Язык как отражение национальной культуры реферат


Подборка по базе: родной язык контрольная.docx, Дипломная работа по английскому языку.docx, Русский язык. Драбкина.pdf, Иностранный язык 2 семестр (ОТВЕТЫ).pdf, русский язык.docx, Р.П.Модуь 8 класс русский язык.doc, Английский язык 2курс.docx, Сценарий экскурсии по мини музею Казахской культуры.docx, Основы программирования на языке Паскаль учебное пособие 30.03.2, Русский язык и культура речи. Самостоятельная работа 4.1..odt


Министерство сельского хозяйства РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего образования

«Саратовский ГАУ имени Н.И. Вавилова» Марксовский филиал

РЕФЕРАТ

по дисциплине «Родной язык»

на тему «Язык как отражение национальной культуры»
Выполнила:

студентка группы ЗО-18101

Пашкова П.А.

Проверила:

преподаватель

Прянишникова Т.В.

Маркс 2020

Содержание
Введение…………………………………………………………………….3

Глава 1. Связь языка и мышления.…………………………………………4

Глава 2. Язык и культура……………….….…………………………….…6

Заключение………………………………………………………………….11

Список источников………………………………………………………..12

Введение

Язык – система знаков, служащая средством человеческого общения, деятельности мыслительной, способом выражения самосознания личности, передачи от поколения к поколению и хранения информации. Язык – носитель общественного сознания. С позиций материализма, исторически основой появления языка служит совместная деятельность людей. Язык существует и реализуется через речь.

В языке одухотворяется весь народ, вся его жизнь, история, обычаи. Язык – это история народа, путь цивилизации и культуры от истоков до наших дней.

Языковедческая компетенция – осознание языка как формы выражения национальной культуры, взаимосвязи языка и истории народа, национально-культурной специфики русского языка, владение нормами русского речевого этикета, культурой межнационального общения.

Цель – изучить проблемы культуры речи,

Задачи:

1) рассмотреть положение русского языка в современном мире;

2) дать определение русского языка как национального;

3) изучить нормативные, коммуникативные, этические аспекты культуры речи.
Глава 1. Связь языка и мышления
Связь языка и мышления бесспорна.

Язык как таковой возник очень давно. Много тысяч лет назад люди приспособили свой артикуляционный аппарат для общения, для передачи информации друг другу.

Как именно все это начиналось, нам сейчас неизвестно, но точно известно, что в языке отражаются представления народа об окружающей его природе (в общем смысле этого слова), его картина мира. Люди воспринимают какой-то предмет, пропускают его через свое сознание и дают ему то или иное название. Слыша слово «шарик», мы представляем себе нечто круглое и мягкое. С одной стороны, это языковые стереотипы, передаваемые из поколения в поколение, с другой – наше восприятие мира.

Например, если заглянуть в российскую историю, то мы увидим, что в период после революции, во время становления новой государственности из обихода уходило множество слов, но еще боль шее количество приходило, их придумывали как отражение всего нового, что появилось в жизни людей.

А началось все с того, что начало меняться человеческое сознание. Все великие ораторы, начиная с Античности, были великими мыслителями. Это были люди, которые создавали нормативный литературный язык. У этих людей было философское мышление, поэтому мы до сих пор пользуемся их трудами. Литературные, культурные и научные теории и определения, созданные ими тогда, актуальны до наших дней и являются основой для современных наук.

Не только язык является отражением мышления и окружающего мира людей, но и наоборот. Например, люди, изучающие иностранные языки, мысля, думают, ведут какие-то внутренние диалоги только на родном языке, потому что только он может полностью представить их картину мира. Вот почему нельзя овладеть иностранным языком в совершенстве.

Язык народа – это, пожалуй, самая великая часть его культуры, зеркальное отображение его менталитета. Например, русские люди любят длинные, витиеватые изречения, у англичан вы никогда не найдете длинных, много сложных слов, а немецкий язык, наоборот, насыщен ими. О некоторых языках как частях культуры определенного народа, сложились некоторые представления вроде того, что на английском нужно вести деловые переговоры, на французском говорить с женщинами о любви, а на немецком – с врагом о своих мыслях. Нельзя не согласиться, что в этом есть доля истины.
Глава 2. Язык и культура
Этот вопрос можно рассматривать в двух направлениях. Одно направление устанавливает зависимость языка от общего культурного состояния народа. Исследование этого вопроса имеет много общего с проблемой связи языка и мышления. Другое направление изучает зависимость структурных особенностей отдельных языков от конкретных форм культуры данного народа. В этом случае иногда говорят о проницаемости языка по отношению к культурным феноменам. Рассмотрим последовательно оба эти направления исследования.

Не подлежит сомнению, что язык как социальное явление находится в зависимости от общего культурного состояния народа, которое предполагает и соответствующие формы мышления.

Как в истории отдельных языков, так и целых языковых семейств можно обнаружить достаточно многочисленные факты, показывающие развитие грамматических элементов языка в одинаковом направлении. Можно констатировать случаи параллельного развития ряда явлений в грамматических системах даже чрезвычайно различных по своей структуре языков. Подобные общие и параллельные процессы развития, очевидно, можно в известной мере связать с культурным развитием общества, обусловливающим в области мышления развитие в направлении от более конкретных к более абстрактным категориям. Культурное состояние общества, следовательно, связывается с языком в этом случае через посредство мышления.

Вопрос о связи языка и культуры, конечно, нельзя рассматривать в узкой перспективе. Язык может реагировать на явления культуры. Так, если история культуры не достигла в своем развитии соответствующего этапа и еще не знает письменности или нормативного влияния литературного языка (или же утрачивает его), то и язык этого народа оказывается менее упорядоченным, менее нормализованным. Не вызывает сомнения и то положение, что народ, находящийся на высокой ступени цивилизации, оперирует в речевом общении более абстрактными лексическими категориями, нежели народ более отсталой культуры. Лингвистика собрала богатый материал, свидетельствующий о том, что языки народов отсталой культуры часто не располагают словами, обозначающими родовые понятия, и обладают формантами, классифицирующими слова по чрезвычайно конкретным признакам.

Переходим теперь к рассмотрению зависимости становления структурных особенностей отдельных языков от конкретных форм культуры данного народа. Этнологические понятия культур попытался положить в основу классификации языков.

Решение вопроса о причине зависимости между культурой и языком следует ставить в связь со следующими двумя факторами. Первый из них касается определения понятия культуры или культурного фактора в развитии языков. Так, тот факт, что один народ обладает культурным преобладанием над другим, может привести к тому, что один язык занимает подчиненное положение по отношению к другому и заимствует у этого последнего те или иные его элементы. Так называемый престиж языка, связанный обычно с чувством национального самосознания, – вполне реальная историческая величина, и он не в малой степени способствовал тому, что, например, ирландский, греческий, армянский, польский сохраняли в полной мере свою жизненность в условиях, в которых другие языки ассимилировались среди языков своих поработителей. Но подобного рода явления нельзя рассматривать лишь в аспекте связи проблемы языка и культуры. Они, вне всякого сомнения, должны рассматриваться в одном ряду с такими явлениями, как экономическое и политическое преобладание народов, военные завоевания, переселения и пр. Иными словами, это общеисторические явления, хотя они и связаны с культурой народов.

Что же тогда следует отнести к собственно культурным явлениям? Культура – это совокупность достижений общества в области просвещения, науки, искусства и в других областях духовной жизни. Поэтому если мы попытаемся установить соответствия между явлениями культуры в этом смысле и фактами структуры языка, то при положительном решении данного вопроса мы в конечных выводах должны будем признать язык идеологическим образованием, что противоречит всему тому, что мы знаем о языке. Таких соответствий не может быть, и, следовательно, говорить о причинной зависимости между культурой и языком в плане конкретных явлений совершенно неправомерно. Но здесь необходимы две существенные оговорки, которые приводят нас уже ко второму из упоминавшихся выше двух факторов.

Между явлениями культуры и фактами структуры языка нет прямой причинной зависимости и прямого соответствия, но изменения в культуре могут находить косвенное, опосредствованное отражение в языке, т. е. между ними есть общая зависимость; история языка и история культуры развиваются параллельно. Но дело тут не в совпадении общих тенденций развития, о которых говорилось выше, а в другом. Так, вызванные культурным развитием народа лексические новообразования могут привести к морфологическим или фонетическим изменениям, например, когда некоторое количество заимствованных слов вносит новое фонетическое явление, которое затем чисто лингвистическим путем распространяется и входит в фонологическую систему языка. В данном случае, следовательно, речь идет не о том, что категории языка и категории мышления, представленные в явлениях культуры, могут обладать общей тенденцией развития в сторону большей абстрактности их содержания, а о возникновении конкретных фактов языковой структуры, которые, в конечном счете, стимулированы культурным развитием общества, но находятся вне указанной тенденции. Хотя истоки подобного рода языковых новшеств лежат в фактах культуры, их языковое выражение определяется структурными особенностями данного конкретного языка. Это обстоятельство и дает нам основание говорить о возможности опосредствованных влияний культуры на язык.

Теперь обратимся к другой оговорке. До сих пор разговор шел о развитии языка и его зависимости от культурного развития народа, а также о большем или меньшем богатстве духовного содержания того или иного народа и влиянии этого обстоятельства на структуру языка. Но связь между языком и культурой можно рассматривать и с точки зрения своеобразия форм того и другого явления. И в этом последнем случае мы можем обнаружить значительную близость между языком и культурой. Простейшим образом эта близость обнаруживается в наличии ряда слов, связанных с реалиями, характерными для той или иной культуры и поэтому, как правило, с большим трудом и только описательно переводимыми на другой язык. Так, в якутском языке существуют следующие слова, которые не имеют прямых эквивалентов в русском языке: собоо – «сделаться невкусным» (о мясе изнуренного животного), туут – «лыжи, подбитые кожей», олоо – «зимовать на подножном корму» (только о лошади) и т. д.

Другим свидетельством данной зависимости языка от культуры является структура всего словаря языков, в которых можно выделить различные лексические категории, связанные с характерными для данной культуры чертами. Здесь имеет значение и количественный момент, так как обычно более существенные для данного народа явления имеют более подробную номенклатуру. Зависимость между культурой и языком (точнее, его лексикой) можно суммировать в следующих двух правилах:

• Лексика, относящаяся к центральным элементам культуры, пропорционально более исчерпывающая, чем лексика, относящаяся к периферийным чертам культуры. Иными словами, объем словаря, относящегося к любому явлению культуры, прямо пропорционален ее культурной значимости.

• Культурные подгруппы обладают пропорционально более обширной лексикой в сфере их различий.

Известного рода культурные модели лежат и в основе метафорических обозначений психических состояний. Например, печаль обозначается в племени хаббе в Судане выражением «иметь больную печень», племя бамбара (также в Судане) употребляет в этом случае выражение «иметь черный глаз», а мосси (к северу от Золотого Берега) – «иметь гнилое сердце», а удук (в Судане) – «иметь тяжелый желудок». Более отдаленная связь между лингвистическими и культурными моделями скрывается в оборотах типа русского «ушко иглы», который по-английски будет иметь буквальное значение «глазок иглы», у индейцев кекчи – «лицо иглы», у племени пирро в Перу – «ноздря иглы», у племени хакачин в Бирме – «рот иглы», у племени амузгос в Мексике – «дыра игла» и пр.

Зависимость между языком и культурой проявляется не только в лексике, но также и в грамматике, хотя и не столь очевидным образом. Так, в языке Новой Каледонии присутствуют две посессивные системы, первую из которых можно условно назвать близкой принадлежностью, а вторую – далекой принадлежностью. Первая система охватывает имена со значением «мать», «печень», «потомок». Вторая – «отец», «сердце», «жизнь». На первый взгляд такое распределение представляется совершенно произвольным. Однако оно становится понятным, если учесть, что в Новой Каледонии издавна господствовал матриархат, что печенка символизирует всего человека (это значение она имеет и в обряде жертвоприношения), а потомок, воплощающий собой продолжение жизни, имеет большее значение, чем жизнь его родителей.

Подобного рода примеры, количество которых можно умножить почти безгранично, убедительно свидетельствуют в пользу того положения, что своеобразие форм культуры, как правило, находит отражение в языке.

Заключение
Очевидно, что между определенным аспектом языка и общественными процессами можно установить известную общую зависимость, как это имеет место и в других разобранных выше случаях. По-разному складываются отношения между территориальными диалектами и языком народности, с одной стороны, и между Территориальными диалектами и национальным языком – с другой. Изменение этих отношений, в свою очередь, не может не наложить своего отпечатка и на структуру языка. Но такая зависимость в каждом отдельном языке принимает глубоко своеобразные формы не только потому, что превращение, например, языка народности в национальный язык происходит всегда в особых исторических условиях, но также и потому, что каждый язык обладает специфическими для него структурными особенностями. Структурное же различие языков приводит к тому, что каждый из них может реагировать далеко не одинаково на одни и те же стимулы.

От общества язык получает стимулы для своего развития, и стимулы эти носят определенный характер, поскольку они рождаются в конкретно-исторических и культурных условиях.

История и культура народа не создает законов развития языка, но служит общим стимулом его развития. Но они народа могут способствовать созданию в языке конкретных новых явлений, принимающих иногда закономерный характер.
Список источников
1.

https://studfile.net/preview/1713497/page:14/

2.

http://diss.seluk.ru/pr-jazykoznanie/1066526-1-registracionniy-ud-r-aktualnie-problemi-mezhkulturnoy-kommunikacii-uchebnaya-programma-dlya-specialnosti-1-21.php

3.

http://bookre.org/reader?file=615094

4.

https://royallib.com/read/zvegintsev_vladimir/ocherki_po_obshchemu_yazikoznaniyu.html#0

5.

https://cyberleninka.ru/article/n/yazyk-kak-otrazhenie-natsionalnoy-kultury/viewer

Реферат на тему: Язык и национальная культура

Содержание:

Введение

Язык не может существовать вне контекста культуры, центром которой является язык. Русский мыслитель С. Н. Булгаков писал: Национальность проявляется в культурном творчестве. Самое могущественное древо культуры, в котором запечатлена душа национальности, – это язык… В языке мы имеем неисчерпаемую сокровищницу культурных возможностей, и в то же время отражение и созидание души народа. Вот почему, любя свой народ, нельзя не любить, прежде всего, свой язык.      

Как соотносятся язык и культура – эти два важнейших атрибута человека и человечества, как они взаимодействуют, возможно ли создавать великие произведения искусства на неродном языке, как соотноситься с результатами работы двуязычных писателей – это можно без потерь перевести литературное произведение на иностранный язык – все это сложные и очень актуальные вопросы, на которые должна ответить как наука, так и художественная практика.

Человеческий дух, если мы обратимся к определению О. А. Я – это деятельность: творчество, выбор, самосознание и стремление. Активность – неотъемлемая характеристика культуры. Б. Пастернак, который в юности выбирал, кем быть – музыкантом (композитором) или поэтом, определял культуру как плодотворное существование. Человеческий дух неразрывно связан с языком. Эта связь качественно предопределяет как дух, который воплощается в слове, так и язык, который шире элементарного средства общения. Это было ясно В.К. Кюхельбекеру: Рассматривая людей как существо духовного порядка, мы можем назвать язык, на котором они говорят, их душой, и тогда история этого языка будет более значимой, чем даже история политических изменений. этого народа, с которым, однако, тесно связана нация его языка.       

Язык как состояние духа и культура как результат деятельности духа органически связаны друг с другом. Эта связь диалектически неоднородна: согласно меткому выражению К. Леви-Стросса, язык является одновременно продуктом, важным компонентом и условием культуры. 

Полное познание души и культуры народа возможно только через его язык. Типичные размышления этого выдающегося врача нашего времени Г. Селье:… Я читаю все, что могу, на языке оригинала… Я считаю, что ничто не может дать мне большего разнообразия мыслей и чувств, столь полно знакомое я с культурой другого народа, чем чтение книг в оригинале или разговор с людьми на их родном языке, что служит средством самовыражения как для моих собеседников, так и для авторов книг, которые я читаю. Проблема языка в качестве составной части культуры довольно сложна, так как трудно себе представить язык как своего рода дискретной сущности, противоположность всей культуру и прилегающие к искусству, науку, религию, мораль, обычаи и т.д. В мышлении о языке как части культуры первое, что приходит на ум, это представление о культуре речи, которая является частью непременных требований к полноценной личности и достаточно точно характеризует ее социальный, образовательный и профессиональный статус, а потому часто сравнивают с визитной карточкой человека. Не касаясь всей области речевой культуры, отметим лишь, что в современном обществе все больший вес приобретают так называемые лингвоинтенсивные специальности, для которых уровень языковой компетенции и коммуникативная способность являются основой успешной профессиональная деятельность – политика, искусство, педагогика, право, дипломатия, радио- и тележурналистика, торговля, услуги. Значение речи как составной части культуры сложно переоценить.     

Язык как продукт культуры. Накапливающее свойство слова 

Слово, по мнению многих, является не только практическим средством передачи информации, но и инструментом мысли и аккумулятором культуры. Способность накапливать культурные смыслы – свойство живого языка. Жизнь языка открыта для всех, каждый говорит, участвует в движении языка, и каждое произнесенное слово оставляет на нем новую борозду.  

Возникает вопрос о механизме накопления и сохранения культурной информации в слове. Специалисты по проблеме Язык и культура говорят о двух уровнях проявления культурного фона в лексике. 

Первый уровень – это отражение в лексическом составе языка и в отдельном слове специфики материальной культуры.

Этот уровень изучен и подробно описан. Например, у индоевропейцев, не употреблявших молоко, и корова, и бык лексически не различались и назывались говядиной. Отсюда и название их мяса – говядина. Глаголы откупоривать, закупоривать и производные от них сохранили память о тех временах, когда все жидкое и сыпучее хранилось в многочисленных бочках, для чего требовался специальный специалист – купарь – тот, кто затыкает, закрывает трещины в сосуде. бочки, медь. Ср: англ. бондарь. Резко уменьшилась потребность в бочках, отпала потребность в купаре, но глаголы с корнем купор (и соответствующее нормативное ударение!) Сохранились как вечный памятник профессии, вошедшей в историю. Фразеологизм на омовение костей сохранил память о древнем обряде перезахоронения с омовением костей умершего, который был известен злыми духами. В глаголе раздражать причинять вред, причинять неприятности закрепилась память о колдовстве разбрасывания соли с целью посеять болезнь.        

Второй уровень проявления культурного фона в лексике – это влияние на язык и лексику, в частности, собственно мировоззренческий фактор. Оказывается, выяснение способов и форм включения культурного фактора в ход исторического развития языка далеко не полное. В последнее время обсуждается вопрос о наличии особой культурной памяти слова. Этому посвящена статья Е.С. Яковлевой О понятии культурная память применительно к семантике слова, в которой говорится о методе культурно-исторической диагностики, позволяющем увидеть результаты спряжения в слове языковой и культурный. Автор считает смысловую эволюцию результатом действия культурной памяти и показывает это на значительном фактическом материале.     

Синонимами могут быть узлы культурная память. Итак, в русском языке работа и работа – это синонимы, разница между которыми связана с тем, что слова помнят то, что люди вкладывали в свой контент когда-то, давно. Теперь существительное труд ассоциируется с понятием усилие, а работа – с понятием производство самого произведения. Раньше труд означал катастрофу, болезнь, страдание, поэтому труд ассоциировался с одушевленными предметами, а работа – с предметами как одушевленными, так и неодушевленными. Корень существительного работа напоминает нам, что он также связан с понятием раб. Кстати, из сопоставления синонимов идея коннотации родилась, когда Э. Дж. Уотли написал Подборку синонимов (1851), где, в частности, сравнила праведное праведное njust просто – первый синоним отразил этика поведения на принципах религии, а вторая – на принципах права.      

Культурная память объясняет семантическую эволюцию, при которой значение слова чаще всего переходит от конкретного к абстрактному. Детище изначально означало ребенок, а теперь плод творческой, интеллектуальной, умственной деятельности. Свержение началось со значения сбросить (порты для сброса снимай штаны), которое оно утратило и приобрело значение лишать силы, власти, низвергать силой.   

Однако слово в своей эволюции может также пройти путь от широкого абстрактного к конкретному, частному. Глагол go в древнерусском, как и в английском, применялся к ползущим, летающим и плавающим объектам. Существительное жир означало богатство, изобилие, избыток, а теперь это нерастворимое в воде маслянистое вещество, обнаруженное в тканях животных и растений.  

Русский язык отразил разницу между христианским и языческим воззрениями. Итак, нехристианство реализуется в языческих лексемах: влшба ‘колдовство, колдовство’, гульный ‘магический1, коб’ гадание по птичьему помету1, спаривание ‘тоже’, любовное ‘приворот’, заклинание ‘колдун, колдун. 

Противостояние христианин / язычество выражалось в наличии двух, этимологически восходящих к одному и тому же индоевропейскому источнику, корней куд- (кудесник) как элемента языческой идеи и чуда (чудо, чудо, чудо) – признак христианского отношения. Языческий – это суффикс -isch-: церковь все еще нехристианский храм1, сокровище, жертвенник для нехристиан (для христиан – церковный служитель), храм для языческого идола, место языческое богослужение (христианское кап изображение). Отсюда негативный оттенок неритуальных слов с суффиксом -isch- веселье, гульще, идолище.  

Развитие некоторых русских слов происходило под влиянием Священного Писания. Существительное риза обозначало одежду в целом, но позже приобрело значение верхнее облачение священника во время богослужения. Роман В. Дудинцева логичнее было бы назвать Белые одежды, нежели Белые одежды. Под влиянием Библии глагол похоть приобретает негативный оттенок. Глагол искушать первоначально означал попробовать, испытать искусный мастер, но Библия осуждает факт искушения. Глагол to transform to change приобрел это to better, так что теперь вы можете сказать изменить к лучшему, но вы не можете сказать преобразовать к лучшему. Глагол знать знать в целом теперь не сочетается с названиями отрицательного подлежащего. В истории русского языка (и в русской ментальности) соотношение синонимичных глаголов знать и знать изменилось. Знать можно было только с помощью чувств, а знать – это чистое знание, возможно, сверхъестественное. Ведьма, ведьма – это отрицательная оценка, а знахарь – положительная. Интересно, что в новгородских берестяных буквах, отражающих повседневную жизнь горожан, есть только глагол знать. Сравнивая глаголы верить и верить, мы обнаруживаем, что последний глагол имеет сакральное значение. Существительное нелюбовь в древнерусском и церковнославянском языках – одно из имен дьявола.            

Секуляризация русского языка, связанная с секуляризацией общественной жизни, привела к тому, что отрицательные, с точки зрения Библии, слова приобрели положительный смысл. Это очаровывать, очаровывать, обольщать, завораживать, очаровывать, обожать. Первоначально восхищение означало похищение, пленение – пленение. Отрицательная оценка исчезает из слов гордость, гордость, страсть, страх, страдание.   

Комбинируемость слова – тоже своего рода точка культурной памяти. Почему мы можем сказать: взор Европы обращен на Россию, но это невозможно Взгляды Европы…? Известно, что слова глаза, рот, взгляд изначально означали ментальное восприятие. Отсюда мысленный взор, но не мысленный взор. В русском языке друг может быть близким, лучшим, задушевным, искренним, настоящим, но знакомый, друг нельзя определить прилагательными настоящий, надежный, искренний, верный. Русский менталитет этого не позволяет.    

Связь между языком и культурой дает начало коннотации слова. Понятие коннотации впервые появилось в английской лексикографии в середине XIX века. Коннотации обычно незначительные, но устойчивые признаки концепта, выражаемые лексемой, воплощающие принятую в обществе оценку соответствующего объекта или факта, отражающую культурные идеи и традиции, связанные со словом. Не входя непосредственно в центр лексического значения и не являясь его следствием, они объективно раскрываются в языке, закрепляясь в переносных значениях, привычных метафорах и сравнениях, фраземах, полусвободных сочетаниях, производных словах.   

К объективным проявлениям коннотаций относятся явления, которые обычно не фиксируются в словарях, но регулярно воспроизводятся в процессе генерации и интерпретации высказывания с данной лексемой или ее производной. Существует шесть типов коннотаций или со-значений:

  1. изобразительное (представление); 
  2. эмоционально-чувственный; 
  3. культурно-цивилизационный; 
  4. тематическое (смысловое поле); 
  5. информативный (уровень знаний); 
  6. идеологический.      

Считается, что собственная сенсорная окраска присутствует в большинстве слов и в большинстве элементов сознания. По крайней мере, основные категории сопутствующей лексики включают термины родства, зоонимы, соматизмы, названия природных объектов и явлений, физические действия, цветовые обозначения – все, что может быть воспринято пятью органами чувств. Эта окраска кажется бледной, но она настоящая. Они спорят только о том, присуща ли эта чувственная окраска самому слову, т. е. включена ли она в семантическую структуру слова или это просто психологическое наращивание тела слова, его концептуального ядра. Г.Г. Шпет считал, что объективная структура слова, как и атмосфера земли, окутана субъективно-личностным, биографическим, авторским дыханием.      

С одной стороны, коннотации – это дополнительные (модальные, оценочные и эмоционально выразительные) элементы лексических значений, которые входят непосредственно в словарные определения слова; с другой стороны, о коннотациях говорят, когда они означают оценку вещи или другого объекта действительности, обозначенного данным словом, узаконенную в данной среде, которая прямо не входит в лексическое значение слова. Лингвистическим проявлением коннотации считаются переносные значения (свинья, ворона, пасынок), метафоры и сравнения (напиваться, как свинья), производные слова (свинья, холостяк), фразеологизмы, поговорки, пословицы (положи свинью), синтаксические конструкции типа Х есть Х (женщина – это женщина).  

Одно и то же понятие может иметь разные коннотации в разных культурах и языках. Крыса – англ. Предатель Крысы; информатор, шпион ; фр. крыса скупой, скряга; Герман Ратте страстный трудящийся человек; Русская крыса – ничтожный человек, униженный службой. Отмечены специфические коннотации цветовых обозначений в разных этнических культурах. Например, белый в США – это чистота, во Франции – нейтралитет, в Египте – радость, в Индии – смерть, в Китае – смерть; чистота. Л. В. Щерба отметил национальную специфику русского слова вода и французского слова eai. Для русских слово вода означает лишенный содержания и бесполезный с точки зрения питания, тогда как для французов оно означает отвар и пищевая ценность.                

Коннотация может быть положительной или отрицательной. Слово варяг в переносном значении посторонний работник сохраняло негативный оттенок. Слова идол и идол имеют равные исходные позиции, но различные культурно обусловленные коннотации существенно разделяют их: идол о ком-то глупом и бесчувственном, идол нейтральная и положительная окраска. Положительный или отрицательный знак коннотации проявляется прежде всего в словесных связях. В выражении с немецкой точностью слово немецкий имеет положительную окраску. Достаточно соединить слова чрезвычайно и хорошо, и мы почувствуем, что в этом слове есть крайне негативная оценка. То же самое чувствуется и в юмористическом обращении: Приветствую вас категорически! Это слово имеет обвинительный оттенок, и слово имеет непреднамеренно оправдательный оттенок. Коннотация может менять свой знак на противоположный без всякой очевидной причины. Так, по наблюдениям академика О. Н. Трубачева, слова клуб и орясин характеризовали человека с положительной стороны.          

Коннотация капризна и непредсказуема. Для значимо эквивалентных слов оценка может быть другой. Ср: осел – осел, тесть – свекровь, отчим – мачеха, свинья – кабан, коза – коза, собачьи глаза – собака в сене и т. д. Коннотация зависит от звучания слова. Фонетически мотивированные слова (слова, звучание которых соответствует их значению) имеют ярко выраженное коннотативное значение по сравнению со словами, звучание которых не соответствует их значению.    

Помимо лингвистической коннотации, которую носители языка в той или иной степени ощущают, существует индивидуальная, личная коннотация. Это почувствовал один из персонажей Бесов Ф.М. Достоевского: Он, например, очень любил свою позицию гонимого и, так сказать, ссыльного.  В обоих этих словах есть некая классическая гениальность, которая соблазнила его раз и навсегда, постепенно поднимая его в собственном мнении… Вот свидетельство писателя Ю. М. Нагибина: Недаром слово Кривичи с детства пробуждало во мне чувство опрятности, образ белой одежды, свежих кленовых лаптей, множества меда и лебедей в голубом небе.     

Истоки коннотации видны в истории и культуре этноса. Это убедительно показывает пример двух прилагательных – nude и naked в русском и английском языках. Нагота прекрасна и благородна, нагота неприлична и постыдна. Богини и нимфы, юноша и девушка, натурщица и спортсменка обнажены, женщины и девушки, проститутка и грешница – обнажены. Даже король обнажен. Нагота, по словам одного английского искусствоведа, имеет эстетическую броню, которая защищает ее от насмешек и делает неуязвимой. Обнаженные не имеют таких доспехов и поэтому заслуживают насмешек или жалости.      

Противостояние прилагательных основано на двух традициях западноевропейской цивилизации: античном мире и иудео-христианской. Первый из них дал нам красоту тела, второй – красоту духа. Христианство противопоставляет дух плоти и подчеркивает греховность и хрупкость всего телесного. В таких случаях можно говорить об этимологической памяти слова. В предложениях: Иван – правой рукой или стоять левой ногой, левой рукой напишите – древнее оценочное противопоставление правый главному, доброму, честному, надежному1 – левому с полярным, резко отрицательным, оценка сохранилась.    

Русский поэт Б. Чичибабин рассуждает о коннотации очень распространенного в последнее время русского слова совок: Есть слова, которые звучат неприятно, противно, страшно – липкие, косматые, слизистые.

Раньше их не было даже в книгах, теперь они попали и в книги, и в стихи. Слово совок появилось совсем недавно. Безграмотное, идиотское слово – совок, вероятно, означающее советский в смысле глупый, нелепый, нелепый. Не знаю, кто это придумал – наверное, неуч, дурак, завистливый и злобный раб, который не может перестать быть глупцом и рабом и который хочет, чтобы все вокруг были такими же дураками и рабами, как он сам. Поэтому он употребил слово совок, назвав им всех нас, живших в те годы, при Сталине, при Брежневе, в 60-е годы.    

Словарь, коренные слова языка, само наличие или отсутствие определенных слов свидетельствует о том, какие предметы были наиболее важными для людей при формировании языка, о чем люди думают, синтаксис – как они думают, и значение слов – о том, как они оценивают предмет мысли. Язык – самый честный и запоминающийся свидетель истории и культуры народа. То, что говорит язык, казалось более интересным, чем то, что человек говорит на языке. Одним словом культурная память предопределяет удивительную силу слова. У нас нет Акрополя.    

Наша культура все еще блуждает и не находит своих стран. Но каждое слово словаря Даля – это орешек Акрополя, маленький Кремль, крылатая крепость номинализма, вооруженная эллинским духом для неустанной борьбы с бесформенной стихией, небытием, угрожающим нашей истории отовсюду. Проблема словонакопления связана со многими фундаментальными проблемами когнитологии, лингвистики, культурологии, истории искусства и философии…. Для решения наиболее фундаментальных проблем человеческой культуры знание языковых механизмов и понимание процесса исторического развития языка, несомненно, становятся тем важнее, чем сложнее наши исследования в области социального поведения человека. становится. Вот почему мы можем рассматривать язык как символическое руководство к пониманию культуры. Язык из монумента становится документумом. Для переводчиков накопление – это сложная проверка их навыков, поскольку необходимо не столько найти эквивалент слова на другом языке, сколько, что наиболее важно, перевести на другой язык культурные значения, накопленные этим словом. Когда говорят об экологии языка, подсознательно думают о возможной утрате его культурного содержания из-за неосторожного употребления слова, которое обеспечивает ценность этого слова. Настоящее обучение родному языку – это приобщение к национальной культуре…. Язык – носитель культуры. На слове все раскрыто. Почему в нашей стране многого не понимают? Потому что они не знают языка. Они читают переводы, которые сами по себе являются носителями дополнительных, второстепенных значений. Итак, слово в действительности не раскрывается, но за словом стоит целая культура. Именно для этого необходимо развивать именно классическую филологию, чтобы знать языки, а через них – культуру, на фундаменте которой зиждутся все западноевропейские цивилизации.               

Язык и национальность произведения искусства

Язык как первичный элемент литературы определяет национальность созданного на нем произведения. ВК. Кюхельбекер в своей парижской лекции заметил: Произведения нашей литературы нельзя правильно оценивать без предварительного знакомства с духом русского языка.  

Скульптура, вылепленная из итальянского мрамора руками русского мастера, несомненно, принадлежит русской культуре, и в отношении стихов итальянца, написанных на русском языке, утверждение, что они являются фактом итальянской культуры, весьма проблематично. Они утверждают, что русские рассказы Т.Г. Шевченко, обогатившие духовную культуру украинского народа, являются достоянием, прежде всего, русской культуры. А также его дневники, которые создатель украинского литературного языка вел на русском языке.   

Известный культуролог Ю.М. Лотман утверждал, что структура языка является результатом интеллектуальной деятельности человека, и поэтому сам материал словесного искусства уже включает результаты деятельности человеческого сознания, что придает ему совершенно особый характер среди других материалов искусства. Справедливо считается, что язык – это естественный субстрат культуры, пронизывающий все ее аспекты. Он служит инструментом упорядочивания мира, средством консолидации этнического мировоззрения.   

Язык – главный критерий отнесения произведения к той или иной национальной культуре. Лауреат Нобелевской премии мексиканский поэт Октавио Пас, говоря о романе Человек без свойств, отмечал, что он написан на немецком языке и только по этой причине не может принадлежать англосаксонской литературной традиции. Инициаторы создания Русской энциклопедии на вопрос, кто принадлежит к русской культуре, отвечают, что достойными ее представителями являются евреи О. Мандельштам, И. Левитан, Киргиз Ч. Айтматов, русские по крови, но работавший за границей В. Набоков, А.И. Солженицын и другие. Куда бы я ни пошел, все останется во мне, так же как я – часть истории русской культуры и истории еврейства, – свидетельствует современный русский философ. Другой наш соотечественник в одном из интервью заметил:… Каждый, кто выучил или говорит по-русски, является частью русской культуры.      

Полное владение родным языком – это не только овладение средствами общения, но и почти одновременное приобщение к художественному творчеству. Л. Н. Толстой в письме Н. Н. Страхову (25.03.1872) высказал глубокую мысль о том, что язык лучший поэтический регулятор. Язык – поэт сам по себе – не только красивая метафора, но и неоспоримая истина. М. Пришвин как-то заметил, что в России легко стать поэтом, внимательно прислушиваясь к народной речи и имея в руках томик стихов Пушкина. В слове есть скрытая энергия, как скрытое тепло в воде, как в спящей почке дерева есть возможность при благоприятных условиях стать самим деревом. Идея слова как семени произведения искусства, впервые четко сформулированная А. А. Мором, неоднократно подтверждалась теми, кто хорошо чувствовал Слово. Пастернак писал: Он ищет выражения не для человека и состояния его души, а для языка, на котором он хочет это выразить, но имеет приоритет.         

Язык – это родина и вместилище красоты и смысла; он сам начинает думать и говорить за человека (Пастернак Б. Доктор Живаго). Октавио Пас подтверждает:… Поэт – раб языка. Есть отличный цикл: язык -> художественное творчество -> язык. Литература – бессмертие языка (Август Шлегель).    

Строго говоря, ученые также являются рабами своего национального характера, в том числе своего языка. Карл Маркс отмечал это: Французы наделили английский материализм остроумием, плотью и кровью, красноречием. 

Они дали ему еще недостающие темперамент и грацию.

Они цивилизовали его. Русский философ В. Соловьев, имея в виду другого русского мыслителя Н. Я. Данилевский, сказал, что такие известные английские ученые, как Адам Смит и Чарльз Дарвин, имеют национальный характер, который заметно отразился в их научной деятельности. Если бы этот персонаж (и язык!) Изменился, Адам Смит увидел бы еще один интерес к экономической жизни помимо создания богатства, а Дарвин открыл бы другой смысл жизни, помимо борьбы за существование.   

Проблемы художественного двуязычия, автоперевод и перевод

Теоретически интересна проблема двуязычия в художественной литературе – частое явление. Известные французские произведения А. Пушкина, М. Лермонтова, Г. Гейне, А. Суинберна, О. Уайльда, русская поэзия болгарина И. Вазова, австрийца Р. Рильке, латыша Ю. Балтрушайтиса, немца А. К. Толстого, М. Цветаева. В XVIII в. в России так называемые русско-французские поэты А. П. Шувалов, А. М. Белосельский-Белозерский, С. П. Румянцев. Индус Р. Тагор писал на бенгали и английском языках.       

Духовное взаимное тяготение культур способствует возникновению художественного двуязычия. На территории бывшего СССР много писателей, пишущих либо на двух языках – родном и русском (Ч. Айтматов, И. Дрюс, В. Быков, Ю. Шесталов), либо на одном русском (Ф. Искандер), О. Сулейменов, Р. и Ибрагимбеков М., Рытхеу Ю.). К какой культуре в таком случае их отнести? Мнение Айтматова по этому поводу однозначно: национальный писатель, который пишет по-русски, остается национальным писателем. Думаю, когда я опубликовал свой рассказ Прощай, Гульсары на русском языке, ни у кого не было сомнений, что это произведение кыргызской прозы. Ведь есть не только элемент национального языка, но и национального мышления. К такому же выводу Айтматов пришел и в отношении молдаванина И. Друче, который пишет по-русски: Но кто сомневается, что он не просто молдаванин, но средоточие молдавского национального духа? А заодно, обсуждая творчество корейца по национальности Анатолия Кима, Ч. Айтматов приходит к противоположному выводу:… Он настолько хорошо владеет элементом русского языка… что невозможно судить о нем иначе, как о русском писателе.        

Можно подумать, что принадлежность писателя и поэта к определенной культуре зависит только от степени совершенства владения языком, понимая последнее как владение той стороной языка, которая лежит за пределами фактического концептуального ядра слов, в первую очередь национального. -культурная коннотация используемых слов. Однако это требуется и от писателя, работающего на родном языке. 

Уникальность каждого языка особенно остро ощущается писателями, пишущими на двух языках. Азербайджанец Чингиз Гусейнов написал на русском языке исторический роман о выдающемся просветителе М.Ф. Ахундове Роковой фатали. Затем роман был воссоздан автором на азербайджанском языке. Читателей удивила разница в объеме практически одного и того же произведения: азербайджанский вариант оказался в полтора раза больше. Автор объясняет это диктатом языка. Различие в языках означает также внутреннюю неидентичность версий романа. Язык, на котором вы пишете, латентно втягивает в сферу понимания и изображения реалий жизни, повседневной жизни, истории, культуры и т. д., Связанных именно с данным языком или объемом представлений данного языкового элемента.       

Русский язык создал благоприятные условия для органичного постижения духовного мира, жизни и творчества Ахундова, сформировавшегося на стыке двух культур – русской и азербайджанской. Русский язык, на котором изначально родился текст, спонтанно включил русско-европейские реалии, материал, образы и судьбы в структуру и содержание романа. И даже восточный материал в оболочке русского языка был раскрашен в русско-европейские тона. Автор признает, что азербайджанский язык невольно привлекает в сферу внимания более восточный материал – исторический, бытовой, психологический.   

Диктат языка можно проиллюстрировать на примере топонима Аракс. Сказать Аракс по-русски или произнести то же слово по-азербайджански – и уже появляются разные сенсорно-информационные объемы, потому что в данном случае речь идет не только о реке, но и о многомерной концепции разделенной земли… Ситуация породила множество открыто выраженных или рассчитанных на посвященные фразы, понятия, народно-поэтические образы, а иногда одного-двух слов достаточно, чтобы ввести азербайджанского читателя в эту реальность. Гусейнову пришлось немало потрудиться, чтобы передать критический пафос по отношению к царю и царскому самодержавию в азербайджанской версии, потому что в азербайджанском языке не было традиции негативного образа царя-самодержца, это было для него непривычно, противоестественно., не имел тех традиций, которые в разнообразии стилей и блеске оттенков претерпел и пострадал, пройдя трудный тернистый путь через пытки и унижения, ссылки и казни, великий русский язык.   

Двуязычный гл. Гусейнов подтверждает свои выводы, ссылаясь на опыт другого билингва – В. Набокова, двуязычной бабочки мировой культуры (А. Вознесенский), который размышлял о взаимной переводимости двух удивительных языков и писал: Движения, выходки., пейзажи, томность деревьев, запахи, дожди, тающие и переливчатые оттенки природы, все нежное человеческое, как и все мужское, грубое, сочно-непристойное, выходит на русском языке не хуже, если не лучше, чем на английском, но тонко столь характерная для английского языка сдержанность, поэзия мысли, мгновенный вызов самых абстрактных концепций, скопление односложных эпитетов, все это, а также все, что связано с технологиями, модой, спортом, естественными науками и неестественными страстями, становится многословным в Русский. 

Примеров автоперевода в мировой практике немало, и все они свидетельствуют о чрезвычайных трудностях, с которыми сталкивается автор. Когда уроженец Франции американский писатель Дж. Грин попытался самостоятельно перевести одну из своих книг с французского на английский, вместо перевода он получил новую книгу: У меня было ощущение, что, когда я писал на английском, я словно становился другой человек.  

А вот свидетельство абхазца Ф. Искандера, написавшего по-русски: Особенность абхазского языка состоит в том, что это действие, выраженное по-русски четырьмя словами, по-абхазски передано одним словом и поэтому его выразительность в переводе блекнет. немного.

По мнению тех, кто пишет на двух языках, путь самостоятельного перевода художественно не очень перспективен. Решение состоит в том, чтобы создать версию на другом языке, и этот новый оригинал на другом языке может значительно отличаться от первой версии. В. Набоков свидетельствует: Книга Неоспоримые доказательства писалась долго (1946 – 1950) с особенно мучительной работой, потому что память была настроена на один режим – музыкально невысказанный русский язык – и другой – английский и подробный., был наложен на него. В получившейся книге некоторые мелкие части механизма были сомнительной силы, но мне казалось, что все работает достаточно хорошо – пока я не приступил к сумасшедшему делу перевода Неопровержимых доказательств на мой старый основной язык. Появились такие недочеты, другая фраза выглядела так омерзительно, было столько пробелов и ненужных объяснений, что точный перевод на русский язык был бы карикатурой на Мнемозину. Сохранив общую схему, я многое изменил и добавил. Предлагаемая русская книга называет английский текст заглавными буквами курсивом. Следует отметить, что американцы считают В. Набокова своим писателем: мало кто мог бы так воплотить чужую культуру, но как бы хорошо он ни писал по-английски, он все равно оставался русским.        

Художественное двуязычие любого писателя благотворно сказывается на его творчестве. Как сказал Д.С. Лихачев, французский язык Пушкина способствовал прекрасному чувству русского языка, точности и правильности речи. Двуязычие помогает увидеть вербальный мир в цвете.   

Гл. Айтматов убежден, что работать на двух языках – значит расширять как возможности кыргызской литературы, так и общее русло всей современной литературы. Создание иноязычной версии – особая внутренняя работа писателя, ведущая к совершенствованию стиля и обогащению образности языка.   

Многим кажется, что легче писать научные труды на иностранном языке (терминология вообще предпочтительнее иностранного: в ней нет коннотации), поэтому долгое время языком философии, теологии и науки в Европе был Латинский, а на Востоке – арабский. Художественное творчество требует родного языка. Поэтому создатели национальных литератур одновременно являются создателями национальных литературных языков. Однако ученые заметили значительные различия в научных стилях разных языков. Известный этнолог К. Леви-Стросс, пишущий на французском и английском языках, признается, что был поражен тем, насколько отличаются стиль и порядок изложения в статьях на том или ином языке. Ученый, по его словам, попытался преодолеть эту трудность с помощью очень вольного перевода, суммируя одни абзацы и развивая другие.     

Интересные соображения известного философа Хосе Ортега-и-Гассета, высказанные в его статье Бедность и блестящие переводы. Он считает, что проблема перевода ведет к самым сокровенным секретам замечательного явления – речи. Дело в том, что семантические объемы слов, обозначающих одни и те же явления в разных языках, различаются. Лес по-испански отличается от Вальда по-немецки. Здесь не только сами реалии совершенно несовместимы друг с другом, но и почти все вызванные этим эмоциональные и духовные отголоски. Говоря о себе, испанский философ Ортега-и-Гассет признает, что, когда он говорит по-французски, он должен хранить молчание 4/5 испанских мыслей, которые невозможно передать по-французски, хотя оба языка близки. Сложность перевода предопределена одним из парадоксов языка:… Мы никогда не поймем такое удивительное явление, как язык, если сначала не согласимся с тем, что речь в основном состоит из пропусков. И каждый язык – это особое уравнение между тем, что передается. Каждый народ молчит об одном, чтобы иметь возможность сказать другое. Ибо все сказать невозможно. Вот почему его так трудно перевести: речь идет о том, чтобы сказать на определенном языке то, о чем этот язык склонен молчать.          

Молчание в языке на уровне лексики обычно называют пробелами. Пример лакуны отмечает известный философ. 

О. Шпенглер об отсутствии в древнегреческом языке слова пространство.

По проблемам перевода существует обширная литература.

Здесь постоянно обсуждаются несколько фундаментальных вопросов: возможен ли адекватный перевод; как минимизировать потери при переводе; как обращаться с переводами, которые не совсем адекватны; и т.п.   

Многие, если не большинство теоретиков и практиков художественного перевода, считают, что адекватный перевод в принципе невозможен. Это мнение впервые сформулировал великий Данте: Пусть все знают, что ни одно произведение… не может быть перенесено с одного языка на другой, не нарушив всей его сладости и гармонии (Данте. Пир). В любом переводном художественном тексте есть что-то, что хуже всего поддается переводу – это наименее банальное, а потому наиболее заслуживающее внимания. И. Гете просто советовал добираться до непереводимого и уважать это, потому что в этом скрытая ценность и оригинальность языка оригинала.     

Существуют разные мнения о том, как минимизировать неизбежные потери при переводе. Русский поэт и переводчик А.К. Толстой считал, что переводить нужно не слова и даже не смысл, а впечатление от оригинала. Философ П. Флоренский считал, что принцип дополнительности перспективен и в переводах:… Несколько переводов поэтического произведения на другой язык или на другие языки не только не мешают друг другу, но и дополняют друг друга., хотя никто полностью не заменяет оригинал…  Для И. Бродского, переводившего свои стихи с русского на английский, перевод – это поиск эквивалента, а не суррогата, и для этого требуется стилистическая, если не психологическая, близость.    

Английский драматург С. Моэм считал, что слово имеет три параметра, которые определяют его оригинальность и, как следствие, трудности перевода: Слово имеет вес, звучание и внешний вид; только запомнив все эти три свойства, вы можете написать фразу, приятную для глаз и для уха. Поэтому даже в автопереводе сложно найти достойные эквиваленты всем ипостасям переведенного слова – его весу, звучанию и внешнему виду. С этими трудностями сталкивается любой переводчик. Попытки перевести английские стихи для меня обычно основывались на том, что короткие английские слова и соответствующие им длинные русские слова при сохранении значения почти вдвое увеличивали поэзию, – жаловалась русская поэтесса Римма Казакова. Цитируемые здесь авторы не принимают во внимание накопленные в слове культурные значения, в том числе коннотации. При максимально тщательном переводе можно учесть один-два всех параметра слова. Отсюда и множественность переводов. Даже Слово о полку Игореве переводилось много раз.         

По мнению чешских лингвистов Б. Матезиуса и В. Прохазки, перевод – это не только замена языка, но и функциональная замена элементов культуры. Такая замена не может быть полной. Отсюда следует вывод о двокультурности переводного текста, поскольку требование перевод должен читаться как оригинал в полном объеме вряд ли выполнимо (по крайней мере, в отношении художественного перевода), так как предполагает полную адаптацию текста. нормам другой культуры. Из-за социокультурного барьера, вызванного различиями между культурой отправителя текста и культурой принимающей среды, решение переводчика обычно является компромиссным.    

Бикультурализм перевода таит в себе опасность того, что культура воспринимающей среды выйдет победителем из столкновения двух культурных традиций. Специалисты вспоминают опыт М.Л. Михайлова, который в 1856 году перевел шесть стихотворений Р. Бернса и внес в них элементы русификации. Такой лингвокультурный перенос дал повод К. Чуковскому иронично высказаться по поводу некоторых из его незадачливых коллег по переводу: Кажется, что мистер Сквирс, сэр Мелбери Гок и лорд Верикрофт – все живут в Пятипогонном переулке, в Коломне. И они только притворяются британцами, а на самом деле это такие же Иваны Трофимычи, как персонажи Щедрина или Островского.    

Однако, несмотря на все мыслимые и немыслимые теоретические и практические трудности перевода, последний остается чрезвычайно важным элементом сотрудничества культур и развития каждой из них.

Прав В.Г. Белинский утверждал, что благодаря Жуковскому россияне научились понимать и любить Шиллера, как бы своего национального поэта, говорящего русскими звуками, по-русски. Перевод часто бывает новой литературой…. Переводная история любви, становясь тоже русским текстом, превращается в жанр современной русской литературы и тем самым влияет на российский менталитет и менталитет. Цивилизация – это совокупность различных культур, одушевленных общим духовным числителем, и ее главный проводник перевод. Перенос греческого портика на широту тундры – это перевод. Лингвист В. М. Алпатов обратил внимание на влияние перевода повести И. С. Тургенева Свидание (из Записок охотника) на развитие японского литературного языка. Особенно важен был перевод не сюжетной части рассказа, а описания природы, занимающей значительную его часть. Японская классическая литература не знала такого детального ландшафта, и попытка передать его на японском языке потребовала формирования для этого новых языковых средств.          

Проблема перевода становится острой уже на самом первом этапе сравнения языков – при создании двуязычных словарей. Современные лексикографы начинают придерживаться новой концепции двуязычного словаря как краткой этнографической и культурной энциклопедии не только для перевода, но и для понимания слов. Об этом красноречиво говорит опыт Х. Харальдссона, автора Русско-исландского словаря, который столкнулся со многими трудностями при поиске лингвистических эквивалентов. Поэтому, по его мнению, русский язык добро (от добра и зла) непереводим, поскольку в исландском нет слова, которое соответствовало бы русскому добру в его основном и самом общем значении. Десятка синонимов соответствуют русским существительным рок и холм в исландском языке, что скорее характеризует не особенности исландского языка, а природу Исландии и жизнь человека в природе. Еще больше проблем возникло в связи со словами с более сложной смысловой структурой – многозначной и многозначной.       

Лингвокультурология как комплекс наук о связи языка и культуры

Подтвержден тезис известного русского лингвиста Г.О. Винокура о том, что каждый лингвист, изучающий язык <…> непременно станет исследователем той культуры, к продуктам которой принадлежит выбранный им язык. историей лингвистической мысли, начиная с того времени, когда языкознание стало самостоятельной областью научного знания. 

И. Гер-дер (1744-1803) и В. фон Гумбольдт (1767-1831) определенно говорили об активном и конструктивном свойстве языка и его способности влиять на формирование народной культуры, психологии и творчества, Исследования В. Гумбольдта, собранные в сборнике Язык и философия культуры, свидетельствуют о том, что великий мыслитель и лингвист заложил лингвистическую основу для объединения наук о культуре. Гумбольдт стремился разработать метод, с помощью которого можно было бы приблизиться к изначальному единству языка и мышления, а также к культурным явлениям. 

Развитие проблемы Язык и культура в первые десятилетия XIX века. связаны с именами братьев Гримм, основоположников мифологической школы, сложившейся в России в 60-70-е годы XIX века. в произведениях Ф.И. Буслаевой, А.Н. Афанасьева и А.А. Развлекайтесь. Важность культурологического подхода во многих областях лингвистики, и прежде всего в лексикологии и этимологии, была продемонстрирована австрийской школой, известной как Слова и вещи.      

А.А. Потебня (1835-1891) сформулировал доминирующую для его научного творчества идею языковой деятельности человека как творческого познания мира и изначальной артистичности этого процесса: Слово есть только орган мысли и непременное условие для всего последующего развития познания мира и самого себя, что изначально есть символ, идеал и все свойства художественного произведения. Слово, по словам Потебни, соответствует искусству, и не только по его элементам, но и по способу их совмещения. Как в слове различимы три элемента (звук, значение и внутренняя форма), так и в любом поэтическом произведении они соответствуют трем одним и тем же элементам.   

Пожалуй, никто из известных лингвистов не занимался проблемой языка и культуры так много и плодотворно, как знаменитый американский лингвист и культуролог начала ХХ века. Э. Сапир (1884 – 1939). Наиболее ценные лингвокультурологические идеи ученого изложены в его Избранных трудах по лингвистике и культурологии.  

Э. Бенвенист (1902–1976) сформулировал в языке антропоцентрический принцип: язык создается по мере человека, и эта шкала запечатлена в самой организации языка, в соответствии с которой следует изучать язык. Одна из частей основной книги французского лингвиста Общее языкознание называется Человек в языке и завершается разделом Лексика и культура, который ставит и скрупулезно исследует проблему культурного подхода к слово. Мы только начинаем понимать, насколько интересным было бы полное описание истоков лексики современной культуры.  

Много плодотворных мыслей о связи языка и культуры высказал академик Н. И. Толстой (1923 – 1997). По его мнению, дальнейшее развитие историко-фразеологических исследований может быть плодотворным только при серьезном внимании к языку как словесному коду культуры и языку как творцу культур.  

Заключение

В конце XX века проблема Язык и культура переходит в центр внимания исследователей и становится одним из приоритетных направлений в развитии науки о языке. Единая антропологическая направленность современной лингвистики раскрывает когнитивные и культурные аспекты. Если раньше связь языка и культуры считалась в определенной степени важным фактом, но в целом второстепенной, то теперь эта связь изучается специально.  

Совокупность культурных и языковых проблем называется лингвокультурологией. Это не специальная наука, а направление, область, область, развиваемая комплексом лингвистических и культурных дисциплин. 

Лингвокультурологические дисциплины находятся в иерархической взаимосвязи, различающейся степенью обобщения их основного предмета. Первичные (не по времени формирования, а по степени эмпирическости материала) – это те дисциплины, которые изучают взаимодействие одной из форм национального языка с той или иной формой материальной, духовной и художественной культуры. Примером может служить лингвистическая фольклористика, исследующая взаимосвязь явлений языка фольклора, скажем, русского этноса, с духовной и / или художественной культурой того же этноса. В последние годы заявила о себе и такая первичная научная дисциплина, как этнодиалектология, ориентированная на изучение взаимодействия диалектной формы языка с элементами духовной культуры этноса. В центре собирательного и исследовательского интереса – семейные и календарные ритуалы, демонологические истории, магия слов и действий. Записываются несказочные проза, заговоры и заговоры, собраны приметы, пословицы, поговорки, загадки, поговорки, прозвища, лексика парадной одежды и еды; Регистрируются ритуальные игры, а также игры, утратившие связь с обрядом и перешедшие в разряд неритуальных или детских игр. В настоящее время формируются другие, пока безымянные дисциплины. Например, в книге Н.Б. Мечковской Язык и религия представлены результаты анализа связи литературной формы языка и религии как разновидности духовной культуры.         

Все начальные дисциплины входят в состав этнолингвистики. Этнолингвистика призвана исследовать взаимосвязь явлений того или иного языка (например, русского) с фактами русской культуры, изучать все случаи влияния этнического менталитета на структуру и количественные характеристики общего языка, отражение в языковой лексике факты истории народа, элементы материальной, духовной и художественной культуры. Этнолингвистика – это более высокий уровень лингвокультурологического обобщения. Обобщая факты и идеи первичных дисциплин, он раскрывает механизмы взаимодействия языка и культуры в культурной и языковой деятельности конкретно рассматриваемых людей как в синхронности, так и в диахронии. Этнолингвистики, на наш взгляд, может быть столько, сколько языков и культур, основанных на этих языках. Конечно, они (этнолингвистика) могут быть частными и сравнительными.      

Центральное место занимает лингвистика культуры, цель которой – обобщить всю информацию, накопленную этнолингвистикой (этнолингвистикой) и входящими в нее дисциплинами (в них), выявить механизмы взаимодействия языка и культуры. Объект культурной лингвистики – язык и культура. Предметом являются фундаментальные вопросы, связанные с трансформационной стороной связи между языком и культурой: изменения языка и его единиц, вызванные динамикой культуры, а также трансформации в структуре и изменения в функционировании культуры, предопределенные лингвистическая реализация культурных смыслов.  

Культурная лингвистика заинтересована не в описании конкретных примеров взаимодействия отдельных культурных феноменов с тем или иным языковым феноменом (это предмет более частных лингвокультурологических исследований и дисциплин), а в выявлении механизмов взаимодействия, взаимовлияния два фундаментальных явления, определяющих человеческий феномен. Культуролингвистика в рамках лингвокультурологии соответствует статусу общего языкознания в системе языковых наук. Как и общее языкознание, лингвистика культуры выявляет и описывает самые общие модели взаимодействия, взаимозависимости, языковой и культурной активности человека и общества.  

Работы Э. Сапира могут служить примером лингвокультурологического анализа. На основе фактов, извлеченных из различных языков – классического, европейского, индийского и др. – американский ученый сформулировал вопросы, которые до сих пор составляют основу лингвокультурной теории: что такое культура; что первично – язык или культура; что общего у языка и культуры; как развиваются языки и культуры; есть ли корреляция между формами языков и формами культуры; роль лингвистики в изучении истории и теории культуры и др.      

Исследовательской базой лингвистики культуры традиционно являются словари, особенно диалектные и исторические словари. Параллельно со становлением лингвокультурологии как научной и образовательной дисциплины возникает и лингвокультурологическая лексикография, началом которой по праву считается Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля (1863 – 1866).  

Культурные словари предназначены для систематизации ценностей культуры, выраженных в терминах, называемых культурными концепциями. Примером такого лексикографического произведения является словарь, единицами описания которого являются такие понятия, как любовь, вера, правда, слово, душа, интеллигенция и др. Необходимость полноценного изучения русской литературной классики предопределила появление словаря культурной лексики русской классики на основе литературных произведений школьной программы. В нем представлены национально характерные слова произведения искусства – русские и иноязычные этнографизмы (ведро, сакля, боливар), историзмы (аршин, солиситор, мюрид), религиозная лексика (алтарь, кутья, гонфалон), мифологическая и древняя лексика. (гоблин, домовой; Грейс, Марс, Фемида).    

Благодаря усилиям лингвистов формируется система лингвокультурологических дисциплин, в центре которой находится лингвокультурология. Культурологи имеют в виду, прежде всего, влияние культуры на язык, и все внимание уделяется языку как аккумулятору культурных смыслов, хотя объединение в постановке проблемы Язык и культура предполагает взаимовлияние –  участие языка в создании духовной культуры и участие духовной культуры в формировании языка. Возникает закономерный вопрос: кто должен и может исследовать участие языка в создании духовной культуры. Это предмет какой-то новой дисциплины или системы дисциплин, в которой культурология должна играть ведущую роль, конечно, при активном участии лингвистов.    

Список литературы

  1. Бахтин М.М. Литература и эстетика. – М., 1977.  
  2. Бирюкова С.К. Культурная лексика русской классики: По литературным произведениям школьной программы. – М., 1997.  
  3. Вежбицкая А. Понимание культур через ключевые слова / Пер. с англ. – М., 2002.  
  4. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: лингвистические и региональные исследования в обучении языку как иностранному. – М., 1992.  
  5. Виноградов В.В. Проблемы речевой культуры и некоторые задачи русского языкознания // Проблемы языкознания. 1963. 
  6. Виноградов В. В. Русская речь, ее изучение и вопросы речевой культуры // Вопросы языкознания. 1963. №4.  
  7. Воробьев В.В. Лингвокультурная личность. – М., 1995.  
  8. Городецкий Б. Лингвистические аспекты компьютеризации деятельности человека // Наука и жизнь. 1985. №2. 
  9. Кюхельбекер В.К. Парижская лекция // Лит. Наследование. – М., 1952. – Т. 59.   
  10. Мамонтов А.С. Язык и культура: сравнительный аспект обучения. – М., 2002.  
  11. Мандельштам О. Слово и культура. – М., 1986. 

Реферат на тему: Язык и национальная культура

  • Реферат на тему: Биоэтика в химиотерапии
  • Реферат на тему: Научная картина мира, роль науки в современной жизни
  • Реферат на тему: Предметная сфера философии науки
  • Реферат на тему: Бог-мир-человек в учении Фомы Аквинского
  • Реферат на тему: Психоаналитическая философия. З. Фрейд о структуре личности (Оно, Я, Сверх-Я)
  • Реферат на тему: Философия и частные науки
  • Реферат на тему: Поведенческие концепции в теории финансов
  • Реферат на тему: Философия права и личность юриста
  • Реферат на тему: Проект Просвещения и его критика в западной философии ХХ в. (М. Хоркхаймер, Т. Адорно)
  • Реферат на тему: Теория духовной любви в философии Сократа и Платона
  • Реферат на тему: Особенности русской философии
  • Реферат на тему: Физическая культура

Кенжебаева Г.М.1, Нуптекеева Г.Б.2 ©

1Кандидат педагогических наук, старший преподаватель; 2магистр лингвистики,

Казахский национальный педагогический университет имени Абая,

Казахстан, Алматы

ЯЗЫК КАК ОТРАЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

Аннотация

Человек способен понимать мир и самого себя благодаря языку, он универсален в своей основе и национален по различным способам выражения, в нем закрепляется общественно-исторический опыт – как общечеловеческий, так и национальный. Последний и определяет специфические особенности коцептосферы языка на всех его уровнях. В силу специфики языка в сознании его носителей возникает конкретная языковая картина мира, сквозь призму которой человек видит мир.

Ключевые слова: язык и ценностная картина мира, язык «продукт языкового содержания нации.

Keywords: language and valued picture of the world, a language is a “product of language maintenance of nation.

Феномен «картина мира», ставший базой для изучения культурного развития народа, интерпретируется учеными В. фон Гумбольдтом, Н.Д. Арутюновой, Ю.Д. Апресяном, А. Вежбицкой, Ю.Н. Карауловым, Э.Б. Кондельяки, А.А. Потебней и др. как языковая картина мира, в которой отражается: иерархия смыслов и ценностей национальной личности [1]; язык творит ценностную картину мира [2]; «способ укоренения человека в действительность – его индивидуальная направленность на чувственное и / или рациональное отражение действительности, определяющая соотношение субъективного и объективного в языковых обозначениях» [3;4]; «мир в зеркале языка», картина мира (образ мира) понимается как «отображение в психике человека предметной окружающей действительности» [5,с. 18]; «совокупность зафиксированных в единицах представлений народа о действительности, отраженное в значениях языковых знаков – языковое членение мира, языковое упорядочение предметов и явлений, заложенная в системных значениях слов – информация о мире» [6, с.54].

Каждый язык по-своему членит мир, т.е. имеет свой способ его концептуализации. Отсюда заключаем, что каждый язык имеет особую картину мира, и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной. И в этом проявляется специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке.

Язык есть важнейший способ формирования и существования знаний человека о мире. Отражая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует в слове результаты познания. Совокупность этих знаний, запечатленных в языковой форме, представляет собой то, что в различных концепциях называется «языковой промежуточный мир», «языковая репрезентация мира», «языковая модель мира», «языковая картина мира». В силу большей распространенности мы выбираем последний термин.

Понятие картины мира (в том числе и языковой) строится на изучении представлений человека о мире. Если мир – это человек и среда в их взаимодействии, то картина мира -результат переработки информации о среде и человеке. Наша концептуальная система, отображенная в виде языковой картины мира, зависит от физического и культурного опыта и непосредственно связана с ним.

© Кенжебаева Г.М., Нуптекеева Г.Б., 2015 г.

Между картиной мира как отражением реального мира и языковой картиной мира как фиксацией этого отражения существуют сложные отношения. Картина мира может быть представлена с помощью пространственных (верх-низ, правый-левый, восток-запад, далекий-близкий), временных (день-ночь, зима-лето), количественных, этических и других параметров. На ее формирование влияют язык, традиции, природа и ландшафт, воспитание, обучение и другие социальные факторы.

Языковая картина мира не стоит в ряду со специальными картинами мира (химической, физической и др.), она им предшествует и формирует их, потому что человек способен понимать мир и самого себя благодаря языку, в котором закрепляется общественно-исторический опыт – как общечеловеческий, так и национальный. Последний и определяет специфические особенности языка на всех его уровнях. В силу специфики языка в сознании его носителей возникает определенная картина мира, сквозь призму которой человек видит мир. Поскольку познание мира человеком не свободно от ошибок и заблуждений, его концептуальная картина мира постоянно меняется, «перерисовывается», тогда, как языковая картина мира еще долгое время хранит следы этих ошибок и заблуждений.

Языковая картина мира формирует тип отношения человека к миру (природе, животным, самому себе как элементу мира). Она задает нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к миру. Каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и организации («концептуализации») мира. Выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве объязательной всем носителям языка.

Таким образом, роль языка состоит не только в передаче сообщения, но в первую очередь во внутренней организации того, что подлежит сообщению. Возникает как бы «пространство значений» (в терминологии А.Н.Леонтьева), т.е. закрепленные в языке знания о мире, куда непременно вплетается национально-культурный опыт конкретной языковой общности. Формируется мир говорящих на данном языке, т.е. языковая картина мира как совокупность знаний о мире, запечатленных в лексике, грамматике, фразеологии и т.д.

Термин «языковая картина мира» – это не более чем метафора, ибо в реальности специфические особенности национального языка, в которых зафиксирован уникальный общественно-исторический опыт определенной национальной общности людей, создают для носителей этого языка не какую-то иную, неповторимую картину мира, отличную от объективно-существующей, а лишь специфическую окраску этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которое порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культуры данного народа.

Картина мира, которую можно назвать знанием о мире, лежит в основе индивидуального и общественного сознания [4]. Язык же выполняет требования познавательного процесса. Концептуальные картины мира у разных людей могут быть различными, например, у представителей разных эпох, разных социальных, возрастных групп и т.д. люди, говорящие на разных языках, могут иметь при определенных условиях близкие концептуальные картины мира, а люди, говорящие на одном языке, – разные. Следовательно, в концептуальной картине мира взаимодействует общечеловеческое, национальное и личностное. Система социально-типичных позиций, отношений и оценок находит знаковое отображение в системе национального языка и принимает участие в конструировании языковой картины мира. Таким образом, языковая картина мира в целом и главном совпадает с логическим отражением мира в сознании людей.

Итак, языковая картина мира – это совокупность зафиксированных в единицах языка представлений народа о действительности на определенном этапе развития. Язык «продукт языкового содержания нации…, и поэтому на главные вопросы о началах и внутренней науке языка вообще нельзя должным образом ответить, не поднявшись до точки зрения духовной силы и национальной самобытности» [4, с.47]. Язык занимает особое место в

системе описания картины мира народа, благодаря языку может быть изображена целостная картина мира – как своя, так и «чужая».

Каждый национальный язык несет собственную картину мира, формирующуюся за счет языковых и неязыковых средств [7]. При этом, как замечает В.Н. Телия, «язык окрашивает через систему своих значений и ассоциаций концептуальную модель мира в национально-культурные цвета» [8].Язык представляет собой воплощение неповторимости народа, своеобразия видения мира, этнической культуры. Различные языки по своей сути, по своему влиянию на познание и на чувства являются в действительности различными мировидениями [4].

Народ в «ходе своей истории строил свой язык, закладывал в него то, что представлялось ему ценным в его внутренних и внешних судьбах, в его исторических и географических условиях, в процессе становления и роста духовной и материальной культуры для того, чтобы осмыслить мир и овладеть им» [9, с.19]. Отсюда вытекает идиоматический принцип языка, под которым понимают специфические и уникальные черты языкового употребления. Реальный мир существует постольку, поскольку он отражается в языке. Поскольку каждый язык отражает действительность присущим только ему способом, то, следовательно, языки различаются своими «языковыми картинами мира».

Проблема изучения языковой картины мира тесно связана с проблемой концептуальной картины мира, которая отображает специфику человека и его бытия, взаимоотношения его с миром, условия его существования. Языковая картина мира эксплицирует различные картины мира человека и отображает общую картину мира. Человеческая деятельность, включающая в качестве составной части и символическую, т.е. культурную, вселенную одновременно и универсальна, и национально специфична. Эти ее свойства определяют как своеобразие языковой картины мира, так и ее универсальность. Наивная картина мира обыденного сознания, в котором преобладает предметный способ восприятия, имеет интерпретирующий характер. Язык, фиксируя коллективные стереотипные и эталонные представления, объективирует интерпретирующую деятельность человеческого сознания и делает ее доступной для изучения. Каждый конкретный язык представляет собой самобытную систему, которая накладывает свой отпечаток на сознание его носителей и формирует их картину мира.

Итак, помимо понятия языковая картина мира, существуют также понятия концептуальная картина мира, этническая (национальная) картина мира. Языковая картина мира вбирает в себя и своеобразно преломляет в себе в большей степени именно национальную (этнически специфическую) концептуальную картину мира. Концептуальная картина мира богаче языковой картины мира, национальная картина мира отражается в семантике языковых единиц через систему значений и ассоциаций. Концептуальная картина мира это система представлений, знаний человека об окружающем мире, она ментальное отражение культурного опыта нации. Представления о действительности, зафиксированные в языке определенного периода, позволяют судить о том, каково было мышление народа, реконструировать в основных чертах его картину мира.

Литература

1. Аязбекова С.Ш. Картина мира этноса: Коркут-ата и философия музыки казахов: Монография. -Изд. 2-ое. – Астана, 2011. – 284.

2. Кузнецов А.М. Национально-культурное своеобразие слова // Язык и культура. – М., 1987. -С.141-163.

3. Хроленко А.Т. Основы лингвокультурологии. – М.: Флинта; Наука, 2006. – 184 с.

4. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. – М., 1984. – 397с.; Копыленко М.М. Основы этнолингвистики. – Алматы, 1997. – 178 с.

5. Леонтьев А.А. Языковое сознание и образ мира // Язык и сознание: парадоксальная рациональность. – М., 1993. – С. 16-21.

6. Попова З.Д., Стернин И.А. Когнитивная лингвистика. – М.: «АСТ-Восток-Запад», 2007. – 314 с.Красных В.В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? – М., 2003. – 440 с.

7. Сорокин Ю.А., Марковина И.Ю. Культура и ее этнопсихологическая ценность // Этнопсихолингвистика. – М, 1988. – С. 5-18.

8. Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. – 288 с.

9. Караулов Ю.Н. Культура речи и языковая критика // Русский язык в эфире: проблемы и пути их решения: Материалы круглого стола. – М., 2001. – С.44-50.

Введение

Известно, что язык является одним из важнейших элементов культуры любого народа и фактором сохранения этнического самосознания. Национальная культура и язык – едины. Их связь исторически обусловлена. На основании чего мы можем утверждать, что язык и национальная культура способны иметь различные воплощения в жизни.
Факты и феномены, затрагивающие оба этих явления, не могут одержать строгих разграничений, потому, как все процессы и изменения, которые происходят в культурной среде, отражаются в языке, и наоборот – языковые преобразования выступают в роли стимула для культурных процессов. Благодаря многогранности и глубине их взаимодействия, образуются новые аспекты для изучения национальной культуры и языка. Особенно на это оказывает влияние творческое начало в символических проявлениях культуры.
Система понятий национальной культуры способна отражать восприятие действительности, которое присуще определенной группе, и выражать его через язык. Отметим одну особенность – чем в большей степени национальная культура способна воздействовать на язык, тем более он широко развит. При этом степень национальной самобытности зависит от богатства языка.
Взаимоотношение языка и культуры философия изучает не одно столетие. Существует большое количество мнений, однако многие вопросы до сих пор остаются нерешенными. Одни считают язык частью культуры, другие уверены в том, что культура обусловлена языком народа. По мнению третьих, – это равноправные явления, остающиеся самостоятельными знаковыми системами.
Актуальность работы основывается на необходимости осмысления сущности языка и национальной культуры, возможностей их взаимодействия и проблем, которые создают данные отношения. Это особенно важно сегодня в глобальном информационном мире.
Несмотря на то, что существует большое количество теорий и подходов к изучению национальной культуры и языка, они не раскрывают их роли в полной мере. Поэтому, данная тема требует внимательного изучения.
Тем не менее, мы можем назвать специалистов, которые заложили основу знаний о национальной культуре и языке. Это – В. Виндельбанд, Г.Г. Гадамер, П. Бергер, И. Гофман, Р. Тернер, А.Камю, Ш.Монтескье, Ж.-П.Сартр, М. Хайдеггер. Сюда также можно отнести отечественных специалистов – Г.В.Гриненко, Л.С.Выготского, Н.Я.Данилевского, В.К. Егорова, Ю.А.Жданова, Ю.М.Лотмана, В.М.Межуева, И.Г. Яковенко и др.
Целью работы является изучение и раскрытие языка и национальных культур, их особенностей и закономерностей, являющихся залогом их стабильности и динамики в условиях глобализации.
Исходя из цели, были поставлены следующие задачи:
– дать характеристику основным понятиям, раскрыть их сущность;
– изучить различные подходы к определению главных терминов;
– раскрыть особенности языка, как способа коммуникации;
– определить ценностные критерии в культурах разных народов;
– исследовать национальную культуру как фактор идентификации и самоидентификации личности;
– изучить механизмы взаимодействия национальных культур;
– рассмотреть особенности взаимосвязи языка и культуры.
Объектами исследования являются язык и национальная культура, как способы коммуникации, самоидентификации, как духовный ресурс.
Предметом выступают особенности явлений, а также, механизмы их проявления, изменения и взаимодействия.
Теоретическая и практическая значимость данного исследования заключается в возможности использования этого материала в дальнейшем для изучения национальной культуры. Это важно, потому, как национальное самосознание является залогом формирования нравственных основ государства и общества в целом.
Вследствие многоаспектности рассматриваемой темы, процесс изучения языка и национальной культуры проходил с использованием междисциплинарного подхода, с привлечением философских, социологических, педагогических и других источников. Благодаря чему, был расширен спектр концептов в интерпретации изучаемого материала, появилась возможность осмыслить проблематику явлений.
В исследовании использовались методы структурно-функционального анализа и синтеза, описание и сравнение.
Новизна исследования определяется целью и задачами данной работы. Мы можем утверждать, что ценностные критерии общества, которые проявляются в его культурном поведении, способны сохранять внутреннюю устойчивость, которая исходит из потребностей социума. Постоянно изменяясь, они выполняют роль каркаса, поддерживающего национальную культуру и ее проявления в устойчивом состоянии. Культура, выражающиеся через традиции, язык, являются отражением мироощущения человека.
Кроме этого, следует заметить, что национальная культура может выступать в роли фильтра, отбирающего вводимые ценности в соответствии с уровнем их сходства с существующими ценностными константами. Это способствует тому, что в условиях глобализации она может самосохраняться, тем самым защищаясь от разрушительных факторов.
Здесь важно знать, что формообразующие составляющие национальных культур представлены в виде взаимоподчиненных автономных явлений. Данные компоненты способны не только иметь свои особенности, а и универсалии, которые обладают собственными культурными смыслами, присутствующими в человеческой жизни. Они способны наполнять общество энергией и задавать вектор движения.

Глава 1. Язык как универсальное средство самовыражения
Языковая картина мира
Важнейшим инструментом, обеспечивающим существование и формирование знаний и опыта человека, является язык. С его помощью, в процессе познания окружающего мира, человек фиксирует результаты своего опыта. Однако язык не отражает точно реальный мир, а лишь отображает его, представляя тем самым его интерпретацию, созданную сознанием. Таким образом, формируется новая реальность, присущая тому или иному субъекту.
Данная совокупность представлений, которая находит свое отражение в языке, называется «языковой моделью мира». При этом следует помнить, что такой образ для каждого отдельного человека является его реальностью. Носитель своего представления верит, что мир именно таков, каким он ему видится. Другое понимание воспринимается как иллюзия. Благодаря тому, что язык имеет знаковую структуру, он изменяет реальность в сознании человека, замещая ее реальные образы.
Языки могут быть естественными, искусственными, частично искусственными. Если первые возникают спонтанно в процессе общения, то другие создаются людьми целенаправленно. Искусственные языки отличаются определенностью словаря, наличием правил и значений. Однако они функционально вторичны.
В вопросе отношения языка к действительности существует две противоположные точки зрения. В первом случае, язык считается продуктом произвольной конвенции, во втором – подчеркивается его связь с действительностью, при проведении анализа которой можно раскрыть аспекты мироздания. Конвенционалистскую концепцию языка в свое время поддерживали многие философы неопозитивизма.
Язык является инструментом мышления. Имея взаимосвязь с действительностью, он отражает ее, что имеет выражение в историческом генезисе языковых форм, в способностях человеческого познания, в успешности практики, функционирующей с помощью информационного поля, создаваемого языком.
Философы на протяжении долгого времени указывали на ошибки, которые исходят из несовершенства естественного языка. Особенно радикальные представители науки, такие как Г. Лейбниц, Б. Рассел, призывали к созданию нового совершенного языка.
Современная философия подчеркивает, что язык является одним из важнейших явлений, требующих изучения. Это необходимо для того, чтобы многие запутанные мысли делать четкими и ясными. Однако следует помнить, что язык должен рассматриваться в контексте целого ряда аспектов с ним связанных, для более полного его понимания.
Функции языка сводятся к двум направлениям – формулированию мыслей в процессе познания и коммуникации. Заметим, что мышление со стороны философии рассматривается как общение с самим собой. Поэтому, в данном случае, одна функция может выступать как предельная для другой.
Согласно К. Бюлеру, языковое высказывание может быть информативным, экспрессивным и эвокативным. В первом случае язык формулирует истину либо ложь, во втором – выражает состояние человека, в третьем – оказывает воздействие на другого, вызывая у него определенные мысли и действия. Каждое высказывание, как правило, содержит все три функции. Различие состоит лишь в том, какая из них доминирует. Функции могут выделяться в зависимости от тех целей, ради которых они употребляются.
Сущность языка заключается в том, чтобы служить средством общения и орудием мышления. Являясь хранителем духовного наследия и формой конденсации моментов человеческого сознания, язык выступает в роли механизма социальной наследственности [6, с. 187].
Заметим, что язык, заполняющий какое-либо культурное пространство, содержит большое количество фракталов, взаимодействующих друг с другом. Они всегда находятся в подвижном состоянии. Язык способен фиксировать механизмы и вектор мышления, таким образом кодируя мировосприятие, присущее тому или иному народу в конкретный период времени.
В этом случае может показаться, что язык не способен быть константой национальной культуры. Однако существует немало исследований, подтверждающих обратное. О том, что языки выступают в роли аккумуляторов памяти, писали Ю. Лотман, А. Лурия, В. Красных, М. Ктони, Д. Мельхиседек и др.
Еще одной особенностью языка является то, что он способен сохранять рисунок своего предшествующего контекста. Благодаря характеру диалекта можно в более полной мере, чем при изучении исторического пути, узнать историю развития конкретной культуры.
Изучая соотношение языка и культуры, можно выявить исключительные моменты, поскольку именно в культурных проявлениях выражены представления человека о себе и окружающем мире. В первую очередь это актуально для таких языков, где историческая память и духовность сохранилась в них самих.
Рассматривая модель мира, запечатленную в языке, мы говорим о языковой картине мира, которая является отражением интроспекции носителей определенного языка. Здесь процесс изучения главным образом основан на этнических представлениях, где особое внимание уделяется внутреннему миру индивидуумов. Отметим, что возможности языка предопределены моральным сознанием его носителей.
Языковое восприятие всегда имеет национальную специфику. Его проявления отражают культурную ментальность, в которой сохранены все глубинные знания о мире. Некоторые ученые, например, Ю.Д. Апресян, считают, что языковая картина мира имеет несколько наивный характер, так как основой здесь служит мифологическое мышление человека. Но, несмотря на наличие у подобных взглядов архаической основы, они являются образующими факторами формирования языковых культур. Также сюда можно отнести нормы и стереотипы человека, которые воспринимаются им как естественные.

1.2 Язык глазами философов

В. фон Гумбольдт заложил основы неклассической парадигмы философии языка, в рамках которой она конституируется в качестве самостоятельной сферы философской проблематики. Свои взгляды он выразил в трактате «О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества». Ученый говорил о языке как о непрерывном творческом процессе, при этом считая, что в нем отражается миросозерцание народа.
В работе «О сравнительном изучении языков применительно к различным этапам их развития» В. фон Гумбольдт подчеркивал то, что «языкам свойственно собственное мировоззрение».
Язык, по мнению В. фон Гумбольдта, является частью национальной идентичности. Благодаря ему, мы можем находить взаимопонимание с другими народами.
Еще одной влиятельной работой мыслителей прошлого является труд философа Ш.Л. де Монтескье «О духе законов». Автор отмечает, что главным фактором в формировании духа нации является климат, а после уже следуют законы, обычаи, история. Данная идея была поддержана не единожды. В число единомышленников входят Ф.К. фон Мозер, И.Г. Фихте. Последний дополнил идею таким фактором, как географические условия. По его мнению, язык изменялся с каждым новым миром и с каждым новым методом мышления.
Заслуживает особого внимания теория, выдвинутая Н.Л. Марром в 20-30-х годах XX века, о возможных изменениях языка вследствие коренных сдвигов, происходящих в истории общества. Н.Л. Марр предполагал, что новые общественные формации любого рода неизменно влекли за собой качественные изменения языка. Однако этого не произошло. Следовательно, его идея могла означать лишь отрицание действительности общественного переворота. Отметим, что такое видение ситуации в начале прошлого века допускать было нельзя. Поэтому совершенно очевидно, что школа Н.Я. Марра существовала недолго.
После него наиболее интересные и глубокие концепции языка разрабатывались на основе немарксистских философских теорий. Несмотря на это, такие взгляды, как «трудовая теория языка», активно насаждались, но не были устойчивы, так как требовали практического подтверждения. Постепенно идеологический пресс был снят. Что, в свою очередь, позволило использовать все достижения философской мысли и результаты исследований [1, с. 163].
Значимые разработки содержатся в трудах Ю.С. Степанова, философа языка и культуролога. Им был сформулирован наиболее подходящий для современности принцип философии языка, а именно, его двойственность, которая заключается в способности «включать в себя» и «быть включенным». Данная теория позволяет использовать различные подходы к ее пониманию, что дает возможность рассматривать философию языка как культурологию [5, с. 43].
Такое отношение к науке впервые было выражено Б. Паскалем в одной из его работ. Исторически сложилось так, что данный подход стал называться принципом Паскаля. Ученый говорил о том, что он должен искать свое достоинство не на основе пространства, а на основе упорядоченной организации своего мышления. По его мнению, несмотря на то, что мир поглощает человека своим пространством, он может также охватить его своею мыслью.
Данный принцип был принят другими исследователями в своих работах. А именно, В. Соловьевым, Н.О. Лосским, Э. Бенвенистом.
Отметим, что вышеприведенные взгляды, несмотря на свою двоякость, составляют сущность языка как предмета современной философии. Таким образом, с одной стороны язык находится в составе знаковых систем, с другой – включает в себя их же. Благодаря данной особенности, существует возможность вводить в современную философию различные системы и направления.

Глава 2

Обновлено: 04.05.2023

Язык во все времена оставался наиболее яркой идентифицирующей характеристикой этноса. Столь же неоспорима связь языка с культурой, орудием и ипостасью которой он является. Интерес к языку как культурной ценности, которая отражает специфику того или иного этноса, характеризует этнолингвистику. В центре внимания данного направления находятся вопросы связи языка с духовной культурой, устным народным творчеством. Язык рассматривается как вербальный код культуры. В этой связи в рамках этнолингвистических исследований проводится реконструкция славянского быта, древней картины мира, изучаются мифология, фольклор. В настоящей работе в рамках указанного подхода описывается одно из понятий, релевантных для русской ментальности, – понятие гость. Выбор в качестве объекта исследования лексемы гость обусловлен актуальностью семантики гостеприимства для системы русского языка и русской коммуникации, важностью и национальной самобытностью самой культуры гостеприимства в русском обществе. Культурная детерминированность этого понятия для русской модели мира ярко проявляется в ходе сопоставительного анализа с казахской моделью мира, объективированной в языке. Проведенный анализ свидетельствует о том, что в ткани языка специфическим образом объективируются культурные феномены, которые создают уникальность и неповторимость языковых картин мира. Каждый народ создает свою культуру, а культура так или иначе отражается в языке.

1. Агапкина Т.А., Невская Л.Г. Гость // Славянские древности: этнолингвистический словарь в 5 т. / Под ред. Н.И. Толстого. – Т.1. – М.: Международные отношения, 1995. – С. 531-533.

3. Байбурин А.К., Топорков А.Л. У истоков этикета: Этнографические очерки. – Л.: Наука, 1990. – 167 с.

5. Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов: Пер. с фр./ Общ. ред. и вступ. ст. Ю.С. Степанова. – М.: Прогресс-Универс, 1995. – 456 с.

6. Даль В.И. Пословицы русского народа. В 2 т. – Т. 2. – М.: Художественная литература, 1984. – 400 с.

7. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. – Т. 4. – М.: Русский язык, 1998. – 688 с.

9. Левкиевская Е.Е. Ритуально-магические функции хозяина в восточнославянской традиционной культуре // Мужской сборник / Сост. И.А. Морозов, отв. ред. С.П. Бушкевич. – Вып. 1. Мужчина в традиционной культуре. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 106-114.

15. Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка: В 3т. – Т. 1. – М.: Знак, 2003. – 776 с.

16. Толстой Н.И. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. – М.: Индрик, 1995. – 512 с.

17. Этимологический словарь славянских языков: Праславянский лексический фонд / Под ред. О.Н. Трубачева. – Вып. 7. – М.: Наука, 1980. – 224 с.

Язык нации, по мнению Д.С. Лихачева, является сам по себе сжатым, алгебраическим выражением всей культуры нации.

Судьбы языка и этноса всегда были тесно связаны, поэтому без обращения к этнической истории носителей языка нельзя себе представить конкретных исследований в области языкознания [16, с.34].

Будучи средством выражения национальной культуры, язык сам становится в ходе исторического развития народа, по мере развития его культуры, феноменом данной культуры. Язык как феномен культуры, как зеркало духа нации является предметом исследования одного их актуальных направлений современного языковедения – этнолингвистики.

В настоящей работе делается попытка описать в рамках указанного подхода одно из ключевых понятий, релевантных для русской ментальности, – понятие гость. Культурная детерминированность этого понятия для русской модели мира ярко проявляется в ходе сопоставительного анализа с казахской моделью мира, объективированной в языке.

В русском языке значение ‘враг’ было утрачено, зато выделилось в самостоятельное значение ‘торговец, купец’. Ср. др.-рус. гость ‘гость’, ‘чужеземец’, ‘иноземный, приезжий купец, иногда и вообще купец’ [15, с.569].

  • Для учеников 1-11 классов и дошкольников
  • Бесплатные сертификаты учителям и участникам

Аннотация. В статье представлены понятия язык и культура, как средства общения и межкультурной компетенции отдельной личности. Общение и взаимодействие народов России в межкультурной комуникации посредством изучения русского языка, которые рассматривают культуру и язык во взаимодействии. Проанализированы подходы в изучении проблемы непрерывной связи между языком и культурой.

Ключевые слова и фразы : культура; язык; взаимосвязь языка и культуры

Русский язык – один из общепризнанных мировых и самых богатых языков мира. Он является и языком международной дипломатии. Его изучают, по данным статистики международного культурного фонда ЮНЕСКО, более трети населения всей планеты.

Русский язык является важным и неотъемлемым элементом национальной культуры русского народа. Это и национальное достояние, и одновременно необходимое средство общения, которое объединяет всех людей, населяющих нашу страну, сохраняет культурные ценности, традиции и помогает сосуществовать самым разным народностям в едином политическом, экономическом и культурном пространстве.

Современный этап и перспектива общественного развития выдвигают новые требования. Одним из его основных направлений является гуманизация и гуманитаризация образования. Это предполагает углубление лингвистического образования, в том числе формирование умений и навыков свободного владения русским языком во всех видах речевой деятельности.Важное познавательно-практическое значение имеет раскрытие взаимосвязей, существующих между языковыми явлениями разных уровней. Это направление помогает осознать системный характер языка и речи, увидеть специфику каждого изучаемого явления, что представляет собой необходимое условие приобретения глубоких и прочных знаний.

Взаимосвязи между разделами науки о языке строятся на основе преемственности и перспективности, устанавливаются путем сопоставления изучаемых и изученных языковых явлений.

Изучение русского языка особенно важно, ведь язык – один из наиболее важных элементов гуманитарной культуры. Культура – это не только вежливость, знание этикета, но и в первую очередь целесообразная, грамотная и красивая речь.

Знание языка и владение культурой речи в значительной мере позволяют углубить свои познания в разных областях жизнедеятельности, расширить возможности овладения информацией, – а, по свидетельству древних философов, кто владеет информацией, тот владеет миром.

Язык – это средство общения людей. В языке отражается и выражается человеческая мысль. Интересно то, что и язык отражается в мышлении. Появление нового слова в языке – это возникновение нового понятия у носителей языка.

Язык и речь – это не одно и тоже.Речь строится говорящим, это продукт творчества, а строительный материал для речи существует в готовом виде,он известен говорящему; этот строительный материал и есть язык. Таким образом, речь – это проявление языка.

Русский общенациональный язык в настоящее время состоит из нескольких пластов: литературный язык, жаргоны, диалекты, просторечия.

Язык и культура при изучении русского языка представляют именно современный русский литературный язык – язык средств массовой информации, театральных постановок, официальных документов, художественной литературы и науки, язык всех образованных людей, говорящих по-русски.

Русский язык – родной язык русского народа, государственный язык Российской Федерации, средство межнационального общения. Русский язык обеспечивает развитие интеллектуальных и творческих способностей ребёнка, развивает его абстрактное мышление, память и воображение, формирует навыки самообразования и самореализации.

Язык и культура – понятия взаимосвязаны. Взаимодействие языка и культуры, выработка не только языковой, но и коммуникативно-культурологической компетенции личности становится основной линией обучения русскому языку в русских и в национальных школах, решает проблемы межкультурной коммуникации и взаимопонимания народов России.

Язык – явление уникальное и самобытное. Язык является частью духовной культуры, средством общения и формой передачи информации, средством хранения и усвоения знаний народа, средством приобщения к богатствам культуры и литературы.

Знание русского литературного языка необходимо каждому образованному человеку.

В основе профессий лингвиста, журналиста, переводчика, рекламного агента, преподавателя, писателя, поэта, редактора издательств и программ, корректора, логопеда, диктора радио или телевидения, специалиста по связям с общественностью лежит хорошее знание русского языка.И это далеко еще не все профессии!

Невозможно переоценить роль русского языка в круге изучениятерминов современной науки и техники. На нём издаются научные и технические журналы, выходит новая научная литература.Большим международным признанием пользуются научные публикации на русском языке по физике и математике, лингвистике и литературоведению.Работы на русском языке в таких технических областях, как разработка космических аппаратов и приборов, электротехника, за рубежом вызывают огромный интерес.Именно потребности науки и технического описания изобретений инженерной мысли привели к формированию в русском литературном языке функционального развитого научного стиля, позволяющего чётко и определённо описать по-русски любые научные открытия и технические достижения.

Русский язык – национальный язык русского народа и язык межнационального общения на всей территории Российской Федерации. Богатство и ресурсы русского языка огромны, возможности безграничны. Все его великолепие, образность, красочность в полной мере отразились в творчестве великих русских писателей и поэтов. Как язык межнационального общения, русский язык является связующим звеном со всеми языками малых народностей на всей территории России. Русский язык и русская культура имеют огромное и основополагающее значение для всех народов, живущих на территории нашей огромной страны.

Русский язык знают все и невозможно в современном российском обществе представить, что может быть иначе. Достаточно часто можно наблюдать такое явление как незнание своего родного, но язык межнационального общения, которым и является русский язык- знают все, если не в совершенстве, но на достаточно грамотном уровне.

Язык и культура – это то, что есть у каждого, даже самого малочисленного и малоизвестного народа и это то, что идентифицирует каждый народ. Сохранение своего языка и культуры, своей самобытности, своей индивидуальности и аутентичности – это то, что должно волновать любого человека, говорящего на своем языке. Судьба языка зачастую всецело зависит от того насколько народ гордится своим языком, любит свой язык, мечтает передать его потомкам и не предать его забвению. Социокультурный круг общения на языке межнационального значения достаточно обширен, зачастую всеобъемлющ.

Значение языка для каждого человека невозможно оценить в полной мере. Это сопричастность к своим корням, это горделивое понимание своего единения с определенным народом, это чувство полной взаимосвязанности и предопределенности.Важнейшей и актуальнейшей задачей в рамках государства на сегодняшний день является сохранение родных языков малых народностей, для которых отсутствует статус государственного, в силу чего эти языки находятся в слабой позиции.Наша многонациональность – это наша индивидуальность, самобытность, гордость.Парадоксально, но детей, знающих язык межнационального общения в совершенстве (на уровне разговорного) гораздо больше, чем тех, кто хорошо владеет родным языком.

Сохранение языков малых народностей не должно быть прерогативой сугубо носителей языка. Это трудный и кропотливый процесс, в котором должны быть задействованы все структуры и органы, начиная с семьи и заканчивая Конституцией государства. Потому что только на уровне семьи невозможно изучить все богатство языка, раскрыть все его ресурсы, понять все его характеристики и особенности.

Язык может взаимодействовать с другими только в том случае, если у носителей языка будет возможность практиковать его за пределы нашей территории. Это как дорога с двусторонним движением, когда все происходит во взаимодействии.

Слаще пенья итальянской речи

Для меня родной язык,

Ибо в нём таинственно лепечет

Чужеземных арф родник.

Нам внятно всё: и острый галльский смысл,

И сумрачный германский гений.

Таким образом, проблема межкультурного взаимодействия связана с взаимодействием языков и своеобразных способов мировосприятия.

Вот типичный пример из области взаимодействия языков. Как в разных языках обозначаются цвета? Известно, что сетчатка человеческого глаза, за исключением индивидуальных патологиче­ских отклонений, фиксирует цвет совершенно одинаково, независимо от того, чей глаз воспринимает цвет — араба, еврея, чукчи, русского, китайца или немца. Но каждый язык установил свою цветовую систему, и эти системы нередко разнятся. Например, очень трудно даже специалистам интерпретировать обозначения цветов у Гомера и Вергилия. Один народ объединяет в едином слове синее и зелёное, другой — синее и чёрное, третий — разлагает на разные цвета ту часть спектра, которая считается у иных одноцветной. Следовательно, это чисто лингвистическая проблема. Но ведь восприятие цвета — одна из важных составляющих реальности, оно задаёт её и формирует.

Я смерти не искала, верьте,

Он сам увёз меня с собой.

А в экипаже, кроме смерти,

Бессмертие со мной.

Ещё переводчики античного мира широко обсуждали вопрос о степени близости перевода оригиналу. В ранних переводах Библии или других произведений, считавшихся священными или образцовыми, преобладало стремление буквального копирования оригинала, приводившее порой к неясности или даже полной непонятности перевода. Поэтому позднее некоторые переводчики пытались теоретически обосновать право переводчика на бульшую свободу в отношении оригинала, необходимость воспроизводить не букву, а смысл или даже общее впечатление, очарование оригинального текста. Уже в этих первых высказываниях о целях, которые должен преследовать переводчик, можно найти начало теоретических споров нашего времени о допустимости буквального или вольного перевода, о необходимости сохранить в переводе то же воздействие на читателя, которым обладает оригинал.

Горные вершины

Спят во тьме ночной,

Тихие долины

Полны свежей мглой.

Не пылит дорога,

Не дрожат листы.

Подожди немного,

Отдохнёшь и ты.

Тихо в нефритовой беседке,

Молча летят вороны

К засыпанным снегом вишнёвым деревьям

В лунном свете.

Литература

Сепир, Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии / Э. Сепир. М., 1995.

Сорокин, Ю. А. Речевые маркеры этнических институциональных портретов и автопортретов (Какими мы видим себя и других) / Ю. А. Сорокин // Вопр. языкознания. 1995. № 6.

Тер-Минасова, С. Г. Язык и межкультурная коммуникация / С. Г. Тер-Минасова. М., 2000.

Известно, что язык как важнейший элемент речи выполняет величайшую социальную миссию как передача последующему будущему поколению накопленных человеческим обществом опыта и знаний.

Язык как форма культуры увековечивает плоды мышления и культурные ценности во времени и пространстве, которые постоянно предполагают друг друга и способствуют взаимному существованию и развитию. Мышление свойственно только человеку. Оно существует совместно с трудовой и речевой деятельностью людей. Мышление проявляется через речь и кодируется в языке как его последствие.

Язык зеркало души нации. В языке отражается искусство, литература, история, традиции, мировоззрение, чаяния, патриотические чувства нации. Каждое слово и каждая его форма есть результат мышления и чувствования. С помощью языка выражаются особенности Родины и народа. Уважение к родному языку и уместное пользование его бесценными возможностями, умение ясно и действенно говорить и писать, достижение речевой грамотности является первостепенным долгом каждого, являющегося носителем данного языка.

В последние годы в связи с развитием общества весьма заметным становится повышение интереса и потребностей к изучению иностранных языков.

Человек, изучая какой-либо язык, также осваивает несколько национальные качества, традиции и культуру носителей его. Человек, знающий несколько языков, оказывается в числе освоивших культуру нации или народа того или иного языка. Ибо язык наделён специфической только для него национальностью и культурой.

Язык результат возникновения культуры и её самой, что, в свою очередь, является результатом научных прогнозов в определённой культуре и языке.

В ходе освоения иностранного языка изучение культуры данной нации, приобретение опыта, освоение духовных знаний, и вообще, осознание места её истории, литературы, искусства в развитии общества является одним из важных этапов.

Как отмечал в своё время Л. С. Выготский в своей теории развития личности, совместимость детского мировоззрения с окружающей средой и восприятие всего этого непосредственно связаны с социально-культурной средой, а также его культурным мировоззрением. Каждый язык отражает в себе историю, развитие, опыт, религию, национальные традиции, искусство, культуру, духовные ценности того народа, которому он принадлежит.

Богатство языка непосредственно связано с народным творчеством. Любое выражение, пословица или поговорка и т. п. являются результатом проявления особенностей, своеобразной мудрости того или иного народа. Проявление богатства того или иного языка зависит от мастерства великих мастеров слова — поэтов и писателей, сумевших создать высоко художественные произведения.

В настоящее время, как всем известно, английский язык является самым распространённым. На данном языке разговаривают почти во всех странах мира. Как говорилось выше английский язык, как и любой другой иностранный язык, обладает специфическими только для него национальными и психологическими особенностями. Говоря иначе, следует отметить, что в английском языке нашли своё отражение менталитет, традиции, мировоззрение, мысли и чаяния английского народа.

Согласно исследованиям специалистов английского языка, стало известно, что английский народ является одним из самых этичных, вежливых, оптимистичных народов. Да и слов, которые выражают радость, вежливость, как наблюдается, также не мало.

В английском широко используются слова, которые выражают удивление, радость.Кроме этого в английском языке слова, выражающие прощение, сожаление отличаются силой выражения.

Национальный характер узбекского народа также зависит от характера выражаемых в языке слов, которые служат для выражения уравновешанности, милосердия, дружелюбности и т. п.

Подобного рода национальные особенности проявляются в языке также на примере слов-приветствий. Например, в привычках узбеков после обычных слов-приветствий типа “Ассалому алайкум” и в ответ “Во алайкум ассалом” принято спрашивать о самочувствии, здоровье дрег друга, а потом — о семье, детях, а также о самочувствии остальных членов семьи.

Однако у англичан традиции приветсвия отличаются от наших, и в английском языке существует свой комплекс слов-приветствий. Точно также в у русском, немецком, китайском, японском народахпрцесс приветствия а комплекс слов, используемых при этом отличаются друг от друга.

У разных национальностей культура приветствия, провожания, приглашения, поведения на улице своеобразна. Такие же отличия наблюдаются как в узбекской, так и в английской культуре общения. Эти моменты нельзя не учитывать.

Только в случае всестороннего овладения иностранным языком, культурой, национальными традициями носителей данного языка возможны полное и свободное понимание и обмен информацией между представителями различных народов. В результате расширяется круг знаний, и межисследовательское сотрудничество, развивваются торговля, экономика, дружеские отношеня, соглашения. Расширяются возможности для внедрения межгосударственных новых технологий и ввода инвестиций, что, в свою очередь, способствует развитию отдельной страны или отдельно взятого государства.

Знать язык, но не знать культуру его носителей всегда отрицательно влияет на процесс общения. Всестороннее овладение языком и его культурой открывают пути для развития всех отраслей. В настоящее время наряду с изучением иностранного языка всесторонее овладение его национальных особенностей и культуры становится велением времени.

Чаяния, желания, богатая культура и менталитет, своеобразные ценности нашего народа с тысячалетней историей нашли свое отражение в нашем родном языке.Узбекский язык вобрал в себя все особенности, свойственные узбекскому народу и это не преувелечение. Народная мудрость, сообразительность, любовь к добру и ненависть ко злу находит свое красочно разнообразное выражение во всех используемых нами словах, пословицах и т. п.

Как известно из истории, узбекский народ был признан самым трудолюбивым на территории Средней Азии, что нашло свое выражение в устном народном творчестве, а именно в пословицах и поговорках, дастанах и сказках. Пословицы, поговорки,и афоризмы существует и у других народов. Хотя они близки и похожи по значению, но их нельзя выразить словесно.

Интересно то, что у таких понятий как честность, добропорядочность, свойственных для узбекского народа существует множество эквивалентов. Они в основном выражаются такими словами как совестливость–инсоф, совесть–виждон, вера–иймон, объективность–холислик, бескористие –беғаразлик, смелость–мардлик, доблесть–жўмардлик, честность– ҳалоллик и др. Эти слова в других языках не имеют точного перевода.Существуют лишь близкие по их значению слова.

Вообще, все особенности, свойственные узбекскому народу, нашли своё неповторимое отражение в нашем маленьком родном языке. Каждый рождённый человек в ходе освоения речи и языка непосредственно осваивает и национальные особенности родного языка. Однако наибольшей эффективности в этом деле возможно достичь лишь тогда, когда сущность национальных особенностей, исторические факторы и др. изучаются путём анализа логических знаний о них. К сожалению, не всегда такое осуществляется. Ибо человек в ходе освоения каких-либо знаний или сведений, прежде всего, опирается на свои источники знания. Новые сведения он подсознательно сверяет, находит, анализирует сходства и отличия в них, делает свои выводы по ним, а также основываясь на них, усваиает их в соответствии со своими потребностями. Именно при таком процессе, если человеку на хватает необходимых знаний и сведений или, если они неверные, изучаемое понятие закрепляется в итаком виде или наоборот.

Как известно из истории, узбекский народ с древних времён внёс и вносит свой большой вклад в развитие цивилизации.Узбекский менталитет вобрал в себя такие качества, как мудрость, сообразительность, приветлтвость. Они нашли своё выражение и в нашем языке. В этом смысле особую привлекательность приобретают наши пословицы и поговорки типа Илм олиш нинада қудуқ қазиш билан тенгдир — учиться труднее, чем рыть колодец; Еридан айрилган етти йил йиғлар,Элидан айрилган ўлгунча йиғлар. — Кто лишился своей земли плачет семь лет, а кто — своего народа — до смерти. Она юртинг омон бўлса, ранг-у рўйинг сомон бўлмас. — Если у тебя есть родина, значит, с тобой ничего не случится.

Форма “Вы” со значением уважения, почитания свойственна только узбекскому языку: -Итак, Алишербек, Вы чей отрок? — спросил неизвестный человек.

—Гиясиддина Кичкины, — ответил Алишербек. (Айбек)

Следовательно, мы в процессе изучения какого-либо языка сталкиваемся с менталитетом, национальным характером, другими различиями, которые отличает его от других языков. Такое обстоятельство вызывает большой интерес к изучению иностранного языка у каждого желающего. Появляется чувство уважения по отношению к традициям, национальным особенностям того народа, язык, которого изучается.

В заключении следует отметить,что изучение иностранного языка даёт возможность знания самых последних достижений НТП, ближе познакомиться с традициями, обрядами, образом жизни, культуры других национальностей, установления связей на международном уровне, а также сотрудничества с ними.

  1. Каримов И. Юксак маънавият — енгилмас куч. Тошкент. 2008. 83-б.
  2. Выготский Л. С. Мышление и речь. / Собрание соч. в 6-ти томах. Т.2. М.: Педагогика, 1982.
  3. Ёқубов И. Чет тилини ўрганиш, ўргатиш ва маданият. Чет тилини ўқитишда янги педагогик ва ахборот коммуникация технологияларидан самарали фойдаланиш масалалари Республика илмий-амалий конференция материаллари. Тошкент. 2014й 28 март.. 77–78б.
  4. Сафонова В. В. Изучение языков международного общения в контексте диалога культур и цивилизаций. — Воронеж: Истоки, 1996.

Основные термины (генерируются автоматически): язык, узбекский народ, иностранный язык, английский язык, родной язык, культура, народ, особенность, английский народ, всестороннее овладение.

Сокровищницей духовной жизни культуры народа и выразителем национального самосознания является язык, поскольку именно в языке отражены общие знания людей о традициях, которые сложились в той или иной культуре, в нем опосредованно материализуется историческая память. В тоже время язык выступает живым выражением характера народа, энергичной связью с мировой культурой.

Поскольку язык имеет не только свою структуру, но и выражение чувств, концентрируемое в манере произношения, то Дорофеева Н.В., исследуя удивление в русском и английском языках, приходит к выводу, что отличия обусловлены распространением у русских мифологического сознания, а у англичан – рационального. Поэтому русскому удивлению присущ сакральный характер, т.е. ощущение неспособности управлять положением дел в мире, зависимость от воли высших сил, оно также характеризуется зависимостью от степени осведомленности субъекта, восприятия его окружающими, мимическими проявлениями, предписанием о регуляции эмоционального поведения и этической оценкой. Английское удивление указывает на предметный, агентивный, индивидуалистский характер языкового сознания.[3]

Выразительность и богатство оттенков, демонстрируемые в русском языке, по мнению Вьюнова Ю., следует отнести к достоинствам, причисляя к ним еще точность и разнообразие стилей, что является лучшим доказательством одаренности русского народа. [1] Русский язык, как считает ряд ученых, язык подвижный, открытый для заимствования, не сопротивляется реформам. Он содержит в себе коды, которые управляют жизнью. Важнейший из кодов – это 28 знаков, которые соответствуют лунному календарю, а значит естественному природному, космическому ритму. Эта матрица деформируется в зависимости от той идеи, которую несет в себе русский этнос. Она проявляется через произношение, грамматику, словарный состав языка. [6]

Русский язык-язык системный, так как содержит смыслы, правящие жизнью, закрытые и не прозрачные, но богатые оттенками. Системность языка обеспечивает, целостный взгляд на мир, способствует формированию целостности и системности русской культуры.

Русский язык несет в себе ряд функций. Во-первых, он выступает важным элементом формирования групповой идентичности. Например, сестры, говорящие на разных языках, более чужды друг другу, нежели два незнакомых человека, которые встретились, и обмениваются приветствиями на родном языке. Во-вторых, он выступает в роли посредника для человека, при восприятии им большинства черт мировых явлений и представляет собой главное орудие, при помощи которого он оказывает обратное воздействие на внешний мир. В-третьих, в нем сконцентрирована возможность убеждать, принуждать, обращать в свою веру,- заключенная в умении выражать многое в немногих словах. Поэтому самым эффективным средством фиксации и накопления культурной информации является идиоматика языка.

Идиома представляет собой неразложимое словосочетание, образное выражение или краткое народное изречение, в котором ярко проявляется национальный характер, его сущностные черты. Пословица- едва ли не первое блистательное проявления творчества народа. В ней, как в зерне заложены все деятельные силы национального характера. Пословицы и поговорки в сконцентрированной форме выражают многовековую мудрость народа, его наблюдения над миром, окружающей природой и взаимоотношениями между людьми. В пословицах и поговорках запечатлен весь позновательный опыт народа, его морально-этические, социально-эстетические, художественные воспитательные идеалы.

Известный фольклорист, языковед, собиратель и издатель пословиц Даль В. Выделял для своих пословиц сто семьдесят девять рубрик: пословицы о предметах веры, о судьбе, о счастье, о богатстве и бедности, о достоинстве, скупости, о бережливости и мотовстве и д.р. Эти тематики столь же разнообразны, как жизнь народа.

Однако тематическая многоликость пословиц не главное, хотя и важное их достоинство. Много существеннее – как они трансформируют национальные черты характера через воспроизведение жизни. И действительно, ни одна из пословиц не лишена всепологающего страстного интереса ко всему, что касается человека, его отношения к окружающему миру. За каждой из них видишь, кто судит, рядит, спорит, вышучивается, балагурит, печалится, скорбит, радуется, бранится. Пословица представляет множественность случаев и жизненных сцен.

То есть пословицы воплощают в себе жизненную мудрость: через четкость и лаконичность формы перед объектом восприятия раскрывается важный смысл, который своими словами пришлось бы долго расшифровывать.

Таким образом, отражая действительность, создавая уникальную и неповторимую картину мира, фиксируя традиции, ценности, сложившиеся в определенной культуре, язык формирует человека через реализацию своих функций, определяет его поведение, образ жизни, мировоззрение, национальный характер. В языке фиксируются сущностные черты национального характера, принимая различные формы выражения.

Читайте также:

      

  • Составьте короткий доклад об истории спорта в вашей школе
  •   

  • Доклад дары фребеля в доу
  •   

  • Почва важнейшая часть экосистемы доклад
  •   

  • По дереву файловой системы прописать полный путь к файлу доклад doc
  •   

  • Экономика и хрематистика доклад