно, отдельные
самостоятельные явления. Вместе с тем в своем развитии и синхронном
сосуществовании они настолько тесно соотносятся и взаимодействуют друг с
другом, что закономерно, с одной стороны, ставится вопрос о языке как одной из
основных форм реализации национальной культуры, как важнейшем компоненте
национальной культуры и фундаментальном факторе ее существования и развития, с
другой стороны, говорится о языке как о продукте национальной культуры.

Отдельный
язык есть индивидуальное и неповторимое историческое явление, принадлежащее к
данной индивидуальной культурной системе. Даже всецело оставаясь на почве
одного языка, мы уже изучаем тем самым соответствующую культуру, именно первую,
и в известном отношении, может быть, самую важную главу ее истории.

12.  Язык как орудий культуры.

Человек- творение языка и его
пленник.
 Грамматические и лексические средства формирования личности.

Язык, важнейшее средство выражения
той части культуры, которая относится к интеллектуальной деятельности, и
существенного сегмента эмоциональной стороны духовной жизни человека. Языком
охватываются в том числе и те сферы человеческого интеллекта и души, которые
составляют культуру и тесно с ней соприкасаются или взаимодействуют, как,
например, наука, религия, философия.

Сам человек – творение языка.  Человек и язык меняются
местами: человек – объект отражения языком как субъектом, активным началом в
этом аспекте их соотношения выступает язык, потому что «люди узнают слова до
того, как узнают идеи и дети, привыкшие к этому с колыбели, продолжают поступать
так всю жизнь».

Использование лексических единиц в речи является одним из
показателей сформированности лексического навыка говорения. Лексический навык
формируется при выполнении речевого действия. Поэтому структура лексического
навыка говорения неотделима от структуры речевого действия, хотя упор делается
главным образом именно на лексическую сторону речевого действия.

Уже на уровне грамматики
язык свидетельствует о повышенной эмоциональности, сентиментальности,
сердечности русской души, русского национального характера.
Уменьшительно-ласкательные суффиксы русского языка не только отражают
повышенную способность русскоязычного человека к выражению любви и доброты, его
эмоциональность и чувствительность, но и несомненно способствуют формированию этих
качеств. Восклицательный знак и грамматическая категория рода тоже определяют
более эмоциональное отношение и к людям, и к окружающему миру. Таким образом, в
формировании личности носителя языка участвуют все средства языка, в том числе
грамматические.

13.  Национальный характер.

“Язык слов” как
принадлежность людей, как средство их общения существует во множестве вариантов
– в языках племен, народов, наций. В современном мире насчитывается более пяти
с половиной тысяч языков и диалектов.

Язык каждого народа
теснейшим образом связан с историей народа – его носителя. Он связан,
перефразируя Лермонтова, с “торжествами и бедами народными”, с повседневной
жизнью людей, объединенных в данный народ, а также с духовной жизнью всего
народа. Каждый язык не просто связан с жизнью народа. История народа находит
отражение в языке, главным образом в словах и фразеологии. Более того,
существеннейшая часть коллективного опыта народа, в том числе его духовной
жизни, которая проявляется в интеллектуальной деятельности и во “внутреннем
мире” человека (сфера психики), находит свое выражение посредством языка в
устной речи и в письменных текстах.

Язык становится
своеобразным зеркалом жизни народа, но не только “текущего момента”. В силу
способности закреплять в своих единицах, преимущественно в словарном составе и
фразеологии, все, что было и есть в народной жизни (великое и малое, хорошее и
плохое), язык сохраняет в народной памяти “следы” далеких эпох и недавнего
времени, преобразовывая, трансформируя смысловое содержание самих слов и
фразеологизмов под влиянием “превратностей” их употребления в повседневном
речевом общении носителей языка и “внешних” обстоятельств (исторических
событий, конкретной ситуации, контекста художественного произведения, газетной
статьи и т. п.).

С этой точки зрения,
русский язык – бесценное национальное достояние, воплотившее народный склад
ума, самобытность “внутреннего мира” русского человека, неповторимость
исторического пути русского народа.

14.  Язык и идеология. Язык как
орудие пропаганды.

Язык
и идеология взаимодействуют друг с другом: идеология оказывает большое влияние
на язык, но и язык влияет на идеологию

Прежде
всего, определим понятия идеологии, менталитета и их соотношение с культурой.

Идеология
– система идей и взглядов: политических, правовых, нравственных, религиозных,
эстетических, в которых осознается и определяется отношение людей к
действительности, выражаются интересы социальных групп. Идеология является
отражением общественного бытия в сознании людей и, раз возникнув, в свою
очередь активно воздействует на развитие общества, способствуя ему
(прогрессивная идеология) или препятствуя ему.

Понятие
«пропаганда» в насто­ящее время часто наделяется устойчивым негативным
содержанием, поскольку рассматривается как способ манипулиро­вания общественным
сознанием в целях достижения узко-политических целей, удовлетворения
корпоративных интере­сов и т.д. Манипулирование широко используется не только в
тоталитарных и авторитарных государствах, но и в современных западных
демократиях, особенно в партийной пропаганде и во время избирательных кампаний.

Массовая коммуникация
является весьма существенным фактором влияния на общественное языковое
сознание; сам факт использования национального  языка  в
средствах массовой информации  и  пропаганды  может
стать символом языковой и национальной солидарности в условиях
конкуренции  языков. 

 Мысль о всевластии языка, как нигде, важна в применении
к нашей стране, имеющей опыт тоталитаризма с его двумя страшными орудиями господства и принуждения
– языком (тотальной,
всепроникающей пропаганды) и террором.

15.  Невербальные средства межкультурной
коммуникации. Улыбка как знак культуры.

Обращение к невербальному
способу межкультурной коммуникации осуществляется в том случае, если культурные
различия участников настолько велики, что служат достаточным препятствием для
использования вербального способа. Невербальные компоненты межкультурной
коммуникации – вещи, явления и процессы, знаково-символический смысл которых
может быть постигнут субъектом межкультурной коммуникации без привлечения
вербального языка и переведен в идейно-образный язык собственной культуры.

В каждой национальной
культуре в процессе её исторического развития складываются невербального
определённые комплексные формы вербального и поведения её представителей в
различных жизненных ситуациях. Иностранцев, приезжающих в Россию (особенно из
англоязычных стран), удивляет неулыбчивость русских в общественных местах,
которую они расценивают как угрюмость, неприязнь. С другой стороны, русские,
оказавшись в западной Европе и в Америке, недоумевают, почему им улыбаются
совершенно незнакомые люди в ситуации, где они не видят достаточного повода для
улыбки.

Будучи одним из элементов
мимики, улыбка является культурно обусловленным конвенциальным знаком-жестом,
выполняющим определённые функции в коммуникации. В каждой культуре сформировались
свои правила использования жеста улыбки, а также отношение к улыбке как
феномену человеческой жизни, имеющему к тому же определённое символическое
значение. Сравнительное изучение феномена улыбки в русской, английской и
американской культурах даёт возможность выявить различия в национальной
специфике моделей поведения, проследить процесс формирования этой поведенческой
традиции, определить значение улыбки как знака невербальной коммуникации и
концепта языка и культуры.

16.
 Проблема глобального языка. Английский язык как средство международного
общения.

Для получения языком глобального
статуса необходимо признание его особой роли в большинстве стран мира, выделяют
три пути приобретения этого статуса языка.

Это, во-первых, функция основного
государственного языка для жителей большого количества стран. Во-вторых, язык
может приобретать официальный статус и получить распространения в институтах
власти, юридической системе, рекламе, СМИ и системе образования. В этом случае
потенциально глобальный язык может быть как «вторым», отдавая пальму первенства
национальному языку, так и «первым», и его изучение начинается как можно
раньше. При этом иностранный язык может быть единственным официальным языком
или разделять эту функцию с другими языками; он так же может быть
полуофициальным, будучи принятым в некоторых, но не во всех сферах жизни.
Третий путь глобализации языка связан с образовательной политикой страны, в
которой, не имея официального статуса, язык является приоритетным при изучении.

Роль английского языка
как средства международного общения неоспорима. По разным оценкам, сегодня от
330 до 450 млн. человек используют его как родной язык, от 235 до 350 млн.- как
второй язык (государственный) и от 100 до 1000 млн. изучает его как
иностранный. Существует также мнение, что в общей сложности на английском языке
могут изъяснятся от 1,2 до 1,5 млрд. человек во всем мире, т.е. почти четверть
человечества.

Английский язык
используется как рабочий в 85% международных организаций, на нем издается до
88% научной литературы: писатели всего мира мечтают увидеть свои произведения в
английском переводе. Английский язык является приоритетным в пространстве
Интернет, занимает сильные позиции в рекламе, средствах массовой информации,
международном туризме и образовании.

17.  Культура и образование.

Особенную роль в развитии
социальных и личностных качеств молодого человека играет культура, которая
является основой любого образовательного и воспитательного процесса. Именно она
формирует такие важные для молодежи качества, как способность к деятельности,
созиданию, творчеству. Культура формирует нравственное и эстетическое сознание.
Полнота и глубина овладения молодыми людьми богатством культуры делает их
современными, стильными, способными не только воспринимать и осваивать ее, но и
«включаться» в многообразные виды культурно-творческой деятельности.

Культура есть
человеческая природа, и никаких других средств для того, чтобы стать и остаться
человеком, у человека нет. Человек невозможен без Культуры, но и Культура
невозможна без человека – в этом и состоит онтологическое основание логики
разворачивания человеческого бытия и человеческого сознания. Понятие культура, в каком бы
контексте не употреблялось, всегда отражает высокий и наивысший уровень
качества деятельности или проявления личностных свойств человека.

Образование
только тогда и является образованием в настоящем смысле, когда строится на
культурных основаниях. И наоборот, образование перестает быть образованием по
сути (оставаясь им лишь по форме) ровно в тот момент, когда перестает строиться
на культурных основаниях, то есть перестает быть процессом инкультурации.

Бессмысленно
искать пути соединения образования и культуры, например, через насыщение
образовательных программ культурным содержанием или путем создания специальных
учебных предметов, направленных на ознакомление с культурой. Нужно начать
строить образование как культурный процесс, как процесс культурного развития
человека, как процесс постепенного восхождения по духовной вертикали, начиная с
его основания.