Язык как важнейшее средство общения реферат


Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке “Файлы работы” в формате PDF

Язык – это исторически сформировавшаяся система содержательных форм, с ее помощью люди могут превращать свои мысли в некое общественное достояние и даже в духовное богатство общества.

Понятие «общение» может быть намного обширнее, глубже. Это становится ясно, если заглянуть в прошлое. Образованные люди, начиная с шестнадцатого века, общались на столь высоком уровне, на котором сегодня общаться просто не дано. Язык служил средством общения, но не только – он был средством познания, настоящим искусством. Сегодня язык общения на достаточно низком, ограниченном уровне.

Такое средство общения, как язык, сформировалось исторически, по мере развития человеческого общества и его потребностей. Природа языка знаковая, это означает, что каждое слово, являющееся знаком, имеет четкую связь с предметами и явлениями внешнего мира. За каждым словом, как знаком, исторически, в течение нескольких тысячелетий закреплялось определенное значение, понятное лишь той группе людей, которая знает и применяет этот язык.

Природа языка выделяется в его двойственной функции: он является и орудием мышления и способом общения для людей. Язык еще и хранит духовные ценности общества, работает как механизм социальной, культурной наследственности.

Язык – средство общения и познания, но не только. Он еще является и средством накопления, передачи общественного опыта. Благодаря общению с применением языка отображение действительности в сознании одной личности дополняется тем, что было в сознании других людей, из-за этого процесса растут возможности для обмена информацией.

Главная, наиболее совершенная форма общения с помощью слов, так называемая вербальная коммуникация. Уровень владения языком, культура и богатство речи определяют возможности общения, его эффективность. Помимо языка, есть и другие средства общения, это: жесты, мимика, паузы, интонации, манеры и даже внешность человека. Общение, являясь живой коммуникацией субъектов, вполне закономерно проявляет эмоции тех, кто общается, при этом оно создает невербальный аспект обмена сведениями, информацией.

Особенный язык чувств, продукт развития людей называется невербальной коммуникацией. Она имеет свойство значительно усиливать содержательный эффект вербальной коммуникации. Иногда, при определенных обстоятельствах, невербальная коммуникация способна заменять вербальную коммуникацию. К примеру, молчание изредка может быть красноречивее слов, а взгляды позволяют передать больше чувств, нежели предложения. Также средствами общения могут быть музыкальные звуки, поступки и действия, образы, рисунки, чертежи, символы, знаки и даже математические формулы. Язык жестов глухонемых – также средство общения. Главное средство общения это важно сохранять ясность мысли, и тогда язык общения будет понятен всегда.

Язык является главным инструментом познания и освоения внешнего мира. Он также выступает основным средством общения людей. В равной мере язык делает возможным знакомство с другими культурами. Будучи неотделимыми от национальных культур, языки проходят вместе с ними через те же перипетии судьбы. Поэтому начиная с Нового времени, по мере передела мира на сферы влияния, многие языки попавших в колониальную и иную зависимость этносов и народов оказались все более теснимыми с исторической сцены. В наши дни подобная ситуация стала еще более сложной. Если в прошлом проблема выживания касалась главным образом языков зависимых и отставших в своем развитии стран и народов, то теперь она затрагивает и развитые европейские страны.

Каждая локальная культура формируется в специфических исторических и природных условиях, создает свою картину миру, свой образ человека и свой язык общения. Каждая культура имеет свою языковую систему, с помощью которой ее носители общаются друг с другом, однако не только в этом заключается назначение и роль языка в культуре. Вне языка культура просто невозможна, поскольку язык образует фундамент, внутренний базис. С помощью языка, люди передают и фиксируют символы, нормы, обычаи. Передают информацию, научные знания и модели поведения, верования, идеи, чувства, ценности, установки. Так происходит социализация, которая выражается в усвоении культурных норм и освоении социальных ролей, без которых человек не может жить в обществе. Благодаря языку в обществе достигаются согласованность, гармония и стабильность.

Роль языка в процессах человеческого общения стала предметом научного анализа с начала Нового времени. Ее изучали Д. Вико, И. Гердер, В. Гумбольдт и др., заложив тем самым основы лингвистики. Сегодня язык изучается также психолингвистикой и социолингвистикой. Большие успехи в изучении языка и речевого общения принес XX в., когда ученые связали язык и культуру. Пионерами в изучении связи языка и культуры были американский культурный антрополог Ф. Боас и британский социальный антрополог Б. Малиновский. Ф. Боас еще в 1911 г. указал на эту связь, проиллюстрировав все сравнения двух культур через их словарный состав, где является важным в каждой из разных культур.

Существенный вклад в понимание связи языка и культуры внесла знаменитая лингвистическая гипотеза Сепира-Уорфа, согласно которой язык — это не просто инструмент для воспроизведения мыслей, он сам формирует наши мысли, более того, мы видим мир так, как говорим. Чтобы прийти к этой идее, ученые проанализировали не состав разных языков, а их структуры, где поясняет связь культуры и языка.

Не стоит преувеличивать значение гипотезы Сепира-Уорфа: в конечном счете, содержание мыслей человека и его представлений определяется их предметом. Человек способен жить в реальном мире именно потому, что жизненный опыт заставляет его исправлять ошибки восприятия и мышления, когда они вступают в противоречие. Поэтому культура живет и развивается в «языковой оболочке», а не «оболочка» диктует содержание культуры. Можно сказать, что язык — это не только средство коммуникации или возбудитель эмоций. Каждый язык не просто отображает мир, но строит идеальный мир в сознании человека, конструирует действительность. Поэтому язык и мировоззрение неразрывно связаны между собой.

В культурологической литературе значение языка часто оценивается как:

§ зеркало культуры, в котором отражается не только реальный, окружающий человека мир, но и менталитет народа, его национальный характер, традиции, обычаи, мораль, система норм и ценностей, картина мира;

§ кладовая, копилка культуры, так как все знания, умения, материальные и духовные ценности, накопленные народом, хранятся в его языковой системе — фольклоре, книгах, в устной и письменной речи;

§ носитель культуры, поскольку именно с помощью языка она передастся из поколения в поколение;

§ инструмент культуры, формирующий личность человека, который именно через язык воспринимает менталитет, традиции и обычаи своего народа, а также специфический культурный образ мира.

Культура передается посредством языка, способность к которому отличает человека от всех других существ. Благодаря языку возможна культура как накопление и аккумуляция знаний, а также их передача из прошлого в будущее. Поэтому человек в отличие от животных не начинает заново свое развитие в каждом следующем поколении. Если бы он не обладал никакими навыками и умениями, его поведение регулировалось бы инстинктами, а сам он практически не выделялся из среды других животных. Можно утверждать, что язык есть одновременно и продукт культуры, и ее важная составная часть, и условие ее существования.

Это означает также, что между языком и реальным миром стоит человек — носитель языка и культуры. Именно он осознает и воспринимает мир посредством органов чувств, создает на этой основе свои представления о мире. Они в свою очередь рационально осмысливаются в понятиях, суждениях и умозаключениях, которые можно передать другим людям. Следовательно, между реальным миром и языком стоит мышление.

Слово отражает не сам предмет или явление окружающего мира, а то, как человек видит эту картину, которая существует в его сознании и которая детерминирована его культурой. Сознание каждого человека формируется как под влиянием его индивидуального опыта, так и в результате овладения опыта предшествующих поколений. Можно сказать, что язык является не зеркалом, точно отражающим все окружающее, а призмой, через которую смотрят на мир и которая в каждой культуре своя. Язык, мышление и культура настолько тесно взаимосвязаны, что практически составляют единое целое и не могут функционировать друг без друга.

Языковая практика свидетельствует, что язык не является механическим придатком какой-либо культуры, поскольку в этом случае потенциал языка ограничивался бы рамками только одной культуры и язык не мог бы использоваться в межкультурном общении. В действительности одним из ведущих свойств языка является его универсальность, позволяющая человеку использовать язык в качестве средства общения во всех потенциально возможных ситуациях коммуникации, в том числе по отношению к другим культурам. В межкультурной коммуникации больше всего проблем возникает при переводе информации с одного языка на другой. Очевидно, что абсолютно точный перевод невозможен из-за разных картин мира, создаваемых разными языками. Самыми сложными в межкультурной коммуникации оказываются ситуации, где одно и тоже понятие по-разному выражается в разных языках. Проблема в том, что значение слова не исчерпывается одним лишь лексическим понятием (денотацией слова), а в значительной степени зависит от его лексико-фразеологической сочетаемости и коннотации – культурного представления народа о тех или иных предметах и явлениях реальности. Полное совпадение названных аспектов слова практически невозможно, в связи с чем нельзя переводить слова только с помощью словаря, который дает длинный список возможных значений переводимою слова. Изучая иностранный язык и используя его в общении, следует заучивать и употреблять слова не в отдельности, по их значениям, а в естественных, наиболее устойчивых сочетаниях, присущих данному языку.

Кроме того, существует проблема несоответствия между культурными представлениями разных народов о тех или иных предметах и явлениях реальности, которые обозначены эквивалентными словами этих языков.

Слово как единица языка соотносится с обозначаемым предметом или явлением реального мира. Однако в различных культурах это соответствие может быть разным, поскольку разными могут быть и сами эти предметы или явления, и культурные представления о них.

В настоящее время общепринята точка зрения, согласно которой в культуре и языке каждого народа присутствуют одновременно общечеловеческий и национальный компоненты. Универсальные значения, одинаково осознаваемые всеми людьми в мире или представителями отдельных культур, создают почву для межкультурной коммуникации, без них межкультурное взаимопонимание было бы в принципе невозможно. В то же время в любой культуре присутствуют специфические культурные значения, закрепленные в языке, моральных нормах, убеждениях, особенностях поведения и т.д. Продемонстрированная выше связь языка, мышления и культуры является частью разработанного в XX в. семиотического подхода к культуре, рассматривающего культуру как совокупность знаков и текстов.

Список использованной литературы 1. Лихачев Д. О языке устном и письменном, старом и новом «Заметки и наблюдения: Из записных книжек разных лет»,- Л.: Сов. писатель, 1989, с. 410-436с. 2. http://fi ctionbook.ru/author/timur_benyuminovich_radbil/osnoviy_izucheniya_ yaziykovogo_mentalite/read_online.html?pag3. http://www.un.org/ru/events/motherlanguageday/4.Маслов Ю.С. Введение в языкознание. М.: Высш. шк., 1987. – 272 5.Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. М.: Красандр., 1969. – 21с.

6.Реформатский А.А. Введение в языковедение. М.: 1967. – С.536

7.Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика. М.Аспект пресс:, 1996. – 207 с.

8.Норман Б.Ю. Теория языка. Вводный курс. М.:Флинта, 2004. – С.296

Обновлено: 04.05.2023

  • Для учеников 1-11 классов и дошкольников
  • Бесплатные сертификаты учителям и участникам

Доклад на тему:

Основным средством коммуникации является речь. Без нее человек не имел бы возможности получать и передавать информацию, которая несет большую смысловую нагрузку или фиксирует в себе то, что невозможно воспринять с помощью органов чувств (абстрактные понятия, непосредственно не воспринимаемые явления, законы и правила). Важно отличать язык от речи. Язык – это система условных символов, с помощью которых передаются сочетания звуков, имеющие для людей определенные значение и смысл. Речь – это совокупность произносимых или воспринимаемых звуков, которые имеют тот же смысл и тоже значение, что и соответствующая им система письменных знаков. Язык един для всех людей, пользующихся им, речь – индивидуальна.

Существует несколько взаимно связанных видов речи: различают внешнюю речь и внутреннюю речь. Внутренней речью называют языковое оформление мысли без ее высказывания, устного или письменного. Здесь языковые значения используются вне процесса реальной коммуникации. Даже из самого названия понятно, что этот процесс скрыт от непосредственного наблюдения и поэтому далеко еще не изучен. Считается, что процесс внутренней речи протекает с большой скоростью и сама внутренняя речь различается степенью языковой оформленности в зависимости от условий.

Выделяют три основных типа внутренней речи:

собственно внутренняя речь, выступающая как средство мышления. При этом человек пользуется специфическими единицами (предметными кодами, кодами образов и т. п.). Такая речь имеет специфическую структуру, отличающуюся от структуры внешней речи;

внутреннее программирование, т. е. формирование и закрепление в специфических единицах программы речевого высказывания, целого текста или его частей.

Несмотря на отсутствие полной словесной выраженности, внутренняя речь подчиняется всем правилам грамматики, свойственным языку данного человека, но только протекает не в столь развернутой форме, как внешняя: в ней отмечается ряд пропусков, отсутствует выраженное синтаксическое членение, сложные предложения заменяются отдельными словами. Объясняется это тем, что в процессе практического пользования речью сокращенные формы стали замещать более развернутые. Внутренняя речь возможна лишь как преобразование внешней. Без предварительного полного выражения мысли во внешней речи она не может быть сокращенно выражена и во внутренней речи.

Внешняя речь – это процесс речевой деятельности, включающей различные механизмы кодирования и декодирования информации. Внешняя речь – это то, что мы произносим, слышим, пишем, читаем. Она бывает устная и письменная.

Устная речь отличается не только тем, что она выражена в звуках, но главным образом тем, что она служит целям непосредственного общения с другими людьми. Это всегда обращенная к собеседнику речь.

Устная речь имеет следующие две основные формы:

Монологическая речь – развернутая речь человека, обращенная к другим людям; устное повествование или развернутое высказывание на заданную тему. Это речь оратора, лектора, докладчика или любого другого человека, который взял на себя задачу рассказывать о каком-либо факте, событии, происшествии. Человек, произносящий монолог, ответственен за то, чтобы его поняли слушатели. Для этого он должен учитывать все возникающие на его монолог реакции, рефлексировать, т.е. осознавать то, как его речь воспринимается теми, на кого направлена. Монологическая речь требует специальных умений и речевой культуры не только от того, кто ее строит, но и от слушателей. Монологическая речь произошла от диалогической речи. Диалог – исходная, универсальная составляющая речевого общения.

Диалогическая , или разговорная, речь представляет собой попеременный обмен репликами или развернутыми прениями двух или более людей.

Репликой называют ответ, возражение, замечание одного собеседника на слова другого. Реплика может выражаться возгласом, возражением, замечанием по содержанию речи говорящего, а также действием, жестом, даже молчанием на обращенную к слушающему речь.

В целом диалогическая речь более простая, чем монологическая: она свернута, в ней многое подразумевается благодаря знанию, и понимаю ситуации собеседником. Здесь неязыковые коммуникативные средства приобретают самостоятельное значение и нередко подменяют высказывание. Диалогическая речь может быть ситуативной , т.е. связанной с ситуацией, в которой возникло общение, но может быть и контекстуальной , когда все предшествующие высказывания обусловливают последующие. И ситуативные, и контекстуальные диалоги – непосредственные формы общения людей, где участники диалога строят свои суждения и ждут на них реакций других людей. Ситуативный диалог может быть понятен только двум общающимся.

Иной характер носит письменная речь. Это речь, которая по своей структуре является наиболее развернутой и синтаксически правильной. Она обращена не к слушателям, а к читателям, непосредственно не воспринимающим живую речь автора и не имеющим поэтому возможности уловить ее смысл по интонации и другим фонетическим выразительным средствам устной речи. Поэтому письменная речь становится понятной только при условии строгого соблюдения грамматических правил данного языка.

Программирующая функция речи выражается в построении смысловых схем речевого высказывания, грамматических структур предложений, в переходе от замысла к внешнему развернутому высказыванию. В основе этого процесса – внутреннее программирование, осуществляемое с помощью внутренней речи. Как показывают клинические данные, оно необходимо не только для речевого высказывания, но и для построения самых различных движений и действий.

В соответствии с этим средства передачи информации от человека к человеку разделяются на вербальные (т. е. словесные) и невербальные. Вербальная коммуникация – это общение с помощью слов, невербальная – это передача информации с помощью различных несловесных символов и знаков (например, рисунков и т. п.). Однако невербальные средства общения также неоднородны. Среди них существуют чисто рефлекторные, плохо контролируемые способы передачи информации об эмоциональном, физиологическом состоянии человека: взгляд, мимика, жесты, движения, поза. Чаще всего именно их и называют средствами невербальной коммуникации.

Вопросы изучения коммуникативной функции человека в течение многих лет находились в центре внимания ведущих учёных и специалистов в области психологии, психолингвистики, нейропсихологии и логопедии (Г.М. Андреева, А.А. Бодалев, Л.С. Выготский, Н.В. Куницына, В.А. Лабунская, А.Н. Леонтьев, Т.Н. Ушакова, Б.Ф. Ломов, Л.А. Петровская, С.Л. Рубинштейн, И.Н. Горелов, Т.Н. Ушакова, Л.З. Арутюнян, Р.Е. Левина и др.). Это далеко не случайно, так как общение оказывает значительное влияние на весь процесс психического развития человека, является основой и средством формирования его социальных взаимоотношений. Большинство специалистов отмечают, что при различных нарушениях речевой функции наиболее значимым его последствием является социальная дезадаптация индивида, нарушение эффективности системы его социального функционирования.

Различают устную и письменную формы речевой коммуникации. Для каждой формы характерен ряд признаков, на основе которых определяются типы речевой коммуникации. К таким признакам относятся следующие:

1) условия общения:

• прямое, или непосредственное, общение с активной обратной связью (например, диалог) и с пассивной обратной связью (например, письменное распоряжение и т. п.);

• опосредованное общение (например, выступление по радио, телевидению, в средствах массовой информации);

2) количество участников:

• монолог (речь одного человека);

• диалог (речь двух людей);

• полилог (речь нескольких человек);

3) цель общения:

• убеждение (включая побуждение, объяснение и т. п.);

4) характер ситуации:

• деловое общение (доклад, лекция, дискуссия и т. п.);

• бытовое общение (разговоры с близкими людьми и т. д.). Любая речевая ситуация может быть отнесена к определенному типу.

Например, если человек звонит приятелю, чтобы пригласить его в гости, их разговор можно охарактеризовать как устную форму, непосредственное общение, диалог с целью убеждения, бытовую беседу.

Для каждого типа коммуникации существуют специфические языковые средства (слова, грамматические конструкции и т. д.), тактика поведения, владение которыми на практике является необходимым условием достижения успеха в процессе речевой коммуникации.

Из предыдущего изложения ясно, что с точки зрения механизмов кодирования/декодирования информации речевая деятельность включает четыре основных аспекта, которые принято называть видами речевой деятельности: говорение, слушание, письмо, чтение.

Говорение – это отправление речевых акустических сигналов, несущих информацию.

Слушание (или аудирование) – восприятие речевых акустических сигналов и их понимание.

Письмо – зашифровка речевых сигналов с помощью графических символов.

Чтение – расшифровка графических знаков и понимание их значений.

Механизмы кодирования информации действуют при говорении и письме, механизмы декодирования – при слушании и чтении. При говорении и слушании человек оперирует акустическими сигналами, при письме и чтении – графическими знаками.

Указанные четыре вида речевой деятельности составляют основу процесса речевой коммуникации. От того, насколько у человека сформированы навыки этих видов речевой деятельности, зависит эффективность речевого общения. Кроме того, степень сформированности навыков речевой деятельности служит критерием оценки уровня владения языком (не только иностранным, но прежде всего родным) и показателем общей культуры человека.

Закономерности развития коммуникативных умений и навыков у детей с нормальным уровнем интеллектуального развития

Многие исследователи утверждают, что освоение предметного мира и формирование предметного сознания на начальном этапе развития обеспечивается непосредственным взаимодействием ребенка и взрослого. Основными средствами в этом взаимодействии выступают различные движения (в том числе мимика, жесты матери и самого ребенка) и слово (речь) матери. Благодаря этому общению, выделяются две взаимосвязанные линии в развитии коммуникативных способностей ребенка: вербальная и невербальная коммуникация. В результате активного взаимодействия с взрослым у нормально развивающегося ребенка появляется начальный репертуар коммуникативного поведения, развивается коммуникативно-познавательный комплекс, обеспечивающий постепенное становление вербального и невербального компонентов коммуникации.

В раннем детстве у ребенка вначале появляются невербальные средства коммуникации в виде различных движений, жестов и мимики, взглядов и т.д., которые сопровождаются вокализацией, голосовыми реакциями (крик, гуление, лепет и т.д). Лишь по мере взросления и практического усвоения языковой системы ребенок постепенно овладевает вербальной коммуникацией, которая в дальнейшем становится основным средством, обеспечивающим успешность становления и личностного развития.

Речевое развитие ребёнка делится на три этапа.

Первый этап речевого развития приходится на возраст от одного до 1,5 лет и связан с формированием пассивной и активной речи. В раннем возрасте быстро растет пассивный словарь — это количество понимаемых слов. Речь взрослого, организующая действия ребенка, понимается им достаточно рано. К этому времени ребенок начинает понимать и инструкции взрослого относительно совместных действий. Примерно до 1,5 лет у ребенка развивается только понимание речи при весьма незначительном приросте активного словаря. Прежде всего, ребенок усваивает словесные обозначения окружающих его вещей, затем имена взрослых людей, названия игрушек и, наконец, частей тела и лица. Все это — имена существительные, и они обычно приобретаются в течение второго года жизни. К двум годам ребенок понимает значения практически всех слов, относящихся к окружающим его предметам.

Интенсивно развивается и внешняя речь: растет активный словарь, при этом количество произносимых слов намного меньше, чем понимаемых. Называть вещи своими словами ребенок начинает в возрасте около одного года. К этому времени дети обычно имеют уже представления об окружающем мире в виде образов. В этих условиях для начала освоения речи ребенку остается связать имеющиеся у него образы с сочетаниями звуков, произносимыми взрослыми в его присутствии при наличии в поле зрения соответствующих предметов или явлений.

Второй этап речевого развития приходится на возраст примерно от 1,5 до 2,5 лет. На втором году жизни резко возрастает активный словарь ребенка. До полутора лет ребенок в среднем усваивает от 30 – 40 до 100 слов и употребляет их крайне редко. После полутора лет наступает резкий скачок в развитии речи. К концу второго года жизни дети знают уже примерно 300, а к трехлетнему возрасту – 1200 – 1500 слов. На этом же этапе речевого развития дети начинают использовать предложения в своей речи.

Второй период речевого развития представляет собой начало интенсивного формирования грамматической структуры предложения. Отдельные слова в это время становятся частями предложения, происходит согласование их окончаний. К трем годам ребенок в основном правильно применяет падежи, строит многословные предложения, внутри которых обеспечивается грамматическое согласование всех слов. Примерно в это же время возникает и сознательный контроль за правильностью собственного речевого высказывания.

Третий этап речевого развития соответствует возрасту 3-х лет. К трем годам усваиваются основные грамматические формы и основные синтаксические конструкции родного языка. В речи ребенка встречаются почти все части речи, разные типы предложений. Самое важное приобретение речи ребенка на третьем этапе речевого развития — то, что слово приобретает для него предметное значение. Ребенок обозначает одним словом предметы, различные по своим внешним свойствам, но сходные по какому-то существенному признаку или способу действия с ними. С появлением предметных значений слов связаны первые обобщения.

К моменту поступления в школу словарный запас ребенка увеличивается настолько, что он может свободно объясниться с другим человеком по любому поводу, касающемуся обыденной жизни и входящему в сферу его интересов. Если в три года нормально развитый ребенок употребляет до 500 и более слов, то шестилетний – от 3000 до 7000 слов.

Итак, коммуникативная деятельность – это деятельность, объектом которой является другой человек, а в данном случае – это деятельность, выступающая как форма взаимодействия ребёнка со взрослым и другими детьми. Коммуникативные умения учащихся формируются исключительно в процессе непосредственного общения с учителем, сверстниками и другими людьми. Результативное, удовлетворяющее интересы коммуникантов общение подразумевает овладение ими коммуникативной компетенцией, составляющей которой, и являются коммуникативные умения. Под коммуникативными умениями, понимаются умения, связанные с правильным выстраиванием своего поведения, пониманием психологии человека: умение выбрать нужную интонацию, жесты, умение разбираться в других людях, умение сопереживать собеседнику, поставить себя на его место, предугадать реакцию собеседника, выбирать по отношению к каждому из собеседников наиболее правильный способ обращения.

У младших школьников развитие речи идет в двух основных направлениях: во-первых, интенсивно набирается словарный запас и усваивается морфологическая система языка, на котором говорят окружающие; во-вторых, речь обеспечивает перестройку познавательных процессов (внимания, памяти, воображения, а также мышления). Развитие речи идет не только за счет тех лингвистических способностей, которые выражаются в чутье самого ребенка по отношению к языку. Ребенок прислушивается к звучанию слова и дает оценку этого звучания. Конечно, как и все люди, ребенок использует ситуативную речь. Эта речь уместна в условиях непосредственного включения в ситуацию. Но учителя интересует, прежде всего, контекстная речь, именно она – показатель культуры человека, показатель уровня развития речи ребенка. Если ребенок ориентирован на слушателя, стремится подробнее описать ситуацию, о которой идет речь, стремится пояснить местоимение, так легко опережающее существительное, это значит, что он уже понимает цену вразумительному общению. У детей семи-девяти лет наблюдается некая особенность: уже достаточно освоив основы контекстной речи, ребенок позволяет себе говорить не для того, чтобы выразить свои мысли, а просто лишь для того, чтобы удержать внимание собеседника. Это происходит обычно с близкими взрослыми или сверстниками во время игрового общения.

Вложенные файлы: 1 файл

реферат1.docx

Язык как средство общения

ЯЗЫК КАК ВАЖНЕЙШЕЕ СРЕДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ

Язык как важнейшее средство человеческого общения тесно связан с обществом, его культурой и людьми, которые живут и трудятся в обществе, пользуясь языком широко и разнообразно.

Важнейшим средством человеческого общения является язык. Предназначенность языка быть орудием общения называется его коммуникативной функцией. Общаясь друг с другом, люди передают свои мысли, волеизъявления, чувства и душевные переживания, воздействуют друг на друга в определённом направлении, добиваются общего взаимопонимания. Язык даёт людям возможность понять друг друга и наладить совместную работу во всех сферах человеческой деятельности. Язык был и остаётся одной из сил, которые обеспечивают существование и развитие человеческого общества.

Коммуникативная функция – основная социальная функция языка. Как её дальнейшее развитие, усложнение и специализация у языка появляются функции экспрессивная и аккумулятивная.

По материи, которая используется для построения единиц общения, язык может быть звуковым и письменным. Основная форма языка – звуковая, так как существуют бесписьменные языки, тогда как письменная фиксация (без её озвучивания) делает язык мёртвым.

Дополнительные средства общения бывают звуковыми и графическим и. Так, наряду с обычной разговорной речью используются различные звуковые сигналы, например звонки, гудки, телефон, радио и т.п.

Более разнообразны графические дополнительные средства общения. Для всех них характерно то, что они переводят звуковую форму языка в графическую – полностью или частично. Среди графических форм речи, кроме основной формы – общего письма данного народа, необходимо различать:

1. Вспомогательные языки – ручную азбуку (дактилологию) и шрифт Брайля; они были созданы для того, чтобы помочь пользоваться языком лицам, потерявшим слух или зрение. Ручная азбука основана на изображении букв при помощи пальцев; к знакам пальцев добавляются сигналы, помогающие различать аналогичные звуки; например, кисть на груди означает звонкий, кисть, удаленная от груди – глухой звук. Точечный шрифт слепых был создан Луи Брайлем; буквы изображаются при помощи комбинации шести точек.

2. Специализированные системы сигнализации, например: телеграфные азбуки (азбука Морзе), дорожные знаки, сигнализация флагами, ракетами и т. п.

3. Научная символика – математическая, химическая, логическая и т. п.

Все названные системы сигнализации, символики, средств языка, будучи разными знаковыми системами, используются как средство общения. Язык является всеобъемлющей и всеобщей исторически сложившейся системой средств общения, обслуживающей общество во всех сферах его деятельности.

ЯЗЫК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ

Язык – не индивидуальное и не биологическое явление. Социальная сущность языка хорошо видна при сравнении его со звуковой сигнализацией животных.

Будучи особым общественным явлением, язык отличается от других общественных явлений надстроечного и базисного характера. Тип языка не является выражением развивающегося духа, как думали Гегель и Гумбольдт; тип языка не отражает типов хозяйств, как ошибочно думали М. Мюллер и Н.Я. Марр. Язык и хозяйство, язык и производство не имеют прямой связи.

Общественная природа языка проявляется, прежде всего, в его связи с народом – творцом и носителем данного языка, его нормы, в частности литературно-письменной. Наличие общенародного языка – высшее проявление социальности языка. Социальность языка проявляется также в наличии диалектов – территориальных и социальных.

Диалект не образует сам по себе языка: он часть того или иного языка. Местный диалект – это совокупность фонетических, лексических и грамматических особенностей, распространенных на той или иной территории. Более разнообразны фонетические и лексические особенности, чем грамматические. Фонетические диалектные особенности охватывают как состав фонем, так и произношение их.

Местные диалекты существуют в форме говоров и наречий. Говор охватывает одну или несколько деревень; наречие охватывает ряд говоров, объединенных в диалектные группы. Например, в казахском языке нет ярко выраженных наречий, а есть мелкие говоры, которые существуют в основном на границах расселения казахов с соседними тюркскими народами. В русском имеются два наречия – северное и южное; они противостоят друг другу рядом особенностей. Северное и южное наречия русского языка отделяются среднерусскими говорами, которые совмещают в разной степени черты двух наречий.

Диалектные особенности находятся за пределами литературной нормы. Они, однако, могут встречаться в речи персонажей художественных произведений. Диалектные особенности, используемые в художественных произведениях, выполняют особую роль. Учитывая необычность такого употребления диалектных слов и особую эстетическую нагрузку, их называют специальным словом – диалектизмы.

От местных диалектов, хотя они доказывают влияние на язык социального и территориального факторов, надо отличать жаргоны и профессиона льную речь. Местные диалекты обслуживают население данной местности, могут при благоприятных условиях быть положены в основу вновь возникающего языка. Жаргоны, являясь, прежде всего и главным образом отклонениями от общего языка, имеют узкую сферу применения – социальную и территориальную (они свойственны, прежде всего, городской речи). Жаргонные явления свойственны, с одной стороны, верхушке господствующего класса (дворянский жаргон), а с другой стороны – деклассированным элементам общества (например, воровское арго).

Жаргон как речевое явление представляет собой набор некоторого количества специфических слов и выражений, иностранных слов и переосмысленных общих слов, некоторых отклонений в их произношении.

Особую социальную разновидность речи образуют условные языки (арго) ремесленников (портных, печников, стекольщиков и т. п.) и торговцев (коробейников). Возникнув при феодализме как отражение цеховой замкнутости профессий, условные языки при капитализме становятся пережиточной категорией социально-территориального образования. Арготическая лексика возникает в результате переосмысления и преобразования родных и заимствованных слов, а также образования новых слов (светлик – день,вербух – глаз, векчело – человек и т. п.). Нагнетание арготических слов делает фразу тайной, понятной только людям определенной профессии.

Проявлением социальности языка является наличие профессиональной лексики и терминологии, которая характеризует не только речь социальных групп, но и становится составным компонентам общего языка, его литературно-письменной нормы.

Наличие территориальных и социальных диалектов, узкосоциальной и профессиональной предназначенности целых групп и разрядов лексики не разрушает единства языка, его общей основы, не превращает язык в узкосоциальное явление.

Язык общенароден в своей сущности. Сейчас в Европе существует около 20 однонациональных стран – Австрия, Албания, Германия, Дания, Италия, Исландия, Норвегия и другие. Также это Корея и Япония. Однонациональными считаются страны, где основная национальность составляет более 90% населения. Однако и в этом случае возникает проблема нацменьшинств, которая решается не только как проблема языковая и культурная, но и как проблема политическая.

Стремлением согласовать язык и государственность является признание двух или нескольких государственных языков. В Канаде, где живут два основных народа (англо-канадцы и франко-канадцы), два государственных языка – английский и французский. В Швейцарии официально признаны 4 государственных языка: немецкий, французский, итальянский и ретороманский. Несколько государственных языков существует и в Индии: хинди и английский; официальными признаются санскрит и урду.

Многонациональными странами являются Великобритания, Испания, Югославия, Индия, Китай. В Индонезии почти 150 племен и народов, правда, все они еще не приобрели самостоятельности.

Особенно многоязычны Азия и Африка. Так, в Азии расселено несколько сотен народов, стоящих на разных ступенях исторического развития и принадлежащих к разным языковым семьям. Большинство стран многонациональны. Более 50 народов живет в каждой из таких стран, как Индия, Индонезия, Китай, Вьетнам, на Филиппинах, более чем по 20 народов живет в Бирме, Пакистане, Афганистане, Иране и ряде других стран.

Значительно труднее языковая ситуация, когда государственным и вообще литературно-письменным языком оказывается язык, неродной для основной части населения страны. Так было в прошлом, так бывает и сейчас. Например, на острове Гаити, заселенном сейчас чернокожими и мулатами, государственным языком является французский, разговаривают же на креольском. В Мексике государственным и разговорным выступает испанский, хотя в стране живет около 3 млн. индейцев, говорящих на своих языках (ацтекском, майя, отоми и др.), и около 1 млн. североамериканцев.

Следовательно, факты показывают, что язык, будучи важнейшим средством общения и формой национальной культуры, тесно связан с обществом, его категориями и институтами. Однако особое общественное назначение и особое строение делают язык самостоятельной общественной категорией.

Все люди на нашей планете умеют говорить. Они говорят на разных языках, но в любом языке главной задачей остается помощь в понимании друг друга при общении. Без языка невозможно развитие общества, науки, техники, искусства.

Язык – основное средство общения. Он служит для выражения мысли. Выражать свою мысль нужно всегда ясно, точно и образно, чему нужно научиться. Л. Н. Толстой говорил: “Обращаться с языком кое – как – значит и мыслить кое – как: неточно, приблизительно, неверно.”

Русский язык – это язык русской нации. Изучая

язык, мы изучаем культуру и историю страны. Впервые в современном виде русский язык появился в 19 веке, в эпоху А. С. Пушкина, так как он является основателем современного русского языка, на котором мы разговариваем, и который понятен всем.

Русский язык – официальный язык Российской Федерации. Он обслуживает все сферы человеческой деятельности на территории Росси: на нем производится оформление всей документации, ведется преподавание во всех учебных заведениях.

Наша страна многонациональна и русский язык служит средством межнационального общения. Он является родным для большей части нашей страны.

менее важная роль русского языка в мире: он является интернациональным языком (одним из официальных языков ООН).

Русский язык кодифицирован, т. е. языковые явления упорядочены в единый свод правил.

Русский язык очень разнообразен. В нем огромное количество выразительных средств. Имеет огромный лексический запас. Богатство языка позволяет не только назвать предмет, его действие или признак, но и подчеркнуть оттенки, выразить через все это свое отношение к предмету речи.

Например: Скоро хохотали все: смеялся мальчик в лифте, хихикала горничная, улыбались официанты в ресторане, крякал толстый повар отеля, визжали поварята, хмыкал швейцар, заливались бои – рассыльные, усмехался сам хозяин отеля. (Л. Кассиль.)

Значения слов изменяются при помощи суффиксов и приставок, которые придают тончайшие смысловые оттенки: ходить – уходить – приходить – заходил; девочка – девчонка – девчушка; кузнец – кузница – кузнечик.

Одну и ту же мысль можно выразить и простыми и сложными предложениями: Алексей грустит. Алексею гркстно, оттого, что он не встретил друга.

Русский язык включает в себя как литературную (в которой соблюдаются все зафиксированные в грамматике правила), так и нелитературную (просторечия, диалекты, жаргоны и арго – случаи отклонения от литературной нормы): специалист – спец

Русский язык богат и выразителен, играет огромную роль в истории цивилизации, что неоднократно отмечали писатели и деятели культуры различных стран и народов.

Федорченко Светлана Викторовна

Работа рассматривает особенности коммуникативного аспекта языка, в том числе языковую манипуляцию и основы нейро-лингвистического программирования.

Вложение Размер
glaas_pavel_10_04_17.docx 50.76 КБ
glaas_present.ppt 2.84 МБ

Предварительный просмотр:

муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Язык как средство воздействия .

Выполнил Глаас Павел,

учащийся 10 а класса,

руководитель Федорченко С.В.

учитель русского языка и литературы

  1. Русский язык как средство общения и воздействия…………………….4
  2. Чем наше слово отзовется, или Искусство речевой манипуляции……..5
  1. НЛП как один из способов речевого воздействия на собеседника……8
  1. От речевых умений – к мастерству оратора…………….………………13

Человек через слово всемогущ:

язык всем знаниям и всей природе ключ…

Без общения, как без воздуха, человек не может существовать.
Способность общаться с другими людьми позволила человеку достичь высокой цивилизации, прорваться в космос, опуститься на дно океана, проникнуть в недра земли. Общение для человека – это среда обитания. Без общения невозможно формирование личности человека, его воспитание, развитие интеллекта.

Общение помогает организовать совместную работу, наметить и обсудить планы, реализовать их.

Овладение искусством общения необходимо для каждого человека независимо от того, каким видом деятельности он занимается или будет заниматься. Умение компетентно и плодотворно обсуждать важные проблемы, доказывать и убеждать, аргументированно отстаивать свою точку зрения, вербально достигать желаемой цели, то есть умелое использование силы слова должно, по нашему мнению, стать обязательным качеством каждого современного молодого человека.

Таким образом , целью данной работы является изучение особенностей языка как средства общения и воздействия на окружающих.

Чтобы достигнуть цели, нам нужно последовательно решить ряд задач :

  1. познакомиться с функциями языка как средства общения;
  2. познакомиться с явлением речевой манипуляции;
  3. выявить речевые формулы для достижения успеха;

Объектом исследования является русский язык как средство общения и воздействия.

Предмет исследования – устная ораторская речь.

Методом исследования является изучение учебной литературы по данному вопросу, систематизация и анализ.

Продуктом проекта станут рекомендации для создания устной речи и памятка для начинающего спорщика.

Русский язык как средство общения и воздействия

Язык как важнейшее средство человеческого общения тесно связан с обществом, его культурой и людьми, которые живут и трудятся в обществе, пользуясь языком широко и разнообразно.

Важнейшим средством человеческого общения является язык . Предназначенность языка быть орудием общения называется его коммуникативной функцией . Общаясь друг с другом, люди передают свои мысли, волеизъявления, чувства и душевные переживания, воздействуют друг на друга в определённом направлении, добиваются общего взаимопонимания. Язык даёт людям возможность понять друг друга и наладить совместную работу во всех сферах человеческой деятельности. Коммуникативная функция – основная социальная функция языка.

Чем наше слово отзовется, или Искусство речевой манипуляции

Речевое воздействие представляет собой очень сложное явление. Чтобы понять его суть, прежде всего, следует уяснить, что такое речевая деятельность, как она протекает, при каких условиях возможна, что необходимо для ее осуществления.

Многие могут сказать: манипуляции в общении это обман, ложь, подача заведомо недостоверной информации. Но это понятие намного шире. Давайте попробуем разобраться: плохо это или хорошо?
Что есть манипуляция в общении?

Это техники воздействия на неосознанную часть психики человека с целью получения выгоды, достижения цели. Можно сказать, что это стремление манипулятора управлять другим человеком (его мыслями, действиями) без его ведома.

Попробуйте представить себя мужчиной (удачно?). Вы сидите в летнем кафе с девушкой, за которой вы ухаживаете и ведете с ней беседу о жизни и любви. И вот к вам подходит симпатичная девочка-подросток (или не менее миловидная бабушка) с букетиком цветов и предлагает вам их приобрести.

И вот это и называется манипуляцией. Почему?

А потому что здесь есть скрытый расчет на то, что вам будет неловко отказаться от покупки цветов для этой девушки на глазах у вашей собеседницы. В данном случае это пример манипуляции на потребности человека красиво выглядеть в глазах объекта воздыхания.
Таким образом, отличие манипуляции от других способов воздействия состоит в том, что при манипуляции кроме явного и открытого мотива

есть скрытый мотив, расчет, подтекст.

— Эта модель лучше, но она, пожалуй, дороговата для вас.

На что Покупатель:

— Вот ее-то я и возьму.

На внешнем уровне продавец констатировал правдивые факты: высокое качество вещи и невысокие финансовые возможности покупателя. Скрытый смысл этой манипуляции – расчет на желание покупателя хотя бы перед продавцом (и значит, в какой-то мере перед собой) выглядеть респектабельно. Покупатель взял дорогую вещь, побаловав свое самолюбие и утерев (как ему кажется) нос продавцу.

Еще несколько секунд оптимизма и обаяния и вот вы уже начинаете верить в это чудо. Но оказывается, для того, чтобы вы окончательно вступили в права владения всем богатым содержимым этого саквояжа, необходим сущий пустяк. Оплатить всего лишь одну вещь из этого богатства. Какие-то там жалкие (по сравнению с содержимым) несколько сот рублей – и это тоже манипуляция.

Манипуляция — это скорее система игр, это — стиль жизни. Одно дело единичная игра, цель которой избежать затруднительного положения; и другое дело — сценарий жизни, который регламентирует всю систему взаимодействия с миром.

Манипулятор — человек, у которого определенный образ мышления, устоявшиеся мировоззрения, сложившиеся цели. Ничего плохого в умении и желании манипулировать другими нет при условии,
что вы полностью осознаете характер манипуляций, что у вас сформирована цель, к которой вы идете, что вы не причиняете другому человеку вред.

Можно смело утверждать, что тех, кто о манипуляции говорит со знаком минус, – большинство. Потому что, по сути, манипулировать — это играть на чужих слабостях и страхах. Потому что манипуляции – это самый короткий путь к достижению результата во взаимодействии с людьми.
Ведь гораздо легче играть на струнах чужой души и комплексах, чем работать над отношениями и сценариями своей жизни. Потому что это подразумевает, в первую очередь, работу над собой, своими отношениями, своими действиями и моделями поведения. А это мало кому необходимо.

Манипулятор, по сути, обеспечивает себе быстрый результат, путем минимальных затрат, снимая ответственность с себя за происходящее. (А кто от такого откажется?) Он с радостью находит оправдание самому себе и своим действиям, говорит, что объект манипуляции сам этого хотел, а что хотел, то и получил.

Есть еще один аспект такого подхода – манипулятор сам является первой потенциальной жертвой другого манипулятора. Об этом большинство забывает, но подобное притягивает подобное. Объект манипуляций в одной ситуации, чаще всего в другой — сам является манипулятором. Это взаимный выбор, и ответственность за происходящее лежит на обеих сторонах. Игра во взаимные поддавки всегда приводит к проигрышу.
Настоящим инструментом, обеспечивающим развитие отношений, развивающим самого человека и повышающим его уровень коммуникаций является поиск истинной мотивации другого человека, нахождение общих точек интересов и выработки взаимно приемлемой и интересной для обеих сторон модели отношений и на основании этого сценария развития событий.

Техника: Манипулирование любовью

Существует 3 любовные схемы:

  1. один человек – любит, а один – не любит;
  2. оба любят;
  3. оба не любят

Первая схема сама по себе очень эффективная и встречается сплошь и рядом! Человек-манипулятор — это тот, которого любят! Что самое интересное, тот, кто любит – очень часто понимает, что он находится под действием манипулирования, но ничего не делает, так как чувства становятся превыше всего.

НЛП как один из способов речевого воздействия на собеседника

Влияние одного собеседника на другого являются неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Ведение разговора с применением технологий нейролингвистического программирования или НЛП может очень помочь в повседневной жизни.

Разговор с фразами НЛП можно определить как обмен мнениями с целью достижения взаимоприемлемого соглашения в вашу пользу. К такой программированной устной речи следует относить не только определенным образом согласованные и организованные контакты заинтересованных сторон, но встречу, беседу, разговор по телефону (телефонные переговоры).

Всегда нужно помнить, что любые технологии НЛП – это процесс осуществления эффективного межличностного общения, это использование наработанных навыков коммуникативной риторики, с учетом характера личности партнера. Важнейшей составной частью построения фразы НЛП является общение сторон, их эффективная межличностная коммуникация.

Эти устойчивые конструкции выбираются с учетом социальных, возрастных, психологических характеристик собеседников. От того, насколько хорошо у участников беседы развиты коммуникативные способности (умение легко и быстро устанавливать контакты с собеседником, вести разговор) – зависит успех незаметного воздействия . Коммуникативный аспект фразы или слова НЛП является определяющим и потому, что разговорный процесс рассматривается, как составная часть речевой коммуникации (прежде всего, диалог и аргументация), как умение эффективно использовать речевое воздействие для достижения поставленных целей. Коммуникативная компетенция участников диалога, таким образом, рассматривается как умение сохранять корректное и психологически правильное речевое общение и уверенность в любых ситуациях, владение техникой межличностной коммуникацией, основу которой составляет искусство ведения беседы, владение аргументацией.

Успешному общению в процессе беседы с фразами НЛП, во многом, способствует обладание навыками эффективной речевой коммуникации. От того, какие фразы используются в процессе разговора, зависит первоначальное отношение к собеседнику, принятие собеседниками информации, убедительность аргументации. Получается, что без знаний общепринятых норм речевой коммуникации, даже самый искусный специалист в НЛП не сможет добиться успеха на обычных переговорах.
На всех этапах ведения разговора с фразами НЛП важно следовать общепринятым нормам речевой коммуникации, а не выдумывать, что-то невероятное.

В начале беседы следует избегать фраз выражающих:

Благоприятному началу разговора способствуют :

Если вы заметили, что ваш собеседник использует манипулятивную тактику ведения разговора, нужно открыто заявить ему об этом и подвергнуть сомнению законность и желательность такой тактики при проведении конструктивного диалога. В ситуации, когда ваш партнер стремиться делать только то, что обеспечит ему максимальную выгоду – начинать беседу следует с рассмотрения тех моментов, которые у вас и у вашего собеседника не вызывают возражений.

Во время обсуждений и аргументации своей позиции не надо пытаться убедить собеседника в ошибочности его точки зрения или пытаться запутать его. Такое поведение может вызвать у него только раздражение. Старайтесь не употреблять в речи неоправданно :

– специальные и иностранные слова; они возможны лишь тогда, когда вы правильно их произносите, точно знаете их смысл и уверены, что ваш собеседник тоже их знает;

– просторечия и диалектизмы;

– циничные выражения, вульгарные шутки;

Необходимо приспосабливать аргументацию к личности своего собеседника, употреблять терминологию, которая понятна ему, избегать простого перечисления фактов. Используйте более корректные и психологически приемлемые фразы.

Корректные фразы НЛП :

После этого в конце предложения ставятся установочные фразы НЛП :

Помните, утверждения вызывают сопротивление, и беседа может перерасти в спор; вопросы вызывают ответы.

– четко определить предмет и цель спора,

– оперировать одинаковыми понятиями,

– последовательно и ясно излагать свое мнение,

– если возникает настоящее несогласие – выслушайте собеседника до конца, чтобы понять, с чем именно вы не согласны.

Даже сознавая свою правоту, будьте сдержаны в словах и выражениях, говорите кратко, осмотрительно, хладнокровно – это единственная возможность убедить собеседника.

Возражайте, но не обвиняйте . При возражениях используйте корректные фразы НЛП:

Существует три варианта окончания спора НЛП :

3. продвижения в споре не происходит – постарайтесь прекратить обсуждение по данному вопросу и дать разговору другое направление. После достижения согласия по всем существенным вопросам, возникшим в процессе беседы, а также, когда вы видите, что ваш собеседник полностью удовлетворен приведенными доводами, следует переводить разговор к этапу принятия окончательного решения.

От речевых умений – к мастерству оратора

Почему трудно научиться ораторскому мастерству с помощью книг об ораторском искусстве, культуре речи и т.п.? Почему чтения этих книг бывает недостаточно, чтобы стать красноречивым и умным оратором? Главная причина в том, что они, эти книги, написаны в информационном стиле, излагаются в них история и теория вопроса, даются личностные характеристики знаменитых ораторов, раскрываются основные черты ораторского искусства и т.п., что само по себе очень нужно и полезно. Однако они не касаются психологии и методики обучения ораторскому искусству, а точнее сказать – мастерству оратора. Читатель может узнавать из этих книг, каким быть оратору (какими были известные ораторы), но не узнать ему оттуда, как стать им практически. Иначе говоря, нет там ответа на вопросы, как учить (учиться) ораторскому мастерству или как научить (научиться) ему. Исследования показали, что умение правильно построить проблеме целенаправленного обучения ораторскому мастерству. Для этого вполне доступно любому желающему в начале своей практики регулярных устных выступлений скрупулезно соблюдать определенные требования, ориентировочной основы действий, названных нами здесь структурно-логическими схемами подготовки выступления и изложения намеченного содержания.

Всякий способен овладеть ораторским мастерством, если он этого всерьез пожелает. Для этого нужно овладеть знаниями психологических условий действенности устного слова и одновременно с этим обучиться их соблюдению при подготовке и произнесении речи. Эти секреты в основном сводятся к ответу на следующие три вопроса:

первый – как вызвать и поддерживать интерес к теме своего выступления, второй – как сделать речь убедительной для слушателей,

третий – какими способами и приемами добиться действенности своей речи по разным темам в разных аудиториях.

Основная проблема: как сделать любое выступление интересным, а значит, полезным и действенным? Вызвать интерес к выступлению – главное психологическое условие действенности речи. Решение этой задачи можно начать с хорошего вступления, чтобы в дальнейшем поддерживать завоеванное внимание.

1.Вопросительная форма вступления. Оратор начинает свое выступление с совокупности вопросов, раскрывающих сущность проблемы, о которой пойдет разговор. Важно, чтобы вопросы представляли значимость для данной категории слушателей.

2.Апелляция к разуму и чувствам. Цель подобного вступления – вызвать соответствующие переживания и размышления.

3. Интригующее начало речи. Во всех случаях срабатывает вступление, которое содержит элементы интриги, неожиданности, когда вроде бы знакомая тема разговора вдруг выглядит сложной, запутанной, противоречивой, а не банально известной, как могло казаться в начале.

4. Личная оценка фактов с элеменами новизны. Во многих случаях руководитель может использовать в качестве вступления краткое изложение

личных впечатлений и оценок вчерашних (и чуть более ранних) фактов и событий.

5.Апелляция к авторитету. Для создания интереса и привлечения внимания слушателей можно начать речь, используя мнение авторитета ( ученого и тд.) по проблеме, которая будет обсуждаться.

6. Юмористическое, шутливое замечание. Хорошим приемом создания интереса у слушателей в начале лекции, доклада на собрании, развертывания групповой беседы является юмор, шутка. Собеседники с большим одобрением отзываются о руководителе, который использует данный прием. Чего не должен делать во вступлении любой руководитель, лектор, менеджер или любой другой выступающий, так это извиняться за то, что оторвал людей от работы, и здесь же утверждать о том, что необходимо обсудить важный вопрос.

Следующим этапом при подготовке выступления является поиск и овладение той информацией, о которой выступающий собирается поведать слушателям. Это может быть чтение литературы по теме выступления, накопление карточек с интересными высказываниями, примерами, цитатами, статистическим данными. Это самый трудоемкий этап подготовки речи, но в то же время и самый значимый, т.к. настоящая подготовка заключается в том, выработать собственное отношение к предмету речи, сформулировать свои мысли по тому или иному вопросу, проанализировать свои идеи с позиции будущей аудитории. Опытные ораторы рекомендуют начинать выступление с интересного примера, пословицы, поговорки, крылатого выражения, юмористического замечания.

Эффективным средством завоевания внимания аудитории являются вопросы к аудитории. Они позволяют оратору втянуть слушателей в активную умственную деятельность.

В основной части выступления следует избегать чрезмерного использования терминов и малознакомых слов.

Заключение речи должно быть ярким и запоминающимся, должно оставить хорошее впечатление о речи.

Последние слова речи призваны усилить эффект от всего выступления: мобилизовать слушателей, воодушевить их, призвать к активной деятельности.

Читайте также:

      

  • Доклад учителя русского языка о подготовке к егэ
  •   

  • Учет налогоплательщиков в налоговых органах доклад
  •   

  • Федор иванович буслаев доклад труды и научная деятельность
  •   

  • Земля планета солнечной системы доклад
  •   

  • Доклад ель в тайге
  1. Язык как важнейшее средство общения. (Общение языковое и неязыковое. Природа, сущность языка. Функции языка. Язык и речь)

ЯЗЫК КАК ВАЖНЕЙШЕЕ
СРЕДСТВО ОБЩЕНИЯ

Общение языковое
и неязыковое

Общение
в широком смысле слова существует не
только в человеческом обществе, но и в
животном мире. У животных общение
основывается главным образом на
врожденных, передаваемых по наследству
реакциях на определенные стимулы.
Человеческое общение – феномен, глубоко
отличный от того, что мы наблюдаем в
мире животных, качественно более сложный.
Человеческое общение осуществляется
главным образом с помощью звукового
языка. Вместе с тем заметную роль в
общении людей играют и невербальные
(неязыковые) формы, в своих истоках общие
у человека и животного.

Языковое
общение составляет, по И.П. Павлову,
«вторую сигнальную систему действительности»,
надстраивающуюся над первой, общей у
человека с животными. Языковое общение
всегда основывается на усвоении
(стихийном или сознательном) данного
языка участниками общения, не на
врожденном, а на приобретенном знании.
За редкими исключениями языковое общение
носит преднамеренный, осознанный
характер и, что очень важно, осуществляется
не только как прямая реакция на
непосредственно наличный стимул.
Содержание информации, передаваемой
языком, в принципе безгранично, как
безгранично само человеческое познание.

Иной
характер носит невербальное общение
людей, представленное, прежде всего
непроизвольными проявлениями эмоций
в форме смеха, плача, некоторых
телодвижений, а далее – уже сознательной
имитацией подобных проявлений и условными
или ставшими во многом условными (и
разными у разных народов) мимикой и
жестикуляцией.

Природа и сущность
языка

Понимание
природы языка предполагает ответ, по
крайней мере, на два вопроса: 1) Нужно ли
считать язык явлением психологическим,
социологическим или биологическим? 2)
Идеален или материален язык?

Некоторые
учёные считают язык явлением биологическим.
Таким образом, получается, что язык
якобы наследуется и заложен в самом
биологическом существе человека. Такой
взгляд на природу языка не мог выдержать
критики фактов и научных знаний. Теперь
хорошо известно, что язык не наследуется,
подобно признаку расы. Ребёнок начинает
говорить на языке окружающих его людей,
а не на языке родителей. Очень показательно,
что дети, оказавшиеся «на воспитании»
у животных, не могут научиться ни
говорить, ни мыслить, ни поступать так,
как человек.

Другие
учёные сочли язык явлением психологическим
(индивидуальным) – выражением или
обнаружением «духа божьего или
человечьего». Этот взгляд на язык также
противоречит науке. Если бы это было
так, то он бы развивался и возникал у
каждого человека в отдельности, независимо
от речевого влияния окружающих людей,
но этого не бывает.

Язык
отдельного человека возникает и
развивается только в коллективе под
влиянием его речи в силу общественной
потребности в средстве общения. Это и
приводит к мысли о социальной (общественной)
природе языка. Человек не может быть
изолирован от общества, индивидуум
вольно или невольно отражает общественные
отношения. Язык тем более связан с
обществом. Таким образом, язык
(исключительно человеческое свойство)
социален по происхождению и по природе.

Общественная
природа языка проявляется, прежде всего,
в его связи с народом – творцом и
носителем данного языка, его нормы, в
частности литературно-письменной.
Наличие общенародного языка – высшее
проявление социальности языка.
Социальность языка проявляется в наличии
диалектов – территориальных и социальных.

В
последнее время ученые все чаще начали
говорить о многокачественной природе
языка, т.е. о том, что сущность языка в
плане его возникновения и с точки зрения
функционирования определяется тесным
сплетением биологических, психологических
и социальных факторов.

Язык
отличается как от орудий производства,
так и от форм производственного
объединения людей. Самостоятельность
языка как общественного явления
проявляется в несовпадении государственного
и языкового объединения людей, деления
людей по религиозному и языковому
признаку.

Язык
является материальной системой. Единство
знакового (материального) элемента и
значения (идеального элемента) образует
специфическую единицу или элемент
языковой единицы.

Функции языка

B
языкознании слово «функция» обычно
употребляется в смысле «назначение,
роль».

Первейшая
функция языка – коммуникативная
(общение).
Назначение языка – служить орудием
общения, т.е. в первую очередь обмена
мыслями. Но язык не только средство
передачи готовой мысли. Он – средство
самого формирования мысли. Таким образом,
с коммуникативной функцией языка тесно
связана его вторая центральная функция
мыслеформирующая,
которая
условно делится на
когнитивную,
при которой язык выступает как элемент
мышления и участвует в формировании
мысли, в выражении деятельности сознания
и на познавательную,
служащую
средством познания окружающего мира.

Коммуникативная
функция языка подразделяется на ряд
более частных: констатирующую
(служить
для простого нейтрального сообщения о
факте), вопросительную
(служить
для запроса о факте), аппелятивную
(служить
средством призыва, побуждения к действию),
контактоустанавливающую
(служить
для создания и поддержания контакта
между собеседниками), волюнтативную
(служить для воздействия, связанную с
волеизъявлением говорящего).

Кроме
основных функций языка, выделяют
экспрессивную
функцию
(выражать
подбором слов или интонацией настроение
и эмоции говорящего), эстетическую
(функцию
эстетического воздействия).

В
конкретных высказываниях частные
функции языка обычно выступают в
разнообразных сочетаниях друг с другом.
Высказывание, как правило, многофункционально.

Органичное
единство двух центральных функций языка
и непрерывность его существования в
обществе делают язык хранителем и
сокровищницей общественно-исторического
опыта поколений.

Язык и речь

Разграничение
понятий язык
и речь
впервые
было выдвинуто и обосновано швейцарским
учёным Фердинандом де Соссюром (1857
– 1913).
Затем понятия язык
и
речь
были
глубже разработаны другими учёными, в
частности в нашей стране Л.В. Щербой
(1880 –
1944)
и его учениками. Заметим, что под речью
современное языкознание понимает не
только устную речь, но также и речь
письменную. В широком смысле слова в
понятие речь
включается
и так называемая «внутренняя речь»,
т.е. мышление с помощью языковых средств
(слов и т.д.), осуществляемое про себя,
без произнесения вслух. Отдельный акт
речи, речевой акт, в нормальных случаях
представляет собой двусторонний процесс,
охватывающий говорение и протекающие
параллельно и одновременно слуховое
восприятие и понимание услышанного.
Речевой акт как психофизический процесс
есть связь между говорящим (адресантом)
и слушателем (адресатом), предполагающий
три компонента: говорение (писание),
восприятие и понимание речи (текста).
Речевая деятельность предполагает
общественных говорящих, знающих единый
язык общения, общую культуру. Соотношение
языка и речи и их отдельных аспектов
иллюстрирует следующий рисунок:

Р
ечь
(речевая
деятельность) Язык
(языковая
система)

а
кт
говорения акт понимания
Инвентарь + грамматика

т
екст
(высказывания)
(
система единиц) (система правил)

Речь
есть форма существования языка. Язык
функционирует в речи.

Язык
– это средство общения, речь – это
воплощение и реализация языка, который
через речь выполняет свою коммуникативную
функцию.

Язык стабилен,
пассивен и статичен, речь же активна и
динамична, для нее характерна высокая
вариативность.

Язык
является достоянием общества, в нем
отражается «картина мира» говорящего
на нем народа, тогда как речь индивидуальна,
она отражает лишь опыт индивидуума.

Язык
и речь имеют разную организацию: для
языка характерна уровневая организация,
для речи – линейная, речь представляет
собой последовательность слов, связанных
в потоке, язык же вносит в эту
последовательность иерархические
отношения.

Язык
независим от ситуации и обстановки
общения, речь же контекстно и ситуативно
обусловлена, в речи (особенно поэтической)
единицы языка могут приобретать
ситуативные значения, которых в языке
у них нет.

  1. Язык,
    мышление, и культура. (Разграничение
    терминов «сознание» и «мышление».
    Взаимосвязь и взаимообусловленность
    языка и мышления. Анализ гипотезы Э.
    Сепира – Б.Л. Уорфа. Анализ неогумбольдианских
    положений. Понятие и слово.)

Разграничение
терминов «сознание» и «мышление»

Будучи
орудием обмена мыслями и закрепления
их для потомства, язык как форма
национальной культуры, непосредственно
связан с сознанием и с мышлением. Термины
«мысль», «сознание» и «мышление» очень
часто употребляют синонимично, обозначая
ими духовную деятельность человека,
которая состоит в отражении объективной
действительности в сознании. Однако,
термин «сознание»
употребляется
более специально. Сознанием в этом
случае обозначают, во-первых, совокупность
психической деятельности, включая
интеллект, чувства и волю человека;
во-вторых, результат теоретической и
практической деятельности, осознание
человеком общества, народа, своего бытия
и отношения к обществу. В последнем
случае используют специальные термины:
«мировоззрение», «идеология», «народное
самосознание». Условимся «сознание»
употреблять в первом значении, т.е.
называть им весь процесс отображения
действительности нервно-мозговой
системой человека. «Мышлением» будем
называть процесс отображения
действительности в формах понятий,
суждений и умозаключений. При таком
определении терминов мышление составляет
часть сознания, включающего в свой
состав, помимо мышления, отображение
действительности в иных формах –
эмоциональных, эстетических, волевых,
конкретно-чувственных.

«Объектом
сознания может выступать не только
действительность, но и язык. В сознании
отражается звуковая сторона языка,
категории языка и языковые значения.
Кроме того, сознание выполняет и
посредническую функцию, соотнося
языковую действительность с реальной
действительностью. В этом смысле сознание
занимает промежуточную позицию между
языком и действительностью» [2, с.15-16].

В
соответствии с функциональными
особенностями сознания А.И. Фефилов
предлагает различать: «(а) концептуальное
сознание, отражающее и воспринимающее
объективную действительность, (б)
языковое сознание, отражающее и
воспринимающее структуру и содержание
языка, (в) координативное сознание,
осуществляющее связь языкового и
концептуального сознаний. Концептуальное
сознание обеспечивает ориентацию
человека в материальном и духовном
мире, а также его самопознание.

Мысль
– есть конкретный результат мышления.
Мышление

есть
функция человеческого мозга. Это
способность мыслить и рассуждать, делать
умозаключения и давать оценки. Мышление
– это главная составная часть, но все
же лишь часть сознания. Так же, как и
общение, мышление может быть вербальным
и невербальным. Невербальное
мышление
осуществляется
с помощью наглядно-чувственных образов,
возникающих в результате восприятия
впечатлений действительности затем
сохраняемых памятью и воссоздаваемых
воображением. Вербальное
мышление
оперирует
понятиями, закрепленными в словах,
суждениями, умозаключениями, анализирует,
обобщает, строит гипотезы и теории.
Вербальное, речевое, мышление является
лишь одним из компонентов человеческого
мышления, хотя и важнейшим.

Мышление
может быть образным, техническим и
логическим. Образное мышление предполагает
живость восприятия, единство представления,
понятия и оценки. Техническое мышление
соединяет образ и понятие с техническим
их воплощением. Логическое мышление
построено на строгом соблюдении правил
употребления понятий и построения
суждения.

Взаимоотношение
языка и сознания

Прежде
всего, язык – орудие формирования самих
актов сознания. Затем язык –
это средство выражения действительности
сознания, позволяющее «мое» сознание
сделать доступным другим людям (а тем
самым, и мне самому). Далее язык –
это условие и средство речевого
моделирования актов работающего
сознания. Тем самым язык позволяет
контролировать деятельность сознания,
сопоставляя его речевую модель с
моделируемым явлением действительности.
Сознание по отношению к языку оказывается
одним из главных условий, вызывающих
перемены в лексико-семантической системе
языка, условием и основной причиной
речевого функционирования языка.

Взаимосвязь
и взаимообусловленность языка и мышления

Язык
является средством и орудием всех видов
мышления. Он материализует и выражает
сознание, прежде всего словарным
составом. Роль языка как орудия мышления
проявляется, прежде всего, в формировании
и выражении мыслей. Язык – это орудие
для выражения мыслей. Мысль только тогда
становится мыслью, когда она высказана
в речи, когда она выходит наружу
посредством языка, когда она опосредствована
и объективировалась для других.

Единицы
языка связаны с единицами логического
мышления: слово с понятием, предложение
с суждением. Слово и понятие отражают
отличительные признаки предметов и
явлений объективного мира. Предложение
и суждение организуют мысль как
утверждение или отрицание. Язык и
мышление отличаются друг от друга по
назначению и строению своих единиц.
Первое различие состоит в том, что целью
мышления является получение новых
знаний и их систематизация, тогда как
язык всего лишь обслуживает познавательную
деятельность, помогая оформить мысли
и закрепить знания, передать их. Иначе
говоря, мы мыслим, чтобы узнать и понять,
говорим же для того, чтобы передать наши
мысли, чувства, пожелания.

Второе
различие состоит в строении их единиц,
в различии языковой и логической формы.
Основу мышления составляет логический
строй мысли, правила оперирования
понятиями и суждениями для достижения
истины. Основу языка составляют его
грамматический строй, правила
словоизменения, словообразования и
построения предложения для того, чтобы
точно выразить и ясно передать мысль.
Грамматический строй, его форма весьма
разнообразны в языках мира. Более того,
в пределах одного и того же языка можно
использовать различные синонимические
средства для выражения одной и той же
мысли. Диалектика единства языка и
мышления проявляется в том, что мысль
непосредственно связана с языком, но
не с языком вообще, а с конкретным языком,
который используется как средство
общения.

Язык
и мышление взаимосвязаны между собой,
это части единого целого, образно их
единство можно уподобить связи между
художником и кистью. Мышление, как
художник, даёт отображение мира, а речь
служит кистью, которая рисует всеобщее
родство вещей. Языковые термины и фразы
являются базой возникновения и
существования мыслей. Язык служит
основным универсальным, но не единственным
средством выражения мыслей. Кроме него
мысли появляются также в поступках
людей, в их делах. Они могут быть выражены
средствами музыкальных звуков, рисунков,
красок, скульптурных форм, компьютерных
комбинаций. Слово теснейшим образом
входит в сам процесс мышления. Мысли
становятся доступными для восприятия
и понимания только тогда, когда они
выражаются в словах. Точными приборами
установлено, что, когда человек думает
про себя, его язык, губы, нёбо, голосовые
связки и гортань находятся в движении,
производя неслышно звуки речи.

Язык
и мышление как лингвистическая проблема
до сих пор вызывает много споров.
Высказывания некоторых авторитетных
учёных можно считать классическими. В
качестве базового знания принимаются
утверждения Л.С. Выготского [3, с.462-509],
которые сегодня разделяются всеми:

  1. Известная
    часть процессов речи и мышления
    совпадают. Это так называемая сфера
    речевого мышления. Но это речевое
    мышление не исчерпывает ни всех форм
    мысли, ни всех форм речи.

  2. Мысль не выражается,
    но совершается в слове.

Из
этих высказываний очевидно, что мыслим
мы не обязательно с помощью слов, что
не за каждым словом стоит мысль, и что
путь от мысли к слову не выглядит как
одевание «голого» смысла в готовые
«речевые одежды».

Обобщая,
можно сказать, что проводятся исследования,
суть которых сводится к следующим
тезисам:

1)
Мышление невозможно без опоры на
некоторую символическую систему, она
является необходимым каркасом мышления.
Эта символическая система не обязательно
совпадает с естественным языком.

2)
Символическая система не задана
биологически, она возникает лишь в
социуме, в ответ на потребность в
коммуникации.

3)
Нормальное мышление формируется
социумом. Нарушение связи с социумом
ведёт к мышлению, когда нарушаются
коммуникативные процессы. Такой тип
мышления характерен для людей с патологией
(для глухих и шизофреников).

Психолингвистика

Проблему
соотношения языка и мышления в настоящее
время изучает современная наука
психолингвистика.
(В России – А.А.Леонтьев)

Круг
проблем, которыми занимается эта
дисциплина, достаточно широк. Это
объяснятся междисциплинарностью
психолингвистики. В частности,
психолингвисты рассматривают речевой
механизм человека и особенности его
становления и функционирования. Речь
понимается как процесс, подчиняющийся
языковым правилам, вытекающим из
системности языка. Поэтому психолингвистов
интересуют языковые отношения,
направляющие эти процессы. Современной
психолингвистикой решаются также
следующие проблемы:

  1. проблема
    овладения языком и функционирование
    языка при производстве и понимании
    речи;

  2. круг
    проблем, связанных с общечеловеческими
    механизмами пользования языком;

  3. проблема
    специфических особенностей применения
    языка при воздействии комплекса внешних
    и внутренних факторов.

Психолингвистика
используется в судебной психологии для
определения правдивости высказываний
и для идентификации личностных
особенностей и пола автора анонимного
текста.

Большую
роль психолингвистика играет при
построении систем автоматического
распознавания текста и голоса, а также
для создания систем искусственного
интеллекта.

Прикладные
аспекты психолингвистики имеют большие
перспективы.

Гипотеза
Сепира-Уорфа, или теория лингвистической
относительности

Разработана
в 30-х годах 20 века в США Э. Сепиром и Б.Л.
Уорфом в рамках этнолингвистики. Согласно
этой гипотезе, логический строй мышления
определяется языком. Характер познания
действительности зависит от языка, на
котором мыслит познающий субъект.
Широкую известность гипотеза Сепира-Уорфа
получила в 50-х годах благодаря работам
Х. Хойера, давшего её критический анализ,
и состоявшейся в 1953 году (Чикаго)
конференции, где гипотеза обсуждалась
лингвистами, этнографами.

Основная
идея этой теории удачно выражена в
цитате из работы Э. Сепира, которую Б.
Уорф использует в качестве эпиграфа к
своей лучшей статье: «Люди живут не
только в объективном мире вещей и не
только в мире общественной деятельности,
как это обычно полагают; они в значительной
мере находятся под влиянием того
конкретного языка, который является
средством общения для данного общества.
Было бы ошибочным полагать, что мы можем
полностью осознать действительность,
не прибегая к помощи языка <…>. На
самом же деле «реальный мир» в значительной
степени бессознательно строится на
основе языковых норм данной группы …»
[4, с.58].

Б. Уорф
считает, что действительность представляет
собой беспорядочный поток впечатлений,
который упорядочивает язык. Так как
каждый язык обладает своей особой
системой, то он обрисовывает людям,
говорящим на разных языках, действительность
по-разному [там же, с.89-90].

Б. Уорф
делает вывод, что язык представляет
собой систему понятий для организации
опыта, навязывая человеку определенное
мировоззрение, язык обусловливает нормы
его мышления, а, следовательно, и поведения
[4].

В
собственно лингвистической области
гипотеза Сепира-Уорфа смыкается с
идеалистической концепцией
неогумбольдтианского направления в
Европе, представленного школой Л.
Вайсгербера в Западной Германии.

Анализ ошибок
Б. Уорфа

Б.
Уорф под языком понимает лишь семантическую
сторону языка. Язык действительно
является посредником между сознанием
и объективной реальностью, но не в том
смысле, как показывают нам работы Уорфа.
Будучи посредником, язык не управляет
развитием и нормами человеческого
сознания, не указывает человеческому
мышлению правил его поведения, не
обуславливает формы поведения человека.
Язык есть орудие мысли. Однако быть
орудием мысли не значит быть её
руководителем и полновластным господином
[10, с. 61].

Следует
сказать, что между языком и культурой
существует общая зависимость, благодаря
которой изменения в культуре могут
находить косвенное отражение в языке.
Именно в этом смысле допустимо говорить
о возможности влияний культуры на язык,
но не языка на культуру, как это делает
Б. Уорф [там же, с.62].

Тем
не менее, проблема лингвистической
относительности, т.е. известной зависимости
взглядов людей на мир и их поведения от
структурных свойств языка, существует
и ждёт своего решения. Языковые структуры
не предуказывают людям понимание мира
и поведение в нём, но могут стимулировать
варианты такого понимания и поведения,
что и должно стать предметом изучения
лингвистики, а точнее, социологии языка
[там же, с.65-68].

Неогумбольдтианство

Неогумбольдтианство
возникло в 20-х годах 20 века и представляет
собой совокупность концепций и школ,
исходящих из приписывания В. фон
Гумбольдтом языку созидающей силы,
которая создает благодаря своей
классифицирующей и структурирующей
роли своеобразный мир языковых содержаний.
Процессы умственного структурирования
мира и формирования мировидения членов
определенной языковой общности сводятся
к действию внутренней формы языка.
Неогумбольдтианцами акцентируется
творческая роль языка в конструировании
картины мира, в процессах мышления и
познания, в построении культуры,
соответствующей данному языку, а также
подчеркиваются различия между картинами
мира у носителей разных языков. Иначе
говоря, неогумбольдтианцы (Л. Витгештейн,
Л. Вайсгербер, Й. Трир, П. Хартман, Э.
Касирер) полагают, что понятия – это не
отражение объективной действительности,
а продукты символического познания,
т.е. познания, обусловленного языковыми
знаками, символами. По их мнению, язык
определяет мышление, превращает
окружающий мир в идеи, «вербализует»
их. При этом они утверждают, что язык
ограничивает познавательные возможности
сознания.

Немецкое
неогумбольдтианство характеризуется
преимущественным вниманием к семантической
стороне языка, к изучению связей языка
и культуры, языка и мышления, языка и
познания мира. Основные принципы
неогумбольдтианской лингвофилософской
концепции сформулированы в работе главы
немецкого неогумбольдтианства Лео
Вайсгербера «Родной язык и формирование
духа» (1929). Смысл этой концепции составляет
истолкование языковой действенности
(силы, энергии). Л. Вайсгербер (1899-1985) –
подход предполагает обнаружение в языке
той силы (или энергии), благодаря которой
он активно воздействует как на
познавательную, так и на практическую
деятельность его носителей. Таким
образом, «энергейтический» подход к
изучению языка предполагает исследование
языкового воздействия. Согласно Л.
Вайсгерберу, язык закрепляет в своей
содержательной стороне не только точку
зрения на мир, с которой смотрел на него
народ, создавший данный язык, но и сам
мир.

Мировоззрение
человека зависит, по мнению Вайсгербера,
от его языка, а так как структуры языков
различны, то неизбежны и различия в
мировоззрении людей. Язык осуществляет
процесс вербализации мира и тем самым
устанавливает точку зрения людей на
него [там же].

Прагматическую
функцию родного языка Л. Вайсгербер
рассматривал как действенность (энергию,
силу) языковой картины мира по отношению
к развитию материальной и духовной
культуры ее носителей. Особенно сильным,
с его точки зрения, является воздействие
языка на такие сферы духовной культуры,
как религия, наука, искусство и политика.
Это воздействие в истории культуры, по
его мнению, в одних случаях способствовало
культурной эволюции, а в других –
препятствовало [см. там же, с.251].

Неогумбольдтианцы
смешивают два основополагающих типа
картин мира, образующих целостный образ
мира, – концептуальную и языковую.
Концептуальная картина мира значительно
шире языковой, потому что в ее создании
принимают участие различные типы
мышления, в том числе и невербальные.
Неогумбольдтианцы, исследуя национальную
культуру через язык, отождествляют
национальную картину мира с языковой
и концептуальной.

Понятие и слово
?????

Реферат – Язык как средство межличностного общения – файл n1.doc

Реферат – Язык как средство межличностного общения
скачать (144 kb.)
Доступные файлы (1):


    Смотрите также:

  • Влияние различий картин мира/культуры на мк (Документ)
  • Шпоры по русскому языку (Лабораторная работа)
  • Реферат – Средства воспитания в педагогике (Реферат)
  • Лекции – Современный русский литературный язык (Лекция)
  • Реферат – Стили общения (Реферат)
  • Реферат – Деловое общение (Реферат)
  • Факторы возникновения межличностной симпатии (Документ)
  • Ответы к экзамену по психологии профессионального общения (Шпаргалка)
  • Мурина Л.А. Русский язык для 11 класса (Документ)
  • План: Речь как специфически человеческая деятельность (Документ)
  • Принципы межличностного общения и консультирования пациентов врачом общей практики. Особенности ведения больных в амбулаторной практике (Документ)
  • Реферат – Вербальные и невербальные средства общения (Реферат)

n1.doc

Содержание:

Введение 3- 4

1. Язык как средство человеческого общения 5 – 8

2. Знаки и функции языка 9 -12

3. Структура и элементы структуры языка 13-17

4. Межличностные стили общения 17-22

5. Исследования продуктивности стиля общения 23-25

Заключение 26-27

Список литературы 28

Введение

Слово «коммуникация» — одно из многих иностранных слов, которые в настоящее время широко употребляются в русском языке. Оно происходит от латинского слова «communico», что означает «делаю общим, связываю, общаюсь», поэтому наиболее близким к нему по значению является русское слово «общение». От слова «коммуникация» происходят такие слова, как «коммуникабельность» (способность к общению, общительность), «коммуникабельный» (общительный человек), а также слово «коммуникативный» (относящийся к коммуникации; например, коммуникативный тип высказывания).

Другое значение слова «коммуникация» — пути сообщения, транспорта, связи, сети подземного коммунального хозяйства. В этом смысле говорят, например, о подземных, воздушных и т.п. коммуникациях, о системах коммуникаций. Однако нас интересует лишь первое значение данного слова, c которым связано и научное определение понятия, взятое из лингвистического энциклопедического словаря: «Коммуникация — специфическая форма взаимодействия людей в процессе их познавательно-трудовой деятельности».

Общеизвестно, что насекомые, птицы, животные располагают богатейшими звуковыми и кинетическими средствами обмена информацией. Однако взаимодействие между ними ученые называют «биологически целесообразным совместным поведением, направленным на адаптацию к среде и регулируемым, в частности, сигнализацией». Специфичность взаимодействия людей в процессе их жизнедеятельности состоит в использовании языка. Язык, являясь важнейшим средством человеческого общения, выступает также как орудие познания, как инструмент мышления. Благодаря этому коммуникация между людьми является основным механизмом становления человека как социальной личности, средством влияния общества на личность. Главная цель речевой коммуникации — обмен информацией различного рода. Очевидно, что общение и обмен информацией между людьми осуществляются не только с помощью языка. С древнейших времен в человеческом обществе использовались дополнительные средства общения и передачи информации, многие из которых существуют и до сих пор. Например, у коренного населения Африки используется язык свиста, сигналы барабанов, колокольчиков, гонга. «Язык цветов», распространенный на Востоке, также является средством передачи информации, которую в некоторых ситуациях не разрешается выражать словами (например, роза — символ любви, астра — печали, незабудка — памяти и т.д.). Дорожные знаки, сигналы светофора, сигнализация флагами — все это средства передачи информации, дополняющие основное средство человеческого общения — язык.

В соответствии с этим средства передачи информации от человека к человеку разделяются на вербальные и невербальные. Вербальная коммуникация — это общение с помощью слов, невербальная — это передача информации с помощью различных несловесных символов и знаков. Однако невербальные средства общения также неоднородны. Среди них существуют и чисто рефлекторные, плохо контролируемые способы передачи информации об эмоциональном, физиологическом состоянии человека: взгляд, мимика, жесты, движения, поза. Чаще всего именно их и называют средствами невербальной коммуникации. Однако основным средством человеческого общения является язык.
1. Язык как средство человеческого общения.

Язык есть важнейшее средство человеческого общения. Без языка человеческое общение невозможно, а без общения не может быть и общества, а тем самым и человека. Без языка не может быть и мышления, то есть понимания человеком действительности и себя в ней. Но и то и другое возможно только в людском общежитии.

Если же человеческое не проявилось и не закрепилось, то потомки людей, попавшие в условия жизни зверей, приобретают навыки животной жизни и утрачивают безвозвратно все человеческое. Так было с двумя девочками в Индии, которых в 1920 г. индийский психолог Рид Синг обнаружил в волчьем логове вместе с волчатами. Одной из девочек на вид было лет семь-восемь, а другой – года два. Младшая вскоре умерла, а старшая, названная Камалой, прожила около десяти лет. Р. Синг в течение всего этого периода вел дневник наблюдений развития и жизни Камалы, где зафиксировано, что Камала вначале ходила на четвереньках, опираясь на руки и колени, а во время бега опиралась на руки и ступни; мясо ела только с пола, из рук не брала, пила, лакая. Если кто-либо во время еды к ней подходил, то она издавала звуки, похожие на рычание. Иногда по ночам она выла. Спала Камала днем, сидя на корточках в углу, лицом к стене. Одежду с себя срывала. В темноте, ночью девочка очень хорошо видела, первоначально боялась огня, сильного света, воды.

Через два года Камала научилась стоять, через шесть лет – ходить, но бегала, как и раньше, на четвереньках. В течение четырех лет она выучила только шесть слов, а через семь – сорок пять. К этому времени она перестала бояться темноты, стала есть руками и пить из стакана, полюбила общество людей, но сделать Камалу полностью “человеком” не удалось, что справедливо отмечает Р. Синг.

Долгое время ученые пытались доказать, что язык – это такой же организм, как животные и растения, что он развивается по тем же законам природы, одинаковым для всех языков в любом месте и в любое время; как все организмы, он рождается, созревает, достигает расцвета, клонится к упадку и умирает. Однако такое понимание языка не приводит к правильному объяснению явлений действительности, а, наоборот, уводит от истины.

Некоторые “мысленные” опыты легко могут убедить в обратном. На первый взгляд может показаться, что ребенок выучивается дышать, смотреть, ходить и говорить одинаковым путем. Но это неверно. Если новорожденного ребенка поселить на необитаемый остров и если он выживет там, то он будет прекрасно бегать, лазать, прятаться от опасностей, добывать себе пищу, но говорить он не будет, так как ему не у кого научиться говорить и не с кем говорить.

Природные, биологические свойства человека могут развиваться вне общества и в изолированном состоянии, но навыки, связанные с языком, в таких условиях развиваться не могут.

Язык также не передается и по физической наследственности, как цвет кожи, пропорции тела, форма черепа, характер волосяного покрова – как так называемые расовые признаки.

Отожествление языковых и расовых признаков – грубая ошибка. Близость языков друг к другу вовсе не соответствует расовой схожести, и наоборот, общность расы не связана с единством или схожестью языков. Границы рас и границы языков не совпадают.

Так, представители средиземноморской расы, живущие по северному побережью Средиземного моря, по языку относятся к различным группам и семьям (турки, греки, албанцы, сербы, итальянцы, французы, испанцы и др.); говорящие же на одном – французском – языке жители Франции в расовом отношении сильно разнятся (северные, центральные и южные французы).

Особый интерес представляет в этом отношении население Соединенных Штатов Америки, чрезвычайно пестрое по своему расовому составу благодаря тому, что оно составилось из иммигрантов из самых разных частей света и стран (европейцы разных рас, негры, китайцы, турки, арабы и многие другие), но по языку оно одинаково: все они говорят на английском языке в его американской разновидности.

Сторонники биологического взгляда на язык отожествляли язык и расу и тем самым искажали реальные отношения, существующие в действительности между этими явлениями.

Но многие ученые в конце XIX и в ХХ вв. резко протестовали против этого отожествления, так как расовая характеристика людей, во-первых, ничего не говорит о языковой принадлежности данного населения и, во-вторых, не имеет никакого отношения к их культурному развитию. Сторонники биологического взгляда на язык имеют еще один аргумент в запасе. Это так называемый единый “детский” язык у всех народов.

Наблюдения показывают, что действительно у всех детей в любой точке земного шара первыми “звуками” бывают слоговые сочетания, по преимуществу с губными согласными: ма-ма, па-па, ба-ба, а далее: ня-ня, тя-тя, дя-дя. Эта общность связана с тем, что движением губ легче управлять, чем движением, например, задней части языка, а наличие слогов ня-ня и т. п. объясняется тем, что при мягких согласных работает большая масса языка, чем при твердых; но это детское “лепетание” еще ничего общего с языком не имеет, так как это только звуки, лишенные смысла и получающиеся в результате пробы мускулов.

Словами эти звукосочетания становятся только тогда, когда они начинают передавать смысл. И тогда всякая иллюзия общности “детского” языка и естественности его возникновения исчезает.

Одинаковые по звучанию слова в разных языках значат разное. Так, в русском языке мама – “мать”, а в грузинском – “отец”, баба – по-русски “бабушка”, а в тюркских языках – “дедушка”, деда в грузинском – “мать”, английские же дети словами daddy, dad называют отца. Следовательно, хотя дети и используют эти звукосочетания одинаково, но понимать друг друга они не могут, так как у них разные языки, что зависит от языка взрослых, которые и учат детей бессмысленные слоги превращать в слова.

Можно ли считать, что “даром речи” наряду с человеком обладают и животные? Нет, нельзя. Правда, у животных мы можем наблюдать некоторые случаи использования звуков для сообщения: это, например, звуковые сигналы, которыми мать созывает птенцов или которыми самец-вожак предупреждает выводок или стадо об опасности; животные могут также звуками выражать свои эмоции. Однако все это – лишь биологические, рефлекторные явления, основанные частью на инстинктах, частью на опыте. Ни слов, ни выражения мыслей здесь нет.

Исследования И. П. Павлова позволяют теоретически правильно решить этот вопрос: “…животные и примитивные люди, до тех пор, пока эти последние не развились в настоящих людей и не приблизились к нашему состоянию, сносятся и сносились с окружающим миром только при помощи тех впечатлений, которые они получали от каждого отдельного раздражения в виде всевозможных ощущений – зрительных, звуковых, температурных и т.д. Затем, когда, наконец, появился человек, то эти первые сигналы действительности, которыми мы постоянно ориентируемся, заменились в значительной степени словесными… Понятное дело, что на основе впечатлений от действительности, на основе этих первых сигналов ее у нас развились вторые сигналы в виде слов”.

Отсюда вытекает теория И. П. Павлова о первой и второй сигнальных системах. Впечатления, ощущения и представления от окружающей внешней среды как природной, так и социальной (исключая слово, слышимое и видимое) – “это первая сигнальная система действительности, общая у нас с животными”.

Вторая сигнальная система связана с абстрактным мышлением, образованием общих понятий и словом: “Огромное преимущество человека над животными заключается в возможности иметь общие понятия, которые образовались при помощи слова… Слово составило вторую, специально нашу, сигнальную систему действительности, будучи сигналом первых сигналов”.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что:

1) язык не природное, не биологическое явление;

2) существование и развитие языка не подчинено законам природы;

3) физические признаки человека не имеют отношения к языку;

4) языком обладают только люди – это вторая сигнальная система, которой нет у животных.

2. Знаки и функции языка.

История языка неотделима от истории народа. Первоначальные родоплеменные языки по мере слияния племен и образования народностей трансформировались в язык народностей, а в дальнейшем, с образованием наций, в язык наций.

Звуковой язык совместно с языком тела составляет естественную систему знаков в отличие от искусственных языков, специально создаваемых в науке (например, в логике, математике, искусстве и т. п.).

Язык всегда играл важную знаковую роль, указывая на уровень жизни и развития народа. Так, от употребления некоторых слов благородное сословие воздерживалось, ибо они считались знаками низкого социального положения. Такая же судьба постигла и язык тела. Индустриальная система побудила человека к большей дисциплине в выражении своих чувств. В Европе, начиная с XVI в., прививается чувство стыда по отношению к телесным контактам. И если в среде крестьянства язык телодвижений использовался для выражения подавленных импульсов, то в привилегированных сословиях формировались привычки подавлять невербальные эмоциональные проявления, что впоследствии распространилось на общество в целом. Так бюрократическое государство оказывало давление на индивидуальное поведение человека. В XX в. это стало причиной проблем в общении и многих психосоматических заболеваний.

Формирование культуры и общественного сознания от зарождения идей до их общественного утверждения происходит через социальную коммуникацию.

Хотя наши представления и отработанные сознанием понятия являются “образами” действительных вещей и процессов природы, это не относится к словам языка и к языку в целом.

Прямое “отражение” вещей может быть только в звукоподражаниях, и то внутренние фонетические законы могут препятствовать более точному воспроизведению звуков природы звуками речи. Поэтому одни и те же звуки природы как звукоподражания различны в разных языках. Обычные же слова своим материальным составом ничего общего не имеют с обозначаемыми ими вещами и явлениями.

Почему же мы все-таки знаем и узнаем, что дом – это “дом”, а кот – это “кот” и т. д.? Ответ мы находим в теории знака. Применительно к языку это можно свести к следующим пунктам:

1) Знак должен быть материальным, должен быть доступен чувственному восприятию, как и любая вещь.

2) Знак не имеет значения, но направлен на значение, поэтому знак – член второй сигнальной системы.

3) Содержание знака не совпадает с его материальной характеристикой, тогда как содержание вещи исчерпывается ее материальной характеристикой.

4) Содержание знака определяется его различительными признаками, аналитически выделяемыми и отделяемыми от неразличительных.

5) Знак и его содержание определяется местом и ролью данного знака в данной системе аналогичного порядка знаков. Знак – это член определенной знаковой системы, для буквы – алфавитной и графической.

Возможность знаков выполнять свою различительную функцию основана на том, что знаки в пределах данной знаковой системы (алфавит, звуковой строй языка) сами различаются либо в целом, либо посредством какой-нибудь частной, отдельной диакритики.

Среди ученых нет единого понимания знака в языке, и многие это понятие объясняют по-разному.

Термином “знак” охотно и широко пользовался Ф. Ф. Фортунатов, который писал: “Язык представляет… совокупность знаков главным образом для мысли и для выражения мысли в речи, а кроме того, в языке существуют также и знаки для выражения чувствований”. Фортунатов рассматривает также и знаки для выражения отношений: “…звуки слов являются знаками для мысли, именно знаками как того, что дается для мышления (т.е. знаками предметов мысли), так и того, что вносится мышлением (т.е. знаками тех отношений, которые открываются в мышлении между частями или мысли или между целыми мыслями)”. Далее Фортунатов рассматривает взаимодействие разного типа знаков в языке, что перекликается с его учением о форме слова и с его пониманием значения: он говорит о таких “принадлежностях звуковой стороны языка, которые сознаются (в представлениях знаков языка) как изменяющие значение тех знаков, с которыми соединяются, и потому, как образующие данные знаки из других знаков, являются, следовательно, сами известного рода знаками в языке, а именно знаками с так называемыми формальными значениями; неформальные значения знаков языка в их отношении к формальным значениям языка называются значениями материальными… или также реальными ”.

Важные различения в области теории знака указывает в “Логических исследованиях” немецкий логик Эдмунд Гуссерль: 1) всякое выражение есть знак, 2) надо различать настоящие знаки и “метки” типа крестов, начертанных мелом на домах гугенотов в Варфоломеевскую ночь, или узелков на платке, 3) знаки направлены на значение, тогда как метки остаются простым обозначением, 4) знаковая направленность может относиться к называемому предмету – это “предметная отнесенность”, к “выражению говорящего” и собственно к значению, 5)важно различение случаев: а) одно значение – разные предметы, это “универсалия” – общие понятия (человек, лошадь) и б) один предмет – разные значения – это синонимы (глаза, очи).

Развивая идеи Э. Гуссерля, австрийский психолог, философ и лингвист Карл Бюлер, описывая в своей книге “Теория языка” различные направленности знаков языка, определяет основные функции языка: 1) функция выражения, или экспрессивная функция, когда выражается состояние говорящего, а выражающие его знаки являются симптомами (например, междометия: ай, ох); 2) функция призыва, обращения к слушающему, или апеллятивная функция, такие знаки являются сигналами (например, окрик “эй!”, императив “стой!”) и 3) функция “представления”, или репрезентативная (экспликативная) функция, когда один другому о чем-то говорит или рассказывает, такие знаки Бюлер называет символами; эта функция является самой существенной для языка, так как благодаря ей осуществляется коммуникация.

Несмотря на то, что мы связываем слово с какой-либо вещью ли явлением, между собой они не имеют ничего общего; если бы такая естественная связь существовала, то в языке не могло быть ни синонимов – различно звучащих слов, но имеющих общий смысл (забастовка – стачка, завод – фабрика, тощий – худой), ни омонимов – одинаково звучащих слов, но имеющих разные значения (лук – “оружие” и лук – “растение”, ключ – “родник” и ключ – “инструмент для отпирания замка”, лама – “тибетский монах” и лама – “американское животное”). Невозможен был бы и перенос значений (хвост – “часть тела животных” и хвост – “очередь”, собачка – “маленькая собака” и собачка – “рычаг для спуска курка”), наконец, невозможно было бы наличие разнозвучащих слов для обозначения одного и того же явления в разных языках (русское “стол”, немецкое “Tisch”, французское “table”, английское “board”, латинское “mensa”, греческое “trapedza”, турецкое “sofra”, финское “pцytд” и т. д.).

Объяснить непроизводные, взятые в прямом значении слова нельзя, но слова, производные от простых, уже объяснимы через эти непроизводные, равно как и слова с переносным значением объяснимы через слова прямого значения. Так, нос у лодки объясняется через сходство по форме и положению с носом человека или животного, стол – “пища” – через смежность в пространстве со столом – “мебелью” и т. п.

Таким образом, слова производные и с переносными значениями мотивированы и объяснимы в современном языке через слова непроизводные и прямого значения. Слова же непроизводные и прямого значения немотивированны и необъяснимы, исходя из современного языка, и мотивировка названия может быть вскрыта только этимологическим исследованием при помощи сравнительно-исторического метода.

3. Структура и элементы структуры языка.

Почему же все-таки слова русского языка обладают значением и понятны для всех говорящих по-русски?

Для выяснения этого вопроса следует ознакомиться со структурой языка.

Структура – единство разнородных элементов в пределах целого.

На первый взгляд речевое общение происходит очень просто: один говорит, другой слушает, и оба друг друга понимают. Это просто только потому, что привычно. Но если вдуматься, как это происходит, то мы наталкиваемся на довольно странное явление: говорение совершенно непохоже на слушание, а понимание – ни на то, ни на другое. Получается, что говорящий делает одно, слушающий – другое, а понимают они третье.

Процессы говорения и слушания зеркально противоположны: то, чем кончается процесс говорения, является началом процесса слушания. Говорящий, получив от мозговых центров импульс, производит работу органами речи, артикулирует, в результате получаются звуки, которые через воздушную среду доходят до органа слуха слушающего; у слушающего раздражения, полученные внутренними органами уха, передаются по слуховым нервам и доходят до мозговых центров в виде ощущений, которые затем осознаются.

То, что производит говорящий, образует артикуляционный комплекс; то, что улавливает и воспринимает слушающий, образует акустический комплекс. Артикуляционный комплекс не похож физически на акустический. Однако в акте речи эти два комплекса образуют единство.

Отожествление говоримого и слышимого осуществляется в акте речи благодаря тому, что акт речи – двусторонен; типичной формой речи является диалог, когда говорящий через реплику делается слушающим, а слушающий – говорящим. Кроме того, каждый говорящий бессознательно проверяет себя слухом, а слушающий – артикуляцией. Отожествление говоримого и слышимого обеспечивает правильность восприятия, без чего невозможно достигнуть и взаимопонимания говорящих.

При восприятии неизвестного языка артикуляционно-акустического единства не получается, а попытка воспроизведения артикуляции услышанного приводит к неверным артикуляциям, диктуемым навыками своего языка. Для правильного восприятия необходимо, чтобы оба собеседника владели теми же артикуляционно-акустическими навыками, т. е. навыками того же языка.

Но акт речи не исчерпывается восприятием, хотя без него и невозможен. Следующий этап – это понимание. Оно может быть достигнуто только в том случае, если и говорящий и слушающий связывают данное артикуляционно-акустическое единство с тем же значением; если же они связывают его, хотя бы и при правильном восприятии, с разными значениями, – взаимопонимания не получается; так, если встретятся русский и турок, и русский скажет табак, то турок легко подстроит русский артикуляционный комплекс табак под свой акустический комплекс tabak, но поймет его или как “блюдо”, или как “лист бумаги”.

Следовательно, и на этом втором этапе акта речи, как и на первом, необходимо, чтобы говорящий и слушающий принадлежали к коллективу, говорящему на одном и том же языке. Тогда происходит новое отожествление несхожего: артикуляционно-акустической и смысловой стороны, образующих тоже единство.

В языке также всегда обязательно наличие двух сторон: внешней, материальной, связанной с артикуляционно-акустическим комплексом, и внутренней, нематериальной, связанной со смыслом. Первое является обозначающим и гарантирующим через знаки доведения речи до органа восприятия, без чего речевое общение немыслимо; второе – обозначаемым, содержанием, связанным с мышлением.

Для языка типичным является сложная структура взаимосвязанных разнородных элементов.

Элементы структуры языка можно показать на следующем примере: два римлянина поспорили, кто скажет (или напишет) короче фразу; один сказал (написал): Ео rus – “я еду в деревню”, а другой ответил: I – “поезжай”. Это самое короткое высказывание (и написание), которое можно себе представить, но вместе с тем это вполне законченное высказывание, составляющее целую реплику в данном диалоге и, очевидно, обладающее всем тем, что свойственно любому высказыванию. Каковы же эти элементы высказывания? 1) [i] – это звук речи, фонема, т. е. звуковой материальный знак, доступный восприятию ухом, или i – это буква, графический материальный знак, доступный восприятию глазом;

2) i- – это корень слова, морфема, т. е. элемент, выражающий какое-то понятие;

3) i – это слово (глагол в форме повелительного наклонения в единственном числе), называющее определенное явление действительности;

4) I – это предложение, элемент, заключающий в себе сообщение.

Короткое высказывание заключает в себе все, что составляет язык вообще: 1) звуки – фонетика (или буквы – графика), 2) морфемы (корни, суффиксы, окончания) – морфология, 3) слова – лексика и 4) предложения – синтаксис.

Различие элементов структуры языка – качественное, что определяется разными функциями этих элементов.

1) Звуки (фонемы) являются материальными знаками языка. Звуковые знаки языка (равно как и графические) обладают двумя функциями: 1)перцептивной – быть объектом восприятия и 2) сигнификативной – иметь способность различать вышестоящие, значимые элементы языка – морфемы, слова, предложения. Различие букв (графических знаков) и звуков (фонетических знаков) в языке не функциональное, а материальное.

2) Морфемы могут выражать понятия: а) корневые – вещественные [стол-], [зем-], [окн-] и т. п. и б) некорневые двух видов: значения признаков [-ость], [-без-], [пере-] и значения отношений (сиж-у – сид-ишь, стол-а, стол-у); это семасиологическая функция, функция выражения понятий.

3) Слова могут называть вещи и явления действительности; это номинативная функция; есть слова, которые в чистом виде выполняют эту функцию, – это собственные имена; обычные же, нарицательные совмещают ее с функцией семасиологической, так как они выражают понятия.

4) Предложения служат для сообщения; это самое важное в речевом общении, так как язык есть орудие общения; это функция коммуникативная, так как предложения состоят из слов, они в своих составных частях обладают и номинативной функцией и семасиологической.

Элементы данной структуры образуют в языке единство, что легко понять, если обратить внимание на их связь: каждая низшая ступень является потенциально следующей высшей, и, наоборот, каждая высшая ступень как минимум состоит из одной низшей; так, предложение минимально может состоять из одного слова (Светает. Мороз.); слово – из одной морфемы (тут, вот, метро, ура); морфема – из одной фонемы (щ-и, ж-а-ть).

Кроме указанных функций, язык может выражать эмоциональное состояние говорящего, волю, желания, направленные как призыв к слушающему. Выражение этих явлений охватывается экспрессивной функцией. Экспрессия может быть выражена разными элементами языка: это могут быть специально экспрессивные слова – междометия (“ай!” – эмоциональное, “эй” – волевое), некоторые грамматические формы (слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами: “дружочек!” – эмоциональные, императивы глаголов: “молчи!” – волевые), особо экспрессивно окрашенные слова “высокого” или “низкого” стиля и, наконец, интонация.

Следует еще отметить одну функцию, объединяющую некоторые элементы языка с жестами, – это “указательная” функция; такова функция личных и указательных местоимений, а также некоторых частиц: вот, эва и т.п.

В пределах каждого круга или яруса языковой структуры (фонетического, морфологического, лексического, синтаксического) имеется своя система, так как все элементы данного круга выступают как члены системы, которые взаимосвязаны и взаимообусловлены в целом, поэтому и число элементов и их соотношения отражаются на каждом члене данной системы; если же остается один элемент, то данная система ликвидируется; так, система склонения возможна при наличии хотя бы двух падежей (например, в английском местоимении he – him), но системы склонения с одним падежом быть не может, как во французском языке; категория несовершенного вида глагола возможна только тогда, когда имеется в той же грамматической системе и категория совершенного вида и т. д. Системы отдельных ярусов языковой структуры, взаимодействуя друг с другом, образуют общую систему данного языка.

4. Межличностные стили общения.

Общение человека всегда разворачивается в конкретной деятельности и обусловлено ее целями и содержанием. Теплоты и понимания между людьми было бы гораздо больше, не будь они обременены внешне устанавливаемыми требованиями что-то делать и добиваться практических результатов. Поэтому недостаточно говорить просто об отношениях или деятельности. Совокупной единицей анализа выступает общение как двуединый процесс взаимосвязи или взаимного контакта субъектов, в котором происходит обмен информацией, психическое отражение друг друга и взаимовлияние друг на друга.

В отечественной психологии известна и широко разрабатывается идея о влиянии на индивидуальную деятельность человека других людей. Это в основном работы по проблеме общения. Подробно рассматривается эта проблема и в зарубежной психологии. Общепринятым является положение о том, что индивидуальные возможности человека возрастают в условиях межличностного общения, особенно в группах высокого уровня развития. Более того, общение перестраивает самого человека, формирует его новые возможности, проявляет те, которые существуют потенциально. И хотя вышеобозначенные факты не вызывают сомнения, процессы оптимизации межличностного общения пока еще изучены слабо. По мнению В. А. Петровского, «генерация новых ресурсов возможных межиндивидуальных взаимодействий составляет пока еще неявную, скрытую от субъекта перспективу развития его деятельности (и развития его самого как личности)».

В общении всегда присутствуют два компонента: содержание и стиль. Содержание определяет, вокруг чего или по поводу чего развертывается то или иное общение. Стиль указывает на то, как человек взаимодействует с окружающими. В любом случае содержание общения сила переменная, поскольку оно определяется конкретной деятельностью, объемом выполняемых заданий и многими другими преходящими условиями и обстоятельствами.

Константой при этом выступает стиль общения, т.е. способ, с помощью которого человек строит свои отношения с другими в той или иной деятельности. У каждого человека свой, характерный только для него стиль общения с людьми. Он несколько изменяется в зависимости от партнера и характера деятельности, но в то же время сохраняет свои сущностные черты, отражающие неповторимость и уникальность личности. При этом стиль отражает специфику взаимоотношений между людьми, которые, в свою очередь, выражают многообразную и в то же время неповторимую сущность личностей, включенных в общение.

Понятие стиля общения довольно близко по своей сути понятию характера. Ученые постоянно проявляли интерес к этому явлению, пытаясь создать классификацию или типологию характеров. Общая характерология представляет собой учение о признаках как физического, так и душевного рода. Поскольку душа была и остается для человека явлением крайне сложным и таинственным, создатели характерологии начинали изучение характера, ориентируясь на внешние признаки. Сюда можно отнести не только графологию, физиологическую типологию и физиогномику, но и возникшую на древнем Востоке астрологию, которая пыталась «внести порядок в хаос индивидуального». Физиологическое деление на четыре гуморальных темперамента находится в тесной связи с древними космологическими воззрениями, бравшими за основу типологии четыре элемента (воздух, вода, земля и огонь), соотнесенные со знаками зодиака.

Гиппократ в своей классической типологии заменил зодиакальные созвездия наименованиями «телесных соков»: крови, флегмы, желтой желчи и черной желчи и стал различать сангвиников, флегматиков, холериков и меланхоликов. Эта последняя типология сохранилась и до наших времен, а среди попыток ее реформировать удачной можно назвать лишь типологию И.П. Павлова, который выделил 4 типа высшей нервной деятельности на основе сочетания ее характеристик: силы нервных процессов, их сбалансированности и подвижности. Сочетания этих характеристик дают те же 4 типа, которые описывал Гиппократ (меланхолик – слабый тип нервной системы; холерик – сильный неуравновешенный; сангвиник – сильный уравновешенный подвижный; флегматик – сильный уравновешенный инертный тип нервной системы).

Современные ученые, пытаясь разработать типологии темпераментов, характеров или стилей, отходят от этих старых интуитивных путей, пытаются найти собственное решение, которое удовлетворяло бы запросам науки. И первый вопрос, встающий перед любым исследователем – критерии стиля, или признаки, по которым можно было бы отнести ту или иную устойчивую форму общения к определенному стилю.

Астрологи использовали простой критерий: объективно заданное положение звезд при рождении. И хотя вопрос, каким образом зодиакальные созвездия и планеты приобретают качества темперамента, до сих пор остается без ответа, астрологическая типология характеров весьма популярна, и психолог сегодня стоит перед необходимостью учитывать этот фактор в работе с клиентом. Сегодняшняя физиологическая типизация использует критерий четырех старых физиологических темпераментов: внешний вид и поведение индивида. А современные исследователи пытаются найти научный подход к этой проблеме, преодолевая на своем пути колоссальные трудности, сопутствующие любой молодой науке.

Начало научного исследования стиля общения связано с именем немецкого психолога Курта Левина. Заслуга К. Левина и его сотрудников состояла в том, что они положили начало углубленному исследованию проблемы стиля общения, разработали социально-психологическое понятие «стиль лидерства». Лидерство рассматривается в социальной психологии как феномен, характеризующий динамические процессы в группе, связанные с отношениями доминирования и подчинения. Начиная с 30-х гг. социальные психологи активно исследуют проблему лидерства, формулируют различные теории лидерства. Наиболее известными из них являются теории лидерских ролей, теория черт, интерактивная теория, ситуационная теория и «синтетическая» теория.

В рамках исследуемой проблемы выделяют и понятие «стили лидерства», обозначающее «совокупность приемов и методов, применяемых лидером и руководителем с целью оказания воздействия на зависящих от него или находящихся в его подчинении людей».

К. Левиным и его последователями были выделены и описаны три стиля лидерства: авторитарный, демократический и анархичный. В более поздних классификациях стали использоваться и другие, синонимичные обозначения, например: «директивный», «коллегиальный», «либеральный», или «властный», «коллективный», «попустительский».

Авторитарным называют стиль лидерства, при котором лидер действует властно, жестко распределяя роли между членами группы, сосредоточивает основные функции управления у себя в руках.

Демократичный лидер стремится управлять группой совместно с подчиненными, давая им достаточную свободу действий.

Либеральный стиль лидерства – форма руководства, при которой лидер отстраняется от активного управления группой, позволяя членам группы делать все, что им захочется.

Рассмотрим критерии стилей, предлагаемые К. Левиным.

Формальную сторону составляют следующие характеристики:

– Интонация голоса руководителя (неприветливая в авторитарном; товарищеская в демократическом; конвенциальная в попустительском стиле);

– Распоряжения руководителя (деловые в авторитарном; с дискуссиями в демократическом; непоследовательные в попустительском стиле);

– Запреты руководителя (без снисхождения, с угрозой в авторитарном; с дискуссиями в демократическом; без запретов в попустительском стиле);

– Похвала и порицания руководителя (субъективные в авторитарном; с советами в демократическом; без похвалы и порицаний в попустительском стиле);

– Позиция, занимая руководителем (над группой в авторитарном; внутри группы в демократическом; в стороне от группы в попустительском стиле).

Содержательную сторону составляют:

– Характер планирования дел в группе (заранее в авторитарном; совместно в группе в демократическом; не планируются в попустительском стиле);

– Характер целей (непосредственные, близкие в авторитарном; близкие и дальние в демократическом; отсутствие целей в попустительском стиле);

– Ответственность за реализацию дел в группе несут: руководитель в авторитарном; все члены группы в демократическом; никто в попустительском стиле.

Эти критерии стилей руководства используются в современной психологии управления. Весьма значимой для решения проблемы психокоррекции стиля общения представляется характеристика позиции, занимаемой руководителем. Именно этот критерий стоит во главе угла любого общения и определяет его характер.

Исследование К. Левина и его сотрудников положило начало углубленному психологическому изучению проблемы стиля общения, которое получило широкое распространение во всем мире и продолжается вот уже несколько десятков лет.

В психолого-педагогической литературе проблема классификации стилей не имеет однозначного решения. Одни исследователи придерживаются известной классификации К. Левина, другие дают собственные определения и классификации стилей, исходя из внутренних побудительных условий деятельности учителя как субъекта управления. Так, Е. В. Субботский, определяя стиль как форму, в которую облекается обмен актами общения, выделяет прагматический (эгоистический) и альтруистический стили. В прагматическом стиле участник общения использует партнера как средство для достижения своих собственных целей. В альтруистическом стиле для одного или для обоих участников общения (односторонний или двусторонний альтруистический стиль) интересы партнера стоят на первом месте (партнер выступает как «цель сама по себе»).

В социальной психологии наряду с термином «стиль лидерства» используются понятия «стиль общения», «индивидуальный стиль деятельности», «стиль отношений», «межличностный стиль общения», «способ общения людей друг с другом», «межличностный образ действий», «ориентация межличностного общения» и др.
5. Исследования продуктивности стиля общения.

Первое крупное научное изучение продуктивности стиля общения провели ученики К. Левина Р. Липпит и Р. Уайт, которые экспериментально создавали в классе атмосферу автократизма и демократизма и изучали их воздействие на результаты деятельности, работоспособность, отношения детей в группах, уровень и характер общения.

Исследование позволило сделать следующие выводы: 1) в демократической атмосфере достигается наилучший результат деятельности в группе, а автократическая атмосфера при агрессивном «господстве» руководителя снижает самостоятельность, творчество детей и одновременно их работоспособность; 2) стиль «жизни и мысли», созданный руководителем, доминирует в отношениях между детьми; 3) в поведении детей очень быстро начинает отражаться атмосфера группы, в которой они находятся.

Многие думающие родители и учителя, вдохновленные исследованиями К. Левина, идеями З. Фрейда и гуманистической психологии, решили: чем больше демократии, тем лучше. Это послужило причиной самого впечатляющего «естественного эксперимента», который поставила сама жизнь в середине XX столетия, получившего нашумевшее название «эра свободного воспитания».

Защитники «свободного воспитания» отменили «во имя здоровья и счастья ребенка» наказания, моральные нравоучения, а вместе с ними и систематическое обучение. Ребенок мог приобретать столько знаний, сколько он желал, и тогда, когда он этого хотел. Главным в деятельности педагога стало выжидание. Он должен был наблюдать за детьми и помогать, если об этом просил ученик. Взрослые не имели права требовать повиновения от своих детей. Наказания любого типа запрещались. Так, в «школе ультрадозволенности» в Саммерхилле, основанной А. Нейлом, один ученик, разбивший 17 окон, не получил за это даже словесного осуждения. Поощрение ребенка за хорошее поведение считалось деморализирующей практикой. С детей снималась всякого рода ответственность. В школе царила сексуальная свобода. А. Нейл предсказывал, что дети будущего будут считать более здоровым существование неограниченной сексуальной жизни.

Подводя в конце 70-х годов итоги, психологи оценивали практику свободного воспитания как «огромную бомбу с часовым механизмом, которую взрослые подложили под молодое поколение в 50-х годах и которая взорвалась сейчас»; как «самый неудачный социальный эксперимент в истории, влияние которого не скоро умрет в школах и домах».

Анализируя последствия такой системы, очевидцы пишут, что дети погружались в полный хаос (они же его и создавали), были абсолютно не способны регулировать свои поступки. Чаще всего потребности одних удовлетворялись за счет других. Самостоятельность детей заканчивалась именно тогда, когда они должны были сделать что-либо сами, без посторонней помощи. Они постоянно конфликтовали с внешним миром, не удовлетворяющим их высокие потребности, в результате у них вырабатывалось враждебное отношение к миру.

Позднее Р. Липпит и Р. Уайт показали: между демократическим и либерально-попустительским стилями – огромная разница: именно в воспитании с особенной яркостью подтверждается тезис, что демократия – не вседозволенность. И именно перекос в сторону вседозволенности привел к тому, что многие педагоги и психологи на Западе снова защищают авторитарный подход; с новой силой звучат призывы к быстрому и жесткому возмездию за отклонения в поведении, нарушения правил и отказ подчиняться социальным нормам.

Сторонники авторитарного подхода считают, что самая важная ценность, которую необходимо усвоить ребенку, – подчинение авторитету. Предлагаются различные способы усиления власти педагога. Один из самых популярных представителей авторитарного воспитания в Америке – Дж. Добсон. Его книга «Смелость дисциплинировать» разошлась тиражом более миллиона экземпляров. Используя идею З. Фрейда о том, что отношения между родителями и ребенком создают базис его отношений с другими людьми, Дж. Добсон советует неустанно бороться за свой авторитет. Он предлагает следующий путь: расположить правила в «хорошем порядке», добиться того, чтобы ребенок не сомневался, какое поведение считается правильным, а какое – неприемлемым; если ребенок нарушает существующие границы, заставить его горько пожалеть об этом.

Небольшая боль, считает Дж. Добсон, может явиться отличной мотивацией для ребенка. При этом он убежден, что лучшая возможность общения чаще всего возникает после наказания. Именно после «эмоциональной вентиляции» возможен разговор по душам, в котором родители могут объяснить ребенку, за что они наказали его и как этого можно избежать в следующий раз. При этом «совсем необязательно бить ребенка до потери сознания. Совсем немного боли достаточно для ребенка, он запомнит ее надолго. Однако наказание должно быть достаточно сильным, чтобы оно заставило ребенка плакать искренне».

Одновременно с возвращением тенденций к авторитарности проводятся крупные и интересные исследования по проблеме стиля педагогического общения, которые доказывают нежелательные последствия как всеразрешающих, так и жестких методов воспитания ребенка. Обнаружено, что дети как у чрезвычайно жестких, так и у чрезмерно снисходительных родителей могут превратиться в испорченных, эгоистичных, безответственных подростков.

Чрезмерная репрессивность вызывает не только подчинение, но и непослушание и социально девиантное (отклоняющееся от норм) поведение. Кроме того, авторитарным методам сопутствует низкая инициатива, безответственность, заниженная самооценка, развиваются страх и ненависть к тому, кто наказывает. Развиваются также чрезвычайный конформизм, агрессивное поведение Доказано, что причиняемая ребенку физическими наказаниями боль может быть эффективной в том случае, когда нужно остановить нежелаемое поведение, но столь же эффективно она разрушает положительные взаимоотношения ребенка со взрослым.

Заключение

В заключение можно сделать следующие выводы:

1. Основным понятием надо считать язык. Это действительно важнейшее средство человеческого общения. Тем самым язык – это достояние коллектива и предмет истории. Язык объединяет в срезе данного времени все разнообразие говоров и диалектов, разнообразия классовой, сословной и профессиональной речи, разновидности устной и письменной формы речи. Нет языка индивида, и язык не может быть достоянием индивида, потому что он объединяет индивидов и разные группировки индивидов, которые могут очень по-разному использовать общий язык в случае отбора и понимания слов, грамматических конструкций и даже произношения. Поэтому существуют реально в современности и истории такие языки, как русский, английский, французский, китайский, арабский и др., и можно говорить о современном русском языке и о древнерусском, и даже об общеславянском.

2. Речевой акт – это индивидуальное и каждый раз новое употребление языка как средства общения различных индивидов. Речевой акт должен быть обязательно двусторонним: говорение – слушание, что составляет неразрывное единство, обусловливающее взаимопонимание. Речевой акт – прежде всего процесс, который изучается физиологами, акустиками, психологами и языковедами. Речевой акт может быть не только услышан (при устной речи), но и записан (при письменной), а также, в случае устного речевого общения, зафиксирован на магнитофонной пленке. Речевой акт тем самым доступен изучению и описанию с разных точек зрения и по методам разных наук.

3. Речь – это не язык и не отдельный речевой акт. Можно говорить об устной и письменной речи, о речи ребенка, школьника, о речи молодежи, о сценической речи, об орфоэпической речи, о прямой и косвенной речи, о деловой и художественной речи, о монологической и диалогической речи и т. д. Все это разные использования возможностей языка, отображения для того или иного задания, это разные формы применения языка в различных ситуациях общения. Тогда как “психофизический механизм” – предмет физиологии, психологии и акустики.

В непосредственном наблюдении лингвисту дан речевой акт (будь то звучащий разговор или печатный текст) так же, как психологу и физиологу, но в отличие от последних, для которых речевой акт и речь являются конечным объектом, для лингвиста это лишь отправной пункт. Лингвист должен, так сказать, “остановить” данный в непосредственном наблюдении процесс речи, понять “остановленное” как проявление языка в его структуре, определить все единицы этой структуры в их системных отношениях и тем самым получить вторичный и конечный объект лингвистики – язык в целом, который он может включить в совершенно иной процесс – исторический.

Список литературы

1. Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Речевая коммуникация: Учебник. — М.: ИНФРА-М, 2003. — 272 с.

2. Горянина В.А., Психология общения: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений.  М.: Издательский центр «Академия», 2002.  416 с.

3. Козлова Н.Н. Введение в социальную антропологию: курс лекций. – М.: Институт молодежи, 1996. -234 с.

4. Минюшев Ф.И. Социальная коммуникация (курс лекций). – М.: Международный Университет Бизнеса и Управления «Братья Карич», 1997. – 165 с.

5. Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. М.: Изд. МГИК ,1994. -374 c.

6. Шаронов В.В. Основы социальной антропологии. – СПб.: Изд. “Лань”, 1997. -358 с.

7. Введение в психологию / Под общ. ред. проф. А. В. Петровского. – Москва: Издательский центр “Академия”, 1997.- 496 с.

8. Введение в языковедение/Под ред. В.А. Виноградова. – М.: Аспект Пресс, 1996.- 536 с.