Языковая литературная норма ее типы реферат

Реферат

Тема: Нормы современного русского языка

Содержание

Введение

1 Понятие языковой нормы и ее функции

2 Нормы современного русского языка

3 Языковые нормы и речевая практика

Заключение

Список использованной литературы

Введение

История и культура народа находит отражение в языке. Более того, существеннейшая часть коллективного опыта народа, которая проявляется в интеллектуальной деятельности и во «внутреннем мире» человека, находит свое выражение посредством языка в устной речи и в письменных текстах.

Понятия «нормального», «нормы» важны для многих видов человеческой деятельности. Существуют нормы выработки продукции (например, на заводе) и нормали, т.е. технические требования, которым эта продукция должна удовлетворять. Диетологи говорят о нормах питания, спортсмены «укладываются» в определенные нормативы (в беге, в прыжках). Ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что в любом цивилизованном обществе действуют нормы взаимоотношений людей, нормы этикета; у каждого из нас имеется представление о том, что нормально для человеческого общения, а что ненормально, выходит за пределы некоей неписаной нормы. Да и наша повседневная речь пестрит этими словами: Как поживаешь? — Нормально!; Ну, как дела? — Да ничего, в норме. Более того, норма незримо присутствует и в таких наших высказываниях, в которых нет самих слов норма или нормальный. Когда мы говорим: удобный стул, слишком темная комната, невыразительное пение, мы имеем в виду некие общепринятые «нормы» удобства стула, освещенности помещения, выразительности пения.

Норма есть и в языке. И это вполне естественно: язык — неотъемлемая часть не только цивилизованного, но и вообще всякого человеческого общества. Нормативность – это соблюдение языковых норм, которые воспринимаются его носителями в качестве «идеала» или правильного образца.

Языковая норма – одна из составляющих национальной культуры. Поэтому разработка литературной нормы, ее кодификация, отражение нормализаторской деятельности лингвистов в грамматиках, словарях и справочниках имеют большое социальное и культурное значение.

Все вышесказанное обосновывает актуальность данной темы.

Цель работы: всестороннее изучение и анализ норм современного русского языка.

Работа состоит из ведения, 3 глав, заключения и списка использованной литературы.

1 Понятие языковой нормы и ее функции

Норма — одно из центральных лингвистических понятий. Чаще всего этот термин употребляется в сочетании «литературная норма» и применяется к тем разновидностям языка, которые используются в средствах массовой информации, в науке и образовании, в дипломатии, законотворчестве и законодательстве, в дело- и судопроизводстве и других сферах «социально важного», преимущественно публичного общения. Но можно говорить о норме и применительно к территориальному диалекту или социальному жаргону. Таким образом, термин норма лингвисты используют в двух смыслах — широком и узком.

В широком смысле под нормой подразумевают такие средства и способы речи, которые стихийно, спонтанно формировались в течение многих веков и которые обычно отличают одну разновидность языка от других. Поэтому-то можно говорить о норме применительно к территориальному диалекту: например, нормальным для северорусских диалектов является оканье, а для южнорусских — аканье. По-своему «нормален» и любой из социальных или профессиональных жаргонов: например, то, что используется в торговом арго, будет отвергнуто как чуждое теми, кто владеет жаргоном плотников; устоявшиеся способы использования языковых средств существуют в армейском жаргоне и в жаргоне музыкантов-«лабухов», и носители каждого из этих жаргонов с легкостью отличат чужое от своего, привычного и поэтому для них нормального, и т. д.

В узком смысле норма — это результат кодификации языка. Разумеется, кодификация опирается на традицию существования языка в данном обществе, на какие-то неписаные, но общепринятые способы использования языковых средств. Но важно при этом, что кодификация — это целенаправленное упорядочение всего, что касается языка и его применения. Результаты кодифицирующей деятельности отражаются в нормативных словарях и грамматиках.

Норма как результат кодификации неразрывно связана с понятием литературного языка, который иначе и называют нормированным, или кодифицированным. Территориальный диалект, городское просторечие, социальные и профессиональные жаргоны не подвергаются кодификации: никто ведь сознательно и целенаправленно не следит за тем, чтобы вологодцы последовательно окали, а жители курской деревни акали, чтобы продавцы, не дай Бог, не использовали терминологию плотников, а солдаты – слова и выражения лабушского жаргона, и поэтому к таким разновидностям языка – диалектам, жаргонам – не применимо понятие нормы в только что рассмотренном узком смысле этого термина.

Языковые нормы не придумываются учеными. Они отражают закономерные процессы и явления, которые происходили и происходят в языке и поддерживаются речевой практикой носителей литературного языка. К основным источникам языковой нормы относятся произведения писателей-классиков и некоторых современных писателей, язык дикторов Центрального телевидения, общепринятое современное употребление, данные живого и анкетного опросов, научные исследования ученых-языковедов, система языка (аналоги), мнение большинства говорящих.

Нормы помогают литературному языку сохранять свою целостность и общепонятность. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов, просторечия. Это важная функция норм – функция защиты языка. Кроме того, нормы отражают то, что сложилось в языке исторически, – это функция отражения истории языка.

Говоря о сущности нормы, следует помнить, что норма не является законом. Закон составляет необходимость, не допускающую никаких отклонений, норма же только предписывает, как должно быть. Сопоставим такие примеры:

1. Камень, брошенный вверх, должен упасть потом вниз (это закон природы);

2. Человек, живущий в обществе, должен соблюдать правила общежития, например не стучать молотком в стенку после 23 часов (это социальные нормы);

3. Человек в процессе речевого общения должен ставить ударения правильно (это языковые нормы).

Итак, норма только указывает, как должно быть, – это функция предписания.

Таким образом, языковая норма – это традиционно сложившиеся правила использования речевых средств, т.е. правила образцового и общепризнанного произношения, употребления слов, словосочетаний и предложений.

2 Нормы современного русского языка

Различают нормы письменные и устные.

Письменные языковые нормы – это, прежде всего, орфографические и пунктуационные нормы. Например, написание Н в слове тружеНик, и НН в слове имениННик подчиняется определенным орфографическим правилам. А постановка тире в предложении Москва – столица России объясняется пунктуационными нормами современного русского языка.

Устные нормы делятся на грамматические, лексические и орфоэпические.

Грамматические нормы – это правила использования форм разных частей речи, а также правила построения предложения. Наиболее часто встречаются грамматические ошибки, связанные с употреблением рода имен существительных «железнодорожная рельса, французская шампунь, большой мозоль, заказной бандероль, лакированный туфель». Однако рельс, шампунь – это существительное мужского рода, а мозоль, бандероль, туфля – женского, поэтому следует говорить «железнодорожный рельс, французский шампунь и большая мозоль, заказная бандероль, лакированная туфля».

Лексические нормы – это правила применения слов в речи. Ошибкой является, например, употребление глагола ложить вместо класть. Несмотря на то, что глаголы ложить и класть имеют одно и то же значение, класть – это нормативное литературное слово, а ложить – просторечное. Ошибкой являются выражения: Я ложу книгу на место и т.д. Следует употребить глагол класть: Я кладу книги на место.

Орфоэпические нормы – это произносительные нормы устной речи. (Орфоэпия от греч. orthos – правильный и epos – речь). Соблюдение норм произношения имеет важное значение для качества нашей речи. Произношение, соответствующее орфоэпическим нормам, облегчает и ускоряет процесс общения, поэтому социальная роль правильного произношения очень велика, особенно в настоящее время в нашем обществе, где устная речь стала средством самого широкого общения на различных собраниях, конференциях, форумах.

Норма консервативна и направлена на сохранение языковых средств и правил их использования, накопленных в данном обществе предшествующими поколениями. Единство и общеобязательность нормы проявляются в том, что представители разных социальных слоев и групп, составляющих данное общество, обязаны придерживаться традиционных способов языкового выражения, а также тех правил и предписаний, которые содержатся в грамматиках и словарях и являются результатом кодификации. Отклонение от языковой традиции, от словарных и грамматических правил и рекомендаций считается нарушением нормы. Однако не секрет, что на всех этапах развития литературного языка, при использовании его в разных коммуникативных условиях допускаются варианты языковых средств: можно сказать творoг – и твoрог, прожeкторы – и прожекторa, вы правы – и вы правы и т.д.

Норма опирается на традиционные способы использования языка и настороженно относится к языковым новшествам. «Нормой признается то, что было, и от части то, что есть, но отнюдь не то, что будет», — писал известный лингвист А.М.Пешковский. Он так объяснял это свойство и литературной нормы, и самого литературного языка: «Если бы литературное наречие изменялось быстро, то каждое поколение могло бы пользоваться лишь литературой своей да предшествовавшего поколения, много двух. Но при таких условиях не было бы и самой литературы, так как литература всякого поколения создается всей предшествующей литературой. Если бы Чехов уже не понимал Пушкина, то, вероятно, не было бы и Чехова. Слишком тонкий слой почвы давал бы слишком слабое питание литературным росткам. Консервативность литературного наречия, объединяя века и поколения, создает возможность единой мощной многовековой национальной литературы».[1] Однако консерватизм нормы не означает ее полной неподвижности во времени. Иное дело, что темп нормативных перемен медленнее, чем развитие данного национального языка в целом. Чем более развита литературная форма языка, чем лучше обслуживает она коммуникативные нужды общества, тем меньше она изменяется от поколения к поколению людей, пользующихся этим языком.

И все же сравнение языка Пушкина и Достоевского с русским языком конца ХХ-начала ХХI века обнаруживает различия, свидетельствующие об исторической изменчивости литературной нормы. В пушкинские времена говорили: дoмы, кoрпусы, сейчас – домa, корпусa. Пушкинское «Восстань, пророк…» надо, разумеется, понимать в смысле «встань», а совсем не в смысле «подними восстание». В повести Ф.М.Достоевского «Хозяйка» читаем: «Тут щекотливый Ярослав Ильич… вопросительным взглядом устремился на Мурина». Современный читатель догадывается, что речь здесь не о том, что герой Достоевского боялся щекотки: щекотливый употреблено в смысле, близком к значению слов деликатный, щепетильный, и применено к человеку, т.е. так, как сегодня никто его не употребит (обычно: щекотливый вопрос, щекотливое дело). А.Н.Толстой, почти наш современник, в одном из рассказов описывает действия героя, который «стал следить полет коршунов над лесом». Сейчас сказали бы: стал следить за полетом коршунов.

Изменяться может нормативный статус не только отдельных слов, форм и конструкций, но и определенным образом взаимосвязанных образцов речи. Например, так произошло со старомосковской произносительной нормой, которая ко второй половине ХХ века была почти полностью вытеснена новым произношением, более близким к письменному облику слова: вместо боюс, смеялса, жыра, верьх, четверьг, строгый, поддакывать, коришневый, сливошное (масло), грешневая (каша) стали говорить боюсь, смеялся, жара, верх, четверг, строгий, поддакивать, коричневый, сливочное (масло), гречневая (каша) и т.д.

Источники обновления литературной нормы многообразны. Прежде всего, это живая, звучащая речь. Она подвижна, текуча, в ней совсем не редкость то, что не одобряется официальной нормой, – необычное ударение, свежее словцо, которого нет в словарях, синтаксический оборот, не предусмотренный грамматикой. При неоднократном повторении многими людьми новшества могут проникать в литературный обиход и составлять конкуренцию фактам, освященным традицией. Так возникают варианты: рядом с вы прaвы появляется вы правы; с формами конструкторы, цехи соседствуют конструкторa, цехa; традиционное обусловливать вытесняется новым обуславливать; жаргонные слова беспредел и тусовка мелькают в речи тех, кого общество привыкло считать образцовыми носителями литературной нормы.[2]

Эти примеры свидетельствуют о том, что речевая практика часто идет вразрез с нормативными предписаниями, и противоречие между тем, как надо говорить, и тем, как реально говорят, оказывается движущим стимулом эволюции языковой нормы.

3 Языковые нормы и речевая практика

В разные периоды развития языка литературная норма имеет качественно разные отношения с речевой практикой.

В эпохи демократизации литературного языка, т.е. приобщения к нему широких масс людей, не владеющих литературной нормой, консервативность нормативной традиции, ее сопротивление «незаконным» новшествам ослабевают, и в литературном языке появляются элементы, которые до того времени норма не принимала, квалифицируя их как чуждые нормативному языку. Например, характерное для современной речевой практики расширение круга существительных мужского рода, образующих именительный падеж множественного числа при помощи флексии – a (-‘я) (инспектора, прожектора, сектора, цеха, слесаря, токаря), означает, что речевая практика оказывает давление на традиционную норму, и для некоторых групп существительных образование форм на -a (-‘я) оказывается в пределах кодифицированной нормы.

Форма родительного падежа множественного числа носок (несколько пар носок), наряду с традиционно-нормативной носков, недавно разрешенная современными кодификаторами грамматической нормы, — несомненная уступка просторечию, из которого форма родительного падежа множественного числа с нулевым окончанием (носок), ранее оценивавшаяся как бесспорно неправильная, распространилась и в среду говорящих литературно. Влиянием просторечной и профессионально-технической среды объясняются и многие другие варианты, допускаемые современной русской литературной нормой: дoговор, договорa, договорoв[3] (наряду с традиционными договoр, договoры, договoров), переговоры по разоружению (наряду с переговоры о разоружении) и т. п.

Речевая практика может способствовать не только проникновению в нормированный язык новых для литературного языка единиц, но и укреплению в нем новых моделей – словообразовательных, синтаксических и других. Например, многочисленные лексические заимствования из других языков, главным образом из английского, расширившие нормативный русский словарь в конце ХХ века, способствуют и тому, что под влиянием иноязычных образцов появляются структурно новые типы слов. Таковы, например, сочетания вида бизнес-план – традиционной для русского языка моделью является словосочетание с родительным падежом: план бизнеса. Могут появляться и необычные – с точки зрения нормативной традиции – синтаксические конструкции. Например, заголовки типа Подводя итоги (содержащие деепричастие), которые начали появляться в нашей прессе примерно со второй половины ХХ века, возникли под влиянием соответствующих конструкций английского языка (ср.англ. summing up).

Еще более показательно давление речевой практики на традиционную норму в области орфографии. Например, написание ряда слов, относящихся к религиозной сфере, с прописной буквы: Бог, Богородица, Рождество, Пасха, Сретенье, Библия и др. возникло первоначально в письменной практике, а уж затем было утверждено в качестве обязательной орфографической нормы. Между тем, согласно старой орфографической норме, зафиксированной в «Своде правил орфографии и пунктуации» 1956 года, все эти имена и названия надо было писать со строчной буквы.

В процессе обновления нормы определенное значение имеет распространенность, частота того или иного новшества в речевой практике. Распространенной, массовой может быть и явная ошибка: например, произношение типа инциндент, беспрецендентный, весьма часто встречающееся даже в публичной речи, в частности у журналистов, – несомненное нарушение произносительной правильности речи.

Однако важно, в какой среде появляется то или иное новшество, противоречащее традиционной норме. Если его вводят и часто употребляют те, кто считается носителем образцовой, культурной речи, то новшество может прижиться: так, например, вместо старой нормы ударения в слове ракурс сейчас возобладала новая – рaкурс. Наряду с этими есть такие факты речи, которые и новыми не назовешь, и в то же время у них нет шансов сделаться нормативными. Они представляют собой своеобразные символы «неграмотной» речи, нелитературного просторечия: документ, пoртфель, прoцент, средствa, благa, нaчать, углубить и т. п. Какова бы ни была их употребительность они чересчур контрастируют с нормативной традицией.

Это не значит, что всему, что появляется за пределами литературного языка – в просторечии, социальных и профессиональных жаргонах, – закрыт доступ в общее употребление. Напротив, и современная речевая практика, и факты, характерные для русского языка прошлого, свидетельствуют о влиянии на литературную речь и просторечия и жаргонов: слово животрепещущий пришло из речи торговцев рыбой, скоропалительный – из языка военных (В.В.Виноградова «История слов»).

И в русском литературном языке наших дней часто получают распространение факты, идущие из просторечия и жаргонов (лингвисты называют такие сферы языка некодифицированными). Так, обращает на себя внимание чрезвычайная активизация форм множественного числа существительных мужского рода с ударными флексиями. Многие из этих форм проникают в публичный речевой обиход из профессиональной среды: взводa – из речи военных; срокa и обыскa — из речи прокурорских и милицейских работников (осужденный и возбужденное дело). Кулинары рассказывают о том, как они варят супa и изготовляют тортa, а парфюмеры – какие у них чудодейственные кремa, строителям не дают покоя слабые такелажные тросa и т.д.

Медики говорят: пролечить больного, проколоть пенициллин (эта глагольная модель активна также в речи финансистов, коммерсантов, которые проплачивают счета и говорят о необходимости профинансировать проект). Распространенность подобных форм в профессиональной речи отмечалась лингвистами давно, однако значительное увеличение частотности этих форм в публичной речи – по радио, телевидению, в газете – можно считать характерной чертой нашего времени.

Особого разговора заслуживают сознательные отклонения от нормы продиктованные стремлением человека достичь коммуникативного комфорта в определенной социальной среде. Академик И.П.Бардин на вопрос о том, с каким ударением он произносит слово километр, ответил: «На заседании Президиума Академии – киломeтр, иначе академик Виноградов морщиться будет. Ну, а на Новотульском заводе, конечно, килoметр, а то подумают, что зазнался Бардин».

Сознательные отклонения от нормы могут делаться с определенной целью – иронии, насмешки, языковой игры. Тут не ошибка, не новшество, а речевой прием, свидетельствующий о свободе, с которой человек использует язык, сознательно – с целью пошутить, обыграть значение или форму слова, скаламбурить и т. д. – игнорируя нормативные установки.

Заключение

Итак, на основании вышеизложенного сделаем краткие выводы.

Языковая литературная норма объединяет в себе традицию и целенаправленную кодификацию. Хотя речевая практика образованных, литературно говорящих людей в целом ориентируется на норму, между нормативными установками и предписаниями, с одной стороны, и тем, как реально используется язык, с другой, всегда есть своего рода «зазор»: практика не всегда следует нормативным рекомендациям.

Языковая деятельность носителя литературного языка протекает в постоянном – но при этом обычно не осознаваемом – согласовании собственных речевых действий с традиционными способами употребления языковых средств, с тем, что предписывают словари и грамматики данного языка, и с тем, как реально используют язык в повседневном общении его современники.

Нарушение языковых норм может стать причиной полного непонимания, если вместо нормативного (общеизвестного) употребляется какое-нибудь малоизвестное (диалектное или жаргонное) слово. Нарушение нормативности может проявляться в неправильных ударениях в словах, в лексических и грамматических ошибках. В этом случае эффективность общения снижается кроме непонимания также и по иной причине: ненормативное употребление всегда выдает недостаточную образованность говорящего и побуждает слушающего соответственным образом относиться к нему.

Языковые нормы – явление историческое. Изменение литературных норм обусловлено постоянным развитием языка. То, что было нормой в прошлом столетии, и даже 15–20 лет назад, сегодня может стать отклонением от нее.

Историческая смена норм литературного языка – закономерное, объективное явление. Она не зависит от воли и желания отдельных носителей языка. Развитие общества, изменение социального уклада жизни, возникновение новых традиций, совершенствование взаимоотношений между людьми, функционирование литературы, искусства приводят к постоянному обновлению литературного языка и его норм.

Список использованной литературы

1. Агеенко Ф.Л. Словарь ударений русского языка / Ф.Л.Агеенко, М.В.Зарва. – М., 2000.

2. Бельчиков Ю.А. Русский язык – богатство, достояние русской национальной культуры / Ю.А.Бельчиков. – М, 2001.

3. Введенская Л.А. Русский язык и культура речи: Учебное пособие для вузов / Л.А.Введенская, Л.Г.Павлова, Е.Ю.Кашаева. – Ростов-на-Дону, 2001.

4. Данцев Д.Д. Русский язык и культура речи. Учебник для технических вузов / Д.Д.Данцев, Н.В.Нефедова. – Ростов-на-Дону, 2002.

5. Красивова А.Н. Деловой русский язык: Учебно-практическое пособие / А.Н.Красивова. – М, 2001.

6. Современный русский язык: Учебник / Под редакцией Н.С.Валгиной. – М, 2002.


[1] Пешковский А. М. Объективная и нормативная точка зрения на язык // Пешковский А. М. Избранные труды. – М., 1959. – С.55

[2] Крысин Л.П. Социальная маркированность языковых единиц // Вопросы языкознания. – 2000. – № 4.

[3][3] См., например: Еськова Н.А. Краткий словарь трудностей русского языка. – М., 1994. – С.88; Орфоэпический словарь русского языка. – М., 1997. – С.126.

Теги:
Нормы современного русского языка 
Реферат 
Английский

Доклад на тему: «Языковая норма и ее типы»

Цель: углубить знания о
языковой норме, показать характерные особенности речевой культуры современного
общества, обозначить лингвистические тенденции современности, проанализировать
отношение ученых-языковедов к состоянию русского языка в наше время,
исследовать отношение молодежи к языковой проблеме.

«Единственное
средство умственного общения людей есть слово…», – через полтора
века после Ломоносова скажет Л.Н. Толстой. – « … Искусство, вместе с речью,
есть одно из орудий общения, а потому и прогресса…Речь делает
возможным для людей последних живущих поколений знать всё то, что узнавали
опытом и размышлением предшествующие поколения и лучшие передовые люди
современности».

1.
Понятие о языковой норме

Языковая норма (норма
литературная) – это правила использования речевых средств в определенный период
развития литературного языка, т.е. правила произношения, словоупотребления,
использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других
языковых средств, принятых в общественно-языковой практике. Это единообразное,
образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений).

Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи и
охватывает все стороны языка. Различают нормы: орфоэпические
(произношение звуков и звукосочетаний), орфографические (написание), словообразовательные,
лексические (значение слов), морфологические, грамматические,
синтаксические
(интонационные и пунктуационные).

Характерные особенности нормы
литературного языка
:
– относительная устойчивость;
– распространенность, общеупотребительность;
– общеобязательность; 

– соответствие
употреблению, обычаю и возможностям языковой системы.

Языковые нормы не
придумываются учеными. Они отражают закономерные процессы и явления, которые
происходили и происходят в языке и поддерживаются речевой практикой носителей
литературного языка. К основным источникам языковой нормы относятся
произведения писателей-классиков и некоторых современных писателей, язык дикторов
Центрального телевидения, общепринятое современное употребление, данные живого
и анкетного опросов, научные исследования ученых-языковедов. Высшей формой
современного русского языка является литературный язык.

Нормы помогают литературному языку сохранять свою целостность и
общепонятность. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи
(местных говоров), социальных и профессиональных жаргонов, просторечия. Это
позволяет литературному языку выполнять свою основную функцию – культурную.
Литературная норма зависит от условий, в которых осуществляется речь. Языковые
средства, уместные в одной ситуации (бытовое общение), могут оказаться нелепыми
в другой (официально-деловое общение). Норма указывает на коммуникативную
целесообразность использования языковых средств.

2. Речевая культура
современного общества

Состояние
современного русского языка (расшатывание традиционных литературных норм,
стилистическое снижение устной и письменной речи, вульгаризация бытовой сферы
общения), снижение уровня речевой культуры разных слоев русского общества
говорит о необходимости возрождения непрерывной языковой подготовке на всех
ступенях образования.

Язык
и время – одна из проблем, волнующих исследователей. Язык живет во
времени, а время отражается в языке, точнее оказывает влияние на язык. В любом
языке заложено стремление к изменениям. Новшества принимают не все, есть пример
и из истории: современникам Пушкина многое не нравилось в его языковых
находках, доходили до полного неприятия  языка поэмы «Руслан и
Людмила».

Примеры
нарушения языковых норм в современном обществе
:

https://fs.4geo.ru/get/editors/landingpage/1511338804-410603.pngГрамматические нормы – это правила
использования морфологических форм разных частей речи и синтаксических
конструкций. 

Часто ошибки связаны с неверным употреблением рода имен
существительных: железнодорожная рельса, французская шампунь, большой
мозоль, заказной бандероль, лакированный туфель.

Но ведь существительные рельс, шампунь – мужского рода, а
мозоль, бандероль – женского, поэтому следует говорить: железнодорожный
рельс, французский шампунь, большая мозоль, заказная бандероль, 
а
также
 тУфля, нет тУфли, тУфель.

Трудности
возникают в определении рода заимствованных несклоняемых существительных, надо
соотносить слово с категорией одушевленности/неодушевленности. Большинство
несклоняемых неодушевленных существительных иноязычного происхождения относятся
к среднему роду, например: бюро, манго, желе, рагу, арго, интервью.

Исключением
являются существительные, род которых определяется родом близких по значению
русских слов. Это существительные – авеню (ср. улица –
ж.р.), кольраби (ср. капуста – ж. р.), пенальти (ср. штрафной удар – м. р.),
салями (ср. колбаса – ж. р.).
 Слово кофе 
в настоящее время
допустимо употреблять как слово среднего рода в устной разговорной речи. Однако
нужно учесть, что образованные, интеллигентные люди по-прежнему употребляют это
слово в мужском роде.

Также
в современном обществе часто нарушаются

 https://fs.4geo.ru/get/editors/landingpage/1511338804-410603.pngлексические нормы, связанные с
употреблением слова в несвойственном ему значении. Это приводит к искажению
смысла высказывания. Так, наречие «где-то» имеет одно значение «в каком-то
месте», «неизвестно где» (где-то заиграла музыка). Однако в последнее время это
слово стали употреблять в значении «около, приблизительно, когда-то»: «Где-то в
70-х годах ХIХ века», «Занятия планировали провести где-то в июне», «План
выполнен где-то на 102 процента», правильно сказать: «Я где-то встречал этого
человека».

Распространенными
лексическими ошибками являются т
автология 

(повторение однокоренных слов: «Генеральный инспектор группы генеральных инспекторов Министерства обороны
ответил на наши вопросы», «Я 
подготовил материал, но он
еще 
не готов» (из речи ведущего), «Издаются многочисленные издания его сочинений») и плеоназм (употребление слов,
одинаковых по смыслу: «Из каких 
истоков берет начало образный мир
режиссера?», «У моего дедушки в 
ноябре месяце День рождения», «Покажите
мне 
прейскурант цен»).

Нарушение лексических норм
часто связано с тем, что говорящие смешивают 
паронимы (слова, близкие по звучанию, но различные
по значению). Например, «Были приняты 
эффектные меры» вместо  «эффективные», 

«Я купила абонент в бассейн»
вместо 
«абонемент», « Мы нанесли противнику 

сокрушенный удар», а надо
говорить 
«сокрушительный».

Примеры других лексических ошибок: пример « Морозный воздух разразится осадками» (из программы
«Время») демонстрирует употребление слова в несвойственном ему значении, так
как слово «разразиться» в словаре РЯ в 4-х томах имеет значение: «проявиться
сразу с большой силой (о грозе, буре)»;

«Я глубоко считаю, что эти меры дадут
положительный результат» , в этом примере нарушена лексическая сочетаемость,
верно сказать: «Я глубоко убежден…» или «Я считаю…».

https://fs.4geo.ru/get/editors/landingpage/1511338804-410603.pngОрфоэпические нормы – это правила
произношения звуков и звукосочетаний. Единообразие звукового оформления устной
речи содействует облегчению языкового общения. Правила произношения слов
отражены в «Орфоэпическом словаре русского языка» под редакцией Р. И.
Аванесова, в словаре-справочнике «Русское литературное произношение и ударение»
под редакцией С. И. Ожегова и Р. И. Аванесова. В современном языковом
пространстве часты нарушения 
акцентологических норм (постановки ударения
в словах): тефтЕли (верно: тЕфтели), нАчать (верно: начАть), ходатАйствовать
(верно: ходАдайствовать), договорА (верно: договОры), бухгалтерА (верно:
бухгАлтеры), обеспечЕние (верно: обеспЕчение), тортЫ (верно: тОрты).

Одно
из основных нарушений орфоэпических норм – неправильное произношение
согласных.
Например, мы слышим «КузьминиЧНа», «ИльиниЧНа», а по нормам современного
произношения в женских отчествах надо произносить ШН вместо ЧН: «КузьминиШНа»,
«ИльиниШНа». Данное произношение сохраняется в словах: «конеШНо», «горчиШНый»,
«прачеШНая», «сквореШНик», «яиШНица».

Нередко
неоправданное разграничение произношения в словосочетаниях: «срЕдства
производства», но «денежные средствА», «пройти три квартАла», но «третий
квАртал этого года». В этих словах единообразное произношение: «срЕдства»,
«квартАл».

https://fs.4geo.ru/get/editors/landingpage/1511338804-410603.pngСинтаксические нормы в современном
обществе нарушаются повсеместно: не соблюдается порядок слов в предложении
(например, в предложениях «Меня тревожило отношение к животным моих детей»,
«Усилена борьба с нарушениями трудовой дисциплины со стороны администрации
завода» перестановка слов влечет за собой изменение смысла или
двусмысленность), допускаются ошибки при употреблении однородных членов
предложения («люблю рассказы, романы и литературу» – здесь смешаны видовые и
родовые понятия, нельзя говорить: «ценю и увлекаюсь классической литературой»,
надо: «ценю классическую литературу и увлекаюсь ею».

При
подлежащем, выраженным словосочетанием типа «большинство студентов», «ряд
депутатов», «несколько человек», «десять столов» сказуемое обычно ставится во
множественном числе, если речь идет о предметах одушевленных или подчеркивается
активность действия, и в единственном числе, если речь идет о предметах
неодушевленных: «Большинство студентов 
поехали на конференцию», «Большинство
машин 
перешло на дизельное топливо», но: «Много птиц сидело на ветвях».

Таким
образом, нормы действуют на всех уровнях литературного языка, во всех формах
речи. Возникает закономерный вопрос, кто же устанавливает нормы? языковые нормы
не выдумываются учёными. Они отражают те процессы и явления, которые происходят
в языке и поддерживаются говорящими. Основными источниками языковой нормы
принято считать произведения писателей-классиков и современных писателей,
средства массовой информации, общепринятое современное употребление, данные
опросов и исследований.

Нормы
помогают сохранять целостность и общепонятность языка, защищают литературный
язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов,
просторечия. Это позволяет литературному языку выполнять основную функцию —
культурную.

Обновлено: 04.05.2023

Языковые нормы (нормы литературного языка, литературные нормы) – это правила использования языковых средств в определенный период развития литературного языка, т.е. правила произношения, правописания, словоупотребления, грамматики. Норма – это образец единообразного, общепризнанного употребления элементов языка (слов, словосочетаний, предложений).

Языковое явление считается нормативным, если оно характеризуется такими признаками, как:

– соответствие структуре языка;

– массовая и регулярная воспроизводимость в процессе речевой деятельности большинства говорящих;

– общественное одобрение и признание.

Языковые нормы не придуманы филологами, они отражают определенный этап в развитии литературного языка всего народа. Нормы языка нельзя ввести или отменить указом, их невозможно реформировать административным путем. Деятельность ученых-языковедов, изучающих нормы языка, заключается в другом – они выявляют, описывают и кодифицируют языковые нормы, а также разъясняют и пропагандируют их.

К основным источникам языковой нормы относятся:

  1. произведения писателей-классиков;
  2. произведения современных писателей, продолжающих классические традиции;
  3. публикации средств массовой информации;
  4. общепринятое современное употребление;
  5. данные лингвистических исследований.

Характерными чертами языковых норм являются:

  1. относительная устойчивость;
  2. распространенность;
  3. общеупотребительность;
  4. общеобязательность;
  5. соответствие употреблению, обычаю и возможностям языковой системы.

Нормы помогают литературному языку сохранять свою целостность и общепонятность. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов, просторечия. Это позволяет литературному языку выполнять одну из важнейших функций – культурную.
Речевой нормой называется совокупность наиболее устойчивых традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закрепленных в процессе общественной коммуникации.
Нормированность речи – это ее соответствие литературно-языковому идеалу.

Динамичность развития языка и изменчивость норм.

“Языковая система, находясь в постоянном использовании, создается и видоизменяется коллективными усилиями тех, кто ее пользуется… Новое в речевом опыте, не вписывающееся в рамки системы языка, но работающее, функционально целесообразное, ведет к перестройке в нем, а каждое очередное состояние языковой системы служит основанием для сравнения при последующей переработке речевого опыта. Таким образом, язык в процессе речевого функционирования развивается, изменяется, и на каждом этапе этого развития языковая система с неизбежностью содержит в себе элементы, которые не завершили процесс изменения. Поэтому различные колебания, варианты неизбежны в любом языке”
Постоянное развитие языка ведет к изменению литературных норм. То, что было нормой в прошлом столетии и даже 15-20 лет назад, сегодня может стать отклонением от нее. Так, например, раньше слова закусочная, игрушечный, булочная, будничный, нарочно, порядочно, сливочный, яблочный, яичница произносились со звуками [шн]. В конце 20 в. такое произношение в качестве единственной (строго обязательной) нормы сохранилось только в словах нарочно, яичница. В словах булочная, порядочно наряду с традиционным произношением [шн] признано допустимым новое произношение [чн]. В словах будничный, яблочный новое произношение рекомендуется в качестве основного варианта, а старое допускается в качестве возможного варианта. В слове сливочный произношение [шн] признается хотя и допустимым, но устаревшим вариантом, а в словах закусочная, игрушечный новое произношение [чн] стало единственно возможным нормативным вариантом.

На этом примере хорошо видно, что в истории литературного языка возможны:

– сохранение старой нормы;

– конкуренция двух вариантов, при которой словари рекомендуют традиционный вариант;

– конкуренция вариантов, при которой словари рекомендуют новый вариант;

– утверждение нового варианта в качестве единственно нормативного.

В истории языка изменяются не только орфоэпические, но и все другие нормы.
Примером изменения лексической нормы могут служить слова дипломант и абитуриент. В начале 20 в. слово дипломант обозначало студента, выполняющего дипломную работу, а слово дипломник было разговорным (стилистическим) вариантом слова дипломант. В литературной норме 50-60-х гг. произошло разграничение в употреблении этих слов: словом дипломник стали называть студента в период подготовки и защиты дипломной работы (оно утратило стилистическую окраску разговорного слова), а слово дипломант стало употребляться для наименования победителей конкурсов, смотров, соревнований, отмеченных дипломом победителя.
Слово абитуриент употреблялось как обозначение тех, кто оканчивал среднюю школу, и тех, кто поступал в вуз, так как оба эти понятия во многих случаях относятся к одному и тому же лицу. В середине 20 в. за оканчивающими среднюю школу закрепилось слово выпускник, а слово абитуриент в этом значении вышло из употребления.
Изменяются в языке и грамматические нормы. В литературе XIX в. и разговорной речи того времени употреблялись слова георгина, зала, рояля – это были слова женского рода. В современном русском язык

В большинстве работ по культуре речи центральное место занимает проблема правильности речи, которая связана с вопросом о норме литературного языка. Речь правильна, если она не нарушает языковой нормы; речь неправильна, если она эту норму нарушает.

В лингвистических работах встречаются различные толкования этого понятия. Чаще всего языковую норму определяют как совокупность правил произношения (орфоэпия), правописания (орфография) и правил употребления слов и их грамматических форм, принятых в речевой практике данного общества и признаваемых в качестве основы литературного языка. Языковая норма возникает в определенных социально-культурных условиях и на протяжении существования языка не остается неизменной. Однако в каждый данный период она поддерживается словарями и нормативными грамматиками, речевой практикой образованных людей, литературой, средствами массовой информации.

В определении языковой нормы существует два основных момента.

1. Предписывающая сущность нормы и ее оценочный характер. В сознании говорящих норма обладает качеством особой правильности, это принятое речевое употребление.

2. Объективный характер норм. Нормы – это наиболее распространенные, закрепленные в ходе социально-исторического развития варианты. Объективность языковой нормы означает отсутствие индивидуального произвола нормализаторов, предполагает опору на систему и структуру языка.

Языковая норма характеризуется относительной стабильностью (на протяжении какого-то отрезка времени) и, одновременно, исторической изменчивостью, гибкостью. Изменчивый характер языковой нормы обуславливает допустимость в ней некоторых вариантов – полностью эквивалентных либо стилистически окрашенных, при этом более жесткой является норма письменного языка. Колебания в норме обусловлены воздействием на литературный язык других форм языка – диалектов, профессионального и научного языков, просторечия, жаргонов, а также сосуществованием в литературном языке различных стилей, разговорных и книжных вариантов.

Основные функции языковой нормы :

– участие в поддержании преемственности этапов языкового развития;

– фиксация объективных тенденций развития и состояния языка на каждом этапе исторического развития;

– отбор и культивирование всего целесообразного и коммуникативно-значимого в языке.

Тенденции в развитии литературных норм

В развитии литературных норм наблюдаются определенные тенденции:

1) тенденция к экономии. Эта тенденция проявляется на всех уровнях языка (от номинации до синтаксиса) и выражается в стяжении слов и их элементов, например, научка (научная библиотека), Ты меня вывел (из равновесия); выпадение суффиксов, окончаний: рельсов – рельс , граммов – грамм , мокнул – мок .

2) тенденция к унификации – подравниванию частных грамматических значений под общую форму: директорá, профессорá .

3) экспансия разговорности в книжную речь и нейтрализация разговорных элементов в литературной речи.

2. Виды литературных норм

Языковые нормы классифицируют по разным основаниям:

1) поуровневый принцип , в соответствии с которым выделяют нормы: фонетические, грамматические (морфология и синтаксис), лексические, фразеологические и нормы правописания.

2) функциональный принцип .

В зависимости от того, какой аспект речи регулирует та или иная норма, выделяют:

– общелитературные нормы, которые позволяют ограничить литературный язык, выделить его на фоне просторечия, народных говоров, жаргонов и т.п.;

– стилистические нормы – это языковые средства, прикрепленные традиционно к какой-либо сфере общения, а также коннотативные, т.е. добавочные значения, придающие слову определенную окраску (эмоциональную, экспрессивную, оценочную и др.).

Нормы обязательны к употреблению во всех сферах, ситуациях литературной речи; нарушение норм неизбежно ведет и к нарушению устройства языка. В литературной речи допускаются и стилевые, и разговорные средства, но их употребление зависит от ситуации, поэтому они не обязательны, а рекомендуемы.

Далее мы подробнее остановимся на поуровневой классификации литературных норм и классификации речевых ошибок.

3. Поуровневая классификация литературных норм

Фонетические нормы . К фонетическим нормам относятся нормы произношения звуков и их комбинаций, а также нормы постановки ударения.

Современный русский литературный язык отличается от внелитературного просторечия, местных говоров тем, что имеет систему норм произношения. Как должны произносится те или иные звуки в определенных фонетических позициях, в определенных сочетаниях с другими звуками, а также в определенных грамматических формах и группах слов – всеми этими вопросами занимается орфоэпия . Следовательно, орфоэпию можно определить как совокупность правил, которые устанавливают литературное произношение. Например, при произнесении согласных для литературного языка характерно оглушение звонких согласных на конце слова и перед глухими и, наоборот, озвончение глухих перед звонкими (дуб – ду[п], любовь – любо[ф’]). Однако некоторые говорящие при оглушении звонкого [г] на конце слова используют не парный ему глухой [к], а согласный [х]. Говорят, например, вра[х], вдру[х], сне[х], что соответствует просторечному или диалектному произношению.

Значение орфоэпических правил для общения огромно. Они способствуют более быстрому взаимопониманию говорящих. Ошибки в произношении отвлекают от содержания речи и тем самым мешают языковому общению. Несмотря на большие успехи, достигнутые в области народного образования в целом и в повышении речевой культуры нашего населения, в частности, произношение до сих пор является в ней наиболее слабым звеном. В настоящее время в связи с расширением влияния средств массовой коммуникации вопрос о правильности произношения стоит особенно остро.

Чаще сохраняется ударение на предлоге и в устойчивых сочетаниях. Так, говорят бок ó бок, бéз году неделя, зá душу берет, зуб нá зуб не попадает. В наречиях типа нáбок в повседневной речи также предпочитается ударение на предлоге.

В постановке ударения лучше ориентироваться на орфоэпические словари, например:

Агеенко Ф.Л., Зарва М.В. Словарь ударения русского языка. М., 1993.

Борунова С.Н., Воронцова В.Л., Еськова Н.А. Орфоэпический словарь русского языка: Произношение, ударение, грамматические формы. Под ред. Р.И. Аванесова. М., 1993.

Синтаксис представляет собой систематизированную совокупность словосочетаний и предложений, а также правил их построения и употребления, имеющуюся в языке, и в то же время – раздел грамматики, который изучает и описывает эти словосочетания, предложения и правила.

Лексические нормы. Под лексическими нормами понимают правильность словоупотребления: использование указанных словарных единиц в соответствии с их значением, стилистической окраской, оценочными свойствами и т.д.

Под влиянием перестроечных процессов пришли в движение, актуализировались , т.е. стали широко употребительными в политической, экономической и культурной жизни общества многие группы слов, находившиеся на периферии языка. Ранее они редко употреблялись, хотя и обозначали реалии, занимавшие какое-то место в обществе. Активизации этих слов, их большей частотности в речи носителей русского языка способствовали разные причины: выдвижение на передний план некоторых форм хозяйствования (аренда, фермерство, коммерция ), общественного устройства (дума, губерния, земство ), образования (гимназия, лицей, семинария ), обращение к религии, к церковным обрядам (исповедь, крещение ). В то же время стали повседневной реальностью такие негативные явления и их названия, как беженцы, национальная рознь, инфляция.

Период перестройки ярко демонстрирует и противоположный процесс в словарном составе языка – деактуализацию части лексики. Речь идет не об архаизации отдельных слов, что совершенно естественно для языка, а о системной архаизации , когда на периферию переходят определенные группы слов, весьма важных и частотных. В данном случае причиной деактуализации некоторых лексических групп является постепенный демонтаж существовавшей политической и экономической систем. К таким словам, теряющим или потерявшим актуальность, относятся: пятилетка, социалистическое соревнование, ударник социалистического труда и т.п.

Следует с осторожностью употреблять архаизировавшиеся слова. Если вы назовете современных школьников пионерами, а крестьян – колхозниками, вас могут не понять, а некоторые могут даже обидеться.

Особую трудность для многих русскоговорящих составляет незнание или неточное знание значений заимствованных слов, внутренняя форма которых, в отличие от русских по происхождению неологизмов, не всегда понятна. Например: аудитор, брокер, дилер, дистрибьютор. Подобные слова широко распространены в современном деловом мире и в СМИ. Для того чтобы ориентироваться в море неологизмов, заимствований, непонятных слов, полезно обращаться к специальным словарям, фиксирующим эту лексику, например:

– Толковый словарь русского языка конца ХХ века. Языковые изменения / Под ред. Г.Н. Скляревской. СПб: Изд. Фолио-пресс, 1998;

– Максимов В.И., Буре Н.А., Вакулова Е.Н. Словарь перестройки (1895-1992) / Под ред. В.И. Максимова. СПб: Златоуст, 1992;

– Комлев Н.Г. Иностранные слова и выражения. М., 1997;

– Современный словарь иностранных слов. М., 1992.

Фразеологические нормы

Под фразеологией понимается совокупность фразеологизмов устойчивых оборотов языка, которые используются как готовые, воспроизводимые в речи единицы: не солоно хлебавши, прийти к заключению, выразить недоверие, черный ящик. Многие лингвисты относят к фразеологии пословицы, поговорки, крылатые слова, речевые штампы и фразеологические обороты, восходящие к литературным источникам: Делу время – потехе час; Алые паруса (А.С.Грин); белый яд (сахар). Важнейшими признаками фразеологизмов являются устойчивость и воспроизводимость.

Большая часть русских фразеологизмов – исконно русского происхождения: разговорные (в ногах правды нет ) и просторечные(с гулькин нос ) обороты. Просторечные, как правило, обладают яркой экспрессивностью (пустить козла в огород ) и эмоциональностью (содержат добавочные смыслы: канцелярская крыса – пренебрежительное отношение). Заимствованные фразеологизмы (геркулесовы столбы, memento mori – помни о смерти ) принадлежат к разновидностям книжного стиля.

Фразеологический состав языка, как и лексический, изменяется с течением времени, и это также связано с изменениями в общественной жизни страны. Каждая эпоха рождает свою фразеологию. В настоящее время распространителями фразеологии, способствующими ее широкой известности и частому употреблению в речи современников, являются средства массовой информации. В меньшей степени популяризации устойчивых выражений способствуют выступления и произведения самих творцов фразеологизмов (Процесс пошел (М.С.Горбачев); Хотелось как лучше, а получилось как всегда (В.С.Черномырдин).

Как экспрессивно-выразительное средство фразеологизмы используются в публицистическом стиле, а также в языке художественной литературы. Для усиления стилистического эффекта существуют разнообразные способы творческого, индивидуального обновления фразеологизмов:

1) обыгрывание прямого и переносного значения: золотой теленок – златой телец;

2) обновление фразеологизма путем его расширения или замены слова: Социально горбатых одна могила исправит (М.Горький).

3) создание авторского фразеологизма по образцу языкового: Он прошел через пламя и воду , Он с пути не свернул своего. (М.В.Исаковский).

В 1960-е годы назревала и третья реформа русского правописания, так и не получившая своего развития.

Продолжающееся развитие языка во второй половине ХХ века, пополнение его новыми словами обусловило неполноту некоторых орфографических правил, формулировавшихся еще в 30-40-е гг. Многие правила требуют уточнений, а то и коренного пересмотра. Таким образом, можно с уверенностью говорить о приближающейся реформе русского правописания.

4. Классификация речевых ошибок

Существует несколько классификаций речевых ошибок. Мы остановимся на классификации в аспекте вторичной коммуникативной деятельности (восприятие ошибок адресатом) и рассмотрим ошибки, связанные с возникновением трудностей в интерпретации текста.

Подобные ошибки происходят в том случае, когда человек выбирает слова из определенной тематической группы, не утруждая себя анализом их точного значения. Эта небрежность оборачивается неясностью высказывания, а иногда и полным абсурдом. В данном случае могут подвести различные ассоциации (сутки – день, подвенечный убор (фата) – погребальный убор (саван). Такого рода ошибки можно назвать ассоциативными .

Условия логичности – правильность построения синтаксических структур, порядка слов в предложении; структурно-логическая связанность абзацев и всего текста; продуманность смыслового наполнения структур предложений и словосочетаний.

Лексическая сочетаемость нередко вступает в противоречие с грамматической. Так, все переходные глаголы сочетаются с существительными в винительном падеже без предлога (читаю книгу ), однако форма этого падежа часто зависит от принадлежности существительных к одушевленным или неодушевленным: у первых винительный падеж по форме совпадает с родительным (встретил друга ), у вторых – с именительным (встретил поезд ). При этом в особых случаях грамматическая сочетаемость помогает правильно определить значение слова: увидеть спутник (о космическом корабле) и увидеть спутника (о человеке).

Сочетаемость играет особо важную роль в художественной речи, поэтому к оценке лексической сочетаемости в художественных произведениях нельзя подходить с обычной меркой, здесь законы притяжения слов особые. Так, ограничения семантической сочетаемости не распространяются на переносное словоупотребление: образные выражения черные мысли, щеки горят могут показаться бессмысленными, если их понимать в буквальном значении. Однако они воспринимаются нами как метафоры, и это не является препятствием для понимания текста.

Внимательное отношение к слову, к особенностям лексической сочетаемости в русском языке поможет вам избежать подобных ошибок в речи, а в иных случаях – позволит использовать необычные сочетания слов для создания ярких образов или как источник юмора.

Речевую избыточность порождает также соединение иноязычного слова с русским, дублирующим его значение (необычный феномен, ответная контратака ). В таких случаях говорят о скрытой тавтологии, т.к. русское слово повторяет значение заимствованного.

Не только скрытую, но и явную тавтологию порой приходится признать допустимой, потому что в речи могут столкнуться однокоренные слова, которые не имеют синонимов: словарь иностранных слов, загадать загадку, бригадир первой бригады и т.п.

5. Речевая недостаточность обычно выражается в пропуске какого-либо слова или нескольких слов, например: В кабинете литературы висят великие писатели (пропущено слово портреты ). Подобные ошибки часто возникают в устной речи, когда говорящий торопится и не следит за правильностью выражения мысли. Речевая недостаточность наносит серьезный ущерб не только стилистической, но и смысловой стороне речи: в предложении нарушаются грамматические и логические связи слов, затемняется смысл.

Речевую недостаточность как распространенную ошибку следует отличать от эллипсиса – стилистической фигуры, основанной на сознательном пропуске того или иного члена предложения для создания выразительности. Наиболее экспрессивны эллиптические конструкции без глагола-сказуемого, передающие динамические движения: Я за свечку, свечка – в печку! Я за книжку, та – бежать! (К.Чуковский). При эллипсисе нет необходимости восстанавливать пропущенные слова, т.к. смысл предложения ясен и введение в него уточняющих слов лишит его легкости, выразительности.

Язык – одно из самых удивительных орудий в руках человека. Однако пользоваться им нужно умело, постоянно изучая его особенности и секреты. Можем ли мы с уверенностью сказать, что в совершенстве владеем родным языком?

1. Кожин А.Н., Крылова О.А., Одинцов В.В. Функциональные типы русской речи. М., 1982.

2. Митрофанова О.Д. Научный стиль речи: проблемы обучения. М., 1985.

3. Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М., 1980.

4. Ножин Е.А. Мастерство устного выступления. М., 1989.

5. Сопер П. Основы искусства речи. М., 1992.

6. Васильева А.Н. Курс лекций по стилистике русского языка. Научный стиль речи. М., 1976.

7. Кохтев Н.Н. Риторика. М., 1994.

8. Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления. Новосибирск, 1986.

9. Блинова О.И. Образность как лексическая категория // Экспрессивность на разных уровнях языка. Новосибирск, 1983.

Содержание работы
Файлы: 1 файл

ФГАОУ ВПО.docx

ФГАОУ ВПО «Северо-Восточный федеральный

Выполнила ст.гр. ПМ-12

1.Понятие литературной нормы……………………………………………. 3

2.Понятие языковой нормы. Виды норм……………………………………..4

1.Понятие литературной нормы

Литературная норма — это некоторая совокупность коллективных реализаций языковой системы, принятых обществом на определенном этапе его развития и осознаваемых им как правильные и образцовые. Литературная норма фиксируется в грамматических справочниках и словарях и является, как и любая другая социально обусловленная норма, обязательной для всех членов коллектива, говорящего на данном языке.

По отношению к литературной норме выделяется несколько типов речи, например:

– элитарная речь, которая характеризуется соблюдением всех литературных норм, владением всеми функциональными стилями русского языка, переходом от одного стиля к другому в зависимости от сферы общения, соблюдением этических норм общения, уважения партнера;

– литературная речь среднего уровня, которой владеет большая часть интеллигенции;

– разговорно-фамильярный тип речи (обычно речь на уровне семьи, родственников);

– просторечная речь (речь необразованных людей);

2.Понятие языковой нормы. Виды норм

Языковая норма – это общепринятое употребление языковых средств: звуков, ударения, интонации, слов, синтаксических конструкций.

Основные свойства языковой нормы:

– объективность – норма не придумывается учеными, не предписывается ими;

– обязательность для всех носителей языка;

– устойчивость – если бы нормы не были устойчивыми, легко подвергались различным воздействиям, связь между поколениями была бы нарушена; устойчивость норм обеспечивает преемственность культурных традиций народа, развитие национальной литературы;

– историческая изменчивость – поскольку язык развивается, постепенно изменяются и языковые нормы под влиянием разговорной речи, различных социальных и профессиональных групп населения, заимствований и др.

Изменения в языке приводят к возникновению вариантов некоторых слов. Например абсолютно равноправны варианты тоннель – туннель, галоши – калоши, тво´рог – творо´г

Многие формы, имеющие просторечную окраску, находятся за пределами литературного языка: зво´нит, по´няла, ложить и др.

Общество сознательно заботится о сохранении языковых норм, что находит отражение в процессе кодификации – упорядочения языковых норм. Важнейшим средством кодификации являются лингвистические словари, справочники, учебные пособия, из которых мы можем почерпнуть информацию о правильном употреблении языковых единиц.

В литературном языке различают следующие типы норм:

1) нормы письменной и устной форм речи;

2) нормы письменной речи;

3) нормы устной речи.

1.К нормам, общим для устной и письменной речи, относятся:

2.Специальными нормами письменной речи являются:

3.Только к устной речи применимы:

Нормы, общие для устной и письменной речи, касаются языкового содержания и построения текстов. Лексические нормы, или нормы словоупотребления, – это нормы, определяющие правильность выбора слова из ряда единиц, близких ему по значению или по форме, а также употребление его в тех значениях, которые оно имеет в литературном языке.

3.Описание каждой нормы

Орфоэпические нормы – это совокупность правил, устанавливающих единообразное произношение. Орфоэпия в собственном смысле слова указывает, как должны произноситься те или иные звуки в определенных фонетических положениях, в определенных сочетаниях с другими звуками, а также в определенных грамматических формах и группах слов или даже отдельных словах, если эти формы и слова имеют свои произносительные особенности.

Приведем некоторые примеры обязательных орфоэпических норм (произношение согласных звуков).

1. Взрывной звук [г] на конце слова оглушается и на его месте произносится [к]; произношение щелевого [γ] допускается в словах : Бога, Господи, благо.

2. Звонкие согласные, кроме сонорных [р], [л], [м], [н], на конце слов и перед глухими согласными оглушаются, а глухие согласные перед звонкими, кроме сонорных, озвончаются: [зубы] – [зуп], [кас’ит’] – [каз’ба].

3. Все согласные, кроме [ж], [ш], [ц], перед гласными [и], [э] становятся мягкими. Однако в некоторых заимствованных словах согласные перед [э] остаются твердыми: мел [м’эл], тень [т’эн’], но темп [тэмп].

4. На стыке морфем согласные [з] и [ж], [з] и [ш], [с] и [ш], [с] и [ж], [з] и [ч’] произносятся как долгие шипящие звуки: сшить[шшыт’], сжать [жжат’].

5. Сочетание чт в словах что, чтобы, ничто произносится как [шт].

Вопросы произношения слов подробно рассматриваются в орфоэпических словарях, например: Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы / под ред Р.И. Аванесова. М., 1995 (и др. изд.)

Лексические нормы – это правила употребления слов в соответствии с их значениями и возможностями сочетаемости.

Можно ли назвать выставку вернисажем? Чайка на занавесе – это талисман Художественного театра или его эмблема? Одинаково ли употребление слов благодаря – из-за, стать – встать, поместить – разместить? Можно ли употреблять выражения кавалькада автобусов, мемориальный памятник, прогноз на будущее? Ответы на эти вопросы можно найти в лекциях № 7, № 8, № 10.

Как и другие виды норм, лексические нормы подвержены историческим изменениям. Например, интересно проследить, как изменилась норма употребления слова абитуриент. В 30–40-е годы абитуриентами называли и тех, кто оканчивал среднюю школу, и тех, кто поступал в вуз, так как оба эти понятия в большинстве случаев относятся к одному лицу. В послевоенные годы за оканчивающими среднюю школу закрепилось слово выпускник, а абитуриент в этом значении вышло из употребления. Абитуриентами стали называть тех, кто сдает вступительные экзамены в вузе и техникуме.

Описанию лексических норм русского языка посвящены словари: Вакуров В.Н., Рахманова Л.И., Толстой И.В., Формановская Н.И. Трудности русского языка: Словарь-справочник. М., 1993; Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь трудностей русского языка. М., 1999; Бельчиков Ю.А., Панюшева М.С. Словарь паронимов русского языка. М., 2002 и др.

Морфологические нормы – это правила образования слов и форм слова.

Морфологические нормы многочисленны и касаются употребления форм разных частей речи. Эти нормы отражены в грамматиках и справочниках.

Например, в именительном падеже множественного числа имен существительных большинству слов по традиционным нормам литературного языка соответствует окончание -ы, -и: слесари, пекари, токари, прожекторы. Однако в ряде слов встречается окончание -а. Формы с окончание -а обычно имеют разговорную или профессиональную окраску. Лишь в некоторых словах окончание -а соответствует литературной норме, например: адреса, берега, бока, борта, века, векселя, директора, доктора, кителя, мастера, паспорта, повара, погреба, профессора, сорта, сторожа, фельдшера, юнкера, якоря, паруса, холода.

Вариантные формы, формы, соответствующие литературной норме, подробно описаны в книге: Т.Ф. Ефремова, В.Г. Костомаров. Словарь грамматических трудностей русского языка. М., 2000.

Синтаксические нормы – это правила построения словосочетаний и предложений.

Например, выбор правильной формы управления едва ли не самое трудное в современной устной и письменной речи. Как следует сказать: отзыв о диссертации или на диссертацию, контроль над производством или за производством, способен на жертвы или к жертвам, памятник Пушкину или Пушкина, вершить судьбами или судьбы?

Ответить на эти вопросы поможет книга: Розенталь Д.Э. Справочник по русскому языку. Управление в русском языке. М., 2002.

Стилистические нормы – этот правила выбора языковых средств в соответствии с ситуацией общения.

Многие слова русского языка имеют определенную стилистическую окраску – книжную, разговорную, просторечную, что определяет особенности их использования в речи.

Например, слово обитать имеет книжный характер, поэтому его не следует употреблять в сочетании со словами стилистически сниженными, вызывающими представления сниженного характера. Неправильно поэтому: Подошел к сараю, где обитали свиньи…

Смешение лексики различной стилистической окраски может быть использовано в художественных целях, например, для создания комического эффекта: Любит лесной хозяин полакомиться многокостянковыми и покрытосеменными. А как задует сиверко, как распотешится лихое ненастье – резко замедляется общий метаболизм у топтыгина, снижается тонус желудочно-кишечного тракта при сопутствующем нарастании липидной прослойки. Да не страшен минусовой диапазон Михайло Иванычу: хоть куда волосяной покров, да и эпидермис знатный. (Т. Толстая).

Нормы ударения (акцентологические нормы). Акцентология изучает функции ударения. Ударение – выделение одного из слогов в составе слова различными фонетическими средствами (повышение тона, усиление голоса, громкость, длительность). Особенностью ударения является его разноместность и подвижность. Разноместность проявляется в том, что в разных словах ударение падает на разные слоги: выдумать – выдумывать. Подвижность ударения обнаруживается в том, что в одном слове при изменении его формы ударение может перемещаться с одного слога на другой: земля (И.п.) – землю (В.п.)

Разумеется, не следует забывать и о нормах правописания, которым больше всего внимания уделяется в школьном курсе русского языка. К ним относятся орфографически е нормы – правила написания слов и пунктуационные нормы – правила постановки знаков препинания.

поуровневый принцип, в соответствии с которым выделяют нормы: фонетические, грамматические (морфология и синтаксис), лексические, фразеологические и нормы правописания.

В зависимости от того, какой аспект речи регулирует та или иная норма, выделяют:

– общелитературные нормы, которые позволяют ограничить литературный язык, выделить его на фоне просторечия, народных говоров, жаргонов и т.п.;

– стилистические нормы это языковые средства, прикрепленные традиционно к какой-либо сфере общения, а также коннотативные, т.е. добавочные значения, придающие слову определенную окраску (эмоциональную, экспрессивную, оценочную и др.).

Нормы обязательны к употреблению во всех сферах, ситуациях литературной речи; нарушение норм неизбежно ведет и к нарушению устройства языка. В литературной речи допускаются и стилевые, и разговорные средства, но их употребление зависит от ситуации, поэтому они не обязательны, а рекомендуемы.

Далее мы подробнее остановимся на поуровневой классификации литературных норм и классификации речевых ошибок.

3. Поуровневая классификация литературных норм

Фонетические нормы. К фонетическим нормам относятся нормы произношения звуков и их комбинаций, а также нормы постановки ударения.

Современный русский литературный язык отличается от внелитературного просторечия, местных говоров тем, что имеет систему норм произношения. Как должны произносится те или иные звуки в определенных фонетических позициях, в определенных сочетаниях с другими звуками, а также в определенных грамматических формах и группах слов – всеми этими вопросами занимается орфоэпия. Следовательно, орфоэпию можно определить как совокупность правил, которые устанавливают литературное произношение. Например, при произнесении согласных для литературного языка характерно оглушение звонких согласных на конце слова и перед глухими и, наоборот, озвончение глухих перед звонкими (дуб – ду[п], любовь – любо[ф]). Однако некоторые говорящие при оглушении звонкого [г] на конце слова используют не парный ему глухой [к], а согласный [х]. Говорят, например, вра[х], вдру[х], сне[х], что соответствует просторечному или диалектному произношению.

Значение орфоэпических правил для общения огромно. Они способствуют более быстрому взаимопониманию говорящих. Ошибки в произношении отвлекают от содержания речи и тем самым мешают языковому общению. Несмотря на большие успехи, достигнутые в области народного образования в целом и в повышении речевой культуры нашего населения, в частности, произношение до сих пор является в ней наиболее слабым звеном. В настоящее время в связи с расширением влияния средств массовой коммуникации вопрос о правильности произношения стоит особенно остро.

Чаще сохраняется ударение на предлоге и в устойчивых сочетаниях. Так, говорят бок o бок, бeз году неделя, зa душу берет, зуб нa зуб не попадает. В наречиях типа нaбок в повседневной речи также предпочитается ударение на предлоге.

В постановке ударения лучше ориентироваться на орфоэпические словари, например:

– Агеенко Ф.Л., Зарва М.В. Словарь ударения русского языка. М., 1993.

– Борунова С.Н., Воронцова В.Л., Еськова Н.А. Орфоэпический словарь русского языка: Произношение, ударение, грамматические формы. Под ред. Р.И. Аванесова. М., 1993.

Синтаксис представляет собой систематизированную совокупность словосочетаний и предложений, а также правил их построения и употребления, имеющуюся в языке, и в то же время – раздел грамматики, который изучает и описывает эти словосочетания, предложения и правила.

Лексические нормы. Под лексическими нормами понимают правильность словоупотребления: использование указанных словарных единиц в соответствии с их значением, стилистической окраской, оценочными свойствами и т.д.

Под влиянием перестроечных процессов пришли в движение, актуализировались, т.е. стали широко употребительными в политической, экономической и культурной жизни общества многие группы слов, находившиеся на периферии языка. Ранее они редко употреблялись, хотя и обозначали реалии, занимавшие какое-то место в обществе. Активизации этих слов, их большей частотности в речи носителей русского языка способствовали разные причины: выдвижение на передний план некоторых форм хозяйствования (аренда, фермерство, коммерция), общественного устройства (дума, губерния, земство), образования (гимназия, лицей, семинария), обращение к религии, к церковным обрядам (исповедь, крещение). В то же время стали повседневной реальностью такие негативные явления и их названия, как беженцы, национальная рознь, инфляция.

Период перестройки ярко демонстрирует и противоположный процесс в словарном составе языка – деактуализацию части лексики. Речь идет не об архаизации отдельных слов, что совершенно естественно для языка, а о системной архаизации, когда на периферию переходят определенные группы слов, весьма важных и частотных. В данном случае причиной деактуализации некоторых лексических групп является постепенный демонтаж существовавшей политической и экономической систем. К таким словам, теряющим или потерявшим актуальность, относятся: пятилетка, социалистическое соревнование, ударник социалистического труда и т.п.

Следует с осторожностью употреблять архаизировавшиеся слова. Если вы назовете современных школьников пионерами, а крестьян – колхозниками, вас могут не понять, а некоторые могут даже обидеться.

Особую трудность для многих русскоговорящих составляет незнание или неточное знание значений заимствованных слов, внутренняя форма которых, в отличие от русских по происхождению неологизмов, не всегда понятна. Например: аудитор, брокер, дилер, дистрибьютор. Подобные слова широко распространены в современном деловом мире и в СМИ. Для того чтобы ориентироваться в море неологизмов, заимствований, непонятных слов, полезно обращаться к специальным словарям, фиксирующим эту лексику, например:

– Толковый словарь русского языка конца ХХ века. Языковые изменения / Под ред. Г.Н. Скляревской. СПб: Изд. Фолио-пресс, 1998;

– Максимов В.И., Буре Н.А., Вакулова Е.Н. Словарь перестройки (1895-1992) / Под ред. В.И. Максимова. СПб: Златоуст, 1992;

– Комлев Н.Г. Иностранные слова и выражения. М., 1997;

– Современный словарь иностранных слов. М., 1992.

Под фразеологией понимается совокупность фразеологизмов – устойчивых оборотов языка, которые используются как готовые, воспроизводимые в речи единицы: не солоно хлебавши, прийти к заключению, выразить недоверие, черный ящик. Многие лингвисты относят к фразеологии пословицы, поговорки, крылатые слова, речевые штампы и фразеологические обороты, восходящие к литературным источникам: Делу время – потехе час; Алые паруса (А.С.Грин); белый яд (сахар). Важнейшими признаками фразеологизмов являются устойчивость и воспроизводимость.

Большая часть русских фразеологизмов – исконно русского происхождения: разговорные (в ногах правды нет) и просторечные (с гулькин нос) обороты. Просторечные, как правило, обладают яркой экспрессивностью (пустить козла в огород) и эмоциональностью (содержат добавочные смыслы: канцелярская крыса – пренебрежительное отношение). Заимствованные фразеологизмы (геркулесовы столбы, memento mori – помни о смерти) принадлежат к разновидностям книжного стиля.

Фразеологический состав языка, как и лексический, изменяется с течением времени, и это также связано с изменениями в общественной жизни страны. Каждая эпоха рождает свою фразеологию. В настоящее время распространителями фразеологии, способствующими ее широкой известности и частому употреблению в речи современников, являются средства массовой информации. В меньшей степени популяризации устойчивых выражений способствуют выступления и произведения самих творцов фразеологизмов (Процесс пошел (М.С.Горбачев); Хотелось как лучше, а получилось как всегда (В.С.Черномырдин).

Как экспрессивно-выразительное средство фразеологизмы используются в публицистическом стиле, а также в языке художественной литературы. Для усиления стилистического эффекта существуют разнообразные способы творческого, индивидуального обновления фразеологизмов:

1) обыгрывание прямого и переносного значения: золотой теленок – златой телец;

2) обновление фразеологизма путем его расширения или замены слова: Социально горбатых одна могила исправит (М.Горький).

3) создание авторского фразеологизма по образцу языкового: Он прошел через пламя и воду, Он с пути не свернул своего. (М.В.Исаковский).

В 1960-е годы назревала и третья реформа русского правописания, так и не получившая своего развития.

Продолжающееся развитие языка во второй половине ХХ века, пополнение его новыми словами обусловило неполноту некоторых орфографических правил, формулировавшихся еще в 30-40-е гг. Многие правила требуют уточнений, а то и коренного пересмотра. Таким образом, можно с уверенностью говорить о приближающейся реформе русского правописания.

4. Классификация речевых ошибок

Существует несколько классификаций речевых ошибок. Мы остановимся на классификации в аспекте вторичной коммуникативной деятельности (восприятие ошибок адресатом) и рассмотрим ошибки, связанные с возникновением трудностей в интерпретации текста.

Подобные ошибки происходят в том случае, когда человек выбирает слова из определенной тематической группы, не утруждая себя анализом их точного значения. Эта небрежность оборачивается неясностью высказывания, а иногда и полным абсурдом. В данном случае могут подвести различные ассоциации (сутки – день, подвенечный убор (фата) – погребальный убор (саван). Такого рода ошибки можно назвать ассоциативными.

Условия логичности – правильность построения синтаксических структур, порядка слов в предложении; структурно-логическая связанность абзацев и всего текста; продуманность смыслового наполнения структур предложений и словосочетаний.

Лексическая сочетаемость нередко вступает в противоречие с грамматической. Так, все переходные глаголы сочетаются с существительными в винительном падеже без предлога (читаю книгу), однако форма этого падежа часто зависит от принадлежности существительных к одушевленным или неодушевленным: у первых винительный падеж по форме совпадает с родительным (встретил друга), у вторых – с именительным (встретил поезд). При этом в особых случаях грамматическая сочетаемость помогает правильно определить значение слова: увидеть спутник (о космическом корабле) и увидеть спутника (о человеке).

Сочетаемость играет особо важную роль в художественной речи, поэтому к оценке лексической сочетаемости в художественных произведениях нельзя подходить с обычной меркой, здесь законы притяжения слов особые. Так, ограничения семантической сочетаемости не распространяются на переносное словоупотребление: образные выражения черные мысли, щеки горят могут показаться бессмысленными, если их понимать в буквальном значении. Однако они воспринимаются нами как метафоры, и это не является препятствием для понимания текста.

Внимательное отношение к слову, к особенностям лексической сочетаемости в русском языке поможет вам избежать подобных ошибок в речи, а в иных случаях – позволит использовать необычные сочетания слов для создания ярких образов или как источник юмора.

Речевую избыточность порождает также соединение иноязычного слова с русским, дублирующим его значение (необычный феномен, ответная контратака). В таких случаях говорят о скрытой тавтологии, т.к. русское слово повторяет значение заимствованного.

Не только скрытую, но и явную тавтологию порой приходится признать допустимой, потому что в речи могут столкнуться однокоренные слова, которые не имеют синонимов: словарь иностранных слов, загадать загадку, бригадир первой бригады и т.п.

5. Речевая недостаточность обычно выражается в пропуске какого-либо слова или нескольких слов, например: В кабинете литературы висят великие писатели (пропущено слово портреты). Подобные ошибки часто возникают в устной речи, когда говорящий торопится и не следит за правильностью выражения мысли. Речевая недостаточность наносит серьезный ущерб не только стилистической, но и смысловой стороне речи: в предложении нарушаются грамматические и логические связи слов, затемняется смысл.

Речевую недостаточность как распространенную ошибку следует отличать от эллипсиса – стилистической фигуры, основанной на сознательном пропуске того или иного члена предложения для создания выразительности. Наиболее экспрессивны эллиптические конструкции без глагола-сказуемого, передающие динамические движения: Я за свечку, свечка – в печку! Я за книжку, та – бежать! (К.Чуковский). При эллипсисе нет необходимости восстанавливать пропущенные слова, т.к. смысл предложения ясен и введение в него уточняющих слов лишит его легкости, выразительности.

Язык – одно из самых удивительных орудий в руках человека. Однако пользоваться им нужно умело, постоянно изучая его особенности и секреты. Можем ли мы с уверенностью сказать, что в совершенстве владеем родным языком?

1. Кожин А.Н., Крылова О.А., Одинцов В.В. Функциональные типы русской речи. М., 1982.

2. Митрофанова О.Д. Научный стиль речи: проблемы обучения. М., 1985.

3. Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М., 1980.

4. Ножин Е.А. Мастерство устного выступления. М., 1989.

5. Сопер П. Основы искусства речи. М., 1992.

6. Васильева А.Н. Курс лекций по стилистике русского языка. Научный стиль речи. М., 1976.

7. Кохтев Н.Н. Риторика. М., 1994.

8. Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления. Новосибирск, 1986.

9. Блинова О.И. Образность как лексическая категория // Экспрессивность на разных уровнях языка. Новосибирск, 1983.

Читайте также:

      

  • Методы контроля скрытых дефектов деталей реферат
  •   

  • Исторические корни демократии в россии реферат
  •   

  • Русский язык как неродной реферат
  •   

  • Агрохимическая оценка почв реферат
  •   

  • Водный дефицит временное и глубокое завядание реферат

Реферат: Нормы литературного языка

МЧС РОССИИ

Уральский институт Государственной

Противопожарной службы

МЧС России

РУССКИЙ ЯЗЫК

Контрольная работа №1 вариант 3

зачетная книжка №06112

Выполнил: слушатель-заочник 1 курса спец.3203(С)

пожарный, сержант

Домашний адрес: 445044 Самарская обл., г. Тольятти, ул. Автостроителей, дом 60, кв. 12

Дата выполнения работы

Веселов В.Ю

Проверил

Черник В.Б.

ЕКАТЕРИНБУРГ 2006

Содержание

I. Что понимается под нормой литературного языка?
План
Ведение
1 Определение нормы. Динамическая теория нормы

2 Вариантность норм

3. Типы норм. Понятие речевой ошибки

Заключение

II Практическое задание

1. Основные правила составления текста документов

2. Работа с текстом

I Что понимается под нормой литературного языка?

План

Введение

  1. Определение нормы. Динамическая теория нормы.
  2. Вариантность норм.
  3. Типы норм. Понятие речевой ошибки.

Заключение

Введение

Принятое в литературном языке употребление языковых средств называется нормой литературного языка.

Наличие нормы предполагает выбор из какого-то числа вариантов. Языковая система, следовательно, шире нормы. Ничто не мешает говорящему по-русски произнести слово «килóметр» с ударением на «о» по аналогии со словами «спидометр», «барометр» (которые, однако, обозначают не единицу измерения, а прибор). Многие люди так и произносят это слово. Теоретически возможно и ударение на первом слоге, хотя в узусе (реальном употреблении) такое ударение не встречается. А вот вариант с ударением на последнем слоге является нормой. Еще ясней зазор между языковой системой и нормой проявляется в грамматике. Система языка позволяет образовать от слова «курица» родительный падеж множественного числа «курей» (по аналогии с «голубей») и даже «куров» (по аналогии с «буров» от «бур»), но нормой является только форма «кур». За пределами системы русского языка как такового находятся варианты, опирающиеся на нерусские показатели числа, например, английское «-с» как показатель множественного числа. Невозможно «курс» вместо «кур».

Таким образом, есть система, за пределы которой человек, говорящий на русском языке как на родном, никогда не выходит. Но система внутри себя оставляет возможность выбора из двух-трех (иногда и больше) вариантов. Литературный язык отличается от нелитературного тем, что он либо закрепляет один из вариантов как норму, а другие отвергает («кур» можно, а «курей» нельзя), либо закрепляет за каждым из вариантов разный смысл или стилистический оттенок. Можно «выпить все молоко», но можно «выпить немного молока» (выбор между падежами обусловлен смысловым различием), но нельзя «выпить молоку». Это уже за пределами нормы.

1. Определение нормы. Динамическая теория нормы

Термин «норма» по отношению к языку прочно вошел в обиход и стал центральным понятием культуры речи. Академик В.В. Виноградов ставил изучение норм языка на первое место среди важнейших задач русского языкознания и области культуры речи [1].

В современной лингвистике термин «норма» понимается в двух значениях: во-первых, нормой называют общепринятое употребление разнообразных языковых средств, регулярно повторяющееся в речи говорящих (воспроизводимое говорящими), во-вторых, предписания, правила, указания к употреблению, зафиксированные учебниками, словарями, справочниками.

В исследованиях по культуре речи, стилистике, современному русскому языку можно найти несколько определений нормы. Например, у С.И. Ожегова сказано: «Норма — это совокупность наиболее пригодных («правильных», «предпочитаемых») для обслуживания общества средств языка, складывающаяся как результат отбора языковых элементов (лексических, произносительных, морфологических, синтаксических) из числа сосуществующих, наличествующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого в процессе социальной, в широком смысле, оценки этих элементов» [2]. В энциклопедии «Русский язык» читаем: «Норма (языковая), норма литературная- принятые в общественно-речевой практике образованных людей правила произношения, грамматические и другие языковые средства, правила словоупотребления» [3].

Широкое распространение получило определение: «… норма — это существующие в данное время в данном языковом коллективе и обязательные для всех членов коллектива языковые единицы и закономерности их употребления, причем эти обязательные единицы могут либо быть единственно возможными, либо выступать в виде сосуществующих в пределах литературного языка, вариантов» [4].

Ю.Н. Караулов обращает внимание еще на один аспект при определении нормы: «Норма, учитывающая как системный, так и эволюционный аспекты языка, невозможна без третьей координаты — личностной, т.е. языкового сознания» [5].

Для того чтобы признать то, или иное явление нормативным, необходимы (по меньшей мере) следующие условия:

1) регулярная употребляемость (воспроизводимость) данного способа выражения,

2) соответствие этого способа выражения возможностям системы литературного языка (с учетом ее исторической перестройки), 3) общественное одобрение регулярно воспроизводимого способа выражения (причем роль судьи в этом случае выпадает на долю писателей, ученых, образованной части общества).

Приведенные определения касаются языковой нормы. Однако, если мы признаём дихотомию языка речь, то необходимо говорить и о речевой норме. Понятие речевой нормы тесно связано с понятием функционального стиля. Если языковые нормы едины для литературного языка в целом, они объединяют все нормативные единицы независимо от специфики их функционирования, то речевые нормы устанавливают закономерности употребления языковых средств в том, или ином функциональном стиле и его разновидностях. Это — функционально-стилевые нормы, их можно определить как обязательные в данное время закономерности отбора и организации языковых средств, в зависимости от ситуации, целей и задач общения, от характера высказывания. Например, с точки зрения языковой нормы правильными считаются формы в отпуске — в отпуску, дверьми дверями, читающий ученик — ученик, который читает, Маша красива — Маша красивая и т.п., однако выбор той или иной конкретной формы, того или иного слова зависит от речевых норм, от коммуникативной целесообразности.

Литературный язык соединяет поколения людей, и поэтому его нормы, обеспечивающие преемственность культурно-речевых традиций, должны быть как можно более устойчивыми, стабильными. Норму, хотя она и отражает поступательное развитие языка, не следует механически выводить из языковой эволюции. Л.И. Скворцов ввел в оборот понятие динамической нормы, включая в него и признак потенциальных возможностей реализации языка. Он указывает, что различают два подхода к понятию нормы: таксономический (классификационный, описательный) и динамический. Языковая норма, понимаемая в ее динамическом аспекте, есть «обусловленный социально-исторически результат речевой деятельности, закрепляющей традиционные реализации системы или творящей новые языковые факты в условиях их связи как с потенциальными возможностями системы языка, с одной стороны, так и с реализованными образцами — с другой» [6].

Динамическая теория нормы, опираясь на требование относительной устойчивости, совмещает в себе и учет продуктивных и не зависящих от воли говорящих тенденций развития языка, и бережное отношение к тем речевым навыкам, которые были унаследованы от предшествующих поколений [7].

Понимание динамической природы нормы включает как статику (систему языковых единиц), так и динамику (функционирование языка). При этом функциональный аспект нормы особенно интересен, так как связан с таким явлением, как вариантность: «Норма не может быть задана конечным набором фактов, а неминуемо выступает в виде двух списков — обязательного и допустимого (дополнительного). Это источник нормативной вариантности, т.е. вариантов в пределах нормы» [8].

2. Вариантность норм

Варианты (или дублеты) — это разновидности одной и той же языковой единицы, обладающие одинаковым значением, но различающиеся по форме. Некоторые варианты не дифференцируются ни семантически, ни стилистически: uначе — инaче; скирд -скирдa; цехи -цеха; сaжень -сажeнь. Однако подавляющее большинство вариантов подвергается стилистической дифференциации: звaла -звалa, бухгалтеры — бухгалтера, обусловливать — обуславливать, машу -махаю (вторые варианты по сравнению с первыми имеют разговорный или просторечный оттенок).

Как и за счет чего возникают варианты? Какие явления можно считать вариантными, а какие нет? Какова судьба вариантных способов выражения? Эти и другие вопросы постоянно находятся в поле зрения ученых.

Известно, что язык непрерывно меняется. Это очевидно. Сопоставим текст, написанный около 150 лет назад, с современным, чтобы увидеть перемены, произошедшие в языке за это время:

Но только что сумрак на землю упал,

По кoрням упругим топор застучал,

И пали без жизни питомцы столетий!

Одежду их сoрвали малые дети,

Изрублены были тела их потом,

И медленно жгли их до yтра огнем.

(М. Лермонтов)

Зевеса, мечущего громы,

И всех бессмертных вкруг отца,

Пиры их светлые и дoмы

Увидим в песнях мы слепца.

(Н. Гнедич)

В приведенных контекстах представлены явления, расходящиеся с современными нормами по определенным признакам: фонетическим, лексическим, морфологическим и др. Постоянные, непрерывные языковые изменения, которые происходят в небольшие промежутки времени, мало заметны. Стадия варьирования и постепенная замена конкурирующих способов выражения обеспечивают менее ощутимый и не столь болезненный сдвиг нормы, в немалой степени способствуя существованию известного парадокса: язык изменяется, оставаясь самим собой.

Л.В. Щерба в свое время писал: «… в нормативной грамматике язык зачастую представляется в окаменелом виде. Это отвечает наивному обывательскому представлению: язык изменялся до нас и будет изменяться в дальнейшем, но сейчас он неизменен» [9]. Функционирование языка предполагает языковые изменения, замену одной нормы другой. В.А. Ицкович представляет процесс смены норм следующим образом. Новое попадает в язык вопреки существующим правилам. Оно появляется обычно за пределами литературного употребления? в просторечии, в профессиональной речи, в разговорно-бытовой и т.д. Потом постепенно закрепляется в литературном языке [10]. Схематически это можно представить так:

Схема 1. Смена норм современного русского литературного языка

Вначале явление X 1 — норма, явление Х 2 находится за пределами КЛЯ (употребляется в разговорной речи, в просторечии, в профессиональной речи). На втором этапе происходит постепенное сближение этих двух явлений, уже начинает употребляться и в КЛЯ, в устной его разновидности. Третий этап характеризуется тем, что два явления употребляются наравне, сосуществуя как варианты нормы. Затем на четвертом этапе происходит «сдвиг» нормы: вариант Х 2 постепенно вытесняет вариант X 1, последний употребляется только в письменной речи КЛЯ. И на конечном этапе мы наблюдаем смену норм: явление Х 2- единственная форма КЛЯ, а X 1 находится уже за пределами нормы. По этой схеме происходило, например, изменение окончаний именительного падежа множественного числа у слов лектора — лекторы, фактора — факторы, смотрителя -смотрители, циркуля -циркули, ефрейтора -ефрейторы и др. В 70-х гг. XIX в. нормативными были формы с окончанием -а(-я), потом постепенно они заменились формами с окончанием -ы(-и). Интересным является то, что у этих и подобных существительных норма изменялась дважды: исконное окончание -ы(-и) заменилось на -а(-я), а потом снова вытеснило собой эту, новую тогда, норму. Данная нами схема показывает наиболее обычный процесс смены норм. Но так бывает не всегда.

В развитии вариантности выделяется еще несколько тенденций (см. работы Л.К. Граудиной, В.А. Ицковича и других исследователей).

Первая — тенденция к стилистическому размежеванию вариантов (дифференциация по стилистической окрашенности, маркированности). Такое стилистическое расслоение произошло, например, в 70 — 80-е гг. XIX в. с большинством неполногласных и полногласных вариантов (хладеющий -холодеющий, позлатить — позолотить, средина — середина и пр.). Еще в начале XIX в. они (и им подобные) считались стилистически нейтральными. Позже эти пары резко разошлись, размежевались: неполногласные варианты стали употребляться в поэтической речи и приобрели черты возвышенной поэтической лексики. Усиление контраста в стилистической окрашенности видим мы также и у произносительных вариантов на заднеязычные согласные. В XVIII — начале XIX в. нормой считалось «твердое» произношение согласных, часто это находило и орфографическое отражение. У К.Н. Батюшкова, например, наблюдаем такую рифму:

В сей хижине убогой

Стоит перед окном

Стол ветхий и треногий

С изорванным сукном.

И далее:

Но ты, о мой убогой

Калека и слепой,

Идя путем-дорогой…

Накинь мой плащ широкой,

Мечом вооружись

И в полночи глубокой

Внезапно постучись…

(«Мои пенаты»)

Несколько позже П.А. Вяземский уже употреблял другие формы на заднеязычные согласные, которые получили широкое распространение сегодня:

Север бледный, север плоский,

Степь, родные облака –

Все сливалось в отголоску

Где слышна была тоска……

А теперь, где эти тройки?

Где их ухарский побег?

Где ты, колокольчик бойкий,

Ты, поэзия телег?

(«Памяти живописца Орловского»)

В наши дни «твердое» произношение заднеязычных согласных наблюдается лишь в сценической речи (и то непоследовательно, чаще у актеров МХАТа старшего поколения): действует устойчивая тенденция сближения написания и произношения. Таким образом, во второй половине XX в. соотношение форм с «твердым» и «мягким» произношением заднеязычных согласных иное по сравнению с тем, что было в XVIII — начале XIX в. [11]

Наряду с такой стилистической дифференциацией языковых средств наблюдается и противоположная тенденция — нейтрализация книжной и разговорной окраски. Например, еще в XIX в. у единиц измерения физических величин в родительном падеже множественного числа было обычным окончание -ов (амперов, вольтов, ваттов). Затем (очевидно, под действием закона экономии) произошел сдвиг нормы: нейтрализовалась форма с нулевой флексией (ампер, ватт, вольт), в современном языке у большинства технических единиц измерения она стала господствующей: ом, ватт, кулон, ампер, эрг, герц. Начался этот этап, по мнению Л.К. Граудиной, в 80-е гг. XIX в. и закончился в первом десятилетии XX в., т.е. со сменой одного поколения физиков другим. У таких же единиц измерения, как грамм, килограмм, в родительном падеже множественного числа Нулевая флексия распространена в устной форме в разговорном стиле, а в письменной, вследствие жесткой редакторской правки, до сих пор нормированными считаются формы на -ов: граммов, килограммов. Таким образом, процесс «сдвигов» в соотношении вариантов не бывает прямолинейным, он часто проходит неравномерно и неодинаково.

Классифицируются варианты в зависимости от разных признаков. По принадлежности к языковым типам единиц выделяются варианты:

1) произносительные (було[ч’]ная — було [ш] ная, же [н’] щи-на -же [н] щина, до[жд]м — до [ ж’]м и под.);

2) словоизменительные (тракторы -трактора, в цехе — в цеху, гектар -гектаров и под.);

3) словообразовательные (резание -резка, прошивание -прошивка, набивание -набивка и т.д.);

4) синтаксические: а) предложного управления (ехать на трамвае — ехать трамваем, высота в 10 метров -высота 10 метров, замечания по адресу кого-либо — замечания по адресу кого-либо); б) беспредложного управления (ждать самолeтa — ждать самолет, не могут прочесть книгу -не могу т прочесть книги, два основные вопроса -два основные вопроса и др.);

5) лексические (кинофильм -кинокартина -кинолента, интернациональный -международный, экспорт -вывоз, импорт -ввоз и т.д.) [12].

Необходимо отметить, что фонетические, словообразовательные и грамматические варианты, по существу, представляют собой семантические дублеты, лексические же варианты стоят несколько обособленно. Как отмечает Л.К. Граудина, классификация вариантов по их принадлежности к| языковым типам единиц вряд ли целесообразна; она интересна только с точки зрения относительной частоты вариантов одних типов сравнительно с другими. P. M. Цейтлин классифицирует варианты по видам стилистических соотношений между членами пар, выделяя, с одной стороны, группы пар вариантов, в которых один из членов резко стилистически окрашен (блато — болото, брещи -беречь, шлем -шелом), а с другой — пары, в которых варианты наиболее близки друг к другу в стилистическом отношении (краткий -короткий, беспрестанный — бесперестанный и под.).

Такой подход к вариантам большинством исследователей признается плодотворным. К примеру, М.В. Панов считает, что в основу классификации вариантов должны быть положены типы стилистической оппозиции. При этом не важно, варьируются ли синтаксемы, лексемы, морфемы фонемы. Главными являются стилистические закономерности, управляющие их функционированием в речи.

В процессе языкового развития число вариантов, по мнению большинства исследователей, заметно и непрерывно сокращается. Это происходит вследствие повышения все общей грамотности населения, усиления влияния на культуру речи средств массовой информации и пропаганды, нормализаторской деятельности языковедов, постоянной унификации в области орфографии и орфоэпии, усиления книжных стилей языка — речи и т.п.

3. Типы норм. Понятие речевой ошибки

В лингвистической литературе последних лет различают два типа норм: императивные и диспозитивные.

Императивные (т.е. строго обязательные) — это такие нормы, нарушение которых расценивается как слабое владение русским языком (например, нарушение норм склонения, спряжения или принадлежности к грамматическому роду). Эти нормы не допускают вариантов (невариативные), любые другие их реализации рассматриваются как неправильные: встретился с Ваней (не с Ванем), звоня’т (не зво’нят), кварта’л (не ква’ртал), моя мо’золь (не мой мозоль), мыть голову шампунем (не шампунью).

Диспозитивные (восполнительные, не строго обязательные) нормы допускают стилистически различающиеся или нейтральные варианты: и’наче –ина’че, скирд -скирда, гренки’ –гре’нки (разг.), мышле’ние –мы’шление (устаревающее), ви’хриться –вихри’ться (допустимо), коричневый -коришневый, кусок сыра -кусок сыру, зачетная книжка — з ачетка, поехало трое студентов -поехали трое студентов. Оценки вариантов в этом случае не имеют категорического (запретительного) характера, они являются более «мягкими»: «так сказать лучше или хуже, уместнее, стилистически более оправданно» и под. Например, в устной речи актеров фраза Я работаю на театре получила широкое распространение (как и наречие волнительно: Все это очень волнительно). В письменной речи уместнее употребить фраз y Я работаю в театре. Моряки говорят компа’с, рапо’рт, в то время как общелитературная норма ко’мпас, ра’порт.

Следует помнить, что наряду с вариантами, допускаемыми диспозитивными нормами литературного языка, существует и множество отклонений от норм, т.е. речевых ошибок. Такие отступления от языковых норм могут объясняться несколькими причинами: плохим знанием самих норм (Мы хочем читать; С двадцать двумя ребятами мы ходили в кино; Оденьте на себя пальто); непоследовательностями и противоречиями во внутренней системе языка (так, причиной распространенности неправильных ударений типа зва’ла, рва’ла, очевидно, является литературное ударение на корне в формах звал, зва’ло, звали; рвал, рва’ло, рва’ли. Ненормативная форма лектора’ существует, наверное, потому, что в системе языка есть нормативные формы доктора’, лагеря’ и т.д.); воздействием внешних факторов — территориальных или социальных диалектов, иной языковой системы в условиях билингвизма (Мы живем под мирным небом, не слышно в ы б у х о в орудий, залпов снарядов).

Еще несколько лет назад все отступления от нормы литературного языка (кроме орфографических и пунктуационных) считались «стилистическими ошибками», без всякой дальнейшей их дифференциации. Такая практика признана порочной. Ошибки необходимо дифференцировать в зависимости от того, на каком речевом уровне они допущены. Хотя единой оптимальной классификации речевых ошибок нет, но большинство исследователей выделяют речевые ошибки на фонетическом, лексическом и грамматическом уровнях (с дальнейшей их дифференциацией, например, «ошибка в произношении согласных звуков», «смешение паронимов», «контаминация», «ошибки в склонении числительных» и т.д.) [13]. Собственно «стилистическими» считаются такие ошибки, которые связаны с нарушением требования единства стиля (одностильности), т.е. стилистические ошибки рассматриваются как разновидность речевых: Туристы жили в палатках, к у ш а т ь варили на костре; Настя с б е с и л а с ь, а Актер повесился; В начале романа мы видим Павла обыкновенным рабочим парнем, который увлекается г у л я н к а м и; О т в е т с т в е н н о с т ь за младшего братишку была в о з л о ж е н а на меня.

Заключение

Современный русский литературный язык начал формироваться в петровскую эпоху, когда обозначились такие проблемы, как преодоление двуязычия (на церковнославянском языке велось богослужение и была обширная литература, на русском говорили в быту и вели дела; существовали тексты, испытавшие влияние обоих этих языков) и освоение большого числа заимствований, связанных с обозначением новых реалий, с развитием языка науки и государственного строительства. Следующий период формирования русского литературного языка называют ломоносовским, отмечая этим заслуги М.В. Ломоносова в решении только что обозначившихся проблем. Затем следует карамзинский этап, названный так по имени Н.М. Карамзина, стремившегося сблизить устный и письменный язык и преодолеть тяжеловесность последнего. Наконец, под пером Пушкина сформировался современный русский литературный язык. Пушкинский период считается завершающим, и современный русский язык определяют как язык «от Пушкина до наших дней». Конечно, со времен Пушкина много воды утекло, многие формы тогдашнего языка воспринимаются как архаичные, многое ушло из нормы литературного языка, многое, естественно, появилось. Но коренных изменений, соизмеримых с процессами, протекающими, скажем, в восемнадцатом веке, не произошло.

Другим норомозадающим механизмом является сословная иерархия общества. Люди стараются говорить как представители высших сословий, тянутся к их языковым нормам, обычно эстетизированным не только в письменных текстах, но и в устных этикетных формах.

Известную роль играет и престиж образования, уважение к книжности, к культурным людям, в последние сто лет – к науке.

Когда норма складывается, лингвисты кодифицируют ее, разбирая спорные случаи. Фиксация в норме живых языковых процессов всегда вызывает научные споры, в которых иногда участвует и общественность.

Список использованной литературы.

[1] Виноградов В.В. Проблемы культуры речи и некоторые задачи русского языкознания //Вопр. языкознания. 1964. № 3. С. 9.

[2] Ожегов С.И. Очередные вопросы культуры речи //Лексикология. Лексикография. Культура речи. М., 1974. С. 259 — 260.

[3] Русский язык: Энциклопедия. С. 163.

[4] Ицкович В.А. Очерки синтаксической нормы. М., 1982. С. 8.

[5] Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.

[6] Актуальные проблемы культуры речи. М., 1970. С. 53.

[7] В последнее время лингвисты установили, что хронологический «шаг», в течение которого накапливаются существенные сдвиги в развитии языка, составляет от 10 — 20 до 30 — 40 и более лет. Выявлены три типа эволюции: 1) высокодинамический, или ускоренный, тип (10 — 20 лет); 2) умеренный (или, точнее, умеренно-динамический) тип, который характеризуется более плавными сдвигами во времени (30 — 40 лет); 3) низкодинамический, или замедленный, тип эволюции, который характеризуется незначительным изменением состояния нормы (50 и более лет). Подробнее об этом см. в кн.: Культура русской речи /Под ред. Л.К. Граудиной и Е.Н. Ширяева. М., 1998. С. 37.

[8]Скворцов Л.И. Теоретические основы культуры речи. М., 1980. С. 30.

[9] Щерба Л.В. Очередные проблемы языковедения //Избр. работы по языкознанию и фонетике. Л.Г 1958. Т. 1. С. 15.

[10] Подробнее см.: Ицкович В.А. Языковая норма. М., 1968.

[11] Эти формы находятся сейчас на переходном этапе между четвертой и пятой позицией (см. схему 1).

[12] Лексические варианты отличаются от словообразовательных, словоизменительных и синтаксических тем, что не составляют парадигмы ряда слов, объединенных общностью грамматического значения. Их общность только функционально-стилистическая.

II Практическое задание

1. Основные правила составления текста документов

Документ состоит из отдельных информационных элементов, которые называются реквизитами (подпись, название вида документа, текст документа и т.д.). Совокупность реквизитов документа, расположенных в установленном порядке, составляет формуляр документа.

ГОСТ Р. 6.30 — 97 «Унифицированные системы документации. Унифицированные системы организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов» установил формуляр-образец организационно- распорядительных документов, который представляет собой графическую модель или схему построения документа. Формуляр-образец устанавливает размеры полей, расположение постоянных и переменных реквизитов.

ГОСТ Р. 6.30 – 97 устанавливает также состав реквизитов организационно-распорядительных документов и их расположение на бланке документа, правила оформления реквизитов, требование бланков и порядок изготовления и т. д.

Всего государственным стандартом установлено 29 реквизитов. Девятнадцатый реквизит – текст документа.

1) Адресат.

Реквизит используется в письмах и внутренних документах, предназначенных для рассмотрения руководством (заявления, докладные, объяснительные записки и др.). Адресатом документа может быть организация, структурное подразделение, должностное или физическое лицо. В состав реквизита может входить почтовый адрес:

— Документ может быть адресован руководителю организации, в этом случае указывают в дательном падеже название должности, включающее наименование организации и инициалы и фамилию руководителя. Инициалы проставляют перед фамилией:

Ректору ЧитГУ

Ю.Н. Резнику

2) Заголовок к тексту.

Реквизит является обязательным для всех документов, кроме документов, составленных на бланке формата А5, и необходим для регистрации и поиска документа. Заголовок должен максимально кратко и точно отражать содержание документа и грамматически согласовываться с названием вида документа:

приказ (о чем?) о приеме на работу;

протокол (чего?) собрания акционеров.

Заголовок к тексту печатают под реквизитами бланка слева без кавычек и не подчеркивают. Точка в конце заголовка не ставится. В одной строке заголовка должно быть не более 28 – 30 знаков при количестве строк не более пяти. Строки заголовка печатаются через один интервал.

3) Текст документа

Текст – основной реквизит документа, который должен содержать достоверную и объективную информацию, изложенную ясно, точно, нейтральным тоном и по возможности кратко. Текст документа должен быть безупречным в юридическом отношении и не допускать двоякого толкования.

Документы составляются на русском или национальном языке в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственных языках.

4) Подпись.

Подпись – обязательный реквизит, обеспечивающий удостоверение документа и придающий ему юридическую силу. Подпись на документе проставляет лицо, наделенной соответствующей компетенцией.

Подписывается, как правило, первый экземпляр, изготовленный на бланке. В состав подписи входят: наименование должности лица, подписывающего документ, его личная подпись и расшифровка подписи (инициалы и фамилия) без кавычек и скобок:

Генеральный директор подпись Р.Л. Ломакин

В вузах, научных учреждениях культуры и т.д. в должностях указываются ученая степень, звание. Например:

Зав. кафедрой истории

д.и.н., проф. Подпись В.В. Иванов

5) Визы согласования документа.

Внутреннее согласование оформляется визой, которая состоит из указания должности визирующего, подписи, ее расшифровки и даты:

Подписи: ректора института

Профорга группы.

12.07.2000

Образец заявления (РАПОРТА) для получения материальной помощи

Ректору ЧитГУ

Ю.Н. Резнику

от студента группы

“Ф.И.О (полностью)“

Заявление

Прошу оказать мне материальную помощь в связи ______________

(указать причину и приложить необходимые документы)

Дата Подпись

Подписи: ректора института

Профорга группы.

Список используемой литературы.

  1. ГОСТ Р 6.30-97. Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов. – М.: ИПК Издательство стандартов, 1997.
  2. Кирсанова М.В., Аксенов Ю.М. Курс делопроизводства: Документационное обеспечение управления: Учеб. пособие. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: ИНФРА-М; Новосибирск: Сибирское соглашение, 2002. – 320 с.
  3. Организация работы с документами: Учебник/ Под ред. проф. В.А. Кудряева. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 592 с.

2. Работа с текстом

Мы видели, что во второй половине XVII века русский народ явственно тронулся на новый путь: после многовекового движения на восток он начал поворачивать на запад, поворот, который должен был необходимо вести к страшному перевороту, болезненному перелому в жизни народной, в существе народа, ибо здесь было сближение с народами цивилизованными, у которых надо было учиться, которым надобно было подражать. Вопрос о том, могло ли сближение с европейскими народами и восприятие их цивилизации совершиться в России спокойно, постепенно без увлечений, решается легко при внимательном наблюдении общих законов исторических явлений. Когда мы говорим о просвещении, о цивилизации, то разумеем громадную силу, которая бесконечно поднимает народ, ею обладающий над народом, у которого ее нет, как же теперь с понятием слабости соединить понятие силы? Как предположить, что широта и ясность взгляда, сдержанность, самостоятельность – плоды цивилизации давней и крепкой, должны быть достоянием народа нецивилизованного? С другой стороны, в жизни народов мы знаем известные периоды, в которые они проводят известное начало, живут им, подчиняются ему вполне; наступает другое время на очереди, становится новое начало, и народ предается ему; новое начало начинает господствовать за счет старого, обнаруживается обыкновенно сильная вражда к последнему, отрицание того, что было при его господстве, дурные отзывы о времени этого господства; народы в этом отношении не любят, не могут работать двум господам: если одного возлюбят, другого непременно возненавидят. Здесь возможна только злая борьба между двумя началами: старым и новым, борьба, необходимо раздражающая, ведущая к увеличению крайности.

Несовременные обороты речи

явственно тронулся на новый – очевидно начал новый путь;

ибо здесь было – потому что;

которым надобно было подражать – которым необходимо было подражать;

то разумеем громадную силу – то имеем в виду громадную силу;

если одного возлюбят – если одного полюбят.

Слова и словосочетания характерные для исторической речи

второй половине XVII века;

после многовекового движения;

страшному перевороту;

европейскими народами;

цивилизации;

исторических явлений;

известные периоды;

жизни народов.

Публицистический стиль – передача общественно значимой информации с одновременным воздействием на читателя, слушателя, убеждающим его в чем-то, внушение ему определенных идей, взглядов, побуждение его к определенным поступкам действиям. Для данного текста характерна логичность, образность, эмоциональность, оценочность, призывность и соответствующие языковые средства.