Язык как речевая деятельность реферат

Реферат на тему:

«Речевая деятельность»

ВВЕДЕНИЕ

         Речь – неотъемлемая часть
социального бытия людей, необходимое условие существования человеческого
общества.

Речь используется в процессе
совместной трудовой деятельности для согласования усилий, планирования работы,
проверки и оценки ее результатов.

Речь является необходимым
условием познавательной деятельности человека. Благодаря речи (языку) человек
усваивает, приобретает знания и передает их.

Речь – средство воздействия
на сознание, выработки мировоззрения, норм поведения, формирования вкусов. В
этой функции речь используется для того, чтобы повлиять на взгляды и убеждения
людей, изменить их отношение к определенным фактам и явлениям действительности,
склонить их к действиям и поступкам.

Речь – средство
удовлетворения личных потребностей человека в общении, в приобщении к
определенной группе лиц. Человек, будучи по своей природе существом социальным,
не может жить вне связи с другими людьми: он должен советоваться, делиться
мыслями, переживаниями, сопереживать, искать понимания и т.д. В целом речь имеет
основополагающее значение в становлении человеческой личности.

         Среди разного рода
человеческих дел, действий, деятельности есть и так называемая речевая
деятельность. В речевой деятельности человек производит и воспринимает
информацию, преобразованную в текст.       Различают четыре вида речевой
деятельности. Два из них участвуют в производстве текста (передаче информации)
– это говорение и написание; два – в восприятии текста, заложенной в нем
информации – это слушание и чтение.    

Речевая деятельность всех
видов – сложный процесс, в котором участвуют особые психологические и речевые
механизмы.

Глава 1. Виды речевой деятельности и
их особенности

         Большинство
отечественных психологов и лингвистов рассматривает речь как речевую
деятельность, выступающую или в виде целого акта деятельности (если она имеет
специфическую мотивацию, не реализуемую другими видами деятельности), или в
виде речевых действий, включенных в какую-либо неречевую деятельность (Л. С.
Рубинштейн (2); А. Н. Леонтьев (3); А. А. Леонтьев (4, 5 и др.); Н. И. Жинкин
(6); И. А. Зимняя (7, 8) и др.

         По мнению А. А.
Леонтьева, речевая деятельность представляет собой специфический вид
деятельности, не соотносимый непосредственно с «классическими» видами
деятельности, например с трудом или игрой. Речевая деятельность «в форме
отдельных речевых действий обслуживает все виды деятельности, входя в состав
актов трудовой, игровой, познавательной деятельности. Речевая деятельность как
таковая имеет место лишь тогда, когда речь самоценна, когда лежащий в ее основе
побуждающий ее мотив не может быть удовлетворен другим способом, кроме
речевого» (5, с. 63).

         Наиболее полное
и удачное в методическом плане определение речевой деятельности было предложено
известным отечественным ученым-психолингвистом, проф. И. А. Зимней. По И. А.
Зимней «речевая деятельность представляет собой процесс активного,
целенаправленного, опосредованного языком и обусловливаемого ситуацией общения
взаимодействия людей между собой (друг с другом). Речевая деятельность может
входить в другую, более широкую деятельность, например
общественно-производственную (трудовую), познавательную. Однако она может быть
и самостоятельной деятельностью; …каждый вид РД имеет свое «профессиональное
воплощение», например РД говорения определяет профессиональную деятельность лектора,
письмо – писателя…» (7, с. 28–29).

         Характеризуя
речевую деятельность, И. А. Зимняя указывает, что РД представляет собой
активный, целенаправленный, мотивированный, предметный (содержательный) процесс
выдачи или приема сформированной и сформулированной посредством языка мысли,
направленной на удовлетворение коммуникативно-познавательной потребности
человека в процессе общения (9).

         Речевая
деятельность реализуется в таких видах, как говорение, слушание, письмо и
чтение (И. А. Зимняя, [7, 8, 9] и др.). Эти виды РД выступают как основные виды
взаимодействия людей в процессе вербального общения.

         По
мнению И. А. Зимней, определение перевода как вида РД не является
самоочевидным. Во всяком случае, его нельзя отнести к основным видам РД,
поскольку он напрямую не связан ни с процессами формирования и формулирования
мысли (как предмета РД), ни с деятельностью по ее анализу и переработке. Он
обеспечивает главным образом возможность совместной речевой деятельности людей,
разговаривающих и пишущих на разных языках (т. е. использующих для речевого
общения различные языковые знаковые системы).

         Особо
следует сказать о таком виде сознательной деятельности человека, как думание.
И. А. Зимняя считает, что думание правомерно определять как вид РД, если его
рассматривать как своеобразную форму общения, взаимодействия человека с самим
собой (7, 9). Однако однозначное отнесение думания к видам речевой деятельности
не является однозначно правомерным. Самый простой анализ процесса думания
показывает, что он имеет отношение в равной степени как к собственно речевой
деятельности (в частности, к процессам порождения и восприятия речевых
высказываний), так и процессам мышления, аналитико-синтетической деятельности
человека. Интерпретация процесса думания предусматривает и невербальные, т. н.
неречевые формы его реализации (на основе наглядно-действенного и, отчасти,
наглядно-образного мышления). И хотя невербальные варианты осуществления
процесса думания (по сравнению с вариантами речевого мышления) в
аналитико-синтетической деятельности человека занимают не такое уж большое
место (не более 10 %), игнорировать полностью их нельзя. Исходя из этого,
процесс думания следует рассматривать как один из вариантов речемыслительной, а
не собственно речевой деятельности человека. Применительно к условиям и формам
реализации РД, процесс думания имеет непосредственное отношение к внутренней
речи человека, но не тождественен ей. Согласно концепции И. А. Зимней, процесс
думания часто предшествует основным формам взаимодействия человека с другими
людьми (говорение, слушание, чтение и письмо), играя роль своего рода
мысленного «черновика», подготовки речевой деятельности «во внутреннем плане»,
самопроверки правильности выполнения таких видов РД, как говорение и письмо.

         Все
виды речевой деятельности имеют много общего и в то же время отличаются друг от
друга по ряду параметров. По И. А. Зимней (7, 9 и др.), главными среди этих
параметров являются: а) характер вербального (речевого) общения; б) роль
речевой деятельности в вербальном общении; в) направленность РД на прием или
выдачу сообщения; г) связь со способом формирования и формулирования мысли; д)
характер внешней выраженности; е) характер задействованной в процессах РД обратной
связи.

Рассмотрим отличительные
особенности разных видов речевой деятельности исходя из этих параметров.

         По
характеру речевого общения РД подразделяется на виды, реализующие устное
общение, и виды, реализующие письменное общение. К первым относятся говорение и
слушание. Именно эти виды РД первыми формируются в онтогенезе как способы
реализации общения человека с другими людьми. К этим видам РД у человека
имеется наследственная предрасположенность (или «готовность»), в основе которой
лежит следующее.

         Во-первых,
это наличие у человека специфического уникального аппарата для осуществления
психической интеллектуальной деятельности (продуктом которой и является РД), а
именно – больших полушарий коры головного мозга. Высшие (корковые) отделы головного
мозга, которые обеспечивают человеку возможность овладения речевой
деятельностью, к моменту рождения оказываются уже в значительной степени
(примерно на две трети) сформированными. Интенсивное их формирование происходит
в первый год жизни ребенка, в так называемый «предречевой период» формирования
РД, и к моменту начала овладения экспрессивной внешней речью кора головного
мозга оказывается уже в значительной мере сложившейся в морфофункциональном
отношении.

         Во-вторых,
«наследственная готовность» во многом определяется особым строением отдельных
анатомических частей организма человека, «ответственных за овладение звучащей
членораздельной речью» и получивших название периферического речевого аппарата.
К моменту рождения ребенка этот анатомо-физиологический аппарат речи
оказывается в значительной мере сложившимся, и в «доречевой» период (первый год
жизни) происходит его «психофизиологическая настройка». Нарушение, «поломка»
формирования указанных структурных аппаратов речевой деятельности в период
внутриутробного развития или во время родов (на что однозначно указывают данные
клиники и логопедии) всегда приводит к нарушениям в формировании речи (РД).
Поэтому обследование состояния периферического речевого аппарата и
нейрофизиологическое обследование наряду с психолого-педагогическим
«тестированием» обязательно входят в программу комплексного
специально-педагогического (логопедического) обследования.

         Ко
вторым – «надстроечным» видам речевой деятельности относятся чтение и письмо.
Эти виды РД формируются на основе двух первых – слушания и говорения (письмо
вообще нередко определяется как отображение устной речи «в письменной форме»).
Являясь вторичными по происхождению, чтение и письмо представляют собой более
сложные виды РД. Педагогическая практика показывает, что для того, чтобы
ребенок смог овладеть ими, необходимо специальное целенаправленное обучение
(системное образование по определенной программе).

         По
характеру выполняемой в процессе общения роли виды РД подразделяются на
реактивные и инициальные. Говорение и письмо являются инициальными процессами
речевого общения, стимулирующими, в свою очередь, слушание и чтение. Последние
(слушание и чтение) выступают в качестве ответных реактивных процессов, и в то
же время они являются необходимым условием процессов говорения и письма. И.А.
Зимняя обращает внимание на то, что слушание и чтение в психологическом плане
так же активны, как и инициальные виды РД. В типичном варианте они представляют
собой процессы «внутренней психической активности». Последнее обстоятельство
имеет важное значение в «методическом плане» и должно учитываться
коррекционными педагогами в работе с детьми, имеющими проблемы в развитии. Одна
из задач, стоящих перед педагогом, – всемерная психолого-педагогическая
активизация деятельности слушания и чтения у обучающихся в процессе учебных
занятий и постоянный контроль за протеканием этих видов речевой деятельности.

         По
направленности осуществляемой человеком речевой деятельности на прием или
выдачу речевого сообщения виды РД определяются как рецептивные (т. е.
основанные на процессах восприятия, «рецепции») и продуктивные. Посредством
продуктивных видов РД (говорение, письмо) человек осуществляет создание и
выдачу речевого сообщения. Посредством рецептивных видов РД (слушание, чтение)
осуществляется прием и последующая переработка речевого сообщения. Эти две пары
видов РД отличаются между собой по способам их психофизиологической
организации. При осуществлении рецептивных видов РД функционируют прежде всего
слуховой и зрительный анализаторы, в продуктивных же – задействованы в основном
речедвигательный и речеслуховой анализаторы. Соответственно, рецептивные виды
РД во многом определяются состоянием и особенностями слухового и зрительного
восприятия, а продуктивные – состоянием и уровнем развития двигательной сферы.

         Различные
виды речевой деятельности предполагают и различные способы формирования и
формулирования мысли (предмета РД), разные формы организации речевого общения и
соответствующие формы речи. Таких форм, по определению И. А. Зимней, существует
три – внешняя устная, внешняя письменная и внутренняя речь. Речь, являясь
преимущественно средством и формой общения, реализует эту функцию посредством
разных видов и форм речи. Выделяют три основных вида речи: (1) устная (внешняя)
речь – экспрессивная (разговорная) речь и импрессивная речь (т. е. восприятие и
понимание речи), (2) письменная речь, включающая письмо и чтение, (3)
внутренняя речь, обеспечивающая и опосредующая совместно первые два вида речи –
устную и письменную.

         При
этом думание можно рассматривать как процесс формирования мысли посредством
внутренней речи, а говорение и письмо как внешние способы формирования и
формулирования мысли в устной и письменной формах общения (Письмо служит целям
фиксации письменного, а иногда и устного способа формирования и формулирования
мысли).

         Основными
формами устной экспрессивной речи являются: монологическая, диалогическая и
групповая речь (полилог), которые можно определить общим понятием «спонтанная
речь». Указанные виды и формы речи «образуют» живую разговорную речь. Однако
есть еще и такие формы устной речи, которые непосредственного участия в
разговорной речи не принимают, хотя являются ее необходимыми условиями. Это
повторная и так называемая номинативная речь (10, с. 39).

         Виды
речевой деятельности отличаются друг от друга и по характеру обратной связи, регулирующей
эти процессы, Так, в обоих продуктивных видах РД (говорение и письмо) осуществляется
нервно-мышечная обратная связь от органа-исполнителя (артикуляционного
аппарата, пишущей руки) к «организующему» программу этой деятельности участку
головного мозга. Эта обратная связь (через механизм «обратной афферентации»)
выполняет функцию внутреннего контроля и корректировки. При этом в
регулировании письма на начальных этапах его усвоения детьми участвуют обе
формы этого мышечного контроля (внутреннее «озвучивание» подлежащего написанию
слова или его проговаривание во внешней речи и афферентные нервные импульсу от
мышц руки, выполняющей те или иные движения). Наряду с внутренней обратной
связью продуктивные виды РД регулируются и внешней обратной связью (слуховое
восприятие). В обоих рецептивных видах РД – слушании и чтении – обратная связь
осуществляется главным образом по внутренним каналам смыслового контроля и
смыслового анализа, механизм которых еще недостаточно изучен и ясен (7, 9 и
др.). Если в процессе чтения эффект обратной связи в той или иной мере
выявляется в регрессивных движениях глаз и паузах фиксации взора, то при
слушании этот эффект вообще ненаблюдаем и неконтролируем внутренней обратной
нервно-мышечной связью. Это определяет большую сложность управления и
организации данных видов РД. Специальными экспериментальными исследованиями
(JI. A. Чистович, А. Н. Соколов, В. И. Бельтюков и др. [11, 12 и др.]) было
установлено, что механизм обратной связи процесса говорения используется и в
рецептивных видах РД, прежде всего,. в процессах слушания. Исследования
показали, что в процессе слушания (восприятия и анализа воспринимаемой речи) у
человека отмечается внутренняя «речедвигательная активность». В процессе
восприятия речи она проявляется в двух основных формах: в повышении мышечного
тонуса в органах периферического (главным образом артикуляционного) речевого
аппарата и в виде специфических микродвижений этих органов (в первую очередь
движений языка). По своей «кинематической схеме» эти микродвижения почти
полностью соответствуют движениям органов артикуляции говорящего, чью речь и
воспринимает слушающий. Таким образом, слушающий как бы воспроизводит (во
внутреннем речедвигательном плане) вслед за говорящим собеседником его речевое
высказывание. Такое, минимально отсроченное воспроизведение воспринимаемой речи,
обеспечивает более точное и полное ее восприятие.

         Специалистам,
занимающимся формированием речи у детей (или ее восстановлением у взрослых),
необходимо учитывать эту особенность процесса слушания как вида РД. Здесь можно
выделить два основных аспекта.   Во-первых, методическое обоснование приема
использования громкого и шепотного проговаривания текста в процессе чтения,
повторения речевого высказывания (в плане полушепотной речи и произнесения про
себя) в целях лучшего восприятия обращенной речи; приема, в основе которого
лежит намеренная активизация и «усиление» механизмов обратной связи через
подключение кинестетического контроля.

         Во-вторых
– интерпретация «феномена» правильного произношения не только с точки зрения
соответствия фонетическим нормам родного языка, но и с точки зрения
качественного уровня сформированности универсального психофизиологического
механизма «обратной связи», обеспечивающего реализацию речевой деятельности.
Значение овладения ребенком орфоэпическими нормами и слогопроизносительными
навыками логопед должен объяснить родителям ребенка, имеющего недостатки речи,
учитывая также и роль правильного произношения в формировании механизмов
контроля за ее полноценным восприятием.

         Другими
словами, в своей коррекционной работе логопед должен отталкиваться и от
следующего методического положения: чем лучше ребенок говорит сам, тем лучше он
воспринимает и обращенную к нему речь окружающих.

         Виды
речевой деятельности отличаются друг от друга и по характеру внешней
выраженности. Говорение и письмо выступают как внешне ярко выраженные процессы
создания и выражения мысленной задачи (а также передачи информации) для других.
Слушание и чтение (в его типичном варианте чтения «про себя») являются внешне
невыраженными – при помощи языковых средств – процессами внутренней психической
активности. Указанное обстоятельство, как отмечено выше, должно учитываться
коррекционными педагогами при проведении занятий с детьми, имеющими отклонения
в развитии. Постоянный («непрерывный») контроль со стороны педагога за
протеканием у его воспитанников речевой деятельности слушания и чтения может
осуществляться с помощью установочных обращений и инструкций, «уточняющих»
вопросов, учебных и игровых заданий, активизирующих у детей процессы внимания и
восприятия и т.д.

Анализ
качественных особенностей основных видов речевой деятельности показывает, что
эта деятельность во всех случаях осуществляется двумя субъектами: с одной
стороны, говорящим и пишущим (индивид, осуществляющий инициальные, продуктивные
виды РД), а с другой – слушающим и читающим (человеком, воспринимающим и
анализирующим речь, речевые высказывания говорящего или пишущего).

         Вместе
с тем для речевой деятельности в целом и всех ее видов имеется и ряд общих
характеристик. Согласно концепции И. А. Зимней, к ним относятся: структурная
организация, включающая фазовое или уровневое строение и операционную
структуру; 2) предметное (психологическое) содержание; 3) единство внутренней и
внешней сторон; 4) единство содержания и формы его реализации; 5) обусловленность
речевой деятельности человека функционированием психических процессов
восприятия, внимания, памяти, мышления, воображения, которые выступают в
качестве первичных психологических механизмов РД.

Важнейшей
характеристикой РД выступает определяющее ее единство внутреннего и внешнего
содержания – внешней исполнительной, реализующей стороны и внутренней, внешне
не наблюдаемой.

В
качестве внутренней стороны речевой деятельности, осуществляющей организацию,
планирование, программирование деятельности, выступают те психические функции,
которыми она реализуется. Это потребность и эмоции, мышление и память,
восприятие и внимание. Сложное их единство рассматривается в качестве того
психологического механизма, посредством которого реализуется деятельность
вообще и РД в частности (А. А. Леонтьев, 1974; И. А. Зимняя, 1978 и др.). Так,
внутренней стороной или основным психологическим механизмом рецептивных видов
РД является «смысловое решение»; внутренней стороной продуктивных видов РД – процесс
смысловыражения, формирования и формулирования мысли.

Глава 2. Физиологические
основы речи

         Физиологическую
основу речи составляет вторая сигнальная система, условными раздражителями
которой являются слова в их звуковой (устная речь) или зрительной форме (письменная
речь). Звуки и начертания слов, будучи вначале для отдельного человека
нейтральными раздражителями, становятся условными речевыми раздражителями в
процессе повторного сочетания их с первосигнальными раздражителями, вызывающими
восприятия и ощущения предметов и их свойств.

         В результате они
приобретают смысловое значение, становятся сигналами непосредственных
раздражителей, с которыми сочетались. Образовавшиеся при этом временные нервные
связи в дальнейшем укрепляются путем постоянных речевых подкреплений, делаются
прочными и приобретают двусторонний характер: вид предмета немедленно вызывает
реакцию
его называния, и, наоборот, слышимое или видимое слово сейчас же вызывает
представление обозначаемого этим словом предмета.

         Системы,
обеспечивающие речь, могут быть разделены на две группы: периферические и
центральные. К центральным относятся определенные структуры головного мозга, а
к периферическим – голосовой аппарат и органы
слуха.

         Все речевые
анализаторы закладываться в обоих полушариях, но развиваться только с одной
стороны (у правшей – слева, у левшей – справа).  Эта зона состоит
из 3-х отделов.

         Речедвигательный
центр Брока
– расположен в нижней части лобных
извилин (поле 44) – это двигательный центр мышц языка. При поражении моторного
центра речи развивается моторная
афазия
– в этом случае человек понимает речь, но сам говорить не может.

         Сенсорный центр
Вернике
– расположен в височной
зоне в задних отделах верхней височной
извилины
(поля 22, 37, 42) – связан с восприятием устной речи. Задача этого центра –
распознавание и хранение устной речи, как собственной, так и чужой.  При
поражении возникает сенсорная афазия – человек не воспринимает устную речь,
страдает произношение, так как нарушается восприятие собственной речи. Человек
может говорить, излагать устно свои мысли, но не понимает чужой речи, и хотя,
слух и сохранен – человек не узнает слов. Такое состояние называется
сенсорной слуховой афазией. Такой человек часто много говорит (логорея),
но речь его неправильная (аграмматизм), при этом наблюдается замена слогов
и слов (парафазии).

         Поле 37
отвечает  за
запоминание
слов. Люди с поражениями этого поля не помнят названия предметов. При этом они
очень напоминают забывчивых людей, которым постоянно приходится подсказывать
нужные слова. Такой человек, забыв название предмета, четко помнит его
назначение и свойства, поэтому долго описывает его качества, объясняет,
что делают с этим предметом, но назвать его не может. Например, вместо
слова «галстук» человек, глядя на него, говорит примерно следующее: «это то,
что надевают на шею и завязывают специальным узлом, чтобы было красиво, когда
идут в гости».

         Центр восприятия
письменной речи
– располагается в зрительной зоне коры
головного мозга.

         На границе
височной, теменной и затылочной долей (поле 39) находится центр чтения
письменной речи, обеспечивающий распознавание и хранение образов письменной
речи. Понятно, что поражения этого центра приводят к невозможности чтения и
письма.

         При повреждении
этого центра
зрение сохранится, но
тут уже наступает расстройство узнавания – так называемая зрительная агнозия.
Такой человек, будучи абсолютно грамотным, не сможет прочесть написанное, и
будет в состоянии признать знакомого человека только после того, как тот
заговорит.

         Таким образом,
речевой процесс есть круговой процесс
.

         Речевой круг
образуют три мозговых речевых центра.

  • центр Брока
    производит речь, управляя речевой мускулатурой,
  • центр Вернике
    распознает собственную речь и речь других людей (слуховой центр речи),
  • ассоциативный
    центр
    создает структуру фраз и
    предложений.

         Разрыв речевого
круга в любой точке разрушает речевой процесс. Примеры:

1. Глухота блокирует
центр Вернике. Попытка восстановить речевой круг заставляет говорить громко.
Абсолютная глухота делает человека немым (глухонемым) вследствие полного
разрыва речевого круга на уровне центра Вернике. В неврологии данное состояние
определяется как сенсорная афазия.

2. Центр Брока поражается
при детском церебральном параличе. Тяжелая форма этого заболевания также резко
нарушает или делает невозможным речевой процесс, вследствие полного разрыва
речевого круга на уровне центра Брока. В неврологии данное состояние
определяется как моторная афазия.

3. Ассоциативный центр
поражается при некоторых неврологических заболеваниях, травмах головного мозга.
При этом нарушается способность составления фраз. Однако данные нарушения
наблюдаются не часто, т.к. ассоциативный центр менее жестко структурирован.

4. Заикание есть
периодический разрыв речевого круга (не стабильная работа речевого круга).

         Таким
образом, способность к звуковой речи является специфическим свойством психики
человека. Возникнув при наличии более развитого, чем у животных, мозга, в
условиях коллективного труда, речь оказала существенное влияние не только на
человеческий труд, но и на развитие самого человеческого мозга.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

         Таким
образом, физиoлoгичecкaя ocнoвa peчeвыx пpoцeccoв кpaйнe cлoжнa. Bo мнoгoм oнa
нeяcнa дo cиx пop.

         B
coвpeмeннoй физиoлoгии eщe дoвoльнo cильнa тeндeнция пpeдcтaвлять вcякyю
peчeвyю дeятeльнocть кaк peaлизaцию oдниx и тex жe физиoлoгичecкиx мexaнизмoв.
Meждy тeм, peчeвaя дeятeльнocть мoжeт oбecпeчивaтьcя paзными, пpинципиaльнo
paзличными мexaнизмaми; этo зaвиcит oт кoнкpeтнoгo coдepжaния и
цeлeнaпpaвлeннocти тoгo или инoгo peчeвoгo aктa. Пopoждeниe или вocпpиятиe peчи
мoжeт пpoтeкaть пo зaкoнaм пpocтeйшeй peфлeктopнoй дeятeльнocти, a peчeвыe
cтимyлы мoгyт быть пepвocигнaльными paздpaжитeлями. Oднaкo тaкoгo poдa cитyaции
нe типичны для peчeвoй дeятeльнocти. Гopaздo бoлee чacты cлyчaи, кoгдa пpи
пopoждeнии и вocпpиятии peчи мы oпepиpyeм cлoвaми, кaк «cигнaлaми cигнaлoв» (И.
П. Пaвлoв), т. e. пpoизвoдим бeccoзнaтeльный (или coзнaтeльный) выбop и
oтoждecтвлeниe этиx cлoв нa ocнoвe иx знaчeния. Oднaкo физиoлoгичecкaя ocнoвa
peчeвoй дeятeльнocти нe иcчepпывaeтcя и этим. Heзaвиcимo oт тoгo, гoвopим ли мы
o «пepвocигнaльныx» или «втopocигнaльныx» paздpaжитeляx, в oбoиx cлyчaяx мы
ocтaeмcя нa ypoвнe ycлoвнopeфлeктopныx пpoцeccoв. Пpи тaкoм пoнимaнии любaя
кoнcтaнтнaя пocлeдoвaтeльнocть звyкoв или cлoв пpeдcтaвляeт coбoй c
физиoлoгичecкoй тoчки зpeния «динaмичecкий cтepeoтип», a peчeвaя дeятeльнocть в
цeлoм – cлoжнyю cиcтeмy тaкиx cтepeoтипoв. C дpyгoй cтopoны, для кaждoгo
peчeвoгo paздpaжитeля пocтyлиpyeтcя физиoлoгичecкий кoppeлят, лoкaлизyющийcя в
oпpeдeлeннoй тoчкe кopы бoльшиx пoлyшapий гoлoвнoгo мoзгa чeлoвeкa: oбъeдинeниe
тaкиx paздpaжитeлeй ocyщecтвляeтcя пyтeм ycтaнoвлeния бoлee или мeнee
пocтoянныx cвязeй мeждy иx мoзгoвыми лoкaлизaциями. Toчнo тaк жe oпpeдeлeнным
пcиxичecким фyнкциям, cвязaнным c peчeвoй дeятeльнocтью (тaким, кaк пoнимaниe
cлoв, пoнимaниe фpaз, cпoнтaннoe нaзывaниe пpeдмeтoв, peчь фpaзaми), пpивoдитcя
в cooтвeтcтвиe oпpeдeлeнный чeткo лoкaлизoвaнный yчacтoк кopы бoльшиx пoлyшapий
гoлoвнoгo мoзгa.

СПИСОК
ЛИТЕРАТУРЫ

1.
Глухов В. Психолингвистика. Теория речевой деятельности. – М., 2007.

2.
Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. – Изд. 2-е. – М., 1946.

3.
Леонтьев А. Н. Общее понятие о деятельности // Основы теории речевой
деятельности. – М, 1974.

4.
Леонтьев А. А. Язык, речь, речевая деятельность. – М., 1969.

5.
Леонтьев А. А. Основы психолингвистики. – Изд. 3-е. – М., 2003.

6.
Жинкин Н. И. Речь как проводник информации. – М., 1982.

7.
Зимняя И. А. Психологические аспекты обучения говорению на иностранном языке. –
М., 1984.

8.
Зимняя И. А. Психология обучения иностранным языкам в школе. – М., 1991.

9.
Зимняя И. А. Лингвопсихология речевой деятельности. – М., 2001.

10.
Цветкова Л. С. Нейропсихологическая реабилитация больных. Речь и
интеллектуальная деятельность. – М., 1985.

11.
Соколов А. Н. Внутренняя речь и мышление. – М., 1962.

12.
Чистович Л. А., Кожевников В. А. Восприятие речи // Вопросы теории и методов
исследования речевых сигналов. – Л., 1969.

13.
https://www.braintools.ru/article/9510

14.
https://lektsii.org/6-99759.html

15.
https://revolution.allbest.ru/psychology/00531229_0.html

16.
https://texts.news/lingvistika-yazyika/psiholingvistika-teoriya-rechevoy-deyatelnosti.html

17.
http://www.textologia.ru/yazikoznanie/teoria-yazikoznania/mehanizmy-yazika-rechi/fiziologicheskie-mehanizmi-rechi-patologiya-rechi/2021/?q=641&n=2021

Содержание:

  1. Введение
  2. Язык и его особенности
  3. Сущность и природа языка
  4. Функции языка
  5. Стили языка
  6. Особенности диалектов
  7. Речь и понятие речи
  8. Речь и его психологические свойства
  9. Формы речи
  10. Заключение
  11. Список использованной литературы
Тип работы: Реферат
Дата добавления: 21.01.2020

Реферат на тему: Язык и речьРеферат на тему: Язык и речь

Реферат на тему: Язык и речь

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

Реферат на тему: Язык и речь

Если вы хотите научиться сами правильно выполнять и писать рефераты по любым предметам, то на странице “что такое реферат и как его сделать” я подробно написала.

Реферат на тему: Язык и речь

Введение

Понимание того, что общего у языка и речи и что их отличает, необходимо каждому, кто стремится к высокому уровню языковой культуры, что невозможно без осознанного и целенаправленного овладения всеми компонентами речи, в том числе и речью.

В толковом словаре русского языка под редакцией С. И. Ожегова дается следующее определение: “Речь – это разновидность или стиль языка”. Если мы посмотрим на определение “речи”, то увидим: “Исторически сложившаяся система звуковых словарных и грамматических средств, объективирующая работу мышления и являющаяся орудием общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей в обществе”.

Если связать эти два понятия друг с другом, то можно сделать вывод, что язык является средством общения, которое развилось в определенном обществе под влиянием различных исторических факторов, то есть понятие более общее. Язык в этом случае понимается как нечто частное, индивидуальное, присущее одному человеку, наделившее его специфическими чертами, способом произношения или произношения” (Пояснительный словарь русского языка под редакцией Д.Н. Ушакова).

Когда мы говорим о языке, то обычно имеем в виду общую систему слуховых средств общения, присущую данному коллективу, “совокупность всех слов народа и их правильное сочетание” (по словарю В.И. Даля). Тот же самый способ общения, наделенный определенным содержанием (мыслями, чувствами человека) и нарисованный в определенных тонах (интонациях), обычно называется речью.

Цель этой работы – показать не только единство речи и языка, но и различия между ними, различить их, выделяя их формы и характеристики.

Язык и его особенности

Сущность и природа языка

Американский логик и философ Чарльз Пирс, определил знак как нечто, по признанию которого мы накапливаем систему знаний, и это происходило на протяжении многих веков в различных социальных средах. Наука о знаках – семионика очень серьезно подходит к ее классификации и различает знаки, индексы и символы среди своего общего числа.

Наибольший вклад в изучение языка как знаковой системы внес в начале прошлого века швейцарский лингвист Фердинанд де Соссур. Положения его теории до сих пор изучаются лингвистами всего мира. Он сравнил язык с другими системами знаков, такими как военные сигналы на флоте, алфавит для глухих или формы вежливости, за исключением того, что он считается на порядок выше.

В книге А.А. Реформатского “Введение в языкознание утверждается, что язык является важнейшим средством человеческого общения. Без языка невозможно человеческое общение, а без общения нет общества, а, следовательно, и человека. Без языка нет мышления, то есть человеческого понимания реальности и самого себя в ней.

Существуют различные точки зрения на природу и сущность языка. Некоторые считают это духовным явлением (вспомним библейскую легенду о сотворении мира: “В начале было Слово”).

Другие считают язык биологическим явлением, унаследованным человеком от родителей, и ставят его наравне с такими явлениями человеческой жизни, как умение есть, пить, ходить и т. д. Такой взгляд на природу языка в корне неверен. Теперь известно, что язык не передается по наследству, не передается от старших к младшим, как некоторые биологические особенности расы (цвет волос, форма лица и т.д.) Ребенок начинает говорить не на языке родителей, а на языке окружающих его людей.

Вспомните историю в “Таинственном острове” Жюля Верна о том, как колонисты находят дикого Айртона, оставленного на необитаемом острове в наказание за свои преступления. Оторванный от общества, Айртон перестал жить как человек, потерял способность мыслить как человек и перестал говорить. Когда его привели в небольшую группу людей, он восстановил способность думать и говорить.

Есть много случаев, когда дети китайцев в силу особых обстоятельств стали говорить по-английски раньше, чем китайцы, дети русских стали говорить по-французски раньше, чем по-русски и др.

Другие признают язык социальным феноменом, который возник только в коллективе и развился только под влиянием языка коллектива, потому что людям необходимо общаться.

Функции языка

“Являясь основным средством общения, язык связывает людей, регулирует их межличностное и социальное взаимодействие, координирует их практическую деятельность, участвует в формировании систем мировоззрения и национального мировоззрения, обеспечивает накопление и хранение информации, в том числе связанной с историей и историческим опытом людей и личным опытом личности, разлагает, классифицирует и фиксирует понятия, формирует сознание и самосознание человека, служит материалом и формой художественного творчества” (Н.Д.Арутюнова).

Основными функциями языка являются: коммуникативная (функция общения); мыслеобразующая (функция воплощения и выражения мысли); экспрессивная (функция выражения внутреннего состояния говорящего); эстетическая (функция создания красоты с помощью языка).

Коммуникативная функция заключается в способности языка служить средством общения между людьми. Язык обладает необходимыми для построения сообщений единицами, правилами их организации и обеспечивает появление подобных образов в сознании участников общения.

Язык также имеет специальные средства для установления и поддержания контактов между участниками общения.

С точки зрения языковой культуры коммуникативная функция подразумевает установку участников языкового общения на плодотворность и взаимовыгодность общения, а также общую направленность на адекватность языкового понимания.

Достижение функциональной эффективности коммуникации невозможно без знания и соблюдения норм литературного языка.

Функция формирования мысли состоит в том, что язык служит средством регистрации и выражения мысли. Структура языка органически связана с категориями мысли.

“Слово, которое само по себе способно превратить концепцию в самостоятельную сущность в мире мысли, добавляет к ней многое”, – писал основатель лингвистики В. фон Гумбольдт.

Это означает, что слово выделяет и формирует понятие, и в этом случае устанавливается связь между единицами мысли и знаковыми единицами языка. Поэтому У. фон Гумбольдт считал, что “язык должен сопровождать мысль”. Мысли, не отставая от языка, должны следовать от одного его элемента к другому и находить в языке обозначение для всего, что делает его согласованным”. По мнению Гумбольдта, “язык, чтобы соответствовать мысли, должен соответствовать в своей структуре как можно более близко к внутренней организации мысли”.

Речь образованного человека характеризуется ясностью изложения собственных мыслей, точностью в пересказе мыслей других людей, последовательностью и информативностью.

Выразительная функция позволяет речи служить средством выражения внутреннего состояния говорящего, не только информировать, но и выражать отношение говорящего к содержанию сообщения, к собеседнику, к ситуации общения. Язык выражает не только мысли, но и эмоции человека.

Выразительная функция подразумевает эмоциональную живость языка в рамках социально принятого этикета.

Искусственные языки не имеют выразительной функции.

Эстетическая функция заключается в том, чтобы гарантировать, что сообщение через его форму в единстве с его содержанием удовлетворяет эстетические чувства адресата. Эстетическая функция свойственна, прежде всего, поэтической речи (фольклор, художественная литература), но не только ей – эстетическое совершенство может быть как журналистской и научной речью, так и повседневной разговорной речью.

Эстетическая функция подразумевает богатство и выразительность речи, ее соответствие эстетическим вкусам образованной части общества.

Стили языка

Проблема стиля, которую многие исследователи рассматривают как центральную проблему лингвистической стилистики, решается ими по-разному.

Предметами разногласий являются:

  1. Содержание термина “функциональный стиль”;
  2. Принципы классификации (и, следовательно, количество подчеркнутых стилей);
  3. Вопрос о месте литературно-художественного стиля (языка художественной литературы) в системе литературных языковых стилей.

М.В. Ломоносов, как известно, основывал свою теорию трех литературных стилей речи на экспрессивном жанровом принципе (стили были отнесены к жанрам художественной прозы, поэзии и драмы).

А.Х. Востоков говорил о трех видах языка, применительно к разговорной речи: “Сочетание слов, используемых для выражения мыслей, называется языком.

Язык регулируется выбором слов в нем:

  1. Важный, или благородный, называемый книжным языком;
  2. Общий или местный язык;
  3. Посередине между ними находится разговорный язык”.

Таким образом, материал для стилистической дифференциации средств языка и классификации каждого стиля может быть либо только литературным языком как обработанной формой общей речи, либо общей речью в целом. Различный подход к решению проблемы естественно приводит к различным системам стилевой классификации.

При выделении стилей народного языка (без учета его социально-территориальной дифференциации) показано, что многие разновидности включают в себя языковой материал от “высоких”, книжных элементов до “низких”, разговорных.

Существуют различные взгляды на систему литературных речевых стилей. В основе классификации лежат различные принципы, не всегда совпадает используется для обозначения сходных понятий терминологии различное количество отличительных стилей.

Что имеется в виду под функциональными стилями и каковы принципы их классификации?

Язык как социальное явление выполняет различные функции, связанные с той или иной сферой человеческой деятельности. Основные социальные функции языка: общение, понимание, эффект. Для реализации этих функций исторически сложились и сформировались отдельные разновидности языка, характеризующиеся наличием в каждом из них специальных лексико-фазеологических, парциальных и синтаксических средств, которые используются исключительно или преимущественно в этом разновидности языка. Эти разновидности называются функциональными стилями.

Зародившиеся на экстерлингвистической (внеязыковой) основе, тесно связанные с содержанием, целями и задачами утверждений, стили отличаются друг от друга интралингвистическими особенностями: Принципы отбора, сочетания и организации средств общего национального языка.

В соответствии с приведенными выше функциями языка выделяются следующие стили:

  • разговорный (коммуникационная функция;
  • научная и официально-деловая (коммуникационная функция;
  • журналистская и литературно-художественная (функция эффекта.

Следует отметить, что эти функции часто переплетаются; например, в журналистском стиле функция эффекта более или менее смешивается с коммуникационной и информационной функцией, т.е. с новостной функцией, в зависимости от жанра. Сочетание двух функций – эстетической и коммуникативной – характерно для языка художественной литературы.

Предлагаемая классификация стилей может быть представлена в виде схемы:

Говоря о наборе специфических лингвистических приспособлений для каждого стиля, создающих определенную замкнутость, приходится делать две оговорки:

  1. Во-первых, следует помнить, что основной объем лингвистического материала в любом функциональном стиле – это общий язык, кросс-стилистические приемы.
  2. Во-вторых, закрытие отдельных стилей является очень относительной концепцией. Функциональные стили не образуют замкнутых систем, существует широкое взаимодействие между стилями, а границы между стилями подвижны.

В то же время наблюдается тенденция к усилению дифференциации языковых средств в рамках отдельных стилей, что позволяет говорить о формировании новых стилей, таких как научно-популярный, промышленно-технический и др. Однако научно-популярные и промышленно-технические стили, несмотря на то, что они обладают несомненной уникальностью используемых в них лингвистических средств, пока еще не следует отделять от научного стиля, который их породил, с которым они связаны функцией послания и основными лексическими и грамматическими средствами.

Понятие ораторского стиля также свободно вписывается в более широкое понятие журналистского стиля, если иметь в виду общую для них функцию эффекта и основную часть используемых в них лингвистических устройств. Сегодня так называемый эпистолярный стиль не может претендовать на самостоятельное существование, а его жанры ассоциируются либо с разговорным языком (частные письма отечественного содержания), либо с деловым языком (официальная переписка между агентствами), языком журналистики (открытое письмо редактору) и др.

Благодаря развитию системы языка в целом и непрерывному взаимодействию функциональных стилей, границы каждого стиля меняются с течением времени. Характеристика любого стиля должна основываться не только на его соотношении и сравнении с другими стилями, но и на разработке конкретных стилистических категорий, формирующих систему стилей.

Чаще всего стили сравнивают по их лексическому содержанию, поскольку именно в области словарного состава разница между ними наиболее очевидна. Однако, учет всех “уровней” системы языка (фонетики, лексики и фразеологии, морфологии, синтаксиса) позволяет более полно и точно описать каждый стиль.

Хотя в области фонетики и грамматики, как и в области лексики, подавляющее большинство материала считается стилистически нейтральным свойством всех речевых стилей (что обеспечивает их единство как системы), зачастую существует объективный способ считать характерными для определенных стилей формы слов, синтаксические структуры, структурные элементы (союзы, предлоги, союзы), типы произношения в устной речи и т. д.

Функциональные стили можно разделить на две группы, связанные с определенными типами речи. Первая группа, включающая научный, журналистский и служебно-деловой стиль (литературно-художественный стиль будет обсуждаться позже), характеризуется монологовой речью. Для второй группы, состоящей из различных видов разговорной речи, типичной формой является диалогическая речь. Первая группа – книжный стиль, вторая – разговорный стиль. Выбор одного из возможных синонимных вариантов обычно точно связан с разграничением книжных и разговорных средств.

Из функциональных стилей и типов речи (в приведенном выше понимании этого термина) следует выделить формы речи – письменную и устную. Они близки к стилям в том смысле, что книжные стили обычно накладываются на письменную форму, а разговорные – на устную (но это не обязательно). Таким образом, ораторская речь или лекция на научную тему связана с книжным стилем, но имеет устную форму. Частное письмо на бытовые темы, с другой стороны, проявляет явные признаки разговорности, но коренится в письменной форме.

В заключение следует отметить, что классификация стилей по принципу выразительных языковых средств не имеет достаточной теоретической базы. Совокупность таких “стилей”, как “торжественный (или риторический)”, “официальный (холодный)”, “интимный и нежный”, “юмористический”, “сатирический (издевательский)” не образует единой системы. Выразительная раскраска, наиболее ярко проявившаяся в лексике, не может служить логической “основой разделения” понятия “функциональный стиль”, не может быть принципом классификации.

Вместе с тем, при характеристике стилистических средств языка, несомненно, учитываются стилистические (обращение к присвоению языковых средств определённому функциональному стилю, ограничение их немотивированного использования) и экспрессивные (обращение к выразительной силе и эмоциональному характеру соответствующих языковых средств).

Особенности диалектов

Диалекты территориально и функционально ограничены, существуют только в устной форме, нормы диалектов не строгие, диалекты стилистически менее дифференцированы. При разграничении диалектов учитываются не только лингвистические, но и экстралингвистические факторы. Особенно важным является общность территории, на которой распространены наречия, совпадающие по ряду лингвистических признаков, важных для идентификации диалектов.

Из всех лингвистических особенностей, имеющих узкий диапазон распространения, наиболее важными для различения диалектов являются те, чей диапазон совпадает с основными фактами истории и культуры носителей диалектов в соответствующих областях. Эти данные играют решающую роль в спорных и неоднозначных случаях, например, когда диалект присваивается одному из двух соседних языков. Таким образом, большое значение имеет этническое самосознание говорящих, а также использование того или иного национального языка.

Как одна из основных форм языка, сам диалект существует в виде составляющих его диалектов, которые имеют большое сходство между собой, но также имеют некоторые отличия. Система диалектов включает в себя, помимо всех лингвистических показателей, комплекс таких лингвистических признаков, которые отличают тот или иной диалект от других диалектов. Признаки этого комплекса свойственны всем или почти всем диалектам, принадлежащим к тому или иному диалекту, что свидетельствует об относительной стабильности диалектной системы.

Таким образом, диалекты выделяются как группа диалектов, объединенных общностью лингвистических признаков, которые считаются существенными для классификации диалектов, а также общностью территории, на которой эти диалекты распределены.

Просторечие – это социально обусловленное разнообразие русского национального языка, использующее средства, выходящие за рамки литературной нормы. Простые речи изначально представлялись как “простая речь” в отличие от утонченной, орнаментированной речи, а позже более грубый, “нижний” тип речи получил название простых. Он отличается от территориальных диалектов отсутствием явной локальной фиксации его особенностей, а от жаргонов – тем, что эти особенности не осознаются его носителями как ненормативные.

Говорящий на общем языке, в отличие от носителя письменного языка, имеет слабую способность переключаться с одного кода речи на другой в зависимости от коммуникационной ситуации; обычно он сталкивается с проблемой выбора средств речи. Простое не является престереальным и используется в основном в оральной форме и в неформальных, бытовых ситуациях. Простериальная фразеология, как и простериальная лексика, стилистически более сокращена, чем разговорная, большая ее часть носит отпечаток знакомства и пошлости.

Социально-профессиональные диалекты используются среди определенных “открытых” групп людей и отличаются друг от друга и от письменного языка в основном словарным запасом. При капитализме разница между литературным языком и диалектами становится более значительной. Среди городских низших классов и различных расслоенных групп населения возникают особые группы “социальных диалектов”, которые не связаны ни с какой географической территорией, а с различными профессиями и бытом социальных классов – это жаргоны или арго.

Необходимо различать салонные жаргоны социальной вершины, которые возникают из ложной моды как стилистического перерастания на нормальном языке, в них нет практической ценности. Существуют практические жаргоны, которые берут свое начало от профессионального языка и преследуют цель лингвистической изоляции этой группы и “тайного языка” для осуществления своего ремесла и сохранения тайны информации о нем. Такие жаргоны могут содержать искусственно придуманную смесь элементов разных языков.

Жаргоны не имеют собственной грамматики и основной лексики, потому что они паразитируют на материале разных языков. Но практическое применение жаргона бесспорно.

Международные жаргоны вытекают из еще более реальных коммуникационных потребностей многоязычных людей в приграничных районах или в местах концентрации многонационального населения. Аргос, в отличие от социальных и профессиональных диалектов, используется в “закрытых”, самодостаточных группах и содержит момент секретности, тайны (например, аргос бродячих торговцев XIX века – “язык духовок”). Язык печи имел элементы современного греческого, цыганского, финно-угорского и идиш, а также ограниченное число абстрактных существительных, прилагательных и глаголов.

Использованные разговорные слова иногда “затуманиваются” в загадочных языках путем подстановки или перестановки слогов. Арго – особый язык так называемых деклассированных элементов общества (воров, нищих, бродяг). Поэтому Арго имеет тенденцию исчезать в стабильной социально-экономической ситуации, поскольку круг его докладчиков сужается, но во времена социальных потрясений (революций, войн, экономических потрясений и т.д.) с ростом преступности, бездомности и т.д. отмечается активное распространение Арго.

Молодежные (школьные, студенческие) жаргоны – сленги, дают достаточно красочную и нестационарную картину. Здесь также встречаются варварства изучаемых языков и иноязычного сленга, нечестный сленг, “цензурные” вульгаризмы, различные прозвища и образные перефразировки, насмешливые речевые штампы.

В заключение этой главы позвольте мне еще раз подчеркнуть, что язык – это инструмент, средство общения. Это система знаков, средств и правил речи, общая для всех членов данного общества. Это явление является постоянным для данного периода времени.

Язык как средство общения имеет свои особенности, называемые диалектами, свои стили (разговорный, научный и журналистский) и выполняет определенные функции (коммуникативные, мыслеобразующие, выразительные и эстетические).

Языки возникают, существуют и развиваются по своим собственным законам. Существует несколько тысяч современных, естественных, живых языков, то есть тех, на которых говорят люди, живущие сейчас на Земле. Существует также более тысячи разновидностей того, что называется мертвыми языками, то есть языки, на которых когда-то говорили люди, но которыми больше не пользовались их современники. Если к этому добавить множество искусственных языков, созданных человеком в последние века, а также используемых животными, то их количество, вероятно, вырастет до десятка и более тысяч. Каждый из этих языков имеет свою специфическую лингвистическую форму, отражающую особенности данного языка, его символы, звуки и буквы. Таким образом, в первом приближении, чтобы прояснить связь между языком и речью, можно сказать: существует столько же разных языков, сколько и разных способов речи.

Речь и понятие речи

Речь и его психологические свойства

Как упоминалось выше, язык имеет две формы: устную и письменную. Каждая из этих форм также имеет свои особенности и нормы. Человек, который умеет хорошо говорить, не всегда умеет хорошо писать, и наоборот: человек, который хорошо пишет, иногда испытывает трудности с устной речью. Очевидно, что психология устной и письменной речи – это не одно и то же.

Устный и письменный язык – это два способа общения людей друг с другом посредством языка. Устный язык основан на слуховых ощущениях через органы речи. Письмо в первую очередь движется визуальными и моторными ощущениями, теми же самыми чувствами, которые играют центральную роль в обработке речи.

Все эти ощущения важны для развития умения правильно читать, писать и говорить. Люди со слабым зрением или слухом обычно говорят неразборчиво, неразборчиво и допускают ошибки при чтении и письме.

Общение между людьми в каждой из этих форм речи происходит по-разному. Устная речь относится к прямому общению между людьми (устное выступление, диалог, беседа, аргумент). Она характеризуется наличием динамика и слушателя.

Устная речь требует, чтобы слушатель понимал ее в процессе речи, в живом потоке речи. Это не оставляет времени для размышлений или медитации. Но письменная речь не только позволяет, но и часто требует от писателя паузы для размышлений и размышлений.

Устная речь позволяет повторить сказанное, использует такие средства воздействия на слушателя, как интонация, мимика и жест. Письменная речь не имеет всех этих инструментов, облегчающих понимание содержания. Поэтому при письменном изложении мыслей необходимо учитывать, что читателю труднее понять содержание высказывания, чем слушателю.

Устная и письменная речь также отличаются друг от друга особенностями используемого в каждом конкретном случае речевого материала. В устной речи мы используем лексические, грамматические и стилистические приёмы разговорного языка, а в письменной форме имеем дело с приёмами письменного языка.

Устный, особенно разговорный, язык более свободен и иногда отклоняется от установленных языковых норм. Письменный, литературный, монологический язык является более нормативным и стабильным. Письменность должна считаться с нормами грамматики в большей степени, чем устная речь.

Письменный и устный языки также отличаются друг от друга по словарному запасу, синтаксису, средствам выражения и темпу речи. Например, устная речь по своей синтаксической структуре намного проще, чем книжная. В устной речи используются простые и короткие предложения. Это связано с физиологическими и психологическими условиями речевого выхода.

Мы хотим сказать и выдохнуть каждую относительно полную мысль на одном дыхании. Письменный язык, с другой стороны, использует предложения произвольной сложности и объема.

Средства выражения также различаются в двух упомянутых формах речи. Выразительность устной речи является одним из важных условий ее правильного понимания слушателями. Особенно распространены в устной речи такие средства выражения, как поднятие и опускание голоса, акценты, выделение и подчеркивание определенных слов и фраз голосом, паузы, жесты, мимика.

Выразительная сила устной речи делает ее не только средством выражения идей, но и мощным средством убеждения и побуждения. Выразительная сила письменной речи осуществляется путем более тщательного выбора лексики, структуры предложений, более логичной согласованности мыслей, а также путем разделения текста на главы, абзацы, параграфы. Средствами выражения являются курсив, подчеркивание, восклицательные знаки, вопросы, двоеточия.

Чувствуется, что все эти средства в первую очередь используются для того, чтобы ударить по главному пункту, подчеркнуть его и обратить на него внимание читателя.

Письменная речь сложнее и труднее по структуре, чем устная речь, но она позволяет нам тщательно работать над устным выражением наших мыслей. Письменная речь, как правило, принадлежит человеку, который хочет выразить свои мысли наилучшим образом, который замечает его дефекты речи и может их исправить.

Для правильного отношения к работе по развитию речи большое значение имеют научные достижения в области лингвистики, психологии и педагогики.

Устный язык намного активнее письменного – мы говорим и слушаем больше, чем пишем и читаем. Его выразительные возможности больше. Б. Шоу отметил, что “существует пятьдесят способов сказать “да” и пятьдесят способов сказать “нет” и только один способ написания”.

Письмо использует систему графического выражения и воспринимается визуально. Писатель и читатель обычно не только не видят друг друга, но и даже не представляют себе, как выглядит их коммуникант. Это затрудняет установление контакта, поэтому писатель должен стремиться максимально улучшить текст, чтобы его можно было понять. Письменность существует бесконечно долго, и читатель всегда имеет возможность прояснить непонятное выражение в тексте.

В лексико-грамматическом плане она характеризуется строгим соблюдением литературных норм языка – особым подбором лексики и фразеологии, обработанным синтаксисом. В письменной форме часто используется книжный словарь: официальный деловой, научный, общественный и журналистский. Письменная форма речи характеризуется продуманностью высказываний. Это определяет точность и правильность письменной речи.

Формы речи

Существует две формы речи:

  1. устная,
  2. письменная.

Устная речь – это речь в процессе речи; основная форма использования естественного языка в речевой деятельности.

Для разговорного стиля письменного языка наиболее важна устная форма, в то время как стили книги функционируют как в письменной, так и в устной форме (научная статья и устный научный доклад, выступление на собрании без заранее подготовленного текста и запись этого выступления в протокол собрания).

Важнейшей отличительной чертой устной речи является ее неподготовленность: устная речь обычно появляется в ходе разговора. Однако степень неподготовленности может варьироваться. Это может быть речь на незнакомую тему, исполненная как импровизация. С другой стороны, это может быть речь на заранее известную и проработанную в определенных частях тему. Устная речь такого рода характерна для официального публичного общения. Отличительной чертой является устная речь, то есть речь, произнесенная, прочитанная или запомненная во время выступления; термин “слышимая речь” иногда используется для этого типа речи.

Речь, предназначенная для прямого восприятия, то есть устная речь, проигрывает, если она слишком подробна, состоит исключительно из более длинных предложений, если в ней доминирует прямая струна слов.

В речи, рассчитанной на слушателя, часто меняется структурная логика фразы, очень удобно использовать неполные предложения (экономит время и силы говорящего и слушателя), позволяет в передаче дополнительных мыслей, оценивать фразы (обогащает текст и хорошо отделяется от основного текста интонацией).

Одним из наиболее существенных недостатков устной речи считается ее прерывистость (логическая, грамматическая и интонационная), то есть неоправданное прекращение речи, в прерывании фраз, мыслей, а иногда – в неоправданном повторении одних и тех же слов. Причины этого могут быть разными: незнание того, что нужно сказать, неспособность сформулировать последующую мысль, желание исправить сказанное.

Вторым из наиболее распространённых недостатков устной речи является её распад (интонационно-грамматический): предложения следуют друг за другом без пауз, логических акцентов, без чёткой грамматической формы предложений. Распад грамматики и интонации естественным образом влияет на логику речи: Мысли сливаются воедино, порядок их следования становится неясным, содержание текста – расплывчатым, неопределенным.

Письменная речь – это речь, произнесенная с помощью видимых (графических) знаков на бумаге, другом материале или экране. Письменная форма речи является наиболее важной для официальных и научных стилей речи, для языка художественной литературы. Журналистский стиль равноправно использует письменную и устную формы речи (журналы и телевидение).

Использование письменной формы позволяет дольше думать о собственной речи, постепенно ее выстраивать, корректировать и добавлять к ней, что в конечном итоге способствует развитию и использованию более сложных синтаксических конструкций, чем это характерно для устной речи. Такие особенности устной речи, как повторение, незаконченные конструкции, будут стилистическими ошибками в написанном тексте.

Если в устной речи интонация используется как средство акцентирования значимых частей речи, то в письменном тексте используются пунктуация и различные средства графического акцентирования слов, сочетания и части текста: Использование другого шрифта, полужирное начертание, курсив, подчеркивание, кадрирование, размещение текста на странице. Эти устройства обеспечивают выделение логически важных частей текста и выразительность письменного языка.

Типы речи это:

  • Говорение – отправка звуковых сигналов, несущих информацию;
  • Слушание – восприятие звуковых сигналов и их понимание;
  • Письмо – использование видимых графических символов для передачи сообщения.
  • Чтение – восприятие графических символов и их понимание.

Все это говорит о том, что язык – это нечто уникальное в нашем сознании – это внутренний голос, который находится в постоянном диалоге с нами, и внутренний голос – поток сознания, поскольку это не монолог, а диалог в человеке и с ним. Мы создаём для себя и внутри себя партнёра, с которым общаемся, называя его либо внутренним “я”, либо голосом души, голосом совести, либо Богом.

Наконец, язык действует на сознание и стимулирует действия; язык стремится к пониманию и мысли.

Характеристики языка зависят от психологических качеств человека, его состояния и характера. Выделяются устная и письменная формы языка, а также четыре вида языка: разговорный, аудирование, письмо и чтение.

Заключение

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что речь и язык – это две стороны единого целого: человеческий язык. Разница между ними заключается в том, что речь – это воплощение, воплощение языка. Именно разговорный язык выполняет свою коммуникативную функцию.

Язык конкретен, язык абстрактен и абстрактен. Язык – это средство общения, а разговорная речь – это процесс. Язык – это сущность, способом существования и проявления которой является язык. Язык как сущность находит свое проявление в речи. Язык известен благодаря анализу, речь – благодаря восприятию и пониманию.

Язык существует только в силу своего рода договора, заключенного членами коллектива. Язык – это нечто отдельное в том, что человек, лишенный дара языка, сохраняет язык, потому что понимает языковые знаки, которые он слышит.

Язык и речь – очень сложные явления. Термины “язык” и “речь” часто используются в качестве синонимов. В то же время, необходимо их различать. Речь и язык разные и в одно и то же время один и тот же. Подобно тому, как речь не может существовать без языка, речь не может существовать без языка. Язык живет и развивается благодаря тому, что на этом языке существует живая речевая активность (в противном случае язык становится мертвым).

Таким образом, язык и речь – это не разные явления, а разные стороны одного явления. Все языковые единицы – это единицы речи и речи: одна их сторона обращена к языку, другая – к речи.

Список использованной литературы

  1. Ганеев Б.Т. Противоречия в языке и речи. – Уфа: Издательский цех БГПУ, 2005.
  2. Левонтина И.Б. Речь и язык в современном русском языке // Язык о языке. Сб. статей / Под общ. рук. и ред. Н. Д. Арутюновой. – М.: Языки русской культуры, 2001.
  3. Ломтев Т.П. Общее и русское языкознание. – М., 1977.
  4. Николаева, В.В. Эстетика языка и речи/ В.В. Николаева- Л.: Наука, 1978.
  5. Русский язык и культура речи: Учебник/Под ред. В.И. Максимова. – М.: Гардарики, 2005.
  6. Формановская, Н.И. Речевой этикет и культура общения/ Н.И. Формановская. – М.: Высшая школа, 1988.

Похожие рефераты:

  • Реферат на тему: Сердечно – сосудистая система
  • Реферат на тему: Питание и здоровье человека
  • Реферат на тему: Жаргонизмы
  • Реферат на тему: Музыкальные инструменты
  • Реферат на тему: Гжель
  • Реферат на тему: 23 Февраля
  • Реферат на тему: Обморожение
  • Реферат на тему: Классицизм
  • Реферат на тему: Вегетососудистая дистония
  • Реферат на тему: Природа
  • Реферат на тему: Дезинфекция
  • Реферат на тему: Сканеры

Содержание

1. Современная речевая ситуация
2. Язык и речь
3. Речь, её особенности
4. Предмет и задачи практической стилистики
5. Характеристика понятия «Культура речи»
6. Что такое культура речи?
7. Точность словоупотребления
8. Стилистическая оценка диалектизмов, жаргонизмов
9. Стилистическая оценка заимствованных слов
Заключение
Список использованных источников

1. Современная речевая ситуация

Язык является мощным средством регуляции деятельности людей в различных сферах, поэтому изучение речевого поведения современной личности, осмысление того, как личность владеет богатством языка, насколько аффективно им пользуется, — очень важная и актуальная задача.

Каждый образованный человек должен научиться оценивать речевое поведение — свое и собеседников, соотносить свои речевые поступки с конкретной ситуацией общения.

Сегодня речь наших современников привлекает все большее внимание журналистов, ученых разных специальностей (языковедов, философов, психологов, социологов), писателей, педагогов, она становится предметом острых дискуссий рядовых носителей русского языка. Ощущая речевое неблагополучие, они пытаются ответить на вопрос, с чем связано трево­жащее многих состояние речевой культуры. Извечные русские вопросы «что делать?» и «кто виноват?» вполне закономерны по отношению к русскому языку и к русской речи.

В глубоком исследовании «Русский язык конца XX столетия (1985—1995)» сделана попытка выделить наиболее значимые черты русского языка конца века. В нем отмечается:

«События второй половины 80-х — начала 90-х годов по своему воздействию на общество и язык подобны революции. Состояние русского языка нашего времени определяется рядом факторов.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

  1. Резко расширяется состав участников массовой и коллективной коммуникации: новые слои населения приобщаются к роли ораторов, к роли пишущих в газеты и журналы. С конца 80-х годов возможность выступать публично получили тысячи людей с разным уровнем речевой культуры.
  2. В средствах массовой информации резко ослабляются цензура и автоцензура ранее в значительной степени определявшие характер речевого поведения.
  3. Возрастает личностное начало в речи. Безликая и безадресная речь сменяется речью личной, приобретает конкретного адресата. Возрастает биологичность общения, как устного, так и письменного.
  4. Расширяется сфера спонтанного общения не только личного, но и устного публичного. Люди уже не произносят и не читают заранее написанные речи. Они говорят.
  5. Меняются важные параметры протекания устных форм массовой коммуникации: создается возможность непосредственного обращения говорящего к слушающим и обратной связи слушающих с говорящими.
  6. Меняются ситуации и жанры общения и в области публичной, и в области личной коммуникации. Жесткие рамки официального публичного общения ослабляются. Рождается много новых жанров устной публичной речи в сфере массовой коммуникации. Сухой диктор радио и ТВ сменился ведущим, который размышляет, шутит, высказывает свое мнение.
  7. Резко возрастает психологическое неприятие бюрократического языка прошлого (так называемого новояза).
  8. Появляется стремление выработать новые средства выражения, новые формы образности, новые виды обращений к незнакомым.
  9. Наряду с рождением наименований новых явлений отмечается возрождение наименований тех явлений, которые возвращаются из прошлого, запрещенных или отвергнутых в эпоху тоталитаризма» (Русский язык конца XX столетия. М., 1996).

Свобода и раскрепощенность речевого поведения влекут за собой расшатывание языковых норм, рост языковой вариативности (вместо одной допустимой формы языковой единицы оказываются допустимыми разные варианты).

2. Язык и речь

Языковеды второй половины XIX и начала XX в., преодолевая универсализм и догматизм натуралистов (Шлейхер), все более и более углублялись в исследования отдельных языковых фактов и доводили свои исследования до речи отдельного человека. Успехи новой науки — психологии — способствовали этим устремлениям — довести исследование до индивида. Эти воззрения в своем крайнем проявлении доходили до отрицания языка как достояния коллектива, ставили под сомнение существование языков.

Так, А. А. Шахматов полагал, что «реальное бытие имеет язык каждого индивидуума; язык села, города, области, народа оказывается известною научною фикцией, ибо он слагается из фактов языка, входящих в состав тех или иных территориальных или племенных единиц индивидуумов». (Шахматов А. А. Очерк современного русского литературного языка, 4-е изд. М., 1941. с.59.)

Сторонники таких взглядов, по русской поговорке, «за деревьями не видят леса». Об этом писал В. Гумбольдт (1767—1835): «…в действительности язык всегда развивается только в обществе, и человек понимает себя постольку, поскольку опытом установлено, что его слова понятны также и другим». (Гумбольдт В. О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человеческого рода, см.: Звегинцев В. А. История языкознания XIX—XX веков в очерках и извлечениях. 3-е узд. М., 1964. ч.1. с. 97)

Эта мысль в формулировке Маркса звучит следующим образом: язык — это «…существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого» (Маркс К. Немецкая идеология// Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 29.), и если язык всегда есть достояние коллектива, то он не может представлять собой механическую сумму индивидуальных языков. Скорее, речь каждого говорящего может рассматриваться как проявление данного языка в условиях той или иной жизненной ситуации. Но индивидуальные особенности в речи каждого человека тоже бесспорный факт.

Так возникает очень важная проблема: языки речь. Эти понятия часто путают, хотя совершенно ясно, что; например, физиологи и психологи имеют дело только с речью, в педагогике важно говорить о развитии и обогащении речи учащихся, в медицине — о дефектах речи и т.п.; во всех этих случаях «речь» заменить «язы­ком» нельзя, так как дело идет о психофизиологическом процессе.

3. Речь, её особенности

Если язык — это система знаков и символов, то речь — это процесс пользования языком. Речь является реализацией языка, который и обнаруживает себя только через речь.

В лингвистике под речью понимают конкретное говорение, проте­кающее во времени и облеченное в звуковую форму (в том числе внутреннее проговаривание — внутренняя речь) или письменную. К речи относят также продукты говорения в виде речевого произведения (текста), фиксируемого памятью или письмом. Отличия речи от языка состоят в следующем.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

Во-первых, речь конкретна, неповторима, актуальна, развертывается во времени, реализуется в пространстве. Вспомним о способности некоторых ораторов, например, кубинского лидера Ф. Кастро или советского Президента М. Горбачева, говорить часами. Собрание сочинений многих писателей насчитывает десятки томов.

Во-вторых, речь активна, линейна, стремится к объединению слов в речевом потоке. В отличие от языка она менее консервативна, более динамична, подвижна. Так, с объявлением гласности и свободы слова в нашей стране заметно изменилась манера изложения информации, особенно о политических лидерах, общественных процессах. Если раньше сообщения выдерживались строго в официальном стиле, то сейчас без легкой иронии об этих процессах и лидерах редко кто пишет.

В-третьих, речь как последовательность вовлеченных в нее слов отражает опыт говорящего человека, обусловлена контекстом и ситуацией, вариативна, может быть спонтанна и неупорядочена. С примерами такой речи мы сталкиваемся часто в быту и на производстве.

Речь, с одной стороны, используя уже известные языковые средства, принципиально зависит от языка. В то же время ряд характеристик речи, например темп, продолжительность, тембр, степень громкости, артикуляционная четкость, акцент, не имеют к языку прямого отношения. Особый интерес представляет использование в речи слов, отсутствующих в языке. Для исследования и обогащения русского языка в языковедении выделяют и развивают направления: «Стилистика русского языка» и «Культура речи».

4. Предмет и задачи практической стилистики

Термин «практическая стилистика» встречается у В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, К.И. Былинского и других исследователей проблем стилистики. Используется он и в зарубежной науке… Создаются пособия по нормативной стилистике национальных языков. Делаются попытки определить понятие нормативности, языковой (и стилистической) нормы.

Понятие нормы важно для любого литературного языка. Даже в художественно-беллетристическом стиле, где широко используется свобода выбора языковых средств и сказывается своеобразие индивидуальной манеры писателя, невозможен полный отход от общенациональной нормы, ибо «язык подлинно художественного произведения не может далеко и значительно отступать от основы общенародного языка, иначе он перестанет быть общепонятным».

В практической стилистике, где огромную роль играет лексическая и грамматическая синонимия, в качестве нормы выступает «совокупность наиболее пригодных («правильных», «предпочитаемых») для обслуживания общества средств языка, складывающаяся как результат отбора языковых элементов (лексических, произносительных, морфологических, синтаксических) из числа сосуществующих, наличествующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого в процессе социальной, в Широков смысле, оценки этих элементов».

Нормативный характер практической стилистики сближает её с тем широким разделом (филологической науки, который носит название «культура речи». Если считать, что, помимо объективно-исторического изучения речевой жизни общества в определенную эпоху, задачей этой филологической дисциплины является раскрытие норм литературного языка на всех «уровнях»  языковой системы и установление на научной основе правил пользования языком, то можно говорить о непосредственной связи некоторых проблем стилистики и проблем культуры речи. Так Г.О. Винокур писал: «Задача стилистики… состоит в том, чтобы научить членов данной социальной среды активно-целесообразному обращению с языковым каноном, препарировать лингвистическую традицию и таком отношении, которое позво­лило бы говорящим активно пользоваться всеми элементами, заключенными в ее широких рамках, в зависимости от конкретной социальной и бытовой обстановки, от цели, которая предполагает за каждым данным актом индивидуального говорения».

Нужна помощь в написании реферата?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

Содержанием практической стилистики являются: 1) общие сведения о языковых стилях; 2) оценка экспрессивно-эмоциональной окраски средств языка; 3) синонимия языковых средств.

5. Характеристика понятия «Культура речи»

С литературным языком тесно связано понятие культуры речи. Умение четко и ясно выразить свои мысли, говорить грамотно, умение не только привлечь внимание своей речью, но и воздействовать на слушателей, владение культурой речи — своеобразная характеристика профессиональной пригодности для людей самых различных профессий: дипломатов, юристов, политиков, преподавателей школ и вузов, работников радио и телевидения, менеджеров, журналистов.

Культурой речи важно владеть всем, кто по роду своей деятельности связан с людьми, организует и направляет их работу, ведет деловые переговоры, воспитывает, заботится о здоровье, оказывает людям различные услуги.

6. Что такое культура речи?

Под культурой речи понимается владение нормами литературного языка в его устной и письменной форме, при котором осуществляются выбор и организация языковых средств, позволяющих в определенной ситуации общения и при соблюдении этики общения обеспечить необходимый эффект в достижении поставленных задач коммуникации.

Культура речи содержит три составляющих компонента: нормативный, коммуникативный и этический.

Культура речи предполагает, прежде всего, правильность речи, т. е. соблюдение норм литературного языка, которые воспринимаются его носителями (говорящими и пишущими) в качестве «идеала» или образца. Языковая норма — это центральное понятие речевой культуры, а нормативный аспект культуры речи считается одним из важнейших.

Однако культура речи не может быть сведена к перечню запретов и определений «правильно-неправильно». Понятие «культура речи» связано с закономерностями и особенностями функционирования языка, а также с речевой деятельностью во всем ее многообразии. Оно включает в себя и предоставляемую языковой системой возможность находить для выражения конкретного содержания в каждой реальной ситуации речевого общения новую языковую форму.

Культура речи вырабатывает навыки отбора и употребления языковых средств в процессе речевого общения, помогает сформировать сознательное отношение к их использованию в речевой практике в соответствии с коммуникативными задачами. Выбор необходимых для данной (цели языковых средств — основа коммуникативного аспекта культуры речи. Известный филолог, крупный специалист по культуре речи Г. О. Винокур писал: «Для каждой цели свои средства, таков должен быть лозунг лингвистически культурного общества».

Нужна помощь в написании реферата?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

Коммуникативная целесообразность считается одной из главных категорий теории культуры речи, поэтому важно знать основные коммуникативные качества речи и учитывать их в процессе речевого взаимодействия.

В соответствии с требованиями коммуникативного аспекта культуры речи носители языка должны владеть функциональными разновидностями языка, а также ориентироваться на прагматические условия общения, которые существенно влияют на оптимальный для данного случая выбор и организацию речевых средств.

Этический аспект культуры речи предписывает знание и применение правил языкового поведения в конкретных ситуациях. Под этическими нормами общения понимается речевой этикет (речевые формулы приветствия, просьбы, вопроса, благодарности, поздравления и т.п.; обращение на «ты» и «вы»; выбор полного или сокращенного имени, формы обращения и др.).

На использование речевого этикета большое влияние оказывают экстралингвистические факторы: возраст участников речевого акта (целенаправленного речевого действия), их социальный статус, характер отношений между ними (официальный, неофициальный, дружеский, интимный), время и место речевого взаимодействия и т.д.

Этический компонент культуры речи накладывает строгий запрет на сквернословие в процессе общения, осуждает разговор на «повышенных тонах». Немаловажным являются точность и ясность речи.

7. Точность словоупотребления

Точность и ясность речи взаимосвязанные. Однако о точности высказывания должен заботиться говорящий (пишущий), а ЯСНОСТЬ оценивает слушатель (читатель).

Мы облекаем свои мысли в слова. Чтобы речь была точной, слова следует употреблять в полном соответствии с теми значениями, которые за ними закреплены в языке. Л.Н. Толстой шутя, заметил: «Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог».

Поиск единственно необходимого в тексте слова требует от писателя напряжения творческих сил и неустанного труда. Этот труд порой отражен в рукописях, позволяющих нам ознакомиться с лексическими заменами, которые сделал автор, шлифуя стиль произведения. Например, в черновике повести А.С. Пушкина «Дубровский» находим такую правку: «Члены (суда) встретили его (Троекурова) с изъявлениями [глубокого унижения, глубокой преданности] глубокого подобострастия» — последнее слово наиболее выразительно охарактеризовало поведение подкупленных Троекуровым чиновников, и писатель оставил его в тексте.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Поиск нужного слова отражается в авторедактировании (когда сам пишущий исправляет себя).

Стилистическая правка писателей в рукописи отражает последний этап работы над текстом, а какой труд предшествовал этому, сколько черновиков было написано и потом уничтожено, сколько раз автор произносил «про себя» ту или иную фразу, прежде чем записать ее на бумаге, — об этом можно только догадываться.

Небрежное отношение к выбору слов в нашей повседневной речи становится причиной досадных лексических ошибок, например: Пришла весна, у куниц скоро появится наследство (имеется в виду потомство); Я решил стать офицером, потому что хочу продолжить семейную династию (вместо: традицию).

В таких случаях говорят об использовании слова без учета его семантики (то есть значения). Подобные речевые ошибки становятся причиной нелогичности и даже абсурдности речи: И стоят наши дальневосточные березки я своем подвенечном саване (автор перепутал саван и фату). Такие «обмолвки» объясняются ложными ассоциациями (это ассоциативные ошибки).

Неясность высказывания может возникнуть при употреблении многозначных слов и омонимов, если контекст проявит непредусмотренное автором значение. Например: Рост юных фигуристок стимулируется при помощи показательных выступлений. Лучше было бы сказать: Участвуя в показательных выступлениях, юные фигуристки совершенствуют свое мастерство. Спортивный комментатор не учел возможного искажения смысла и такой фразы: Вы видите на экране Гаврилова в красивой комбинации.

Неточность словоупотребления объясняется невнимательностью или низкой речевой культурой автора. Но иногда сознательно не хотят употреблять то или иное слово, чтобы завуалировать отрицательный смысл высказывания. Говорят фантазирует вместо врет, принимал подарки вместо брал взятки и т. д. Вспомним эпизод из рассказа А.И. Куприна «Дознание»:

«- Спроси его, взял он у Есипаки голенища?

Подпоручик опять убедился, а своей неопытности и малодушии, потому что из какого-то стыдливого и деликатного чувства не мог выговорить настоящее слово украл.»

Нужна помощь в написании реферата?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

Слова и выражения, смягчающие грубый смысл речи, называются эвфемизмами (от гр. еи — хорошо, phemi — — гово­рю). Эвфемистичность речи нередко объясняется стремлением автора притупить критическую остроту высказывания при  описании негативных явлений.

Неправильный выбор слова может стать причиной анахронизма — нарушения хронологической точности при употреблении слов, связанных с определенной исторической эпохой. Например: В древнем Риме недовольные законами плебеи устраивали митинги (слово митинг полнилось значительно позднее, причем и Англии).

8. Стилистическая оценка диалектизмов, жаргонизмов

Наша речь подвержена разнообразным влияниям, в частности оскудению, засорению. Портят нашу речь различные — сорняки». Это могут быть диалектные слова, жаргонизмы и вульгаризмы, неоправданные заимствования. Все они требуют объективной стилистической оценки, как в книжных текстах, так и в разговорной речи.

Русский язык богат народными говорами: житель северных мест может произнести такую фразу, которую не поймут и Воронеже или Орле. И только московский гонор, который лежит в основе русского литературного языка, будет понятен всем русским людям. Один писатель, чтобы показать своеобразие местных русских говоров, написал «элегию» на вятском наречии, содержание которой нужно «переводить» на русский язык, потому что в ней оказалось много непонятных диалектизмов (так называют слова, используемые в местных говорах, то есть диалектах).

Жаргонная лексика обозначает понятия, которые в общенародном языке уже имеют наименования. Жаргон — раз­новидность разговорной речи, используемая определенным кругом носителей языка, объединенных общностью интересов, занятий, положением в обществе. В современном рус­ском языке выделяют молодежный жаргон, или сленг (от англ. slang — слова и выражения, употребляемые людьми определенных профессий или возрастных групп). Из сленга в разговорную речь пришло множество слов и выражений: шпаргалка, зубрить, хвост (академическая задолженность), пла­вать (плохо отвечать на экзамене), удочка (удовлетворительная оценка) и т.п.

Появление многих жаргонизмов связано со стремлением молодежи ярче, эмоциональнее выразить свое отношение к предмету, явлению. Отсюда такие оценочные слова: потрясно, обалденный, клёвый, ржать, балдеть, кайф, ишачить, пахать, загорать и т.п. Все они распространены только в устной речи и нередко отсутствуют в словарях.

Какова же оценка жаргонизмов? Конечно, тот, кто учился русскому языку у Л.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Л.Н. Толстого, не станет восхищаться жаргоном. К тому же жаргонизмы непонятны людям непосвященным, а это создает почву для недоразумений. Однако в устной речи молодежи жаргонизмы неистребимы, они придают ей живость, порой — ироническую окраску. Но сфера их использования узка: это устная речь, причем стилистически сниженная, нелитературная.

9. Стилистическая оценка заимствованных слов

Часто можно услышать, что иностранные слова «засоряют» русский язык и поэтому с ними нужно «бороться». Действительно, в разговорной речи мы нередко употребляем «модные» иностранные словечки не к месту. Язык рекламы наводнен американизмами, в журналах и газетах множество неоправданных заимствований.

Нужна помощь в написании реферата?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена реферата

Русский язык всегда был открыт для пополнения лексики из иноязычных источников. Заимствования из древних языков (греческого, латинского), тюркизмы, галлицизмы, слова голландского, немецкого, английского происхождения, полонизмы, украинизмы и другие осваивались русским языком в разные исторические эпохи, не нанося ущерба его национальной самобытности, а лишь обогащая его и расширяя его пределы. Однако слишком большой приток иноязычных слов в наш язык в определенные периоды вызывал тревогу у деятелей русской культуры.

В конце 80-х — 90-е годы особенно сильно увеличился приток иностранных слов в русский язык в связи с изменениями в сфере политической жизни, экономики, культуры, идеологии.

Заключение

Язык — это неотъемлемая часть нашей жизни, каждый день люди общаются между собой познавая мир в коммуникации. Поэтому знание своего языка, его литературной нормы является необходимым сейчас — в условиях смены норм, внедрения новых слов и выражений. Только изучая стилистику и культуру речи мы сможем сохранить русский язык таким, какой он есть на данный момент и приукрасить его. Только понимание окружающими твоей речи позволит занять высокое положение в обществе. Качество и красота речи дают понять уровень развития человека.

Список использованных источников

1. Введенский Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю., «Русский язык и культура речи»-учебное пособие, «Феникс», Ростов-на-Дону, 2001
2. Голуб И.Б., «Стилистика русского языка», «Айрис-пресс», Москва, 1997
3. Голуб И.Б., «Русский язык и культура речи»-учебное пособие, «Логос», Москва, 2003
4. Дунев А.И., Дымарский М.Я., Кожевников А.Ю. «Русский язык и культура речи», «Высшая школа», Москва, 2002
5. Максимов В.И. ,Казаринов Н.В., Барабанова Н.Р., «Русский язык и культура речи»-учебник, «Гардарики», Москва, 2002
6. Реформатский А.А., «Введение в языковедение», «Аспект пресс», Москва, 2000
7. Розенталь Д.Э., «Практическая статистика русого языка», «Издательство АСТ-ЛТД», Тула, 1998

Реферат: Я зык, речь

А.А. Леонтьев

Язык,

речь,

речевая

деятельность

ПРОСВЕЩЕНИЕ

1969

Леонтьев А.А.

Язык, речь, речевая деятельность. М., Просвещение», 1969. 214 стр.

А. А. Леонтьев знакомит читателей с теорией речевой деятельности, с принципами исследования речевой деятельности, психолингвистикой как наукой о речевой деятельности, показывает, как связаны анализ речевой деятельности и проблемы обучения языку.

ОГЛАВЛЕНИЕ

^ ОТ АВТОРА 4

Глава I. ТЕОРИЯ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 5

§ 1. Объект и предмет лингвистической науки 5

§ 2. Язык и речь 6

§ 3. Понятие речевой деятельности 14

§ 4. Общественные функции и функциональные эквиваленты языка как проблема теории речевой деятельности 16

§ 5. Языковой знак и теория речевой деятельности 24

Глава II. ИССЛЕДОВАНИЕ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ 28

§ 1. Диахрония, история, развитие языка 28

§ 2. Некоторые проблемы языковой эволюции и культура речи 35

§ 3. К теории культуры речи 41

§ 4. Некоторые вопросы генезиса речевой коммуникации в свете теории деятельности 46

Глава III. ПСИХОЛИНГВИСТИКА КАК НАУКА О РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 52

§ 1. Из истории возникновения и развития психолингвистики 52

§ 2. О предмете психолингвистики 55

§3. Психологические проблемы порождения фразы 61

§4. Психолингвистические проблемы семантики 68

Глава IV. РЕЧЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПРОБЛЕМЫ ОБУЧЕНИЯ 74

§ 1. Речевая деятельность и обучение языку 74

§ 2. О речевой ситуации и принципе речевых действий 83

§ 3. Сущность и задачи школьной грамматики 88

§ 4. К вопросу о месте психолингвистического анализа в проблематике «школьной грамматики» (части речи как психолингвистическая проблема) 91

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В НАШЕЙ СТРАНЕ 96

И. А. Бодуэн де Куртенэ 96

Л. С. Выготский 109

^ ОТ АВТОРА
 Общая тенденция, наблюдаемая в современной лингвистике, заключается в разработке комплексных, пограничных проблем, в развитии “смежных” областей, где языкознание работает бок о бок с другими науками, такими, как социолингвистика, этнолингвистика, психолингвистика; это общая тенденция в проникновении “за” язык, в раскрытии сущностных характеристик деятельности человека в целом, в том числе и речевой деятельности; одним словом, в изучении не столько языка, сколько говорящего человека.

Эта тенденция в значительной мере обусловила и появление настоящей книги. Ее основная идея – необходимость на современном этапе развития наук о человеке не ограничиваться в исследовании речи и языка рамками одной науки (например, лингвистики), а широко оперировать в первую очередь такими понятиями и категориями, которые возникают в ходе междисциплинарного исследования. Идеи, получившие отражение в книге, высказывались автором ранее, но здесь эти мысли, так сказать, собраны воедино и представлены как целостная система. На страницах настоящей работы автор отнюдь не стремился лишь выразить свое собственное мнение по затронутым им вопросам. Напротив, ее задача — ввести читателя в круг некоторых проблем, волнующих лингвистическую науку сегодняшнего дня, и дать более или менее общее представление о состоянии этих проблем. При этом автор стремился сделать свое изложение ясным и доступным для широкого читателя, в частности, не перегружать изложение ссылками на литературу (специально истории вопроса посвящена наша брошюра “Психолингвистика” (Л., 1967), к которой и следует обратиться заинтересовавшемуся читателю). При подготовке книги автор использовал материалы статей и докладов, частично опубликованных ранее в различных изданиях.

Книга состоит из четырех глав и приложения. В первой главе затрагиваются наиболее важные теоретические проблемы общего характера, связанные с тематикой настоящей книги. Во второй главе автор пытается приложить высказанные выше теоретические положения к решению некоторых конкретно-научных вопросов. Третья глава посвящена психолингвистике как науке о речевой деятельности. Четвертая глава имеет практическую направленность: в ней анализируются различные вопросы, связанные с обучением языку и грамматике. Наконец, в приложении даны два исторических этюда — об И.А.Бодуэне де Куртенэ и Л.С.Выготском. Это сделано по разным причинам. Параграф о Бодуэне введен потому, что об этом ученом как о психологе в широком смысле, как теоретике речевого поведения до сих пор фактически не было работ; имеющиеся источники дают, как правило, превратную картину этой стороны его взглядов (как нередко, впрочем, и других сторон). Параграф о Л.С.Выготском введен потому, что сейчас, когда идеи школы Выготского интенсивно проникают не только в психологию, но и в смежные науки и используются также в лингвистике, читателю крайне важно, на наш взгляд, иметь возможность в компактной форме ознакомиться с сущностью взглядов Выготского.

При написании настоящей книги автор пользовался помощью и дружеской поддержкой своих коллег по Институту языкознания АН СССР и Научно-методическому центру русского языка. Всем им, в особенности В.Г.Костомарову, оказавшему большую и бескорыстную помощь в работе над рукописью, нам хотелось бы принести самую сердечную благодарность.
^ Глава I. ТЕОРИЯ РЕЧЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

  § 1. Объект и предмет лингвистической науки

  В основу параграфа положена статья «Объект и предмет психолингвистики и ее отношение к другим наукам о речевой деятельности» (в коллективной монографии «Теория речевой деятельности (проблемы психолингвистики)». М., 1968).

В последние годы как за рубежом, так и в нашей стране появилось множество работ, посвященных так называемой логике науки, т. е. логической структуре научной теории и процесса научного исследования (СНОСКА: Отметим из них: «Проблемы логики научного познания». М., 1964; М. А. Розов. Научная абстракция и ее виды. Новосибирск, 1965; «Диалектика — теория познания. Проблемы научного метода». М., 1964; «Логика научного исследования». М., 1965). Однако целый ряд важнейших проблем этой области знания не получил пока достаточного освещения, и на этих проблемах целесообразно остановиться в нашей книге.

Речь идет прежде всего о самом понятии объекта науки, понятии, выносимом обычно за рамки логики как науки или сводимом к «индивидуальным объектам», как это сделано в сборнике «Логика научного исследования». Лишь в единичных работах проводится последовательное различение между этим понятием и понятием предмета науки. Поясним это различие.

Часто говорят, что ряд наук (языкознание, физиология и психология речи, патология речи и мышления, логика и поэтика) имеет один и тот же объект. Это означает, что все они оперируют одними и теми же <…>

<…> анализировать не будем). Наконец, лингвист занимается организацией речи, так сказать, на элементарном уровне, на уровне фундамента; лишь после того как он закончит свою работу по «разборке» и обратной «сборке» объекта, приступают к работе логик и специалист по поэтике, оперирующие уже результатами работы лингвиста.

Итак, анализируя совокупность мыслительно-речевых актов (еще раз подчеркнем: мы говорим пока об этой совокупности лишь в качестве самого первого приближения к действительному объекту лингвистики!), лингвист выделяет в них то общее, что есть в организации всякой речи любого человека в любой ситуации, отыскивает те средства, без которых вообще невозможно охарактеризовать внутреннее строение речевого потока. B истории лингвистики были периоды, когда эти средства брались, в сущности, «списком», без эксплицитной попытки установить их реальное взаимоотношение как элементов системы. Сейчас лингвистика вступила в период систематизации и даже несколько увлеклась поисками системности, нередко перенося результаты, полученные на одном материале (скажем, при анализе звуковой стороны речи), на другой, не поддающийся такой непосредственной интерпретации (скажем, на семантику). Понятие системы языка заняло в лингвистике прочное и окончательное место. Можно сказать, что предметом лингвистической науки является сейчас именно система языка.

Из сказанного ясно видно, что предмет науки есть категория исторически развивающаяся. Иными словами, один и тот же объект одной и той же науки может быть интерпретирован ею по-разному на различных исторических этапах ее развития. Следовательно, конфигурация предмета науки зависит не только от свойств объекта, но и от точки зрения науки в данный момент. А эта точка зрения, в свою очередь, определяется, с одной стороны тем путем, который данная наука прошла, а с другой — теми конкретными задачами, которые стоят перед наукой в данный момент.

Как уже отмечалось, предмет науки есть обобщение множества возможных моделей конкретной предметной области. Обратимся к понятию модели.

Модель определяется в современной логике науки (СНОСКА: См.: В. А.. Штофф. Моделирование и философия. М.-Л., 1966, стр. 19. Из других важнейших работ последнего времени о моделях и моделировании см.: Ю. А. Жданов. Моделирование в органической химии. «Вопросы философии», 1963, № 6; А. А. Зиновьев, И. И. Ревзии. Логическая модель как средство научного исследования. «Вопросы философии», 1960, № 1; И. Б. Новик. О моделировании сложных систем. М., 1965; И. Г. Фролов. Очерки методологии биологического исследования. М., 1965) как «такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что ее изучение дает нам новую информацию об этом объекте». Ниже мы всюду будем понимать модель так, как ее понимает В. А. Штофф, с некоторыми дополнительными утверждениями относительно моделей речевой деятельности (СНОСКА: См. в этой связи: А. А. Леонтьев. Слово в речевой деятельности. М., 1965, стр. 41 и след.).

Как уже отмечалось выше, возможно множество несовпадающих моделей интересующего нас объекта, определенного (пока!) как совокупность речевых актов (глобальная «речь»). Ни одна из них не является полной, не исчерпывает объекта. Исчерпывающее описание его (а логическая модель — это и есть в общем случае всякое достаточно правильное, т. е. удовлетворяющее определенным требованиям к адекватности, описание объекта) невозможно и не нужно. В модели мы каждый раз вычленяем некоторые черты объекта, оставляя другие вне своего рассмотрения; однако все правильные модели данного объекта, образующие абстрактную систему объектов (систему абстрактных объектов), обладают инвариантными характеристиками, остающимися неизменными при переходе от одной модели к другой.

Внутри нашего объекта не даны в отдельности как нечто уже сформированное, заданное те его онтологические характеристики, которые можно было бы объединить в понятии «язык», точно так же как нам не даны как нечто заданное и характеристики, соответствующие понятию «речь» или любому другому аналогичному понятию. Разграничение языка и речи не лежит исключительно в этих онтологических, сущностных характеристики как объекта; как само оно, так и критерий или критерии, положенные в основу такого разграничения, исторически обусловлены развитием лингвистики и другой заинтересованной в таком разграничении науки — психологии, а также внутренними особенностями этих и других наук, изучающих речь (в глобальном смысле). Остановимся на этом разграничении несколько подробнее.

^ § 2. Язык и речь

  В основу параграфа положена статья «Язык и речь». В сб. «Основы психологии», т. 1 (в печати).

Эксплицитное противопоставление языка и речи обычно приписывается женевскому лингвисту Ф. де Соссюру, развивавшему свою концепцию в университетских курсах по общему языкознанию. Уже после кончины де Соссюра, в 1916 году, два его ближайших ученика — Ш. Балли и А. Сеше на основании студенческих конспектов и других материалов составили сводный текст и опубликовали его (СНОСКА: F. de Saussure. Cours de linguistique generale. Paris. 1916 Наибольшее распространение получило (и впервые попало в СССР) второе издание (1922). Последнее издание—5-е (1955). Книга была переведена на русский (М., 1933), немецкий, польский и испанский языки). Именно на этот текст, как правило, ссылаются, говоря о тех или иных идеях де Соссюра.

Интерпретация самого понятия «язык» к этому времени была очень различной в психологии и языкознании. Характерным примером психологической трактовки языка являются взгляды Г. Штейнталя (СНОСКА: «Они считают носителем вариантности языка некое воображаемое существо, олицетворяющее собой все человечество, и исследуют относящиеся к нему факты, отвлекаясь от социального общения людей» (И. А. Бодуэн де Куртенэ. Фонетические законы. «Избранные труды по общему языкознанию», т. 2. М., 1963, стр. 206.)) и В. Вундта. Вот что такое язык, по Штейнталю: «Он — не покоящаяся сущность, а протекающая деятельность. Мы должны рассматривать его, по существу, не как подручное орудие, которое можно использовать, но которое имеет свое собственное бытие (Dasein) даже и тогда, когда оно не применяется; он выступает как свойство (Kraft) или способность… Язык не есть нечто существующее, как порох, но процесс (Ereignip), как взрыв…». Равным образом и Вундт понимает язык как систему бессубстанциональных психофизиологических процессов, т. е. процессуально.

Между тем в лингвистике конца XIX — начала XX в., в особенности в так называемых младограмматической и социологической школах, язык рассматривается в первую очередь как застывшая система, взятая в абстракции от реальной речевой деятельности. Другой вопрос, что у младограмматиков — это система психофизиологических навыков в голове каждого отдельного индивида а для социологистов — это «идеальная лингвистическая форма, тяготеющая над всеми индивидами данной социальной группы» и реализующаяся у каждого из этих индивидов в виде пассивных «отпечатков» — таких же индивидуальных систем речевых навыков. Наряду с понимаемым так языком выступает в разных формах способ его реализации. Для младограмматиков, например Г. Пауля (СНОСКА: Г. Пауль. Принципы истории языка. М., 1960), это «узус», употребление языка.

Одним словом, между психологией и лингвистикой образовалось своего рода историческое размежевание предмета исследования: психология изучает процессы говорения, речь и лишь постольку занимается языком, поскольку его онтология как-то проявляется в этих процессах; лингвистика изучает язык как систему, либо трактуя ее в материальном аспекте (система речевых навыков), либо в идеальном, но не интересуясь реализацией этой системы! Показательно, что, несмотря на многочисленные (начиная с «Курса…» де Соссюра) декларации лингвистов о необходимости создания «лингвистики речи», ничего подобного пока не существует. Такого рода традиционное размежевание удерживается в некоторых психологических работах до сих пор.C. Л. Рубинштейн, например, категорически утверждает, что «психологический аспект имеется только у речи. Психологический подход к языку, как таковому, не применим: это в корне ошибочный психологизм, т. е. неправомерная психологизация языковедческих явлений» (СНОСКА: С. Л. Рубинштейн. Бытие и сознание. М., 1958, стр. 165). И. М. Соловьева в своей статье «Языкознание и психология» прямо пишет: «Различия, существующие между речью (явление психологическое) и языком (общественное явление)…» (СНОСКА: «Иностранные языки в школе», 1955, № 2, стр. 32). Дело доходит до того, что одна и та же проблема именуется психологами «Мышление и речь», а лингвистами — «Язык и мышление».

Это размежевание и послужило основой для разграничения языка и речи де Соссюром.

Чтобы разобраться по существу в проблеме «Язык и речь», нам придется обратиться сначала к тому, как эта проблема трактовалась самим де Соссюром, однако не в каноническом тексте его «Курса…», а в опубликованных ныне записях и материалах, положенных в его основу. (Как выяснилось благодаря работам Р. Годеля, Балли и Сеше извратили мысли де Соссюра, низведя их на уровень обычного «социологического» понимания).

Оказывается, у де Соссюра нет в собственном смысле дизъюнкции «язык — речь». Особенно характерна с этой точки зрения система понятий, изложенная во втором и третьем курсах, где де Соссюр противопоставляет язык (langue) как абстрактную надиндивидуальную систему и языковую способность (faculte du langage) как функцию индивида. Обе этих категории объединяются термином langage; langage (речевой деятельности) противопоставляется в свою очередь parole — речь, которая представляет собой индивидуальный акт, реализующий языковую способность через посредство языка как социальной системы. Язык и Языковая способность противопоставлены как социальное и индивидуальное; речевая деятельность (язык + языковая способность) противопоставлена речи как потенция и реализация. Налицо две системы координат.

В каноническом тексте «Курса…» категория языковой способности совсем отсутствует, и на место системы трех категорий (язык — языковая способность — речь) встает система двух категорий, а на место двух систем координат — одна, в которой потенциальное приравнено к социальному, а реальное к индивидуальному (СНОСКА: Подробнее см.: А. А. Леонтьев. Слово в речевой деятельности. М., 1965, стр. 49). Такая односторонняя интерпретация вполне понятна. Она, во-первых, логически следует из ортодоксальной «социологической» трактовки. Она, во-вторых, хорошо сочетается с многократно подчеркнутым на страницах канонического текста пассивным характером речевых процессов и представлением об «индивидуальной речевой системе» как о своего рода слепке объективно существующей вне ее системы языка: «Язык не есть функция говорящего субъекта, он — продукт, пассивно регистрируемый индивидом» (СНОСКА: Ф. де Соссюр. Курс общей лингвистики. М., 1933, стр. 38).

Несогласованность аргументации и известная непоследовательность канонического текста «Курса…» привели к тому, что появилась масса попыток дать различению языка и речи более строгое обоснование. К. Бюлер резонно отмечал, что «не существовало… со времени де Соссюра ни одного языковеда, который не высказал бы ряд мыслей о la parole и la langue» (СНОСКА: К. Бюлер. Теория языка. В сб.: «История языкознания XIX—XX вв. в очерках и извлечениях», ч. И, изд. 3. М., 1965, стр. 27). Однако почти все эти авторы оставались в пределах понимания, предложенного де Соссюром и вскрытого Р. Годелем, реализуя лишь отдельные стороны этого понимания (СНОСКА: Систему соссюровских двух координат можно найти и ранее — у И. А. Бодуэна де Куртенэ). Так, для Л. Ельмслева, А. И. Смирницкого, Г. В. Колшанского язык относится к речи как потенциальное к реальному, для О. Есперсена и А. А. Реформатского — как социальное к индивидуальному. Есть даже попытка (А. Гардинер) рассматривать обе категории на уровне текста как его элементы разной степени абстракции. Нет необходимости анализировать высказывания этих авторов подробно.

Наряду с разного рода толкованиями дизъюнкции «язык — речь» в современной науке есть и другие концепции, вообще отказывающиеся от этой дизъюнкции. Таковы почти все концепции языка, связанные с американской бихевиористской психологией (дескриптивное направление и близкие к нему авторы): они проводят разграничение не между речью и языком, а между текстом и его интерпретацией лингвистом. Гораздо больший интерес в этом плане представляют схемы Л. В. Щербы и К. Л. Пайка. Отмечая, что «словарь и грамматика, т. е. языковая система данного языка, обыкновенно отождествлялись с психофизиологической организацией человека, которая рассматривалась как система потенциальных языковых представлений», Щерба высказывает мысль, что «эта речевая организация человека никак не может просто равняться сумме речевого опыта (подразумеваю под этим и говорение и понимание) данного индивида, а должна быть какой-то своеобразной переработкой этого опыта. Эта речевая организация человека может быть только …психофизиологической… Сама эта психофизиологическая речевая организация индивида вместе с обусловленной ею речевой деятельностью является социальным продуктом». Речевая организация — это, по Щербе, первый аспект языка. Второй его аспект — это умозаключение, которое делается «на основании всех (в теории) актов говорения и понимания, имевших место в определенную эпоху жизни той или иной общественной группы». Такая выявленная в результате умозаключения «языковая система» есть второй аспект языка. В идеале система и организация могут совпадать, но «на практике организации отдельных индивидов могут чем-либо отличаться от нее и друг от друга». Эти отличия или отсутствие этих отличий связаны с единством или различием «содержания жизни данной социальной группы», т. е. факторами общественного, социального характера, обусловливающими процесс коммуникации. Языковый материал, который Щерба называет также речевой деятельностью,— это третий аспект языка (СНОСКА: См.: Л. В. Щерба. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании. В сб.: «История языкознания XIX— XX вв. в очерках и извлечениях», ч. 2).

Таким образом, Л. В. Щерба, в сущности, воспроизвел схему, предложенную де Соссюром во втором курсе. Сходную систему предлагает и К. Л. Пайк, противополагающий друг другу язык как «частицы», как «волны» и как «поле» (СНОСКА: К- L. Pike. Language as particle, wave and field. «The Texas Quarterly», v. 11, No. 2, 1959).

Эту концепцию Щербы развивают в своих работах Л. Р. Зиндер и Н. Д. Андреев. Они предлагают систему не из трех, а из четырех категорий: язык, речь, речевой акт и речевой материал. Речевой материал есть конкретная реализация системы языка. Речевой акт — процесс, порождением которого является речевой материал. Речь — это система сочетаний языковых элементов в тексте (СНОСКА: См. например: Н. Д. Андреев и Л. Р. Зиндер. О понятиях речевого акта, речи, речевой вероятности и языка. «Вопросы языкознания», 1963, № 3). В этой системе очень ясно отразились некоторые общие недостатки всех работ на тему о языке и речи, и на ней стоит остановиться.

Главнейший из таких недостатков — это упрощенное понимание, так сказать, «первоэлемента» исследования, того ближайшего объекта, с которым имеет дело исследователь языка или речи. Таким «первоэлементом» для авторов является речевой материал, т. е. текст или совокупность текстов. Они не учитывают того, что «текст» не есть непосредственная данность, предлежащая исследователю. К тому же, если речевой материал есть только «последовательность материализованных знаков», то как возможна абстракция от него в виде речи или языка? Конечно, это не только такая последовательность, но прежде всего и главным образом — знаковая модель, материальным «телом» которой эта последовательность является. Текст не существует вне его создания или восприятия (например, прочтения). Знаковая модель, о которой идет речь, отражает некоторые характеристики моделируемого объекта, оставляя в стороне те из них, которые в данном случае не существенны. Характерно, что лингвист нередко бессознательно «подготавливает» себе речевой материал с определенной степенью полноты характеристик (например, воспроизводит исследуемый текст иногда в детальной транскрипции, иногда в условной, даже орфографической записи). Таким образом, у Зиндера и Андреева оказывается пропущенным <…>

<…> строить свое здание сразу с первого этажа.

Вторым недостатком системы Зиндера — Андреев является то, что «динамическое» звено всей системы, т. е. речевой акт, понимается как процесс, а не как деятельность; он осуществляет перевод характеристик речевого материала из потенциальной в актуальную форму, но и только. Такое представление о речевом акте и вообще о сущности речи, по существу, общепринято как в современной лингвистике, так и в большинстве психологических направлений. Предполагается в явной или неявной форме, что в мозгу человека существует в виде некоторого кода система языка. Речь — это лишь процесс кодирования некоего внеязыкового сообщения при помощи этой системы (СНОСКА: См. в этой связи, например, идеи Ш. Балли о речи как актуализации языка). Некоторые исследователи, например Р. Якобсон, попросту отождествляют обе пары категорий (Язык — речь и код — сообщение). Согласно такому пониманию, речь просто не может содержать никаких сущностных характеристик, которых не было бы в языке, за исключением характеристик, относящихся к закономерностям сочетания языковых элементов. Что же касается самого языка, то налицо знакомое нам еще по дососсюровским воззрениям и отразившееся в каноническом тексте его работы неразличение «индивидуальной языковой системы», языковой способности и объективной системы языка. Интересно, что у Зиндера и Андреева вообще отсутствует категория, соответствующая языковой способности.

До сих пор мы анализировали высказывания лингвистов по вопросу о соотношении языка и речи. Воззрения психологов, как правило, не отличаются ничем принципиальным (СНОСКА: G. A. de Laguna. Speech: its function and development, 2nd ed., Bloomington, 1953, p. IX).Так, Грейс де Лагуна в своей классической книге (недавно переизданной) противопоставляет «язык как социальный феномен» и «говорение» (art of speaking), включая оба этих компонента в «речь» или «речевую деятельность» (activity of speech). Карл Бюлер предлагает четырехчленную систему, организованную посредством двух координат — «соотносимость с субъектом» и «ступень формализации» (т. е., в сущности, опять-таки социальное-индивидуальное и виртуальное-реальное): речевая деятельность, речевые акты, языковые средства и языковые структуры (СНОСКА: Цитирую по русскому переводу: К. Бюлер. Теория языка, стр. 28). Ф. Кайнц предлагает также четырехчленную систему — «язык как идея», «язык как система», «речевая деятельность» (Sprechhandlimg) и «результат речевой деятельности» (СНОСКА: F. Кainz. Psychologie der Sprache, Bd. I. Stuttgart, 1941, S. 22). А. Делакруа говорит о «речевой деятельности» (langage) как функции, «языке» — как системе, «говорении» (parler) — как речевом произведении и «речи» — как речевом механизме (СНОСКА: H. Delacroix. Le langage et la pensee. Paris, 1930, p. 3); здесь, как правильно отмечает Т. Слама-Казаку (СНОСКА: T. Slama-Cazacu. Langage et contexte. S-Gravennage, 1961, p. 20), разграничение речевой деятельности и речи искусственно и недостаточно обоснованно. Сама Слама-Казаку очень близко подходит к идеям де Соссюра, различая «речевую деятельность» (langage), аналогичную соссюровской «языковой способности», «язык» как систему и «речь» как манифестацию языка.

В сущности, лишь одна психологическая работа выходит из этого «заколдованного круга» и эксплицитно формулирует единственно приемлемую при современном уровне, науки точку зрения. Это «Механизмы речи» Н. И. Жинкина (М., 1958) (СНОСКА: Однако в главе «Речь» коллективного учебника по психологии Н. И. Жинкин проводит традиционную концепцию: «Речь — это применение языка в процессе общения»).

Первый и главный тезис Н. И. Жинкина состоит в том, что речь не есть простая манифестация языка. Она не конец, а начало цепи, объект изучения, а не результат изучения. «Языкознание во всех аспектах…, физиология в части проблем, связанных с деятельностью второй сигнальной системы, физика в разделе акустики, логика и, наконец, психология,— каждая из этих областей знания, идя своими путями и дорогами и решая свои особые специальные задачи, имеет в виду все тот же общий для всех этих дисциплин речевой процесс… Реальный объект изучения остается общим…» (СНОСКА: Н. И. Жинкин, Механизмы речи. М., 1958, стр. 13). В последнее время этот тезис получил форму различения объекта и предмета «речеведческих» наук, в том числе психологии и языкознания (СНОСКА: См., например: В. И. Кодухов. Методология науки и методы лингвистического исследования. В сб.: «Вопросы общего языкознания». Л., 1967, стр. 139; В. Н. Перетрухин. Введение в языкознание. Белгород, 1968, стр. 3).

Остановимся более подробно на речи как объекте.

С этой точки зрения, речь (речевая деятельность) может получать двоякое осмысление. Первое из них — это представление речевой деятельности как «потока речи», своего рода пространственно-временного континуума говорений, образованного пересечением и взаимоналожением полей речевой активности говорящих индивидов. Известно, например, что для Гумбольдта язык был как раз таким «целостным единством говорений» (Totalitat des Sprechens). Второе — трактовка ее именно как одного из видов деятельности, понимая под деятельностью «сложную совокупность процессов, объединенных общей направленностью на достижение определенного результата, который является вместе с тем объективным побудителем данной деятельности, т. е. тем, в чем конкретизуется та или иная потребность субъекта» (СНОСКА: См.: А. Н. Леонтьев и Д. Ю. Панов. Психология человека и технический прогресс. В сб.: «Философские вопросы физиологии высшей нервной деятельности и психологии». М., 1963, стр. 415. (См. также: А. Н. Леонтьев. Проблемы развития психики, изд. 2. М.,1965, стр. 261—337)). Такая трактовка отличается от первой двумя моментами. Во-первых, она предполагает включение речевой деятельности в общую систему деятельности человека. Это меняет сам принципиальный подход к проблеме. Если при «континуальной» трактовке речевая деятельность рассматривается только как деятельность по выражению стоящего за речью мыслительного содержания, то при трактовке «деятельностной» мы «захватываем» гораздо глубже. Речевая деятельность здесь берется с учетом всех объективных и субъективных факторов, определяющих поведение носителя языка, во всей полноте обусловливающих ее связей и отношений субъекта деятельности к действительности. Реальный процесс, происходящий в общении,— это не установление соответствия между речью и внешним миром, а установление соответствия между конкретной ситуацией, подлежащей обозначению деятельности, т. е. между содержанием, мотивом и формой этой деятельности, с одной стороны, и между структурой и элементами речевого высказывания — с другой. Речевой акт есть всегда акт установления соответствия между двумя деятельностями, точнее, акт включения речевой деятельности в более широкую систему деятельности в качестве одного из необходимых и взаимообусловленных компонентов этой последней. В этом отношении «деятельностная» психология речи отчасти смыкается с бихевиористской психологией. Ниже мы подробно остановимся на понятии речевой деятельности.

При «деятельностной» трактовке речи напрашивается и совершенно иная трактовка мышления. «Континуальный» подход связан с представлением о мышлении исключительно как совокупности протекающих «в субъекте» психических процессов. Такая — традиционная — трактовка мышления хорошо охарактеризована Э. В. Ильенковым: «На первый взгляд мышление представляется одной из субъективно-психических способностей человека наряду с другими способностями — созерцанием, представлением, памятью, волей и т. д., особого рода деятельностью, сознательно осуществляемой индивидом, одной из форм сознания. Мышление при этом отождествляется с размышлением, с рефлексией, то есть с психической деятельностью, в ходе осуществления которой человек отдает себе полный и ясный отчет в том, что и как он делает, то есть осознает те схемы и правила, в согласии с которыми он действует. …Гегель был первым, кто решительно отбросил предрассудок, …будто мышление как предмет исследования логики выражается (фиксируется, опредмечивается) только в виде речи…».Естественно, что проблема «Мышление — речь» при этом выдвигается на первый план, но делается кардинальная ошибка: мы имеем в этом случае дело не с формами мышления, а с формами знания, формами представления внешнего мира.

«Деятельностный» подход предполагает и иную трактовку мышления. Согласно этой трактовке мышление «обнаруживает себя вовсе не только в речи, …но также и в реальных целенаправленных поступках людей, …в актах созидания вещей, а стало быть, и в созданных ими формах вещей, в формах орудий труда, машин, городов, государств с их политически-правовыми структурами и т. д., короче говоря, она выражается в виде всего мира культуры, созданной целенаправленной деятельностью людей…» (СНОСКА: Э. В. Ильенков. К истории вопроса о предмете логики как науки, стр. 33). Четко противопоставляются друг другу формы мышления и формы знания, и проблема мышления и речи предстает в значительной степени как псевдопроблема, уступая место неизмеримо более важному с философской, логической и психологической стороны вопросу о соотношении речи с содержанием деятельности.

торое отличие «деятельностной» трактовки речевого поведения от «континуальной» тесно связано с первым и в известной степени им обусловлено. Это отличие в понимании внутренней структуры деятельности, ее реального строения. От «анализа по элементам», по составным частям целого, в результате которого «получаются… элементы, которые не содержат в себе свойств, присущих целому как таковому, и обладают целым рядом новых свойств, которых это целое никогда не могло обнаружить» (СНОСКА: Л. С. Выгодский. Мышление и речь «Избранные психологические исследования». М., 1956, стр. 46), анализа, в данном случае выступающего в форме методологического принципа параллелизма формы и содержания языкового мышления, мы переходим к анализу «по единицам», понимая под единицей «такой продукт анализа, который… обладает всеми основными свойствами, присущими целому». При этом условии мы неминуемо должны прийти от анализа речевого материала, текста, т. е. деятельности опредмеченной, материализованной в застывших речевых образованиях, к самой этой деятельности, к ее структуре, начисто отказавшись от представления этой структуры как своего рода зеркального отражения (хотя бы и в кривом зеркале) системы языка.

Положив в основу исследования этот принцип, мы оказываемся перед рядом трудностей. Главнейшая из них та, что мы оказываемся перед фактом существования как бы двух самостоятельных объектов — речевой деятельности и языка. «Объектность» первой необходимо следует из всего нашего осмысления деятельности. «Объектность» второго обычно предполагается априорно (поскольку представляется совершенно бесспорным, что, будучи по природе своей социальным, язык не может иметь иного бытия, кроме как в виде объективной системы).

Здесь смешиваются две различные проблемы. Первая — это проблема объективности, реальности языка, как и других аналогичных образований. Конечно, в ней нет и не может быть никаких сомнений: язык — не система речевых навыков, с одной стороны, и не чистый «конструкт», существующий в голове лингвиста,— с другой. Вторая — это проблема материальности, «субстанциональности» языка (в бытовом, а не философском значении этого слова). Как ни странно, до сих пор находятся убежденные сторонники именно такой его трактовки, которые явно принимают реальность за материальность, функциональную самостоятельность за субстанциональную и, как писал в 30-х годах по аналогичному поводу советский лингвист П. Г. Стрелков, «видят идеализм везде, где нет прямого упоминания материи» (СНОСКА: П. Г. Стрелков. К вопросу о фонеме. «Сборник исторических, философских и социальных наук при Пермском ун-те», 1929,вып. 3, стр. 227). Большинство же, не осознавая эксплицитно постановки этой проблемы, тем не менее в процессе исследования незаметно исходят из предпосылки о субстанциональности языка (СНОСКА: См., например, тезисы Б. В. Беляева в сб.: «Тезисы докладов межвузовской конференции на тему «Язык и речь». М., 1962. Там же в тезисах Г. В. Колшанского см. убедительную критику этой точки зрения; однако с позитивной программой Г. В. Колшанского, вообще стирающего всякое противопоставление языка и речи, едва ли можно согласиться). Даже если тот или иной автор осознает неверность этой точки зрения, он, как правило, не знает, что ей можно противопоставить.

Вернемся, однако, к книге Н. И. Жинкина. Второй его тезис, который необходимо подчеркнуть,— это указание на то, что речь не является простой манифестацией языка, что она имеет собственную структурную и функциональную специфику. Вся книга Жинкина и посвящена поискам такой специфики. Полностью соглашаясь с ним, нужно отметить лишь одно: из такого тезиса явственно следует необходимость разграничения речи как объекта (речевой деятельности) и как содержащейся в этом объекте на равных правах с языком кате