Язык современной русской литературы реферат

Содержание:

  1. Из истории русского литературного языка ХХ века
  2. Понятие и классификация стилей современного русского литературного языка
  3. Современный русский литературный язык и художественная литература
  4. Заключение
Предмет: Культура речи
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 24.09.2019
  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по культуре речи:

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

Введение:

Статья посвящена развитию и функционированию русского литературного языка в XX веке. особое внимание уделяется языковой эволюции конца XX, начала XXI века. Целью данной работы является постановка проблемы подъязыков применительно к литературному языку в современный период развития русского языка. Объектом анализа являются изменения в их структуре и функциях по отношению к литературному языку в условиях этих изменений. История литературного языка раскрывает органические отношения, существующие между языком и историей народа на всех этапах общественного развития. В лексике литературного языка, в его функциональных стилях наиболее ярко и ярко отражены события, знаменующие определенные поворотные моменты в жизни народа. Становление книжной литературной традиции, ее зависимость от смены общественных формаций, от перипетий классовой борьбы сказывается прежде всего на социальном функционировании литературного языка и его стилистических ответвлений. Развитие культуры народа, его государственности, его искусства, и прежде всего искусства слова, литературы, накладывает неизгладимую печать на развитие литературного языка, проявляясь в совершенствовании его функциональных стилей. Поэтому периодизация истории русского литературного языка может основываться не только на тех этапах, которые национальный язык переживает в результате объективных процессов внутреннего развития его основных структурных элементов, звуковой системы, грамматики и лексики,-но и на соответствиях между этапами исторического развития языка и развитием общества, культуры и литературы народа.

Учитывая такие особенности современной языковой ситуации, как:

  • Существование языка в контексте информационной революции и последствия изменения общественно-политической системы в России;
  • Ряд явлений, объединенных общим названием смягчение литературной нормы.

Место русского языка среди языков мира.

Русский язык является национальным языком русского народа, официальным языком Российской Федерации и одним из 6 официальных языков Организации Объединенных Наций.

Им пользуются более 250 миллионов человек, в том числе в России около 140 миллионов человек, по данным Всесоюзной переписи 1989 года. Русский язык входит в десятку самых распространенных языков на планете (китайский, английский, испанский, хинди, арабский, Бенгальский, португальский, русский, японский и немецкий).

Наряду с украинским и белорусским, русский язык относится к восточнославянской подгруппе славянской группы индоевропейской семьи языков. Вы можете найти сходство между русским и другими индоевропейскими языками. Но мы остановимся только на изменениях в русском литературном языке. Так что давайте начнем.

Из истории русского литературного языка ХХ века

История русского литературного языка сложилась как особая научная дисциплина, которая была отделена от общей истории русского языка только в послекоктябрьский период, главным образом в 30-40-е годы нашего столетия. Развитие русского литературного языка в целом, и особенно развитие современного русского литературного языка, было предпринято еще до этого.

Первым русским лингвистом, разработавшим курс История русского литературного языка (начиная от языковой ситуации в Киевской Руси и заканчивая языком современной русской литературы до поэта Надсона), был проф. А. И. Соболевский.

Если понимать предмет истории русского литературного языка как опыты по осмыслению путей и результатов исторического существования языка русской письменности, языка памятников художественной литературы в первую очередь, то можно предположить, что эта научная дисциплина имеет более отдаленные истоки. Выяснению этих истоков была посвящена статья В. В. Виноградова. Однако обобщение разнородных знаний, накопленных русскими филологами в процессе изучения языка письменных памятников и произведений искусства слова за все время развития русской литературы, было осуществлено исследователями лишь в тридцатые годы нашего столетия. С наибольшей определенностью и ясностью эта идея была сформулирована академиком А. А. Шахматовым. Сопоставив функционирование церковнославянского языка с аналогичным использованием латыни как литературного языка у народов Западной Европы в Средние века, А. А. Шахматов утверждал, что ситуация с церковнославянским языком в России была иной. Из-за своей близости к русскому языку он никогда не был чужд народу, как средневековая латынь, например, немцам и славянам.

Русский язык был неудержимо ассимилирован с первых же лет своего существования, потому что русские люди, говорившие на нем, не могли отличить ни своего произношения, ни употребления слов от произношения и употребления церковного языка, которому они научились. Русский язык уже утратил свой иностранный характер, уже тогда русские люди относились к церковнославянскому языку как к своему собственному достоянию, не прибегая к помощи иностранных учителей для его усвоения и понимания.

Продолжением старославянского языка является церковнославянский язык, который использовался в церковной, научной литературе и оказал влияние на развитие русского литературного языка.

Периодизация истории русского литературного языка, предложенная А. И. Горшковым:

  • Литературный язык древнерусского (древне-восточнославянского) народа (X-начало XIV вв.); 
  • Литературный язык русского (великорусского) народа (XIV-середина XVII вв.); 
  • Литературный язык начальной эпохи становления русской нации (середина XVII-середина XVIII вв.); 
  • Литературный язык эпохи становления русской нации и национальные нормы литературного языка (середина XVIII-начало XIX вв.); 
  • Литературный язык русского народа (середина XIX века-до наших дней).

В каждом из основных периодов развития русского литературного языка выделяются более мелкие подпериоды развития. Таким образом, донациональный период делится на три субпериода. Киевский субпериод (с X по начало XII века) соответствует историческому существованию единого восточнославянского народа и относительно единого древнерусского (Киевского) государства. Названный субпериод легко отличить по такой заметной структурной особенности, как падение глухих, или изменение редуцированных гласных Б и в на полные гласные в сильных позициях и на нулевой звук в слабых позициях, что, как известно, приводит к решительной перестройке всей фонологической системы древнерусского национального языка.

Второй подпериод приходится на период с середины XII-середины XIV века, когда в литературном и письменном языке проявились диалектные ветви общего восточнославянского языка, что привело, в конечном счете, к формированию отличных друг от друга в плане фонетики, морфологии и лексики зональных видов древнего литературного и письменного языка в эпоху феодальной раздробленности.

Третий подпериод развития литературного и письменного языка приходится на XIV-XVII вв. Для Северо-Востока – это язык Московского государства, для других районов восточнославянского расселения – это исходная основа сложившихся позднее самостоятельных национальных языков восточнославянских народов (Белорусского и украинского), действовавших в XV-XVII вв. как письменность всего литовско-русского государства, или просто русская мова, которая служила и будущим белорусам, и предкам украинской нации.

Национальный период развития русского литературного языка также можно разделить на три субпериода. Первая из них охватывает середину или вторую половину семнадцатого века до начала девятнадцатого века.  (до Пушкинской эпохи). К этому времени в основном сформировались русскоязычные фонетические и грамматические системы, но следы более ранних традиций в формах церковнославянской и деловой русской речи продолжают с достаточной силой ощущаться в литературном и письменном языке. Это переходный период, период постепенного становления и формирования целостных норм современного русского литературного языка как языка нации. Термин современный русский язык употребляется в широком и узком смысле: как язык от Пушкина до наших дней и как язык последних десятилетий.

Существует обширная литература о состоянии языка в позднесоветский период. Основываясь на идеях, имеющихся в этих исследованиях, и обширном фактическом материале, представленном в них, мы сосредоточимся на том, что имеет отношение к нашей теме, и попытаемся выделить основные моменты, которые помогают нашим рассуждениям. Примерно до середины 80-х годов языковая ситуация в России характеризовалась устойчивым равновесием. Языковое сознание было устойчивым, основанным на четком осознании приоритета литературного языка и наличии языковых и речевых норм.

Все, что печаталось в печати, проверялось на соответствие не только идеологическим установкам, но и нормам русского литературного языка под строгим партийным контролем средств массовой информации и цензурой в области литературы. Дозволенное, то есть печатное, могло быть пустым по содержанию или бедным, безликим по форме, но строго соблюдалось одно качество, нормативность, то есть грамматическое и стилистическое соответствие правилам употребления языковых единиц. Общество имело эталон языка, и мы должны отметить в этой связи, что пресловутая слепая вера советских людей в печатное слово, возможно, была основана на наивном переносе, если она правильна с точки зрения языка, то она верна и на самом деле.

Тексты на телевидении, в кино и в театре часто представляют собой устную письменную речь со всеми присущими ей особенностями. Реальное языковое поведение носителей русского языка представляло интерес лишь для узкого круга диалектологов и лингвистов, изучающих разговорную речь. Национальный язык существовал в сознании носителей языка в виде строгой иерархии с литературным языком (эталоном, идеалом) на его высшем уровне и множеством подчиненных ему некодифицированных вариантов, диалектов и социолектов, на его низших уровнях. Чем ближе тот или иной подъязык к литературному языку, тем выше его место в этой иерархии.

Особенности языковой ситуации в России после середины 80-х годов XX века. Изменение общественно-политической системы, демократизация общества, снятие запретов на все виды информации и способы ее передачи вывели языковую ситуацию из состояния покоя и вышли из-под контроля государства. Новая языковая ситуация высветила проблему переосмысления понятия литературный язык как кода на фоне активизации социальных диалектов. Особенно активную роль стали играть просторечие как следствие свободы слова и воровской (криминальный) жаргон как следствие криминализации общества). С другой стороны, русский язык стал средством общения для страны, изменившей свое положение среди других государств. С потерей статуса великой державы и потерей США как врага номер один. Россия включилась в процесс глобализации. Русский лингвотурец начал испытывать сильное влияние американской культуры. Эти два фактора не могли не сказаться на языке.

Слово стало разнообразным и многогранным, как сама жизнь, и, как сама жизнь, неправильным, случайным и шокирующим. Официальная речь конца 80-х-начала 90-х годов XX века была наполнена жаргонными и вульгарными выражениями, в разговорной практике носителей русского языка употребляемые слова-приметы американского образа жизни, стали частыми и неуместными.

Понятие и классификация стилей современного русского литературного языка

Литературный язык, общий язык письменности того или иного народа, а иногда и нескольких народов, язык официальных деловых документов, школьного образования, письменного и бытового общения, науки, публицистики, художественной литературы, всех проявлений культуры, выраженных в устной форме, часто письменной, но иногда и устной. Именно поэтому существуют различные письменно-книжные и устно-разговорные формы литературного языка, возникновение, соотношение и взаимодействие которых подчинены определенным историческим законам.

Литературный язык является основным средством, обслуживающим коммуникативные потребности общества, он противопоставляется некодифицированным подсистемам национального язык, территориальным диалектам, городскому просторечию, профессиональному и социальному жаргону.

Литературный язык можно разделить на две функциональные разновидности, книжный и разговорный.

Следующим шагом в разделении литературного языка является разделение каждой из его разновидностей, книжного и разговорного, на функциональные стили.

Стиль – это совокупность приемов использования языковых средств для выражения определенных идей и мыслей в различных условиях речевой практики

В современном русском книжном литературном языке выделяются следующие функциональные стили, научный, официально-деловой, публицистический, религиозно-проповеднический. Иногда функциональные стили включают в себя язык художественной литературы.

Разговорный язык не так четко разделен на функциональные стили, что вполне объяснимо, книжный язык сознательно культивируется, общество в целом и его различные группы и институты заинтересованы в функциональной гибкости книжного языка, разговорный язык развивается спонтанно, без направления усилий со стороны общества.

Трудно указать другое языковое явление, которое понимается столь же иначе, как литературный язык. Одни убеждены, что литературный язык – это тот же национальный язык, только отшлифованный мастерами языка, то есть писателями, художниками слова, сторонники этого взгляда, прежде всего, имеют в виду литературный язык Нового времени и, более того, у народов с богатой художественной литературой. Другие считают, что литературный язык – это язык письма, язык книг, противопоставленный живой речи, языку разговора. Это понимание основано на литературных языках с давней системой письма. Третьи считают, что литературный язык – это язык, который вообще значим для данного народа, в отличие от диалекта и жаргона, которые не имеют признаков такого общего значения. Сторонники этой точки зрения иногда утверждают, что литературный язык может существовать в дописьменный период как язык народного словесно-поэтического творчества или обычного права.

Существование различных трактовок явления, обозначаемого термином литературный язык, свидетельствует о том, что наука недостаточно раскрывает специфику этого явления, его место в общей системе языка, его функции, его социальную роль. Однако при всех различиях в понимании этого феномена литературный язык является неоспоримой языковой реальностью.

Литературный язык – это средство развития общественной жизни, материального и духовного прогресса данного народа, орудие социальной борьбы, а также средство просвещения масс и приобщения их к достижениям национальной культуры, науки и техники. Литературный язык-это всегда результат коллективной творческой деятельности.

Современный русский литературный язык и художественная литература

Известно, что понятие литературный язык не совпадает с понятием язык художественной литературы. Последнее выходит за пределы собственно литературного языка. Язык художественной литературы с его характерным отношением к выражению.

Таким образом, писателям, которые не только предоставляют определенную информацию, но и преследуют художественно-эстетические цели, разрешается сознательно выходить за границы нормализованного языка. Более того, строгое следование норме, стерильная, но в то же время невыразительная и монотонная речь для произведения искусства могут быть даже вредны.

Итак, современный русский литературный язык, ставший одним из мировых языков, обладает богатым лексическим Фондом, упорядоченной грамматической структурой и обширной системой стилей. На современном этапе развития она противопоставляется не постепенно исчезающим территориальным диалектам, а ненормативной речи и устаревшим фактам словоупотребления. За время, отделяющее нас от Пушкинской эпохи, нормы русского литературного языка претерпели значительные изменения. Однако это не разрушило его связи с богатой культурной традицией. Поэтому было бы неправильно искусственно ограничивать современный русский литературный язык только фактами живой речи и произведениями советских писателей. Просто потому, что каждый литературный язык основан на богатстве всей литературы, которая все еще читается, из этого не следует, что литературный язык не меняется. Русский литературный язык наших дней включает в себя, конечно, образцы классической литературы XIX века, но нормативная оценка фактов языка прошлого века должна производиться с позиций современности.

Таким образом, норма литературного языка-это сложное, диалектически противоречивое и динамичное явление. Она состоит из многих существенных признаков, ни один из которых не может считаться решающим и самодостаточным во всех обстоятельствах. Норма – это не только социально приемлемое правило, но и правило, объективированное реальной речевой практикой, правило, отражающее законы языковой системы и подтверждаемое словоупотреблением авторитетных авторов.

Признание нормативности (правильности) языкового факта обычно основывается на непременном наличии трех основных признаков:

  • Регулярное использование (воспроизводимость) этого метода выражения;
  • Соответствие этого способа выражения возможностям системы литературного языка (с учетом его исторической реконструкции);
  • Общественное одобрение регулярно воспроизводимого способа выражения (и роль судьи в этом случае обычно выпадает на долю писателей, ученых и образованной части общества).

Заключение

В результате анализа изменений структуры и функций подъязыков по отношению к литературному языку проясняется представление о современных процессах взаимодействия этих языковых образований в условиях их существования в одном обществе. Рассматривая соотношение подъязыков к литературному языку в современный период развития русского национального языка, мы пришли к выводу, что за последние два десятилетия национальный язык, структурированный в виде строгой иерархии литературного языка и подчиненных ему некодифицированных разновидностей языка, был заменен национальным языком с постепенно утрачиваемой строгой иерархической структурой. Анализируя проявления интерференции различных субстандартных разновидностей языка и литературного языка, а также заимствования компьютерного подъязыка элементами литературного языка, мы видим, что дистанция между литературным языком и остальным национальным языком уменьшается, а границы литературных стилей и некодифицированных языковых подсистем становятся неустойчивыми и проницаемыми.

Русский литературный язык вплоть до наших дней развивается в направлении укрепления и углубления национальных стандартов, расширения его функционально-стилистической основы (распространение его, с одной стороны, на сферу выражения абстрактных идей, языка познания, политики и философии, по выражению Пушкина, с другой, разговорный литературный язык), дальнейшая структуризация и конкретизация в соответствии с принципами организации языковых средств и композиционно-языковой структуры художественных текстов, которые были выявлены Пушкиным и закреплены, апробированы в авторской практике.

Из сказанного ясно, что общий тезис Виноградова вполне логичен и обоснован, язык Пушкина есть источник и источник всего последующего бурного развития русского литературного языка, связанного с расцветом реалистических стилей художественной литературы.

В советское время темпы эволюции русского языка ускорились, а интенсивность его развития возросла. Характерным для советской эпохи было образование новых слов в результате сочетания или сочетания литературно-книжных и разговорных элементов. Расширяет сферу применения научной, технической и профессиональной терминологии.

Широкая экспансия ненормативного элемента русской речи, наблюдавшаяся в годы перестройки и в постсоветский период, представляет серьезную угрозу стабильности литературного языка, расшатывает существующую систему литературных норм.

Изменения, которые наблюдаются в последние 15-18 лет в русском литературном языке, приводят к ослаблению существующих литературных норм, к явному снижению уровня речевой культуры носителей литературного языка. Среди этих изменений называются, в первую очередь, приток в литературный язык жаргонизмов и фразеологизмов, а также широкое, немотивированное использование новых иностранных заимствований преимущественно в медиатекстах, рекламе, финансовой, коммерческой, спортивной, развлекательной.

Эти процессы, в том числе заимствование из жаргонной речи, в конечном счете приводят к обновлению словесных средств выражения, развитию и совершенствованию парадигматических (особенно синонимических) и синтагматических связей литературного языкового материала и к семантическому росту литературного словаря, к дальнейшему углублению и дифференциации стилистических структур литературного языка, наконец, к упрочению национально-демократических основ русского литературного языка.

РЕФЕРАТ НА ТЕМУ:

СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК

Подготовила:

Стрыгина Е.С.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ:

1. Современный литературный русский язык

2. Книжный литературный язык

3. Разговорная разновидность русского литературного языка

4. Язык художественной литературы

5. Литературно-языковая норма и стилистическая норма

6. Новообразования

7. Своеобразие лексической нормы

Список литературы

1. Современный литературный русский язык

Сложившись на базе русской народной речи во всем ее многообразии, литературный язык вобрал в себя все лучшее, все наиболее выразительное из тех средств, которые присущи народной речи. И современный русский литературный язык, который представляет собой вполне сформировавшуюся коммуникативную систему, продолжает черпать выразительные средства – слова, обороты, синтаксические конструкции — из диалектов, просторечия, профессиональных жаргонов. В этом процессе норма играет роль фильтра: она пропускает в литературное употребление все ценное, что есть в живой речи, и задерживает все случайное и временное.

Современный русский литературный язык многофункционален: он используется в различных сферах общественной и индивидуальной деятельности человека для разных коммуникативных целей — передачи информации, освоения опыта, выражения эмоций, побуждения к действию и т. п. Основные сферы использования русского литературного языка: печать, радио, телевидение, кино, наука, образование, законодательство, делопроизводство, бытовое общение культурных людей.

В соответствии с многообразными функциями средства литературного языка функционально разграничены: одни из них более употребительны в одних сферах общения, другие — в иных и т. д. Такое разграничение языковых средств также регулируется нормой. Зависимость литературной нормы от условий, в которых используется литературный язык, называется ее коммуникативной целесообразностью. То, что целесообразно употреблять в газете, не годится в лирическом стихотворении; научный оборот неуместен в обиходной речи; разговорная конструкция недопустима в официальном письме и т. д.

Таким образом, в едином и общеобязательном для всех его носителей литературном языке все средства оказываются разграниченными — в зависимости от сферы и от целей общения. В соответствии с этим литературный язык делится на функциональные разновидности. Наиболее общим и в то же время наиболее очевидным является деление литературного языка на книжную и разговорную разновидности.

2. Книжный литературный язык

Книжный язык — достижение и достояние культуры. Он основной хранитель и передатчик культурной информации. Все виды непрямого (дистантного) общения осуществляются средствами книжного языка. Научные труды, художественную и учебную литературу, дипломатическую и деловую переписку, газетно-журнальную продукцию и многое другое нельзя себе представить без книжно-литературного языка. Функции его огромны и с развитием цивилизации еще более усложняются. Современный русский книжно-литературный язык — это мощное орудие общения. В нем есть все средства, необходимые для разнообразных целей коммуникации, и прежде всего для выражения абстрактных понятий и отношений. Сложные связи, прослеживаемые учеными и писателями в материальном и духовном мире, описываются научным языком. Устная, разговорная речь для этого не годится: невозможно передавать из уст в уста синтаксически громоздкие тексты, насыщенные специальной терминологией и сложные в смысловом отношении. Свойство книжно-письменной речи сохранять текст и тем самым усиливать способность литературного языка быть связью между поколениями — одно из главных свойств книжного языка.

3. Разговорная разновидность литературного языка

Используется в различных видах бытовых отношений людей при условии непринужденности общения. Разговорную речь от книжно-письменной отличает не только форма (это устная и притом преимущественно диалогическая речь), но и такие черты, как неподготовленность, незапланированность, самопроизвольность (ср., например, с чтением доклада, текст которого написан заранее), непосредственность я контакта между участниками общения.

Разговорная разновидность литературного языка, в отличие от книжно-письменной, не подвергается целенаправленной нормализации, но в ней есть определенные нормы как результат речевой традиции. Эта разновидность литературного языка не столь четко членится на речевые жанры. Однако и здесь можно выделить различные речевые особенности – в зависимости от условий, в которых происходит общение, от взаимоотношений участников разговора и т. п. сравните, например, беседу друзей, сослуживцев, разговор за столом, разговор взрослого с ребенком, диалог продавца и покупателя и др.

Образцы разговорной речи:

А сколько ей лет-то? – Девятнадцать. Вот щас, в феврале будет девятнадцать.- А-а.- А я ей говорю: ты смотри там осторожно, потому что… знаешь, разные люди бывают, ты никого в Ленинграде не знаешь, и пошла, и пошла. А она смеется в трубку и мне токо (только) всё да да нет. А оказывается, там этот молодой человек рядом стоял… (из разговора за чаем);

– Тридцать пятый у вас есть тапочки? – Рядом.- А вот эти сапоги только красные? – Нет, вот коричневые такие есть.- А на войлоке сорок третий есть? – Нет (диалог покупателя и продавца); у газетного киоска:- Скажите, «Новый мир» третий был? – Нет еще.- А второй? – Продан.

(Примеры взяты из кн. Русская разговорная речь. Тексты.- М., 1978.- С. 98, 278, 285.)

4. Язык художественной литературы

Его иногда ошибочно называют литературным языком; некоторые ученые считают его одним из функциональных стилей литературного языка. Однако в действительности для художественной речи характерно то, что здесь могут использоваться все языковые средства, и не только единицы функциональных разновидностей литературного языка, но и элементы просторечия, социальных и профессиональных жаргонов, местных диалектов. Отбор и употребление этих средств писатель подчиняет эстетическим целям, которых он стремится достичь созданием своего произведения.

В художественном тексте разнообразные средства языкового выражения сплавляются в единую, стилистически и эстетически оправданную систему, к которой неприменимы нормативные оценки, прилагаемые к отдельным функциональным стилям литературного языка.

То, как в художественном тексте сочетаются разнообразные языковые средства, какие стилистические приемы использует писатель, как он «переводит» понятия в образы и т. д., составляет предмет стилистики художественной речи. Наиболее ярко и последовательно принципы и методы этой научной дисциплины отражены в трудах академика В. В. Виноградова, а также в работах других советских ученых – М.М. Бахтина, В.М. Жирмунского, Б.А. Ларина, Г.О. Винокура и др.

Литературно-языковая норма и стилистическая норма – это понятия, которые раскрываются в тесной связи друг с другом.

Норма языка (языка вообще) – это общепринятое и закрепленное в данное время в данном языковом коллективе употребление языковых средств. С нормой же литературного языка обычно связывают критерий образцовости. Ее определяют как «образцовое применение (употребление) языковых средств», как «способ выражения, закрепленный в лучших образцах литературы и предпочитаемый образованной частью общества Литературно-языковая норма – сложное и неоднородное образование, отличающееся от диалектной нормы не только сознательной кодификацией, большей строгостью и обязательностью, но и функционально-стилевой дифференциацией. По существу, литературная норма представляет собой систему норм, варьирующихся применительно к тому или иному функциональному стилю. Стилистическая, или функционально-стилевая, норма представляет собой проявление литературно-языковой нормы в аспекте функционального стиля, т.е. ее функционально-стилевую (или стилистическую) разновидность. Иными словами, единая литературно-языковая норма распадается на общую норму и частные, функционально-стилевые нормы. Общая норма едина для литературного языка в целом, для всех его функционально-стилевых ответвлений. Она связывает стили, подстили и разновидности стилей в единую систему литературного языка.

5. Литературно-языковая норма и стилистическая норма

Общая норма, точнее, общие нормы охватывают, чуть ли не всю морфологию, с ее системой склонения и спряжения (ведь подавляющее число падежных форм имен и местоимений и личных форм глагола вообще не имеет вариантов), многие модели словообразования, модели словосочетаний, многие структурные схемы предложения, наконец, основную часть словарного состава — стилистически нейтральную лексику.

Частные нормы затрагивают преимущественно такие языковые средства, которые имеют языковую стилистическую (кроме нулевой) или речевую функционально-стилевую окраску. В морфологии это некоторые падежные формы для отдельных разрядов имен существительных (например, в отпуску), ряд видовременных значений глаголов (настоящее историческое, настоящее актуальное и др.) и переносных форм наклонения (сделай он это…), формы причастий и деепричастий и некоторые другие формы; в словообразовании–некоторые модели, имеющие экспрессивную окраску (типа доходяга, глазастый, ночевка) и функционально-стилевую окраску (типа теплопроводность, революционизировать и др.); в синтаксисе–довольно значительное количество типов предложения, например: определенно-личные, некоторые разновидности безличных, предложения усложненной структуры, периоды, в значительной мере порядок словорасположения, типы интонации и логического ударения; в лексике– стилистически окрашенные и функционально окрашенные средства (термины, лексические канцеляризмы). В целом частные, функционально-стилевые или стилистические нормы, как верно отмечает Р.Р. Гельгардт, «в отличие от общей языковой нормы, обладают значительно меньшей обязательностью и четкостью границ» Однако нормы функционального стиля неоднородны: их ядро составляют нормы в достаточной мере строгие, периферийные же нормы действительно факультативны и менее четки. Так, например, научному стилю абсолютно противопоказан типичный для разговорно-обиходного стиля порядок слов, однако отдельные разговорные элементы лексики в нем допустимы.

Нормы одних стилей, например научного и разговорно-обиходного, отчетливо противопоставлены друг другу; нормы других стилей, например научного и официально-делового, могут иметь значительно меньше отличий.

Так, для научного стиля обязательна полнота синтаксической структуры, границы предложения могут быть весьма протяженными; разговорно-обиходному стилю, напротив, присуща неполнота, к тому же не только на синтаксическом, но и на других уровнях; длина предложений сильно ограниченна. В научном тексте порядок слов подчинен логическому принципу, варианты словорасположения ограниченны. В разговорной речи порядок слов, отражая ее эмоционально-экспрессивный характер, может иметь различные варианты, в том числе и расположение компонентов словосочетания в удалении друг от друга. В научной речи преобладают слова с отвлеченным значением, в разговорной – с конкретным значением. Прямо противоположными являются и условия функционирования указанных стилей: опосредствованность общения и тщательная подготовленность – в научном, непосредственность общения и неподготовленность – в разговорно-обиходном. Различаются они и по форме проявления: первичной, а иногда и единственной формой большинства научных жанров является письменная форма, первичной формой разговорно-обиходного стиля (если не считать жанр бытовых писем, который некоторые ученые относят к разговорному стилю) является устная форма, а его письменное отражение в художественной литературе не является зеркальным.

Нормы официально-делового стиля, отчасти совпадая с нормами научного стиля, особенно на уровне синтаксиса (см. соответствующие главы), весьма существенно отличаются от последних. В официально-деловом стиле очень сильна тенденция к стандартизации выражения, захватывающей не только отдельные языковые средства, но и целые жанры данного стиля (строго установленные формы документа). Официально-деловому стилю категорически противопоказаны такие элементы «оживления» речи и тем более образности, как стилистически сниженная лексика, сравнения, метафоры, олицетворения, находящие – в известных пределах – место в отдельных разновидностях научного стиля.

Нормы публицистического стиля имеют широкую вариативность в связи с обилием жанров указанного стиля, а также проявлением его не только в письменной, но и в устной форме (речь агитатора и пропагандиста, отдельные виды «беседы» по телевидению и т. п.), однако в целом они определяются присущей ему функцией сообщения и идеологического воздействия, порождающей синтез информативных и экспрессивных языковых средств, а для языка газеты, в виду ее оперативности, – и стандартизованных средств, т. е. соединение «экспрессии и стандарта».

Нормы языка художественной литературы, как уже отмечалось, настолько широки, что могут выходить отдельными своими сторонами за рамки литературного языка. Для языка художественной литературы характерен синтез разговорных, и книжных языковых средств. Однако разговорная речь лишь в препарированном виде получает отражение в языке художественной литературы, прежде всего потому, что многие структурные качества разговорной речи, связанные с ее устной формой, неподготовленностью, непосредственностью общения между говорящими, не могут быть в чистом виде перенесены в письменный художественный текст. Общение автора с читателем является опосредствованным и односторонним, лишенным обратной связи.

Нормы художественной речи приобретают индивидуальные черты в творческой лаборатории писателя, отражая его художественные воззрения и языковые вкусы, а также жанр, тему и идею произведения. Если стиль официального документа в принципе безличен, стандартизован, шаблонен, то стиль художественного произведения в принципе индивидуален, оригинален и неповторим. Языковые шаблоны и штампы, встречающиеся в тех или иных литературных произведениях, свидетельствуют об их низком художественном качестве (если, разумеется, эти шаблоны и штампы не вводятся автором в художественных целях).

Широта норм художественной речи и их индивидуально-творческое преломление отнюдь не означают их неопределенности или необязательности. Если судить по тому, сколько труда писатель вкладывает в каждую фразу, в каждое слово (а ведь писатели наделены и знанием, и чувством языка), можно заключить, что нормы художественной речи не менее, а более строгие, чем нормы других функциональных стилей. В принципе любое или почти любое слово может быть включено в художественный текст, но при непременном соблюдении одного условия: оно должно отвечать и коммуникативной, и эстетической целенаправленности. Пушкин говорил о необходимости соблюдения «соразмерности и сообразности». Этим и объясняется безуспешность попыток подходить к оценке языка литературного произведения лишь с позиции общеязыковой нормы. Непонимание этой истины нередко приводит, как заметил один из участников проходившей в 1976 г. на страницах «Литературной газеты» (№ 17, 18, 20, 23, 27, 29, 33) дискуссии о языке художественной литературы, к такому методу «критики по стилю», который сводится оценке языка писателя на основании вырванных из художественного целого отдельных слов и выражений. Вместе с тем диалектическая сложность и противоречивость самих норм языка художественной литературы порождает споры по коренным вопросам словесного искусства. Один из них связан с употреблением диалектизмов. «Сама по себе большая концентрация внелитературных элементов в повествовании недостатком считаться не может, — пишет Ф. П. Филин,–нужно учитывать лишь, насколько мотивированно использование этих слов». Нельзя также превращать повествование «в ребус для читателей». Остро стоит вопрос и об эстетической мотивированности отступлений от общеязыковых синтаксических норм. Приведя пример из итальянского цикла стихотворений А. Вознесенского, где упоминается легендарная волчица, которая «кормит ребенка высохшими сосцами, словно гребенка с выломленными зубцами», Ф.И. Филин замечает: «С точки зрения нормативного синтаксиса подобную конструкцию следует признать неправильной. Однако «неправильность» эта определенным образом эмоционально оправданное средство, оно создает эффект разговорной речи с ее синтаксической нерасчлененностыо. Кроме того, подобная синтаксическая нерасчлененность связана и с нерасчлененностыо поэтического образа, со стремлением дать как можно больше ассоциаций, вокруг этого образа возникающих».

В каждом функциональном стиле, таким образом, могут быть вполне закономерными такие языковые единицы – слова, формы, конструкции, которые неприемлемы в других стилях. Однако расхождение норм одного стиля с нормами другого или и с общими нормами еще не дает оснований говорить о неправильности, ненормативности этих единиц. Как справедливо отмечает М.Н. Кожина, «игнорирование специфики того или иного функционального стиля, к примеру научного, ведет к тому, что присущие ему языковые формы порой объявляются нелитературными, тогда как они представляют собой функциональные варианты нормы, например множественное число отвлеченных существительных: минимумы, максимумы, стоимости, деятельности, температуры, теплоты, плотности, влияния, степени, концентрации, широты и др.». Точно так же «нежелательное с точки зрения общей стилистики явление–повторение слов» является нормой научного стиля, где синонимические замены далеко не всегда возможны, так как каждый синоним влечет за собой какой-то дополнительный смысловой или стилистический оттенок, а «поскольку научная речь должна быть максимально точной, однозначной, порой лучше пожертвовать эстетичностью речи, чем точностью выражения»

6. Новообразования

Очень сложен вопрос об отношении новообразований, которые беспрерывно возникают в языке, к стилистической норме. В связи с научно-технической революцией научный стиль наполняется огромным количеством новых терминов. И это вполне закономерно. Однако среди новых терминов большую долю составляют англицизмы (точнее, американизмы). Всегда ли целесообразно использовать заимствованный термин вместо образования собственного русского? Русский язык, как известно, освоил различные разряды заимствованной лексики, среди которых особенно выделяется терминологический пласт. «В словах типа компьютер, лайнер или бит и байт (разные единицы информации) – пишет Ф. П. Филин, – ничего плохого нет; они уместны в русском языке. Проблема состоит не в качестве отдельного слова, а в количестве заимствованных англицизмов», которые «входят в нашу научно-техническую терминологию и разного рода номенклатуру не сотнями и не тысячами, а сотнями тысяч, если не больше. Такого потока иноязычной лексики русский язык не испытывал никогда. Это не может не вызвать определенной тревоги за судьбы словарного состава русского языка». Нельзя не согласиться с выводом Ф.П. Филина: «Конечно, каждая наука имеет свои терминологические системы, многие звенья которых иноязычны, интернациональны и для непосвященных непонятны. Никто не может призывать к отказу от иноязычной терминологии, но всему должны быть свои пределы. Беспрецедентное в истории русского языка по своей массовости вторжение англицизмов в русскую научно-техническую терминологию нельзя считать нормальным».

Внутри каждой стилистической нормы возможны, а иногда и необходимы варианты. Ведь и каждый стиль неоднороден по жанрам, тематике и т. п. Имеются «пограничные зоны», в которых сталкиваются нормы разных стилей. Большую роль играет также форма проявления стиля – письменная или устная. Ещё А.М. Пешковский обратил внимание на то, что в устной форме научного стиля (в жанре лекции) и в разговорном стиле проявляется сходная, хотя и нетождественная, синтаксическая структура – «именительный представления».

Научный доклад и ученая статья, конечно, жанры одного стиля–научного, однако они проявляются в разных формах–устной и письменной, поэтому в каждом случае действуют свои варианты единой функционально-стилевой нормы. Доклад, особенно предназначенный для серьезной конференции, обычно пишется полностью. В нем необходимы отточенность формулировок, логичность аргументации, иногда статистические данные, цитаты и т. п., т. е. все то, что надо передать не приблизительно, а точно. Требуется заранее прочитать написанный текст, чтобы убедиться, что он может быть произнесен за 20 (или 15) минут. Вместе с тем, готовя текст, следует ориентироваться на слушателя, т. е. стремиться к синтаксическому разнообразию, к некоторому (в рамках нормы жанра) лексико-фразеологическому оживлению и, конечно же, избегать громоздких конструкций, необычного употребления терминов. «И если текст рассчитан на прочтение, – пишет А. В. Чичерин, – это должно сказаться на его стиле: в обращенности к живым слушателям, в большем разнообразии интонаций, которые в полной мере нужно реализовать в процессе чтения».

Несомненно, что устная форма речи вносит необходимые коррективы в стилистические нормы.

В свое время Г.О. Винокур считал важнейшим отличием письменной речи от устной то, что при ней человек «принужден думать о своем языке, выбирать слова и выражения, т. е. действовать стилистически», – ведь «все мы, в известном смысле, беспомощны перед чистым листом бумаги». «К этому можно добавить, – справедливо замечает В.Г. Костомаров,- что все мы в той же степени беспомощны перед микрофоном или на трибуне многолюдного собрания…». Поэтому устной публичной речи надо учить, как учат письменной форме различных стилей.

«Как это ни парадоксально, на фоне бурно развивающейся общественной жизни, собраний, митингов, мы мало уделяли внимания культуре публичной речи… мы и хотели бы говорить ярко и свободно, да фактически не можем: ведь этому надо специально учиться… А где и как учиться?

Специально поставленного воспитания в этом плане у нас нет – ни дошкольного, ни школьного».

Как известно, нормы таких стилей, как официально-деловой и разговорно-обиходной, имеют мало точек соприкосновения. Тем более недопустимо их смешение. По убеждению М.Н. Кожиной, «функционально-стилевая направленность при изучении языка уже в школе (так как именно в школе большинство людей формирует прежде всего свою культуру речи и получает стилистические оценки) оградила бы нас от «канцелярита».

«…Канцелярский жаргон, – писал с горечью К.И.Чуковский,- просочился даже в интимную речь… На таком жаргоне пишутся даже интимные письма. И что печальнее в тысячу раз, он усиленно прививается детям чуть не с младенческих лет.

В газете «Известия»… приводилось письмо, которое одна восьмилетняя школьница написала родному отцу:

«Дорогой папа! Поздравляю тебя с днем рождения, желаю новых достижений в труде, успехов в работе и личной жизни. Твоя дочь Оля».

Отец был огорчен и раздосадован: «Как будто телеграмму от месткома получил, честное слово»… Письмо действительно бюрократическое, черствое, глубоко равнодушное, без единой живой интонации».

Нормы публицистического стиля, как уже отмечалось, весьма широки, однако включение элементов канцелярского стиля в язык газеты грозит приглушить присущий ей экспрессивный настрой. Т.Г. Винокур приводит строки из письма одного преподавателя русского языка: «Если статья собственного корреспондента из Тбилиси в газете «Советский спорт» начинается фразой:

«Состоянию массово-физкультурной спортивной работы было посвящено собрание физкультурного актива», то вторую фразу этой статьи читать уже никто не будет, а читатель, быть может, совсем потеряет интерес к газете».

Недопустимы канцеляризмы и в произведениях поэтического характера.

«Помню, как смеялся А.М. Горький, – вспоминает К.И. Чуковский, – когда бывший сенатор, почтенный старик, уверявший его, что умеет переводить с «десяти языков», принес в издательство «Всемирная литература» такой перевод романтической сказки: «За неимением красной розы, жизнь моя будет разбита».

Горький указал ему, что канцелярский оборот «за неимением» неуместен в романтической сказке. Старик согласился и написал по-другому: «Ввиду отсутствия красной розы жизнь моя будет разбита», чем доказал полную свою непригодность для перевода романтических сказок.

Этим стилем перевел он весь текст:

«Мне нужна красная роза, и я добуду себе таковую».

«А что касается моего сердца, то оно отдано принцу».

«За неимением», «ввиду отсутствия», «что касается» – все это было необходимо в тех казенных бумагах, которые всю жизнь подписывал почтенный сенатор, но в сказке Оскара Уайльда это кажется бездарною чушью».

Таким образом, каждый функциональный стиль имеет свои стилевые, или стилистические, нормы, которые варьируются в зависимости от разновидности стиля, а также устной или письменной формы его проявления. Стилистические нормы представляют собой функционально-речевые ответвления литературно-языковой нормы, поэтому рассмотрение литературной нормы вне функционально-стилевого аспекта будет неполным и односторонним. Нельзя не согласиться с М.Н. Кожиной, что само «понятие функциональной нормы (хотя бы практическое) важно воспитывать уже в школе».

7. Своеобразие лексической нормы

Своеобразие лексической нормы обусловлено особенностями лексического уровня языка по сравнению с другими уровнями – фонетическим, морфемным и синтаксическим. Примечательной особенностью лексики является ее непосредственная обращенность к внеязыковой действительности, поэтому лексика, как отмечает Д. Н. Шмелев, «должна представлять собой открытую и незамкнутую систему. …С указанной особенностью лексики внутренне связана ее другая существенная особенность – подвижность». Поэтому словарный состав «по существу и не очерчен в каждый момент существования с достаточной определенностью… Нужно добавить, что лексика – это единственная сфера языка, которая открыта для всевозможных индивидуальных и окказиональных образований». Д. Н. Шмелев отмечает еще одну отличительную черту лексики – ее «семантическую неопределенность»: «…в значительном числе случаев лексическое значение слова невозможно охарактеризовать с полной определенностью».

Как известно, в качестве одного из критериев нормы выдвигается длительность существования языкового явления. Данный критерий не может быть применен к лексике в целом. Ведь новации вовсе не образуют какую-то автономную сферу, отграниченную от «основной» части лексики. Как раз наоборот. «Новое» переплетается со «старым», и нередко возникает «вопрос о том, как определить реальные критерии того, что новое, развивающееся значение уже стало основным, а устаревшее значение оттеснено на второй план». Так, например, слово варяги (в древней Руси так называли скандинавских выходцев, объединявшихся в вооруженные отряды для торговли и разбоя, нередко оседавших на Руси и служивших в княжеских дружинах), несомненно, относится к разряду историзмов, однако вряд ли оно окончательно исчезло из современного языкового сознания, иначе на основе его значения не возникло бы в последние годы в разговорной речи новое значение — «о работнике, взятом, принятом на работу со стороны», ср.: «Кадры, кадры нужны. На варягов рассчитывать нечего. Не едут из Москвы и Ленинграда. Вся надежда на молодежь, выпускников» (Васин М. На сухопутном корабле).

Другой критерией нормативности–соответствие моделям языка – без определенных уточнений также неприменим к лексике. Многие лексические явления, хотя они и подчинены внутренним закономерностям лексической системы, носят индивидуальный, единичный характер, подаются «списком», т. е. определяются «особо для каждого отдельного факта языка в словарном порядке».

Однако и нормативно-стилистический словарь не может служить универсальным и безупречным справочником при определении нормативности-ненормативности того или иного лексического факта. Вместе с тем и словари новых слов не в состоянии дать нормативную оценку. Так, редакторы словаря-справочника «Новые слова и значения» Н.З. Котелова и Ю. С. Сорокин полагают, что «срок жизни» включенных в словарь слов «недостаточен для суждения о принадлежности их к литературному языку». К таким словам относятся, например: бескондукторный, биокрем, водообеспеченность, кинодилогия, сверхплотный, цветомузыка.

Динамический характер лексики заставляет искать и динамические критерии ее нормативности. Представляется, что разрабатываемая в последнее время динамическая теория нормы обращена в первую очередь к такому наиболее подвижному уровню языка, каким является лексика.

Л.И. Скворцов, говоря о динамической теории нормы, предлагает дифференцировать норму на «воплощенную (реализованную)» и «невоплощенную (потенциальную, реализуемую)». «Вторая творится с учетом первой, с оглядкой на нее и подравниваясь под нее».

Нормативность в лексике, особенно применительно к новообразованиям, связана с коммуникативной и эстетической целесообразностью употребления лексических средств. Со своей стороны, лексические средства должны соответствовать воплощенной или потенциальной норме.

Вот одна из возможных иллюстраций. Как-то в печати появилось слово авиадевушка: «Никита встал, прошел по проходу в закуток между первым и вторым салонами – пристанище стюардесс. Вибрация и грохот были здесь очень сильными. Но две авиадевушки болтали непринужденно, не повышая голоса, и, кажется, отлично слышали друг друга» (Дворкин И. Восемь часов полета. – «Нева», 1973, № 3, с. 100). Это новообразование входит в парадигму стюардесса – бортпроводница – авиадевушка. С собственно коммуникативной точки зрения это слово, может быть, и не является необходимым, однако с точки зрения дополнительной, стилистической информации оно вполне оправданно и в принципе не нарушает трехчленность стилистической парадигмы, являясь ее разговорным членом. Своеобразие лексической нормы, таким образом, непосредственно отражается на характере лексико-стилистической нормы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Русский язык. Стилистика. Москва. “Просвещение”1980г.

  2. Анализ художественного текста. Вып. 1. М.,1979г. (гл. ред. Н.М. Шанский)

  3. Художественная речь. Поспелов Г.Н. М., 1981г.

  4. Современная разговорная речь и ее особенности. Сиротина О.Б. М., 1984г.

Муниципальное общеобразовательное учреждение

основная общеобразовательная школа №3 г.Камешково

Владимирская область

РЕФЕРАТ
по дисциплине: «Русский язык»
на тему: «Современный русский литературный язык  как  основа  культуры речи  русского народа»

Выполнила:

Ученица 9Б класса
Иванова С.А.
Преподаватель:                                                                                                                                            Петрова С.Е. 

 Камешково 2011

Содержание

1.Введение. Актуальность выбора темы.

2. Положение русского языка в современном мире.

3. Русский язык – национальный язык русского народа

4. Понятие русского литературного языка

5.Культура речи. Нормативные, коммуникативные, этические аспекты культуры речи

6.Заключение.

7.Список использованной литературы.

Введение

Без сомнения, русский язык — национальный язык русского народа. Это язык науки и  культуры. В расстановке слов, их значениях, смысле их соединений изначально заложена та информация о мире и людях, которая приобщает к духовному богатству, созданному многими поколениями предков.
   Константин Дмитриевич Ушинский писал: «Каждое слово языка, каждая его форма есть результат мысли и чувства человека, через которые отразилась в слове природа страны и история народа». История русского языка, по убеждению В. Кюхельбекера, «раскроет… характер народа, говорящего на нем». Николай Васильевич Гоголь про русский язык однажды сказал: « Нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырывалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало,  как метко сказанное русское слово». Еще множество фраз и цитат можно приводить в пример.
     Я считаю, что  все средства языка помогают наиболее точно, ясно, образно и четко выражать самые сложные, важные и необходимые  мысли и чувства людей, всё многообразие окружающего нас мира. Поэтому сегодня, в XXI  веке актуально говорить  об особенностях  русского национального  языка, который включает в  себя не только нормированный литературный язык, но и народные диалекты, просторечные формы языка. Образование и развитие национального языка — это сложный и очень  длительный процесс, происходящий с течением долгого времени.

  Литературный язык – общенародный язык письменности, язык официальных и деловых документов, школьного обучения, письменного общения, науки публицистики, художественной литературы, всех проявлений культуры, выражающихся в словесной форме (письменной и устной). Литературный язык – это язык литературы в широком понимании. Он составляет основу национального языка и обязан сохранять свое внутреннее единство при различии используемых средств выражения. Норма языка — это общепринятое употребление языковых средств, правила, определяющие образцовое использование. Мне близка проблема охраны литературного языка и его норм, что непосредственно является одной из основных задач культуры речи.

О культуре речи можно толковать с позиций общей культуры человека, которая, на мой взгляд, проявляется и выявляется в «речевом поведении», в знании языковых художественных богатств, в умении ими пользоваться. С другой стороны, культура речи может быть осмыслена и в экологическом аспекте – как часть нашей здоровой «языковой окружающей среды», нашего «речевого существования», освобождённого от грубых ошибок, от досадных неточностей, и от всего, что засоряет, огрубляет, стилистически снижает нашу речь.

    Поэтому считаю, что современный русский язык является не только национальным языком русского народа, но и основой культуры речи каждого человека.  

Таким образом, целью написания данной работы является изучить актуальные проблемы культуры речи, попытаться определить место русского языка в современном многонациональном мире.

В процессе работы мною были выдвинуты следующие задачи: 

1. рассмотреть положение русского языка в современном мире ;

2. дать определение русского языка как национального;

3.определить понятие русского литературного языка;

4. изучить нормативные, коммуникативные, этические аспекты культуры речи.

Объектом исследования являются проблемы формирования культуры речи личности.

Предмет исследования: современный русский литературный язык как основа культуры речи русского народа.

Методы, используемые при написании реферата:

1.изучение, обработка и анализ научных источников по проблеме исследования;

2. анализ научной литературы, учебников и пособий по русскому языку, основам культуры речи, языкознанию, лингвистике, культуре языковой коммуникации .

Теоретическая база. 

В работе использованы труды известных ученых, занимающихся проблемами литературного русского языка, нормами и этикетом общения в частности, таких авторов, как Скворцов Л.И., Головин Б.Н., Барлас, Л. Г.  Горбачевич, К. С. Ковтунова, И. И. , Кохтев, Н. Н. Шанский, Н. М. Сергеев, В. Н.

Структурно работа она состоит из четырёх  глав, введения, заключения, списка литературы.

           Глава 1.   Положение русского языка в современном мире

Чтобы определить положение русского языка в современном мире и отношение к нему со стороны народов других стран, необходимо осмыслить те социальные, политические, экономические явления, которые происходили в нашей стране.

В XX веке Россия пережила два крупных потрясения: революционный переворот в 1917 г. и перестройку 90-х гг. В результате революции было создано мощное тоталитарное государство СССР со всеми характерными для него атрибутами. Перестройка привела к распаду СССР, восстановлению Российской Федерации как самостоятельного государства, демократизации общества, утверждению гласности, открытости межгосударственных связей и отношений.

В первый период необыкновенно возрос интерес к русскому языку во всем мире. Его стали воспринимать как язык великой державы, многовековой культуры и богатейшей литературы, как один из самых информативных языков (60–70% мировой информации публикуется на английском и русском языках).

Советское государство многое сделало для усиления роли русского языка как одного из языков мирового значения. Во всех республиках СССР было немало школ, в которых все преподавание велось на русском языке. С 1938 г. русский язык как обязательный предмет изучался во всех национальных школах. В результате с каждым годом увеличивалось число лиц нерусской национальности, владеющих русским языком. В 1989 г. нерусских, свободно владеющих русским языком, было 87,5 миллионов человек.

Огромная тяга к изучению русского языка во всем мире способствовала созданию в 1967 г. Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ). Задача этой организации – объединить преподавателей русского языка за рубежом, оказывать им методическую помощь, содействовать изданию учебников, разнообразных учебных материалов, словарей. С 1967 г. начинает выходить журнал «Русский язык за рубежом». В 1973 г. открывается Институт русского языка им. А.С. Пушкина. Это учебный и научно-исследовательский центр. В нем разрабатываются новейшие методы преподавания русского языка иностранцам, создаются учебники, словари, кинофильмы и другие пособия по русскому языку для иностранцев; принимают в аспирантуру, докторантуру, на курсы повышения квалификации зарубежных русистов, на стажировку иностранных студентов.

Важную роль в пропаганде русского языка играет созданное в 1974 г. издательство «Русский язык», которое в основном специализируется на издании различной учебной литературы, особенно словарей для  изучающих русский язык как иностранный.

Во многие вузы страны,  начиная с 60-х гг., стали приезжать иностранцы, чтобы приобрести ту или иную специальность и овладеть русским языком. Количество приезжающих с каждым годом увеличивалось.

После распада СССР, когда союзные республики стали самостоятельными государствами, произошла переоценка многих прежних ценностей, что привело к заметному снижению интереса к русскому языку в этих государствах.

Негативное отношение к русскому языку проявили в странах Балтии: в Литве, Латвии, Эстонии государственным языком становится только соответствующий национальный язык. Резко сокращаются в школах и вузах преподавание на русском языке и само изучение русского языка. Перестают издавать на русском языке научную и общественно-политическую литературу, использовать его при оформлении производственно-хозяйственной и официальной документации.

К сожалению, тенденция  сокращения влияния русского языка, его изучения и функционирования в качестве языка межнационального общения наблюдается и в других бывших союзных и автономных республиках. В их средствах массовой информации русский язык начинают называть «имперским языком», «языком тоталитаризма», «языком оккупантов».

Однако, как известно,  жизнь вносит свои коррективы. В постперестроечный период становится очевидным, что русский язык необходим для народов как России, так и для Союза независимых государств. Известный писатель абхазец Фазиль Искандер писал в газете «Аргументы и факты»: «Русский язык исторически объединял всех нас, через него мы друг друга понимали. Сейчас же происходит переход  республик, народов к общению средствами своего национального языка. Это ставит преграды в развитии культуры, искусства, экономики, в общении людей друг с другом. И в конечном итоге приводит к тем трагическим результатам, которые мы имеем сегодня».

Трезвое отношение к русскому языку, понимание его значения для народов суверенных государств, для развития их культуры, экономики, торгово-промышленных отношений определяют языковую политику в Казахстане, Азербайджане, Армении. «У нас все казахи, – говорит президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, – прекрасно знают русский язык, и это преимущество, мы, казахи, никогда не должны потерять.  Заслуженный деятель науки Якутии, профессор Н.Г. Самсонов в книге «Русский язык на пороге XX века» (Якутск, 1998 г.) говорит о значении русского языка для существования и дальнейшего развития языков других народов: «Наличие языка-посредника не означает свертывания функций национальных языков. Наоборот, всестороннее экономическое и культурное сотрудничество наций, обмен научными, политическими и экономическими знаниями ведет к взаимному обогащению национальных языков, приводит их в соответствие с современным уровнем общественного прогресса. Достоинство народа заключается не в этнической самоизоляции, а в духовной раскованности, во взаимосотрудничестве народов, в совместном равноправном творчестве».

Русский язык продолжает играть важную историческую роль в языковом развитии, вызывает большой интерес в современном мире. По свидетельству публикаций в российской прессе, число граждан США, Франции, Испании, Швеции, Финляндии, Австрии, Кореи, начавших изучать русский язык и литературу, в последнее время увеличилось в несколько раз. Наряду с английским, французским, испанским, китайским русский язык входит в число официальных международных языков ООН и многих политических, экономических и научных организаций.

Функции языка

Вопрос о функциях языка тесно связан с проблемой происхождения языка. Какие причины, какие условия жизни людей способствовали его зарождению, его формированию? Каково назначение языка в жизни социума? На эти вопросы искали ответы не только лингвисты, но и философы, логики, психологи.

Появление языка тесно связано с формированием человека как мыслящего существа. Язык возник естественным путем и представляет собой систему, которая необходима одновременно индивиду (отдельному человеку) и социуму (коллективу). В результате этого язык по своей природе многофункционален.

Я считаю, прежде всего он служит средством общения, позволяет говорящему выражать свои мысли, а другому индивиду их воспринимать и в свою очередь соответственно реагировать (принимать к сведению, соглашаться, возражать). Таким образом, язык помогает людям делиться опытом, передавать свои знания, организовывать любую работу, строить и обсуждать планы совместной деятельности.

Язык служит и средством сознания, способствует деятельности сознания и отражает ее результат. Язык участвует в формировании мышления индивида (индивидуальное сознание) и мышления общества (общественное сознание). Это познавательная функция.

Развитие языка и мышления – взаимообусловленный процесс. Развитие мышления способствует обогащению языка, новые понятия требуют новых наименований; совершенствование языка влечет за собой совершенствование мышления.

Язык, кроме того, помогает сохранять и передавать информацию, что важно как для отдельного человека, так и для всего общества. В письменных памятниках (летописи, документы, мемуары, художественная литература, газеты), в устном народном творчестве фиксируется жизнь нации, история носителей данного языка. В связи с этим выделяются три основные функции языка:

– коммуникативная;

– познавательная (когнитивная, гносеологическая);

– аккумулятивная (эпистемическая).

Дополнительные функции проявляются в речи и определяются структурой речевого акта, т.е. наличием адресанта, адресата (участники коммуникации) и предмета разговора. Назовем две такие функции: эмоциональная (выражает внутреннее состояние говорящего, его чувства) и волюнтативная (функция воздействия на слушателей).

Ещё с древних времён известно о магической функции языка. Это связано с представлением о том, что некоторые слова, выражения обладают магической силой, способны изменять ход событий, влиять на поведение человека, его судьбу. В религиозном и мифологическом сознании такой силой прежде всего обладают формулы молитв, заклинаний, заговоров, ворожбы, проклятий.

Поскольку язык служит материалом и формой художественного творчества, то правомерно говорить о поэтической функции языка. Таким образом, язык выполняет самые разнообразные функции, что объясняется его использованием во всех сферах жизни и деятельности человека и общества.

Глава 2. Русский язык – национальный язык русского народа

Язык создается народом и обслуживает его из поколения в поколение. В своем развитии язык проходит несколько стадий и зависит от степени развития этноса (греч. ethnos – народ). На ранней стадии образуется племенной язык, затем язык народности и, наконец, национальный.

Национальный язык формируется на базе языка народности, что обеспечивает его относительную стабильность. Он является результатом процесса становления нации и одновременно предпосылкой и условием ее образования.

По своей природе национальный язык неоднороден. Это объясняется неоднородностью самого этноса как общности людей. Во-первых, люди объединяются по территориальному признаку, месту проживания. В качестве средства общения жители сельской местности используют диалект – одну из разновидностей национального языка. Диалект, как правило, представляет собой совокупность более мелких единиц – говоров, которые имеют общие языковые черты и служат средством общения жителей рядом расположенных деревень, хуторов. Территориальные диалекты имеют свои особенности, которые обнаруживаются на всех уровнях языка: в звуковом строе, лексике, морфологии, синтаксисе, словообразовании. Диалект существует только в устной форме.

Наличие диалектов – результат феодальной раздробленности во времена образования Древней Руси, затем Российского государства. В эпоху капитализма, несмотря на расширение контактов между носителями разных диалектов, и на образование национального языка, территориальные диалекты сохраняются, хотя и претерпевают некоторые изменения. В XX веке, особенно во второй половине, в связи с развитием средств массовой информации (печать, радио, кино, телевидение, интервидение), идет процесс деградации диалектов, их исчезновение. Изучение диалектов представляет интерес:

– с исторической точки зрения: диалекты хранят архаические черты, литературным языком не отраженные;

– с точки зрения формирования литературного языка: на базе какого основного диалекта и затем общенародного языка складывался литературный язык;  какие черты других диалектов заимствует; как влияет в дальнейшем литературный язык на диалекты и как диалекты влияют на литературный язык.

Во-вторых, объединению людей способствуют социальные причины: общность профессии, род занятий, интересов, социального положения. Для таких социумов средством общения служит социальный диалект. Поскольку социальный диалект имеет немало разновидностей, в научной литературе для их наименования служат также термины жаргон, арго.

Жаргон – речь социальных и профессиональных групп людей. Его используют моряки, электронщики, компьютерщики, спортсмены, актеры, студенты. В отличие от территориальных диалектов жаргон не имеет свойственных только ему фонетических и грамматических особенностей. Для жаргона характерно наличие специфической лексики и фразеологии.

Жаргонная лексика представляет собой переосмысленные, сокращенные, фонетически измененные слова русского языка и заимствованные из других языков, особенно английского. Например: лабаз – «магазин», окурок – «электричка», прича – «прическа», прогиб – «подхалимаж», абита – «абитуриент», айз – «глаз», алконавт – «алкоголик», Америса – «Америка».

Некоторые жаргонные слова и устойчивые выражения получают распространение и используются для придания речи выразительности и экспрессивности. Например: бомж, бомжатник, брейкер, грин, бабки, байкер, тусовка, беспредел, дойти до ручки, брать на пушку. Отдельные слова и словосочетания в настоящее время не воспринимаются как жаргонные, поскольку они давно вошли в литературный язык и относятся к разговорным или нейтральным. Например: шпаргалка, настрой, рокер, сникерсы, быть в ударе.

Иногда как синоним к слову жаргон используется слово арго. Так, например, говорят о студенческом, школьном арго, имея в виду жаргон.

Основное назначение арго – сделать речь непонятной для чужих. В этом в первую очередь заинтересованы низы общества: воры, мошенники, шулеры. Существовало и профессиональное арго. Оно помогало ремесленникам (портным, жестянщикам, шорникам…), а также торговцам-ходебщикам (коробейники, которые продавали мелкий товар вразноску и вразвозку в небольших городах,: селах, деревнях) при разговоре со своими скрыть от посторонних тайны ремесла, секреты своего дела.

В.И. Даль в первом томе «Толкового словаря» в статье с заглавным словом афеня, офеня приводит образец арготической речи торговцев: Ропа кимать, полумеркать, рыхло закурещат ворыханы. Это означает: Пора спать, полночь, скоро запоют петухи.

Помимо территориальных и социальных диалектов национальный язык включает в себя просторечие.

Просторечие – одна из форм национального русского языка, которая не имеет собственных признаков системной организации и характеризуется набором языковых форм, нарушающих нормы литературного языка. Такое нарушение норм носители просторечия (горожане с невысоким уровнем образованности) не осознают, они не улавливают, не понимают различия между нелитературными и литературными формами.

Просторечными считаются:

– в фонетике: шофер, положить, приговор; ридикулит, колидор, резетка, друшлаг;

в морфологии: мой мозоль, с повидлой, делав, на пляжу, шофера, без пальта, бежат, ляж, ложи;

– в лексике: подстамент вместо постамент, полуклиника вместо поликлиника.

Просторечие, как территориальные и социальные диалекты, имеет только устную форму.

Глава 3. Понятие русского литературного языка

Высшей формой национального языка является литературный язык. Он представлен в устной и письменной форме. Для него характерно наличие норм, которые охватывают все уровни языка (фонетику, лексику, морфологию, синтаксис). Литературный язык обслуживает все сферы деятельности человека: политику, культуру, делопроизводство, законодательство, бытовое общение.

Нормы литературного языка отражаются в словарях: орфоэпических, орфографических, толковых, словарях трудностей, словосочетания.

Литературный язык имеет две формы – устную и письменную. Они различаются по четырем параметрам:

1 Форма реализации. Названия устная – письменная свидетельствуют о том, что первая – звучащая речь, а вторая – графически оформленная. Это их основное различие. Устная форма изначальна. Для появления письменной формы необходимо было создать графические знаки, которые бы передавали элементы звучащей речи. Как устная, так и письменная форма  реализуются с учетом характерных для каждой из них норм: устная – орфоэпических, письменная – орфографических и пунктуационных.

2. Отношение к адресату. Письменная речь обычно обращена к отсутствующему человеку. Пишущий не видит своего читателя, он может только мысленно представить его себе. На письменную речь не влияет реакция тех, кто ее читает. Напротив, устная речь предполагает наличие собеседника, слушателя. Говорящий и слушающий не только слышат, но и видят друг друга. Поэтому устная речь нередко зависит от того, как ее воспринимают. Реакция одобрения или неодобрения, реплики слушателей, их улыбки и смех – все это может повлиять на характер речи, изменить ее в зависимости от реакции, а то и прекратить.

3. Порождение формы. Говорящий создает, творит свою речь сразу. Он одновременно работает над содержанием и формой. Поэтому нередко читающие лекцию, принимающие участие в разговоре по телевидению, отвечая на вопросы журналиста,  делают паузы, обдумывая, что сказать, мысленно подбирают слова, строят предложения. Такие паузы называются паузами хезитации. Пишущий в отличие от говорящего имеет возможность совершенствовать написанный текст, несколько раз к нему возвращаться, добавить, сократить, изменить, исправить.

4. Характер восприятия устной и письменной речи. Письменная речь рассчитана на зрительное восприятие. Во время чтения всегда имеется возможность перечитать непонятное место несколько раз, сделать выписки, уточнить значение отдельных слов, проверить по словарям правильность понимания терминов. Устная речь воспринимается на слух. Чтобы ее воспроизвести еще раз, необходимы специальные технические средства. Поэтому устная речь должна быть построена и организовав таким образом, чтобы ее содержание сразу понималось и  легко усваивалось слушателями.

При реализации каждой из форм литературного языка  пишущий или говорящий отбирает для выражения своих мыслей слова, сочетания слов, составляет предложения. В зависимости от того, из какого материала строится речь, она приобретает книжный или разговорный характер. Это также отличает литературный язык как высшую форму национального языка от других его разновидностей. Сравним для примера пословицы: Желание сильнее принуждения и Охота пуще неволи. Мысль одна и та же, но оформлена по-разному. В первом случае использованы отглагольные существительные на – ние (желание, принуждение), придающие речи книжный характер, во втором – слова охота, пуще, придающие оттенок разговорности. Нетрудно предположить, что в научной статье, дипломатическом диалоге будет использована первая пословица, а в непринужденной беседе – вторая. Следовательно, сфера общения обусловливает отбор языкового материала, а он в свою очередь формирует и определяет тип речи.

Книжная речь строится по нормам литературного языка, их нарушение недопустимо; предложения должны быть закончены, логически связаны друг с другом. В книжной речи не допускаются резкие переходы от одной мысли, которая не доведена до логического конца, к другой. Среди слов встречаются отвлеченные, книжные слова, в том числе научная терминология, официально-деловая лексика.

Разговорная речь не столь строга в соблюдении норм литературного языка. В ней разрешается использовать формы, которые квалифицируются в словарях как разговорные. В тексте такой речи преобладает общеупотребительная лексика, разговорная; отдается предпочтение простым предложениям, избегаются причастные и деепричастные обороты.

Итак, функционирование литературного языка в важнейших сферах человеческой деятельности; заложенные в нем разнообразные средства для передачи информации; наличие устной и письменной форм; разграничение и противопоставление книжной и разговорной речи – все это дает основание считать литературный язык высшей формой национального языка.

   Хочу обратить ваше внимание на особенности, характеризующие функционирование литературного языка в начале XXI века.

Во-первых, никогда не был так многочислен и разнообразен (по возрасту, образованию, служебному положению, политическим, религиозным, общественным взглядам, по партийной ориентации) состав участников массовой коммуникации.

Во-вторых, почти исчезла официальная цензура, поэтому  люди более свободно выражают свои мысли, их речь становится более открытой, доверительной, непринужденной.

В-третьих, начинает преобладать речь спонтанная, самопроизвольная, заранее не подготовленная.

В-четвертых, разнообразие ситуаций общения приводит к изменению характера общения. Оно освобождается от жесткой официальности, становится раскованнее.

Новые условия функционирования языка, появление большого количества неподготовленных публичных выступлений приводят не только к демократизации речи, но и к резкому снижению ее культуры.

В чем же это проявляется?  

Во-первых, в нарушении орфоэпических (произносительных), грамматических норм русского языка. Об этом пишут ученые, журналисты, поэты, простые граждане. Особенно много нареканий вызывает речь депутатов, работников телевидения, радио.

Во-вторых, на рубеже XX и XXI веков демократизация языка достигла таких размеров, что правильнее назвать процесс либерализацией, а еще точнее – вульгаризацией.

На страницы периодической печати,  в речь образованных людей потоком хлынули жаргонизмы, просторечные элементы и другие внелитературные средства: бабки, штука, кусок, стольник, балдеж, выкачивать, отмывать, отстегивать, прокрутиться и многие другие. Общеупотребительными даже в официальной речи стали слова тусовка, разборка, беспредел последнее слово в значении «не имеющее пределов беззаконие» приобрело особую популярность.

Для говорящих, публично выступающих изменилась мера допустимости, если не сказать, совсем отсутствует. Ругательства, «матерный язык», «непечатное слово» сегодня можно встретить на страницах независимых газет, свободных изданий, в текстах художественных произведений. В магазинах, на книжных ярмарках продаются словари, содержащие не только жаргонные, блатные слова, но и нецензурные.

Находится немало людей, которые заявляют, что брань, матерщина считаются характерной, отличительной чертой русского народа. Если обратиться к устному народному творчеству, пословицам и поговоркам, то оказывается, не совсем правомерно утверждать, что русский народ считает брань неотъемлемой частью своей жизни. Да, народ пытается как-то оправдать ее, подчеркнуть, что брань – обычное дело: Брань не запас, а без нее не на час; Брань не дым глаз не выест; Брань на вороту не виснет. Она как бы даже помогает в работе, без нее не обойдешься: Не выругаешься, дела не сделаешь; Не обругавшись, и замка в клети не отопрешь.

Но я считаю,  важнее  другое: Спорить спорь, а браниться грех; Не бранись: что из человека исходит, то его и поганит; Брань не смола, а саже сродни: не льнет, так марает; С брани люди сохнут, а с похвалы толстеют; Горлом не возьмешь, бранью не выпросишь.

Это не только предупреждение, это уже осуждение, это запрет.

Русский литературный язык – наше богатство, наше достояние. Он воплотил в себе культурные и исторические традиции народа. Мы несем ответственность за его состояние, за его судьбу.

Глава 4.   Культура речи.

Нормативные, коммуникативные, этические аспекты.

С литературным языком тесно связано понятие культуры речи. Умение четко и ясно выразить свои мысли, говорить грамотно, умение не только привлечь внимание своей речью, но и воздействовать на слушателей, владение культурой речи – своеобразная характеристика профессиональной пригодности для людей самых различных профессий: дипломатов, юристов, политиков, преподавателей школ и вузов, работников радио и телевидения, менеджеров, журналистов.

Культурой речи важно владеть всем, кто по роду своей деятельности связан с людьми, организует и направляет их работу, ведет деловые переговоры, воспитывает, заботится об их здоровье, оказывает людям различные услуги.

Что такое культура речи?  Под культурой речи понимается:

– соблюдение этики общения;

– владение нормами литературного языка в его устной и письменной формах

– умение выбрать и организовать языковые средства, которые в определенной ситуации общения способствуют достижению поставленных задач коммуникации.

Таким образом, культура речи содержит три составляющих компонента: нормативный, коммуникативный и этический.

Культура речи  предполагает прежде всего правильность речи, то есть соблюдение норм литературного языка, которые воспринимаются его носителями (говорящими и пишущими) в качестве «идеала», образца. Языковая норма – это центральное понятие языковой культуры, а нормативный аспект культуры речи считается одним из важнейших. «Умение правильно говорить – еще не заслуга, а неумение – уже позор, – писал знаменитый Цицерон, – потому что правильная речь не столько достоинство хорошего оратора, сколько свойство каждого гражданина».

Однако культура речи не может быть сведена к перечню запретов и определений «правильно–неправильно». Понятие «культура речи» связано с закономерностями и особенностями функционирования языка, а также с речевой деятельностью во всем ее многообразии. Оно включает в себя и предоставляемую языковой системой возможность находить для выражения конкретного содержания в каждой реальной ситуации речевого общения адекватную языковую форму.

Культура речи вырабатывает навыки отбора и употребления языковых средств  в процессе речевого общения, помогает сформировать сознательное отношение к их использованию в речевой практике в соответствии с коммуникативными задачами. Выбор необходимых для данной цели языковых средств – основа коммуникативного аспекта культуры речи.

Известный филолог, крупный специалист по культуре речи Григорий Осипович  Винокур писал: «Для каждой цели – свои средства, таков должен быть лозунг лингвистически культурного общества».

Коммуникативная целесообразность считается одной из главных категорий теории культуры речи, поэтому важно знать основные коммуникативные качества речи и учитывать их в процессе речевого взаимодействия.

В соответствии с требованиями коммуникативного аспекта культуры речи носители языка должны владеть функциональными разновидностями языка, а также ориентироваться на прагматические условия общения, которые существенно влияют на оптимальный для данного случая выбор и организацию речевых средств.

Этический аспект культуры речи предписывает знание и применение правил языкового поведения в конкретных ситуациях.  Под  этическими нормами общения понимается речевой этикет (речевые формулы приветствия, просьбы, вопроса, благодарности, поздравления; обращение на «ты» и «вы»;  выбор полного или сокращенного имени, формулы обращения).

На использование речевого этикета большое влияние оказывают экстралингвистические факторы: возраст участников речевого акта (целенаправленного речевого действия), их социальный статус, характер отношений между ними (официальный, неофициальный, дружеский, интимный), время и место речевого взаимодействия.

Этический компонент культуры речи накладывает строгий запрет на сквернословие в процессе общения, осуждает разговор на «повышенных тонах».

Коммуникативные качества речи

Одно из значений слова коммуникация – «сообщение информации одним лицом другому или ряду лиц; общение». Поскольку в акте общения принимают участие адресант (создатель информации) и адресат /адресаты (воспринимающие информацию), то важно определить, какими коммуникативными качествами должна обладать речь говорящего, чтобы адресат правильно декодировал ее, адекватно воспринимал и был заинтересован в получении информации.

К коммуникативным качествам речи, которые оказывают наилучшее воздействие на адресата с учетом конкретной ситуации и в соответствии с поставленными целями и задачами, относятся: точность, понятность, богатство и разнообразие речи, ее чистота, выразительность.

Точность определяется умением четко и ясно мыслить, знанием предмета разговора и законов русского языка. Давайте разберёмся, какие же причины делают речь неточной? Назовем наиболее распространенные: употребление слов в несвойственном им значении; неустраненная контекстом многозначность, порождающая двусмысленность; смешение паронимов, омонимов. Вот какие примеры смешения паронимов приводил А.М. Горький: он щелкнул щиколоткой калитки вместо щеколдой. Когда Б. Пильняк пишет, что «дочь за три года возрастом догнала мать», нужно убедить Пильняка, что возраст и рост не одно и то же».

Понятность речи связана с ее действенностью, эффективностью и зависит от характера используемых слов. Чтобы речь была понятной, необходимо ограничить употребление слов, находящихся на периферии словарного состава языка и не обладающих качеством коммуникативной общезначимости. К ним относятся: узкоспециальные термины; иноязычные слова, не получившие широкого распространения; профессионализмы, то есть слова и выражения, используемые людьми одной профессии.

Английский просветитель, крупнейший философ-материалист Джон Локк считал, что тот, кто употребляет слова без ясного и неизменного смысла, тот вводит себя и других в заблуждение. А тот, кто делает это умышленно, является врагом истины и познания.

Богатство речи свидетельствует об эрудиции говорящего, его высоком интеллекте. Богатство индивидуального языка дает возможность разнообразить речь, придать ей точность и четкость, позволяет избежать повторов как лексических, так и синтаксических.

Чем определяется богатство языка, в том числе и языка отдельного человека?

Богатство любого языка заключается в богатстве словаря. Одни исследователи считают, что активный словарь современного человека не превышает 7–8 тысяч разных слов, по подсчетам других, он достигает 11 –13 тысяч слов. Людям лингвоинтенсивных профессий, например, преподавателям, политикам, юристам, врачам, менеджерам, необходимо иметь как можно больший запас слов и постоянно заботиться о его пополнении.

Богатейшим источником пополнения индивидуального словарного запаса является синонимия. Синонимы привлекают пишущего или говорящего тем, что они, различаясь оттенками значений или стилистической окраской, позволяют с предельной точностью сформулировать мысль, придать речи разговорный или книжный характер, выразить положительную или отрицательную экспрессию. Например, слово смелый имеет следующие синонимы: храбрый, мужественный, отважный, дерзкий, безбоязненный, бесстрашный, неустрашимый, доблестный, героический; геройский (разг.); дерзновенный, бестрепетный (высок.); дерзостный (уст. высок.); решительный (в принятии решения); не робкого (или не трусливого) десятка, о двух головах.

Чистота речи – отсутствие в ней лишних слов, слов – «сорняков», слов-паразитов. Конечно, в языке названных слов нет. Засоряющими речь они становятся из-за частого, неуместного их употребления, когда почти в каждой фразе говорящего слышим:  значит, понимаете, так сказать, вот, собственно говоря, видите  ли, да, так

Слова – «сорняки» не несут никакой смысловой нагрузки, не обладают информативностью. Они не только засоряют речь, но и затрудняют ее восприятие, отвлекают внимание от содержания высказывания. Кроме того, лишние слова психологически действуют на слушателей, раздражают их.

Выразительность речи усиливает эффективность выступления: яркая речь вызывает интерес у слушателей, поддерживает внимание к предмету разговора, оказывает воздействие на разум, чувства, воображение слушателей. Сделать речь образной, эмоциональной говорящему помогают специальные художественные приемы,  изобразительные и выразительные средства языка, традиционно называемые тропами (сравнение, метафора, метонимия, гипербола и др.) и фигурами (антитеза, инверсия, повтор и др.), а также пословицы, поговорки, фразеологические выражения, крылатые слова.

Тропы выполняют следующие функции: придают речи эмоциональность (отражают личностный взгляд человека на мир, выражают оценки, чувства при постижении мира); наглядность (способствуют наглядному отражению картины внешнего мира, внутреннего мира человека); способствуют оригинальному отражению действительности (показывают предметы и явления с новой, неожиданной стороны); позволяют лучше понять внутреннее состояние говорящего (пишущего); придают речи привлекательность.

Для того чтобы тропы выполняли указанные функции, улучшали качество речи, усиливая ее воздействующий эффект, необходимо учитывать ряд требований: 1) тропы не должны быть надуманными, неестественными (когда в основе тропа лежат признаки или понятия, не сочетающиеся в жизни, природе); 2) при сравнении объектов необходимо сохранять «единство признака», нельзя переходить с одного признака на другой; 3) признаки, по которым осуществляется сравнение, должны быть существенными, характерными; 4) тропы должны отвечать закономерностям языка.

Если тропы используются в высказывании в нарушение данных правил, эффективность сообщения снижается. Так, например, во фрагменте рекламного сообщения «Букет тонких запахов, стимулирующий эффект оздоровления волос, отечественные шампуни «Лаванда», «Натали», «Нежность»… для называния главного свойства рекламируемых шампуней использована метафора букет тонких запахов. Использованная метафора не проясняет реальные, значимые признаки объекта, а смещает их, поскольку главное в шампуне все-таки не запах, а его качество, тем более что далее в сообщении говорится об эффекте оздоровления волос. Кроме того, фраза «Букет… запахов, стимулирующий эффект оздоровления…» вызывает вопросы: нужен эффект оздоровления или само оздоровление? может ли запах оздоровить волосы? может ли букет оздоровить волосы? В этой фразе нарушена сочетаемость слов, что привело к абсурдности высказывания.

Тропы чаще встречаются в художественной и публицистической речи, в меньшей степени они свойственны научной речи. В официально-деловой речи использование тропов недопустимо. В разговорной речи чаще используются общеязыковые тропы; употребление оригинальных, авторских тропов зависит от индивидуальности говорящего, темы разговора, ситуации общения.

Фигуры речи – особые формы синтаксических конструкций, усиливающие воздействие речи на адресата. Специалисты выделяют три группы фигур: 1. Фигуры, основанные на соотношении значений слов: антитеза (оборот, в котором резко противопоставляются значения слов: «Где стол был яств, там гроб стоит» (Г. Державин), градация (расположение слов, при котором каждое последующее содержит возрастание или убывание значений: Не жалею, не зову, не плачу. (С. Есенин), инверсия (расположение слов, нарушающее обычный порядок: Изумительный наш народ (И. Эренбург), эллипсис (пропуск какого-либо подразумеваемого члена: Все говорили потом: Боря не поступил, потому что антисемиты, а Миша не поступил, потому что дурак. (А. Бондарь). 2. Фигуры, основанные на повторе одинаковых элементов: анафора (повторение одинаковых слов в начале предложения), эпифора (повторение отдельных слов или оборотов в конце предложения), параллелизм (одинаковое синтаксическое построение соседних предложений), период (ритмомелодическая конструкция, мысль и интонация в которой постепенно нарастают, достигают вершины, тема получает свое разрешение, после чего снижается интонационное напряжение). 3. Фигуры, основанные на выражении риторической адресованности к читателю или слушателю: обращение, вопрос, восклицание.

       Однако, на мой взгляд,  они не исчерпывают всего многообразия выразительных средств родной речи. Прибегая к ним, не следует забывать, что все эти «цветы красноречия», как называл их видный мастер русского судебного красноречия П.С. Пороховщиков, хороши только в том случае, когда кажутся неожиданными для слушателя. Их нельзя, да и не нужно заучивать, их можно только впитать в себя вместе с народной речью, развивая и совершенствуя речевую культуру, речевой вкус и чутье.

О необходимости следить за точностью выражения своих мыслей хорошо сказал Л.Н. Толстой: «Единственное средство умственного общения людей есть слово, и для того, чтобы общение это было возможно, нужно употреблять слова так, чтобы при каждом слове несомненно вызывались у всех соответствующие и точные понятия».

Понятность речи

Понятность речи – это доходчивость, доступность речи для тех, кому она адресована. Это одно из требований,  предъявляемых к речи говорящего и пишущего, важнейшее коммуникативное качество речи. Соблюдать данное требование необходимо потому, что оно связано с действенностью, эффективностью устного слова. Писать или говорить непонятно, считал М.М. Сперанский, русский государственный деятель, автор книги «Правила высшего красноречия», «есть нелепость, превосходящая все меры нелепостей».

По мнению исследователей, понятность речи определяется прежде всего отбором речевых средств, использованием слов, известных слушателям.

Огромный словарный запас русского языка, с точки зрения сферы употребления, ученые-лингвисты делят на две большие группы – лексику неограниченного употребления (общеупотребительные слова, понятные всем носителям данного языка во всех случаях: хлеб, семья, город, сад, солнце, луна, стол и т.п.) и лексику ограниченного употребления (слова, употребляемые в определенной сфере – профессиональной, территориальной, социальной, поэтому понятные ограниченному кругу носителей языка; к ним относятся профессионализмы, диалектизмы, жаргонизмы, термины).

Лексика ограниченной сферы употребления требует вдумчивого с ней обращения. Не обязательно полностью исключать ее из своей речи. Если приходится общаться в  узкопрофессиональной среде, то можно свободно использовать в речи принятые там специальные слова и профессионализмы. Но если нет уверенности, что все слушатели знакомы со специальной лексикой, терминами, то следует объяснить каждое необщеупотребительное слово.

Диалектные слова, а тем более жаргонизмы, как правило, недопустимы в речи. Эти элементы ограниченной сферы употребления могут быть введены в речь только с определенной целью, например, в качестве выразительных средств. Но делать это следует осторожно, с пониманием целесообразности и уместности такого применения в каждом конкретном случае.

Понятность, ясность речи зависит и от правильного употребления в ней иностранных слов. Нередко возникает вопрос, можно ли использовать иностранные слова или лучше обойтись без них. Следует иметь в виду, что заимствование – это нормальное, естественное явление для любого языка. Заимствования по степени их проникновения в словарный состав русского языка можно разделить на три группы.

Первую их них составляют иностранные слова, прочно вошедшие в русский язык. Они заимствованы давно, усвоены всем народом и не воспринимаются как иноязычные. Эти слова – единственные наименования жизненно важных понятий: кровать, сахар, фабрика, класс, карандаш и др.

Вторую группу составляют слова, широко распространенные в русском языке и также являющиеся единственными наименованиями обозначаемых понятий, но осознающиеся как иноязычные: тротуар, сервиз, радио, троллейбус, лайнер и др.

В третью группу входит иноязычная лексика, которая не получила широкого распространения. К ней относятся и слова, имеющие русские параллели, но отличающиеся от них объемом, оттенком значения или сферой употребления (ревизовать – проверить, контракт – договор, консервативный – косный, константный – устойчивый).

Целесообразно избегать употребления иностранных слов, если в языке есть русские слова с таким же значением. Употребляя иностранные слов, надо быть уверенным, что они понятны слушателям. Поэтому важно умело ввести иностранное слово в свою речь. Необходимо давать соответствующие пояснения использованных иноязычных слов.

Согласитесь, большую помощь в овладении словами ограниченной сферы употребления может оказать постоянная работа со словарями.

Итак, правильность нашей речи, точность языка, четкость формулировок, умелое использование терминов, иностранных слов, удачное применение изобразительных и выразительных средств языка, пословиц и поговорок, крылатых слов, фразеологических выражений, богатство индивидуального словаря повышают эффективность общения, усиливают действенность устного слова.

Использование в речи фразеологизмов, пословиц и поговорок, крылатых выражений

Фразеология русского языка необыкновенно разнообразна по своему составу, обладает большими стилистическими возможностями. Фразеологизмы помогают немногими словами сказать многое, поскольку они определяют не только предмет, но и его признак, не только действие, но и его обстоятельства. Усложненность семантики фразеологизмов отличает их от однословных синонимов. Так, устойчивое сочетание на широкую ногу означает не просто «богато», а «богато, роскошно, не стесняясь в средствах». Фразеологизм заметать следы означает не просто «уничтожать, устранять что-либо», а «устранять, уничтожать то, что может служить уликой в чем-либо».

Фразеология привлекает своей экспрессивностью, потенциальной возможностью положительно или отрицательно оценивать явление, выражать одобрение или осуждение, ироническое, насмешливое или иное отношение к нему. Особенно ярко это проявляется у так называемых фразеологизмов-характеристик. Например: человек с большой буквы, молоко на губах не обсохло, телеграфный столб, мастер на все руки, абсолютный ноль, ветер в голове, светлая личность, ума палата, белая ворона, блудный сын, не робкого десятка, собака на сене, одного поля ягодка.

Богатство словаря и фразеологии русского языка позволяет избегать в устной и письменной речи повторения одних и тех же слов, словосочетаний, разнообразить речь, делать ее богаче.

О богатстве речи свидетельствует наличие в ней пословиц, поговорок, крылатых слов и выражений. Пословицы и поговорки представляют собой сгустки народной мудрости, они выражают истину, проверенную многовековой историей народа, опытом многих поколений. «Пословица недаром молвится» – гласит народная мудрость. В них выражены радость и горе, гнев и печаль, любовь и ненависть, ирония и юмор. Они обобщают различные явления окружающей нас действительности, помогают понять историю нашего народа. Поэтому в текстах пословицы и поговорки приобретают особое значение. Они не только усиливают выразительность речи, придают остроту, углубляют содержание, но и помогают найти путь к сердцу слушателя, читателя, завоевать их уважение и расположение.

Успех употребления пословиц в речи зависит от того, насколько удачно они подобраны. Недаром говорится: «Хороша пословица в лад да в масть».

Наряду с пословицами и поговорками о богатстве речи свидетельствуют крылатые слова. Это меткие, образные выражения, получившие распространение, ставшие общеупотребительными. Известны они были еще в далекой античности. Например, Гомер «крылатыми» называл слова, которые быстро срываются с уст говорящего и летят к уху слушателя. Как правило, крылатые слова и выражения имеют книжное происхождение. К ним относятся известные цитаты из художественной, научной, публицистической литературы, высказывания знаменитых людей прошлого и настоящего: его пример другим наука (Пушкин); есть от чего в отчаяние прийти (Грибоедов); дедушка Головлев (Салтыков-Щедрин); как бы чего не вышло (Чехов); как белка в колесе (Крылов); лучшее враг хорошего (Вольтер); науки юношей питают, отраду старцам подают (Ломоносов); о времена! о нравы! (Цицерон); из двух зол избрать меньшее (Аристотель).

          Речевой этикет: факторы, определяющие его формирование

Этикет представляет собой совокупность принятых правил, определяющих порядок какой-либо деятельности.  Степень владения речевым этикетом определяет степень профессиональной пригодности человека. Это прежде всего относится к государственным служащим, политикам, педагогам, юристам, врачам, менеджерам, предпринимателям, журналистам, работникам сферы обслуживания, то есть к тем, кто по роду своей деятельности постоянно общается с людьми. Владение речевым этикетом способствует приобретению авторитета, порождает доверие и уважение. Я считаю, что знание правил речевого этикета, их соблюдение позволяет человеку чувствовать себя уверенно и непринужденно.

Какие же факторы определяют формирование речевого этикета и его использование?

1. Речевой этикет строится с учетом особенностей партнеров, вступающих в отношения, ведущих разговор.

2. Речевой этикет определяется ситуацией, в которой происходит общение. Кроме того, речевой этикет имеет национальную специфику. Каждый народ создал свою систему правил речевого поведения. Например, особенностью русского языка является наличие в нем двух местоимений – ты и вы, которые могут восприниматься как формы второго лица единственного числа. Выбор той или иной формы зависит от социального положения собеседников, характера их отношений, от официальной / неофициальной обстановки.

Интересный факт: по принятому в России этикету местоимение Вы следует использовать: 1) при обращении к незнакомому адресату; 2) в официальной обстановке общения; 3) при подчеркнуто вежливом, сдержанном отношении к адресату; 4) к старшему (по положению, возрасту) адресату. Местоимение ты используется: 1) при разговоре с хорошо знакомым человеком, с которым установлены дружеские, приятельские отношения; 2) в неофициальной обстановке общения; 3) при дружеском, фамильярном, интимном отношении к адресату; 4) к младшему (по положению, возрасту) адресату.

Итак, учет факторов, которые формируют и определяют речевой этикет, знание и соблюдение норм речевого этикета, создает благоприятный климат для взаимоотношений, способствует эффективности, результативности отношений.

Заключение

Таким образом, проблема русского литературного языка как основы культуры речи  русского  народа остается открытой. Она будет решена только тогда, когда каждый научится уважать себя и с уважением относиться к другим, когда научится защищать свою честь и достоинство, когда станет личностью, когда неважно будет, какую должность он занимает, каков его статус. Важно, что он гражданин Российской Федерации.

Повышение культуры устной и письменной речи, забота о правильности и чистоте речи должна быть обязательной для человека, выступающего публично. Особо следует обращать внимание на культуру речевого общения в быту. Важно всегда говорить правильно, точно, ясно и понятно, уметь четко формулировать мысли, образно и эмоционально выражать свое отношение к предмету речи.

Если человек, к примеру, привык неправильно ставить ударение в слове в обиходной речи, то он, скорее всего, по привычке неправильно произнесет его и на трибуне, даже если в тексте выступления в этом слове будет стоять знак ударения.

Я рекомендую всем людям  (а учиться можно и нужно в любом возрасте) активно участвовать в деловых разговорах, беседах, обсуждениях различных проблем в кругу друзей, коллег, родственников, чаще выступать на уроках, семинарских и практических занятиях, брать слово в прениях, дискуссиях, писать письма, статьи…

Таким образом, изучив актуальные проблемы культуры речи,  определив  место русского языка в современном многонациональном мире,  изучив  нормативные, коммуникативные, этические аспекты культуры речи, я пришла к выводу, что русский литературный язык является основой культуры речи каждого человека.

Список  использованной  литературы

  1. Барлас, Л. Г. Русский язык: Стилистика / Л. Г. Барлас. – М.: Просвещение, 1978.
  2. Головин, Б. Н. Основы культуры речи / Б. Н. Головин. – М.: Просвещение, 1980.
  3. Горбачевич, К. С. Нормы современного русского литературного  языка / К. С. Горбачевич. – М.: Просвещение, 1990.
  4. Ковтунова, И. И. Современный русский язык: порядок слов и актуальное изменение предложения / И. И. Ковтунова. – М.: Просвещение, 1976.
  5. Кохтев, Н. Н. Риторика / Н. Н. Кохтев. – М.: Просвещение, 1996.
  6. Шанский, Н. М. В мире слов  / Н. М. Шанский. – М.: Наука, 1971.
  7. Сергеев, В. Н. Словари – наши друзья и помощники / В. Н. Сергеев. – М.: Просвещение, 1984.
  8. Скворцов «Экология слова или поговорим о культуре русской речи».-М.; Просвещение, 2007.

Ministry
of Science and Higher Education of the Russian Federation

Federal
state budgetary educational institution of higher education «Udmurt State
University»

Institute
of Foreign Languages and Literature

Report
of the discipline

«Russia
is in the Intercultural space»

on the
topic
«Russian contemporary literature»

Completed by a student:

Tatiana Shaykhattarova

Direction of specialization:

Theory and methodology of teaching foreign languages and cultures

Izhevsk,
2021

Введение

Регулярная письменность на Руси появилась лишь
в IX-X веках. Тогда же возникла и древнерусская литература. Русская литература
получила признание во всем мире в XIX веке. Она менялась, сохраняя при этом
свою уникальность. Характерными чертами русской литературы являются ее связь с
фольклором, с канонами православия, публицистичность, глубокий психологизм.

Русская литература имеет более чем тысячелетнюю историю. У
каждого её этапа есть свои характерные особенности – древнерусской литературе
свойственны историзм и дидактизм, литературе XIX века – уход от традиционной
жанровой системы и зарождение пристального внимания к внутреннему миру
человека, литературе советского времени – патриотические настроения и
героический пафос. Все эти этапы жизни русской литературы знакомы
русскоговорящим читателям – они изучаются в школе, полную и подробную
информацию о них легко можно найти в интернете. Весьма ироничным является то,
что самая загадочная часть истории русской литературы – это современная
литература. О том, что происходит в литературном мире России наших дней,
большинство людей имеет довольно слабое представление.

Обзор современной русской литературы

Современная российская литература представляет
собой совершенно уникальное явление.

Современная
литература – это не только создаваемые сегодня книги, но и
 совокупность
прозаических и поэтических произведений, написанных в конце XX в. – начале XXI
вв.
Она
очень разнообразна.

Если в период оттепели и застоя в литературе
приветствовался лишь метод социалистического реализма, то современный
литературный процесс характеризует сосуществование различных направлений. Одним
из самых интересных культурных явлений второй половины XX века является
постмодернизм, он возник на Западе в конце 60-х — начале 70-х годов. Если модернизм
стремился к новому, которое изначально отрицало старое, классическое искусство,
то постмодернизм не отрицает все старое, а пытается иронично переосмыслить его.
Как писал В. Пелевин в романе «Числа»: «В постмодернистскую эпоху, главным
становится не потребление материальных предметов, а потребление образов,
поскольку образы обладают гораздо больше капиталоемкостью». Русский
постмодернизм неоднороден. К прозаическим произведениям постмодернизма можно
отнести следующие произведения: «Москва — Петушки» Вен. Ерофеева, «Кысь» Т.
Толстого, «Лед» В. Сорокина, «Generation Р» («Поколение П»), В. Пелевина,
«Коронация» Б. Акунина и др.

С приходом к власти М.С. Горбачева стали
публиковать ранее запрещенные в Советском союзе произведения: роман «Доктор
Живаго» Б. Пастернака, «Мы» Е.И. Замятина, «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицына. В
90-е годы публикуются произведения Б. Пильняка, писем М. Булгакова, рассказов
В. Шаламова.

С начала 1990-х годов в русской литературе
появляется новое течение, получившее название постреализм. В постреализме
реальность воспринимается совокупность множества обстоятельств, влияющих на
человеческую судьбу. В первых произведениях постреализма писатели обращались к
частной жизни человека, к его философскому осмыслению мира. К постреалистам критика
обычно относит повесть «Время ночь» Л. Петрушевской, романы «Андеграунд, или
Герой нашего времени» В. Маканина, «Псалом» Ф. Горенщтейна, роман «Закрытая
книга» А. Дмитриева и др. Кроме того, в современной русской литературе
создаются произведения, которые трудно отнести к тому или иному направлению.
Писатели сами реализуют себя в разных направлениях и жанрах.

Хотя литература, создаваемая здесь и сейчас и
прямо относящаяся к современности, современна по определению. Но чем же,
собственно, современны произведения, созданные в последние годы? Существует ли
некое качество, отделяющее их от предшествующих: качество современности? Что
есть современная русская литература? Этот вопрос и будет раскрываться в
реферате.

Современный литературный процесс

Литература — это неотъемлемая часть жизни
человека, его своеобразная фотография, которая как нельзя лучше описывает все
внутренние состояния, а также общественные законы. Как и история, литература
развивается, изменяется, становится качественно новой. Конечно, нельзя сказать,
что современная литература лучше или хуже той, что была ранее. Она просто
другая. Сейчас другие литературные жанры, другие проблемы, которые освещает
автор, другие авторы, в конце концов. Но как не крути, не те сейчас «Пушкины» и
«Тургеневы», не то сейчас время. Чуткая, всегда трепетно отзывающаяся на
настроение времени, русская литература являет сегодня как бы панораму
раздвоенной души, в которой прошлое и настоящее сплелись причудливым образом.
Литературный процесс, начиная с 80-х гг. ХХ века, обозначил свою
нетрадиционность, непохожесть на предшествующие этапы развития художественного
слова. Произошла смена художественных эпох, эволюция творческого сознания
художника. В центре современных книг оказываются проблемы нравственные и философские.

Сами же писатели, участвуя в спорах о
современном литературном процессе, пожалуй, сходятся в одном: новейшая
литература интересна уже тем, что она эстетически отражает наше время. Так, А.
Варламов пишет: «Нынешняя литература, в каком бы кризисе она ни находилась,
сохраняет время. Вот ее предназначение, будущее — вот ее адресат, ради которого
можно стерпеть равнодушие и читателя, и правителя». Еще в начале 80-х годов в
русской литературе оформились два лагеря литераторов: представители советской
литературы и представители литературы русской эмиграции. Интересно, что со
смертью выдающихся советских писателей Трифонова, Катаева, Абрамова лагерь
советской литературы значительно обеднел. Новых писателей в Советском союзе не
оказалось. Сосредоточение значительной части творческой интеллигенции за
границей привело к тому, что сотни поэтов, писателей, деятелей различных
областей культуры и искусства продолжали творить вне родины. И только с 1985
года русская литература впервые после 70-летнего перерыва получила возможность
быть единым целым: с ней слились литература русского зарубежья всех трех волн
русской эмиграции — после гражданской войны 1918-1920г., после Второй мировой и
брежневской поры. Вернувшись обратно, произведения эмиграции быстро влились в
поток русской литературы и культуры.

Участниками литературного процесса стали
художественные тексты, которые были запрещены в период их написания (так
называемая «возвращенная литература»). Отечественная литература значительно
обогатилась за счет запрещенных ранее произведений, таких как романы А.
Платонова «Котлован» и «Чевенгур», антиутопия Е. Замятина «Мы», повесть Б.
Пильняка «Красное дерево», «Доктор Живаго» Б. Пастернака, «Реквием» и «Поэма
без героя» А. Ахматовой и многие другие. «Всех этих авторов объединяет пафос
исследования причин и следствий глубоких социальных деформаций» (Н. Иванова
«Вопросы литературы»).

Можно выделить три основных составляющих
современного литературного процесса: литература русского зарубежья;
«возвращенная» литература; собственно современная литература. Дать четкое и
емкое определение последней из них — пока что непростая задача. В современной
литературе появились или возродились такие направления, как авангард и
поставангард, модерн и постмодерн, сюрреализм, импрессионизм, неосентиментализм,
матереализм, соцарт, концептуализм и т.д.

Но на фоне постмодернистских тенденций
продолжает существовать и «классическая, традиционная» литература: неореалисты,
постреалисты, традиционалисты не только продолжают писать, но и активно борются
с «псевдолитературой» постмодерна. Можно сказать, что все литературное
сообщество поделилось на тех, кто «за», и тех, кто «против» новых веяний, а
сама литература превратилась в арену борьбы двух больших блоков —
писателей-традиционалистов ориентирующихся на классическое понимание
художественного творчества, и постмодернистов, которые придерживаются
кардинально противоположных взглядов. Эта борьба оказывает влияние и на
идейно-содержательный и на формальный уровни появляющихся произведений.

Процесс углубления историзма
происходит в собственно исторической прозе. Исторический роман, который в 70-е
годы находился на подъеме (что дало возможность критике говорить о возрождении
исторической прозы), приобретает особую актуальность в контексте современного
литературного движения. Прежде всего обращает на себя внимание многообразие тем
и форм современной исторической прозы. Цикл романов о Куликовской битве
(«Искупление» В. Лебедева, «Куликово поле» В. Возовикова «Чур меня» Б.
Дедюхина), романы о Разине, Ермаке, Вольном Новгороде вносят новое в трактовку
русской истории по сравнению с исторической прозой предшествующих десятилетий.

Сложную картину эстетического разброса
дополняет ситуация в области русской поэзии конца столетия. Общепризнано, что
проза доминирует в современном литературном процессе. Поэзия несет на себе тот
же груз времени, те же черты смятенной и разбросанной эпохи, те же стремления
войти в новые специфические зоны творчества. Поэзия более болезненно, чем
проза, ощущает утрату читательского внимания, собственной роли быть
эмоциональным возбудителем общества.

В 60-80-е годы в советскую литературу вошли
поэты, которые принесли с собой немало нового и развили старые традиции.
Многообразна тематика их творчества, а поэзия глубоко лирична, интимна. Но и
тема Родины никогда не сходила со страниц нашей литературы. Ее образы,
связанные то с природой родной деревни, то с местами, где воевал человек, можно
найти чуть ли не в каждом произведении. И у каждого автора свое восприятие и
ощущение Родины. Проникновенные строки о России находим мы у Николая Рубцова
(1936-1971 гг.), который ощущает себя словно наследником многовековой русской
истории. Критики считают, что творчество этого поэта соединило в себе традиции
русской поэзии XIX-XX веков — Тютчева, Фета, Блока, Есенина.

С вечными темами у наших современников
неизменно ассоциируется и имя Расула Гамзатова (1923 год). Иногда про него
говорят, что его дальнейший путь трудно предсказать. Настолько неожидан он в
своем творчестве: от крылатых шуток до трагических «Журавлей». Но все же
нетрудно вычленить темы, на которых держится его поэзия. Это — преданность
Родине, уважение к старшим, преклонение перед женщиной, матерью, достойное
продолжение дела отца. Вчитываясь в стихи и Рубцова, и Гамзатова, и других
замечательных поэтов современности, видишь огромный жизненный опыт человека,
который в своих стихах выражает то, что трудно выразить нам. Одна из главных
идей современной поэзии — гражданственность, главные раздумья — совести и
долге. К поэтам-общественникам, патриотам, гражданам принадлежит Евгений
Евтушенко. Его творчество — размышления о своем поколении, о доброте и злобе, о
приспособленчестве, трусости и карьеризме.

Интенсивно развивается и философская лирика. Расширяется ее
диапазон. Можно выделить несколько тематических и интонационных линий:
героическая лирика, связанная с войной, углубление философской лирики,
обусловленной новым осмыслением жизни, красоты, интерпретацией вечных тем
дружбы, любви и т.д.
Одним из наиболее ярких представителей философской лирики был Николай
Алексеевич Заболоцкий.
50-е годы были и вершинным этапом, и концом творческого пути для
этого поэта. Он размышляет об извечных философских вопросах, жизни и смерти,
любви и дружбы и т.д. и заставляет читателя размышлять о смысле и содержании
своей жизни, о значении и месте человека на земле. Поэт часто обращается к
приему контраста. Общее признание получили его стихотворения “Старая
актриса”, “Некрасивая девочка”, “Жена”. Позабытый
кумир театральной Москвы, старая актриса, превратив свой дом в своеобразный
музей, пребывает в надежде, что “ее красе вечно сиять суждено в этом доме,
как некогда прежде”. Контрастом звучит описание девочки, дальней
родственницы актрисы, которая ютится в полутемном низком подвале, где-то в
сыром углу, прислуживая тетке. Девочка наблюдает жадность тетки, которая алчно
пересчитывает и прячет деньги. Стихотворение заканчивается глубоким философским
обобщением:
Разве девочка может понять до конца,
Почему, поражая нам чувства,
Поднимает над миром такие сердца
Неразумная сила искусства.

Роль антиутопии

Жанровое разнообразие и размытость границ,
долго не позволяли обнаружить типологические закономерности в эволюции жанров
литературы конца века. Однако вторая половина 1990-х годов уже позволила
наблюдать известную общность в картине диффузии жанров прозы и поэзии, в
появлении инноваций в сфере так называемой «новой драмы». Очевидно, что крупные
прозаические формы ушли со сцены художественной прозы, оказался утраченным
«кредит доверия» к авторитарному повествованию. Прежде всего это испытал на
себе жанр романа. Модификации его жанровых изменений демонстрировали процесс
«свертывания», уступая место малым жанрам с их открытостью к различным видам
формотворчества.

Особое место в жанровом формотворчестве
занимает антиутопия. Теряя формальные жесткие черты, она обогащается за счет
новых качеств, главным из которых становится своеобразное мировидение.
Антиутопия оказала и продолжает оказывать влияние на формирование особого типа
художественного мышления, типа высказывания по принципу «фотонегатива».
Особенность антиутопической мысли заключается в разрушительной способности к
разрыву привычных шаблонов восприятия окружающей жизни. Афоризмы из книги
Виктора Ерофеева «Энциклопедия русской души» иронически, «от обратного»
формулируют этот тип отношений литературы с действительностью: «У русского
каждый день —это апокалипсис», «Наш народ будет жить плохо, но недолго».
Классические образцы антиутопии такие как роман «Мы» Е. Замятина, «Приглашение
на казнь» В. Набокова, «Замок» Ф. Кафки, «Скотный двор» и «1984» Дж. Оруэлла, в
свое время сыграли роль пророчеств. Потом эти книги встали в один ряд с
другими, и главное — с другой, открывшей свои бездны, реальностью. «Утопии
страшны тем, что сбываются», — писал в свое время Н. Бердяев. Классический пример
— «Сталкер» А. Тарковского и последующая чернобыльская катастрофа с развернутой
вокруг этих мест Зоной смерти. «Внутренний слух» маканинского дара привел
писателя к феномену антиутопического текста: Номер журнала «Новый мир» с
рассказом-антиутопией В. Маканина «Однодневная война» был подписан в печать
ровно за две недели до 11 сентября 2001 года, когда обрушившийся на Америку
террористический удар явился началом «непрошеной войны». Сюжет рассказа при
всей его фантастичности кажется списанным с реальных событий. Текст выглядит
хроникой событий, последующих в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Таким образом,
пишущий антиутопию писатель движется по пути постепенного прорисовывания
реальных очертаний той самой бездны, в которую устремлено человечество, человек.
Среди таких писателей выделяются фигуры В. Пьецуха, А. Кабакова, Л.
Петрушевской, В. Маканина, В. Рыбакова, Т. Толстой и других.

Одним из ярких представителей
этого направления является Т. Толстая. Она является автором многих рассказов и
повестей. Основной темой ее творчества является тема детства (рассказы «На
золотом крыльце сидели…», «Свидание с птицей», «Любишь не любишь»). В этих
рассказах восприятие героев абсолютно адекватно празднику жизни. У Т. Толстой
детский взгляд бесконечен, открыт, неокончателен, как и сама жизнь. Но важно
понять: дети у Толстой – всегда дети сказки, дети поэзии. Они живут в
придуманном, иллюзорном мире.

В 1920-е годы Е. Замятин, один из зачинателей
русской антиутопии, обещал, что литература в ХХ столетии придет к сочетанию
фантастического с бытом и станет той дьявольской смесью, секрет которой так
хорошо знал Иероним Босх. Литература конца столетия превзошла все ожидания
Мастера.

Интересные
факты из биографии Евгения Ивановича Замятина

Родился
в небогатой дворянской семье. Детство прошло в маленьком провинциальном городке
на юге России. В 1902 году поступил на кораблестроительный факультет
Политехнического института. В студенческие годы он примыкает к революционному
движению и знакомится со своей будущей женой Людмилой Усовой. В 1905 году
Замятин становится свидетелем восстания матросов на броненосце «Потемкин». В
1908 году писатель пишет свой первый рассказ «Один». Во время Первой мировой
войны Евгений Замятин выступает с антивоенными статьями и речами, за что его
ссылают в Кемь. Два года спустя он как инженер-кораблестроитель отправляется в
Англию для проектирования судов. Узнав в начале 1917 г. о революции на родине,
Замятину, как он сам сказал «стало невмочь» находиться в Англии, он вернулся в
Россию. Затем он сблизился с М. Горьким и стал активно участвовать во всех
культурных начинаниях, им руководимых: работал в издательстве «Всемирная
литература», «Комитете исторических пьес». На родине он стал основателем
литературного объединения «Серапионовы братья», куда, помимо него и остальных
писателей входил Михаил Зощенко. Будучи социалистом по политическим убеждениям,
писатель сначала приветствовал революционные изменения в обществе, однако в
годы Гражданской войны неоднократно выступал с критикой большевистского
правительства. Вместе с Блоком Замятин участвовал в спровоцированных левыми
эсерами рабочих волнениях, за что был арестован.

В
1920-21 годах Замятин пишет свое самое известное произведение — фантастический
роман «Мы». В Советской России роман не публикуют: критики видят в нем
карикатуру на социалистическое общество, в писательских кругах Замятина
начинают травить, его последующие произведения не допускаются к публикации.
Роман «Мы» впервые был опубликован в 1929 году в эмигрантской прессе. Это было
первое литературное произведение, написанное в жанре антиутопии. В западной
литературе последователями Замятина стали Джордж Оруэлл с его романом «1984»,
Олдос Хаксли с романом «О дивный новый мир», Рэй Брэдбери с романом «451 градус
по Фаренгейту». Все эти антиутопии были литературным предупреждением миру об
угрозе тоталитаризма. Советская литературная критика пишет о Замятине как о
«художнике буржуазной интеллигенции», а о романе «Мы» — как о «низком пасквиле
на социалистическое будущее». На русском языке роман «Мы» впервые вышел в
Нью-Йорке в 1952 году. Только в 1988 году он был впервые напечатан в СССР.

В
1931 г. Замятин подал прошение на имя И.В. Сталина с просьбой разрешить ему
выехать за границу. По ходатайству М. Горького просьба Замятина была
удовлетворена, и он покинул родину, сохранив советское гражданство. Он
поселился во Франции, где писал пьесы и киносценарии. Среди последних
произведений З. были проникнутые глубоким уважением к личности М. Горького
воспоминания о нем, написанные в 1936 г. Скончался Замятин в 1937 г. в Париже и
был похоронен на кладбище в окрестностях города, где обычно хоронили бедных
русских эмигрантов.

Роман
«Мы»

Е.И.
Замятин стал первооткрывателем антиутопии. Он открыл новый способ преподнесения
обществу мысли, несущей в себе сомнение в выбранном пути. Мысль эта имеет форму
простого, даже детского вопроса «а что дальше?». Весь роман представляет собой
записи, составляемые главным героем — нумером Д-503. Пишет он «неведомым
читателям» — обитателям неизведанных планет, к которым его записи вместе с
другими сведениями о высшей человеческой цивилизации ХХХ века доставит
«Интеграл» — великая машина, строителем которой и является Д-503.

В
романе «Мы» описывается мир, полный идеальной до тошноты правильности. В этом
мире есть единый слаженный механизм — Единое Государство, и ничего не значащие
по отдельности винтики в нем — люди, или точнее сказать нумера. Каждый нумер в
Едином Государстве обязан работать, употреблять пищу, спать, гулять в своё
«свободное время» и размножаться (хотя последнее позволено не каждому и только
в строго определенное время, со строго определенным нумером, в соответствии с
«розовым талоном»). Нумера не знают обаяния природы — от внешнего мира их город
огражден Зеленой Стеной. Но это не мешает им видеть прекрасное в окружающем.
Прекрасное для них — это точность, размеренность, монотонность и симметрия.
Именно на этом и построен весь уклад их жизни. Город представляет собой
абсолютно прозрачные, идеально ровные здания из особенного прочного стекла.
Никому ни от кого нечего скрывать. И люди-нумера счастливы в своем бесправии, в
своей несвободе, которую считают высшей ступенью эволюции человеческого
сознания и всего общества.

Свобода
— это пережиток прошлых диких веков, она порождает хаос и зло — несвобода же
приводит все в порядок, счастье в несвободе. Такой вывод делает главный герой
романа — номер Д-503. В своих размышлениях о высшем счастье он затрагивает
библейскую историю об Адаме и Еве и пишет: «Вы вдумайтесь. Тем двум в раю — был
представлен выбор: или счастье без свободы — или свобода без счастья, третьего
не дано. Они, олухи, выбрали свободу — и что же: понятно — потом века тосковали
об оковах… — вот о чем мировая скорбь. И только мы догадались, как вернуть
счастье. Мы помогли Богу окончательно одолеть дьявола — это ведь он толкнул
людей нарушить запрет и вкусить пагубной свободы, он змей ехидный. А мы
сапожищем на головку ему — тррах! И готово: опять рай. И мы снова простодушны,
невинны, как Адам и Ева. Никакой этой путаницы о добре, зле: все — очень
просто, райски, детски просто. Благодетель, Машина, Куб, Газовый Колокол,
Хранители — все это добро, все это величественно, прекрасно, благородно,
возвышенно, кристально-чисто. Потому что это охраняет нашу несвободу — то есть
наше счастье».

Для
понимания устройства Единого Государства, нужно пояснить, что Благодетель — это
единоличный правитель, карающий своей железной рукой всех тех, кто нарушает единственно
верный ритм жизни номеров. Машина — это собственно карательное орудие, которое
быстро и безболезненно умерщвляет провинившихся путем мгновенной диссоциации
материи: через секунду от человека остается только лужица чистой воды и кучка
пепла. Газовый Колокол — своеобразное орудие пытки. А Хранители — своего рода
КГБ, ведущий постоянный надзор за всеми номерами.

История
романа — это история о том, что даже в эпоху господства разума, любовь,
ревность и фантазия по-прежнему влияют на человека, заставляя его поступать по
велению сердца, а не закона. Главный герой, встретив очаровательную девушку
l-330, видит в ней нечто загадочное, иррациональное, а потому враждебное. Он ее
ненавидит, вернее думает, что ненавидит. Несмотря на то, что l-330 внесла хаос
и путаницу в упорядоченную, монотонную жизнь Д-503, его к ней тянет. Свое
непонятное, нелепое, противоестественное состояние Д сравнивает с
иррациональным числом — корнем из — 1: «Этот иррациональный корень врос в меня,
как что-то чужое, инородное, страшное, он пожирал меня — его нельзя было
осмыслить, обезвредить …». Всю свою жизнь Д думал, что любовь — это удел
забытых диких поколений и что лишь Единому Государству удалось превратить эту
нелепость, причину войн и трагедий в «приятно-полезную функцию организма». Но
теперь он сам охвачен этой стихией и не может из нее выбраться. У Д-503
появляется сноболезнь (в Едином Государстве сны считают сильным психическим
отклонением), он уверен, что причина всего этого абсурда — какое-то
необъяснимое заболевание. С ужасом Д выслушивает диагноз: «Кажется, у вас
образовалась душа», но самое главное, что он такой не один. С отчаянием Д-503
признает: «…не хочется выздороветь. Вот не хочется, и все»

Ясно,
что роман «Мы» написан с целью обрисовать картину тоталитаризма, доведенного до
крайности, чтобы выставить его угрозу на обозрение всего мира. Но это
произведение несет и другую мысль. Она заключается в том, что человеческая душа
— вынослива и мятежна, она переживет любую идеологию. Как бы ее ни притесняли,
она вырвется на свободу, ведь стремление на волю всегда было и будет
свойственно человеку.

Стили современной
литературы

 Разрушенные в XIX веке традиционная жанровая система
практически забыта в литературе современности. Произведения современных русских
авторов создаются во всех возможных жанрах, часто – в жанрах гибридных или не
поддающихся точной идентификации. Особенно распространены в современном мире
массовая литература и литература постмодернизма.

Массовая литература – тексты, ориентированные прежде всего на
коммерческий успех.

Массовая литература – это развлекательная литература, простое
и доступно чтиво, не требующее глубокого размышления, но содержащее в себе
интересный сюжет. К массовой литературе относятся современные фэнтези,
фантастика, детективы, мелодрамы и так далее. Массовая литература в России
является самой читаемой, поскольку намеренно пытается привлечь внимание
большого количества разных социальных групп. Произведения массовой литературы
чаще становятся бестселлерами.

Классификация современной русской литературы.

Современная русская литература классифицируется
на:

·1. Неоклассическая проза

2. Условно-метафорическая проза

3. «Другая проза»

4. Постмодернизм

«Другая проза», в отличие от
условно-метафорической, не создает фантастический мир, а открывает
фантастическое в окружающем, реальном. Она обычно изображает разрушенный мир,
быт, изломанную историю, раздерганную культуру, мир социально «сдвинутых»
характеров и обстоятельств. Ей присущи черты противопоставления официозу, отказ
от устоявшихся стереотипов, от морализаторства. Идеал в ней либо
подразумевается, либо маячит, а авторская позиция замаскирована. В сюжетах
царит случайность. Для «другой прозы» не характерен традиционный диалог
автор-читатель. Представителями этой прозы являются: В. Ерофеев, В. Пьецух, Т.
Толстая, Л. Петрушевская, Л. Габышев.

Постмодернизм — одно из самых влиятельных
культурных явлений второй половины XX века. В постмодернизме образ мира
выстраивается на основе внутрикультурных связей. Воля и законы культуры выше
воли и законов «действительности». В конце 1980-х годов о постмодернизме стало
возможным говорить как о неотъемлемой части литературы, но уже к началу XXI
века приходится констатировать завершение «эпохи постмодерна». Наиболее
характерные определения, которыми сопровождается понятие «реальность» в
эстетике постмодернизма, — хаотичная, изменчивая, текучая, незавершенная,
фрагментарная; мир — «развеянные звенья» бытия, складывающиеся в причудливые, а
подчас абсурдные узоры человеческих жизней или во временно застывшую картинку в
калейдоскопе всеобщей истории. Незыблемые универсальные ценности утрачивают в
постмодернистской картине мира статус аксиомы. Все относительно. Об этом очень
точно пишут в своей статье «Жизнь после смерти, или Новые сведения о реализме»
Н. Лейдерман и М. Липовецкий: «Невыносимая легкость бытия», невесомость всех
доселе незыблемых абсолютов (не только общечеловеческих, но и личностных) — вот
то трагическое состояние духа, которое выразил постмодернизм».

Русский постмодернизм обладал рядом
особенностей. Прежде всего это игра, демонстративность, эпатажность,
обыгрывание цитат из классической и соцреалистической литературы. Русское
постмодернистское творчество — творчество безоценочное, содержащее
категоричность в подсознании, за пределами текста. К русским
писателям-постмодернистам относятся: В. Курицын «Сухие грозы: зона мерцания»,
В. Сорокин «Голубое сало», В. Пелевин «Чапаев и Пустота», В. Маканин
«Андеграунд, или Герой нашего времени», М. Бутов «Свобода», А. Битов
«Пушкинский дом», В. Ерофеев «Москва — Петушки», Ю. Буйда «Прусская невеста».

Критика современной литературы

В последние десятилетия XX века появились самые
противоречивые и скептические высказывания о гибели национальной, самобытной
культуры. И если в советское время литературу обвиняли в слишком большой
зависимости от власти, то в «перестроечной» литературе стали находить черты
антикультуры. Произошла полная смена литературного процесса и, как справедливо
пишет Н. Иванова, — «состоялось тотальное изменение самой литературы, роли
писателя, типа читателя». Литература 1990-х годов пережила критический момент
испытания непривычным феноменом свободы. Вместе с полученной свободой
литература добровольно сложила с себя полномочия выступать в качестве рупора
общественного мнения и воспитателя человеческих душ. Авторы начинают утрачивать
связь со своим потенциальным читателем, появляется «литература для себя»,
которая совершенно игнорирует классическую функцию искусства — влиять на умы и
души людей, а места положительных героев-маяков заняли бомжи, алкоголики,
убийцы. Если в 1986 году одной из наиболее читаемых книг в по опросу «Книжного
обозрения» была «Железная женщина» Н. Берберовой, — то в 1995 году в списках
бестселлеров уже иная литература: «Профессия — киллер», «Спутники волкодава»,
«Мент поганый». То, к чему стремилась литература на протяжении двух веков,
свершилось — писатель творит в бесцензурном пространстве. Однако возникает
болезненный для многих вопрос, предельно точно сформулированный критиком Л.
Березовчук: «Почему плотину цензурных запретов окончательно не смыл поток
литературных шедевров, прорвавшийся наконец-то к читателю? Где имена, которые
политический диктат загнал в андеграунд, и эти гении конца тысячелетия в
безызвестности там прозябали?». Многие вспоминают слова Е. Замятина из его
знаменитой статьи 1921 г. «Я боюсь» о том, что будущее русской литературы в ее
прошлом. Однако напряженная жизнь современной литературы позволяет надеяться на
обратное.

Современные
литературные премии

 Несмотря на все негативные комментарии, современная русская
литература развивается и процветает. Существует большое количество уважаемых
литературных премий, ежегодно оценивающих последние новинки. Задача литературных
премий – поощрять писателей за их литературные достижения.

Следя за списками лауреатов литературных премий, можно читать
самые лучшие современные русские произведения.

1.    
«Русский
букер» – негосударственная литературная премия за лучший роман на русском языке.
Премия — пять финалистов получают по 20000, пять финалистов получают по 1 000.
Наряду с основной премией с 2004 существует «Студенческий букер», жюри в
котором являются студенты. В 2017 году премия досталась Александре Николаенко
за роман «Убить Бобрыкина. История одного убийства». В 2018 году премия не
выдавалась из-за отсутствия финансирования.

2.    
«Большая
книга» – национальная литературная премия, за получение которой можно получить
до 3 млн рублей. «Большая книга» ищет лучшие прозаические произведения на
русском языке. В 2017 году первую премию получил роман Льва Данилкина «Ленин.
Пантократор солнечных пылинок».

3.      «Национальный
бестселлер» – ежегодная национальная литературная премия, вручаемая за лучший
роман. В 2017 году премию получил роман Анны Козловой «F20», а в 2018 – роман
Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него».
Эти произведения стали
бестселлерами.
Бестселлер – самая популярная и продаваемая
книга.

4.    
Литературная
премия Александра Солженицына (Солженицынская премия) была задумана самим А.И.
Солженицыным, который так сформулировал её задачу: «Не пропустим достойных, не
наградим пустых».

Неповторимые личности творят неповторимую литературу, в конечном
счете это именно то, что было всегда характерно для живой и свободной русской
литературы.
Правда, есть и другая сторона этого явления – сегодня у каждого серьезного
писателя настолько узкий круг читателей, людей, по-настоящему ценящих его, и
эта ситуация для России крайне нетипична. Зато широкий размах получила массовая
литература, в которой все делается не на самом высоком уровне.

Вывод

Таким сложным и, казалось бы, не поддающимся
систематизации предстает перед нами пространство современного литературного
процесса, лишенное четких разделений и ориентиров, утратившее понятие об
иерархии и репутациях, как бы бросающее вызов новой реальности. В произведениях
современных писателей происходит сращение приемов и установок реализма с
постмодернистской художественной техникой. Глубокий психологизм может
сочетаться с авторской игрой с читателем, узнаваемые современные явления могут
сосуществовать с фантастикой и мистикой, история познаваться через детективный
сюжет, а философские вопросы бытия осмысляться в мелодраматических
противоречиях. Новейшая литература позволяет понять всю сложность и
дискуссионность Современной русской действительности. На основании всего
написанного можно сделать вывод, что, то самое качество, оделяющее именно
произведения современных авторов есть свобода от рамок, свобода писать о том, о
чем хочется и так, как хочется.

Ссылки

http://magazines.russ.ru

http://az. lib.ru

http://www.noisette-software.com

http://www.academia-moscow.ru

http://www.habit.ru

http://ya-uchitel.ru

http://www.coolreferat.com

http://nsportal.ru

http://interpretive.ru

http://www.allrusart.ru/

Список литературы

1. Аннинский Л. Локти и крылья. Литература 80-х – надежды,
реальности, парадоксы. – М., 1989.

2. Бочаров А. Человек и время. Из творческого опыта прозы 60-80-х
годов. – М., 1989.

3. Взгляд: Критика, полемика, публицистика. Вып. 1.- М., 1988.
Вып. 2. – М., 1989. Вып. 3. – М., 1990., Вып. 4. – М., 1991.

4. Ершов Л. История русской советской литературы. – М., 1987.

5. Замятин Е.И. Мы. – М., 2001.

6. Идеи гуманизма в русской литературе ХХ века: 20-90-е годы. Сб.
науч. трудов. – М., 1994.

7. Идейно-художественное своеобразие русской литературы 60-80-х
годов. Сб. науч. трудов. – М., 1991.

8. История русской литературы ХХ века. В 2-х томах. Т. 2. под ред.
Ф. Кузнецова. – М., 1992.

9. История русской советской литературы. М. Журавлевой. – М.,
1989.

10.Роднянская И. Художник в поисках истины (статьи о русской
литературе). – М., 1989.

Оглавление

Вступление

Обзор современной
русской литературы

Современный литературный
процесс

Роль антиутопии

Стили современной литературы

Критика современной
литературы

Современные литературные премии

Вывод

Ссылки

Список литературы

Библиографическое описание:


Рахимов, Ж. И. Язык современной литературы / Ж. И. Рахимов, Ю. Ш. Рузметова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 24 (210). — С. 359-360. — URL: https://moluch.ru/archive/210/51418/ (дата обращения: 05.05.2023).



Современная молодёжь все чаще употребляет в обиходе жизни смешанный тип языка. Такое средство общения не назвать ни русским языком, и ни английским. Язык этот совершенно новый, он строится из сочетаний английских и русских слов, т. е. из двух разно-языковых единиц создаётся новое слово.

Хотя не только молодёжь, но и все структуры хозяйства использует этот язык, в частности и литература: Сергей Минаев написал произведение, которое называется «Духлесс», название это взято из слов двух языков: от русского «дух — душа» и от английского: «лесс — less (в переводе приставка без)». Если перевести на русский язык, то оно обозначает «без души» или «бездушный».

Таких примеров очень много, и большинство писателей 21-века использует этот приём, например, «Время секонд-хенд» Светланы Алексеевич.

Раньше в языке слова образовывались по-другому, например, слово «молоко» по своему происхождению идет от тюркских языков, где данная единица обозначала два понятия: мол — скот (корова) и око (оки) — белое; слово «карандаш» — от кара (кора) — черное и таш (тош) — камень, и другие.

Современная литература — это литература неологизмов, т. е. в ней всё чаще встречаются иносказания, протологизмы (в современной лингвистике уже не используется «неологизм», а вместо него используется другой термин «протологизм (30 декабря 2017 года по каналу «Россия 24» использовалось данное выражение)» — новообразованное слово или выражение, вводимое в надежде, что оно приживётся в языке), например, франшиза, экзо скелет, варп двигатель, металюди, мутант, мутаген, Х-ген и другие.

На сегодняшний день правила словоупотребления изменились, появились весьма странные на первый взгляд, а точнее на слух новые слова, как трансвестит, нано, аватар, андроид и т. п.

Развитие языка чаще отражается в его литературе, и естественно изобразительная культура не обходится без заимствования слов и выражении с других, в основном, из английского языка. Конечно, данное явление встречалось издавна, но последнее время такие случаи участились.

Язык не останавливается на достигнутом, он обогащается и пополняет свой словарный фонд разными путями. Нынешнее время у молодёжи появляется свой язык, порой странный и непонятный. В этой связи кинематография играет очень большую роль.

В фильмах встречаются непонятные русскоговорящему человеку неологизмы, например, спидстер — слово взято из английского языка speedster, значение «быстродвижущийся человек», вместе с этой единицей встречается и другое иносказание спидфорс, тоже связано со скоростью (Сериал «Флеш»).

Тайм-лайн — timeline (временная линия, хронология), анахронизм — обозначает «вещь» не своего времени, волнолёт — корабль, путешествующий во времени и другие (Сериал «Легенды завтрашнего дня»).

Флешбэк, флешфорвард — данные неологизмы тоже из числа вышеперечисленных, употребляются при обозначении линию времени в произведениях современных писателей.

Ныне никого уже не удивляют слова, принадлежащие другой языковой культуре, например, приквел, сиквел, франшиза, спойлер, хардкор.

Современная литература просто «кипит» такими единицами. При их употреблении смысл этих слов приобретает новый облик, в корне отличающийся от смысла в родной лексике. Заимствованная языковая единица таймлайн, флешбек, флешфорвард и другие из этих чисел.

Современный русский язык примечателен тем, что в нем основные правила (орфографические, пунктуационные, словообразовательные) уходят на второй план. На первый выходят другие тенденции: русский язык становится более свободным при использовании «иностранных» и «родных» слов. Так, как современное общество стремится сэкономить во всем, язык как часть этого общества не остаётся на стороне. Экономия в языке привела к появлению в нём таких явлении, как усечение, аббревиация и произвольное сокращение слов.

Нынче, никого уже не удивляет такой смешанный тип языка. Язык в качестве средства общения становится более свободным и гибким.

Язык, конечно, явление социальное и развивается исключительно обществом. При таком потоке иностранных слов язык всё-таки отфильтрует все излишнее и всё, что на сегодняшний день кажется странным, со временем становится обычным делом.

В целом, употребление иноязычных слов представляют собой интереснейший лингвистический феномен, роль которых в русском языке весьма существенна. Языковое взаимодействие постоянно привлекает исследовательское внимание. Актуальность данной проблемы состоит в том, что рассмотрение вопросов, связанных с теорией и практикой заимствований, особенно значимо в современных условиях, поскольку сегодня высказываются серьезные опасения по поводу мощного наплыва заимствований, которые могут привести к обесцениванию русского слова. Но язык — это саморазвивающийся механизм, который умеет самоочищаться, избавляться от лишнего, ненужного.

Заимствуя многие слова из других языков, обозначающие различные явления, понятия, действия, национальная самобытность русского языка при этом не испытывает ни малейшего ущерба, потому что русский язык, пополняясь иноязычными словами, сохраняет свою основную лексику и свой грамматический строй, развивается и совершенствуется по собственным внутренним законам.

Литература:

  1. Крысин Л. П. 1000 новых иностранных слов. — М.: АСТ — ПРЕСС, 2009.
  2. Современный словарь иностранных слов. — М.: Наука, 2002.
  3. https://ru.wikipedia.org

Основные термины (генерируются автоматически): русский язык, слово, язык, английский язык, смешанный тип языка, современная литература.